СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ДЕТЕЙ С ОСЛАБЛЕННЫМ ЗДОРОВЬЕМ: ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ - Студенческий научный форум

XIII Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум - 2021

СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ДЕТЕЙ С ОСЛАБЛЕННЫМ ЗДОРОВЬЕМ: ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ

Имярекова С.С. 1
1ФГБОУ ВО «Ивановский государственный университет», Шуйский филиал
 Комментарии
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Численность часто болеющих и физически ослабленных детей среди дошкольников и младших школьников увеличивается с каждым годом. Трудно оспаривать тот факт, что такие дети нуждаются в поддержке не только медицинской, но и в большей степени педагогической и психологической. Причем это должна быть не разовая помощь, а именно систематическая поддержка.

В качестве основных следствий частой заболеваемости, которые вытекают из нерегулярности посещения ребенком детского сада или школы, можно выделить следующие:

во-первых, эпизодичность общения со сверстниками, хроническое отсутствие ребенка в классе приводят к тому, что о нем просто забывают. В связи с этим возникают сложности в формировании социальных навыков и происходит закрепление таких черт характера, как замкнутость, скованность, раздражительность, обидчивость и т.п.;

во-вторых, частые болезни ребенка вынуждают мать оставаться дома и ухаживать за ним. Таким образом, жизнь ребенка замыкается внутри семьи, а общение ограничивается общением с матерью.

При работе с такими детьми в психолого-педагогической литературе можно встретить такую рекомендацию, как «Давайте ребенку больше положительных эмоций». И действительно, родители, иногда на подсознательном уровне, видя у своего ребенка сложности в формировании социальных навыков, делают попытки социализировать своего ребенка, отдавая его в различные кружки, секции, театральные и вокальные студии, где ребенок может выбрать себе занятие по душе.

И вот на этом этапе очень часто родители сталкиваются с проблемой – нежеланием руководителей различных студий, хоровых секций, вокальных коллективов и т.д. работать с такими детьми.

Возьмем в качестве примера наш город Шуя. У нас много прославленных коллективов, в которых занимаются дети.

Народный ансамбль песни и танца «Калинушка» – это яркий самобытный коллектив. Уровень коллектива достаточно высок. Его называют визитной карточкой города, ансамбль занимается на базе МАУК «КДЦ «Исток».

Студия бального танца «Вояж». Студия набирает детей с 7-8 лет. Ребята проходят 5-летнее обучение.

Хореографическое и вокальное отделение МАУ ДО «Детская школа искусств».

Можно еще назвать различные творческие платные школы и студии: «Княжна», «Омега-Дэнс», «Фиеста».

Так вот, если проанализировать опыт нашего небольшого города, то можно проследить такую тенденцию: практически во все танцевальные коллективы попадают дети с хорошими внешними данными, достаточно спортивные, но уж никак не со склонностью к ожирению; в вокальный коллектив – дети и с хорошими вокальными (врожденными), и с хорошими внешними данными. Т.е. НЕ ВСЕ желающие. Идет определенный отбор. Если же ребенок не подходит под некие стереотипные рамки, установленные преподавателем, выделяется из общей массы особенностями психического или физического развития, то, к сожалению, такого ребенка родителям очень трудно записать в студию. Поэтому и развиваться в рамках дополнительного образования, получая положительные эмоции, он просто не может.

Я понимаю педагогов, которые стараются взять себе в коллектив перспективных детей: с ними легче заниматься, т.к. дети все схватывают «на лету» в силу своей природной предрасположенности к таким занятиям, а соответственно быстрее достигаются высокие результаты – и это уже определенный статус коллектива, бонусы. Примерно то же самое и с внешними данными.

Но встает вопрос: а что делать с детьми, которые никоим образом не попадают под эти рамки?

В этом году, уже в качестве педагога, я столкнулась сама с ребенком, у которого мир вращается только вокруг мамы. Причина весьма распространенная: хроническое заболевание с детства. Вся жизнь протекает по замкнутому кругу: дом – больница. А в промежутке – немного школы. В школе безразличие одноклассников и их насмешки. Дети часто бывают жестокими. И вот уже этот ребенок просто не отпускает от себя маму.

Странности у этой девочки были заметны сразу, при появлении ее на первом занятии, но поначалу выглядели как стеснительность, зажатость. Она стояла рядом с мамой, словно к ней приклеенная. Мама пояснила, что ее дочка учится во втором классе, но из-за болезней много пропускает, контакта с одноклассниками нет. Семья неполная, поэтому связь между ней и дочкой очень сильная. При этом я видела у мамы в глазах тревожность, я не оговорилась, именно тревожность, а не тревогу. Ребенок же стоял спокойно и безучастно слушал нас.

Начались занятия, маме пришлось уйти (в целях эпидемиологической безопасности детей сейчас не разрешено родителям присутствовать на занятиях). И вот здесь мне представилась возможность почувствовать всю сложность занятий с таким ребенком.

Ситуация осложнилась и тем, что наша студия народного вокала из 10 ребят 7-9 лет только в сентябре этого года начала свое существование. Поэтому о сложившемся коллективе речи идти не могла.

Что же происходило на занятиях? Первоначально объяснить задания этому ребенку было неимоверно трудно. Например, надо встать по стойке «смирно», пятки вместе, носки врозь. Ребенок встает прямо, ноги вместе, смотрят вбок. Еще раз объясняю, показываю сама, показываю на других детей – результат тот же. Потом все-таки шепчет, что ей «так удобно».

Ребенок не мог сосредоточиться на какой-либо деятельности. Если все остальные ребята распевались, она могла спокойно встать и уйти в уголок. Сядет одна, ни к кому не подходит. Спрашиваю у нее что-то, может не ответить (не услышать или не среагировать). Начать говорить «не в тему».

Кроме этого девочка не могла просто стоять и слушать, выполнять задания, ей надо было дотронуться до соседа: до лица, руки, прижаться. Все это сопровождалось чрезмерной суетливостью, подвижностью и жестикуляцией. Она совсем не умела разговаривать с другими детьми, участвовать в диалоге, не могла их и слушать. А когда уставала или надоедали занятия, запросто встала и просила позвать маму.

Когда девочка заболела и временно перестала посещать занятия, у меня появилась возможность спокойно поразмыслить над сложившейся ситуацией, почитать и проанализировать дополнительную литературу, сделать первые выводы.

Честно говоря, они были неутешительные: я оказалась морально не готова к такой ситуации. Я пришла работать педагогом по вокалу, готова была учить детей петь, развивать их. Как любое творчество, пение играет значимую роль в развитии, как музыкальном, так и личностном. Свои задачи я видела не только в развитии вокальных данных, но и обогащении духовной, эстетической и нравственной сторон личности, я уверена, что вокальное воспитание способствует развитию умственных способностей, оказывает благоприятное влияние на физическое развитие детей. Правильная поза способствует равномерному и более глубокому дыханию, развивая координацию голоса и слуха, улучшает детскую речь. Пение с движениями формирует хорошую осанку, координирует ходьбу.

В данном же случае я столкнулась с тем, что, как педагог должна была выполнять двоякую роль: не только учителя по вокалу, но и психолога. Необходимо было исправлять ситуацию.

Начала я с того, что объяснила детям, почему девочка так себя ведет. Да, она немножко отличается от всех, но она такая же замечательная. Мы ведь все с особенностями. Кто-то полный, кто-то худой, кто-то подвижный, кто-то медлительный. Она обычный ребенок, просто она чувствует себя с незнакомыми людьми неуютно. Ей нужно больше времени, чтобы понять, что не только рядом с мамой она в безопасности, как правильно общаться и много других вещей. А пока она всего этого не поймет, ей одиноко и страшно, и необходима наша помощь для того, чтобы она стала уверенней в себе и счастливой в нашем коллективе. Дети выслушали очень спокойно. Они ведь умники, а в таком возрасте еще и удивительно добрые.

Не могу сказать, что все изменилось в одно мгновение, после того как девочка снова приступила к занятиям. Но мы были уже готовы к встречей с ней. Я видела, что детям не очень приятно, когда девочка нервно сжимала и разжимала руки, жестикулировала, пыталась до них дотронуться, но… вместо смеха – помощь. Я же не могла следить только за ней, я вела занятия. Так вот дети, которые стояли рядом, сдерживали ее, показывали, как и что надо делать, а главное не отпрыгивали от нее, как от ненормальной.

Вторым шагом стали индивидуальные занятия. И я рада, что мама доверилась мне и позволила ребенку заниматься дополнительно. На занятиях мы начали с того, что выявили пробелы и стали догонять группу индивидуально. Методом постоянных повторений и разборов, мы выучили распевки, тексты песен, скороговорки. В группе она тоже стала более раскованно держать себя, и когда пела, даже открывала шире рот.

Я радовалась успехам. А потом на целый месяц занятия перешли в дистанционный режим. К сожалению, условий заниматься дистанционно у этой девочки не было. С тревогой ждала очных занятий. Но первое же занятие показало, что волновалась я зря.

Дети встретились вновь, начались занятия. Все привыкли к ее необычности, поправляли, помогали и никаких насмешек. Бывает все: по прежнему частенько говорит мне «Ты» вместо «Вы», быстро устает и просится к маме, на сцене жестикулирует (вот хочу дать в руку платочек, чтобы махала им), бывает, замыкается. Но главное, что приходит на занятия, не бросает их, значит, нравится. Мы вместе всего полгода, будем работать дальше!

В завершении хочется сказать следующее. Все дети с рождения наделены разными возможностями. Порой ограничения накладывает сама природа, порой – жизнь. Но это не говорит о том, что у детей с ослабленным здоровьем должно быть меньше шансов стать счастливыми. Да, у них могут наблюдаться эмоциональные и поведенческие расстройства. Неуверенность в себе, крайняя скованность, заторможенность (гиподинамия) – у одних детей. Сильная расторможенность, разбалансирование, нарушение координации движений – у других. Такие дети возбудимы, эмоционально неустойчивы и плаксивы. Они особо нуждаются в индивидуальном подходе, тщательном наблюдении и анализе. Конечно, с ними намного сложнее, чем с одаренными, открытыми, любознательными… Но ведь и у нас (за малым исключением) не школы «олимпийского резерва», а попросту кружки, секции, студии. Почему же закрываются их двери для детей, которые не смогли пройти определенный отбор?

Дети с ослабленным здоровьем могут победить многие недуги, если им протянуть руку помощи. И неважно, что эти дети всё делают не так чётко и ритмично, как их более здоровые ровесники. Но несмотря ни на что они рисуют, поют и играют. Они получают от этого радость и удовольствие и дарят радость окружающим, своим близким.

Просмотров работы: 1564