РОЖДЕСТВЕНСКИЙ СЮЖЕТ В ОРАТОРИИ ИЛАРИОНА (АЛФЕЕВА) - Студенческий научный форум

VIII Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум - 2016

РОЖДЕСТВЕНСКИЙ СЮЖЕТ В ОРАТОРИИ ИЛАРИОНА (АЛФЕЕВА)

 Комментарии
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

В рождественский сюжет входят следующие события: Благовещение, Рождество Христово и Сретение. Они очерчивают наиболее знаковые события: весть, само рождение и ликование о спасении человечества воплотившимся Богом. О событии Рождества Христова писали евангелисты Матфей и Лука. Их параллельные повествования дополняют друг друга, создавая полный рассказ о воплощении Бога.

Ни одно из видов искусства не обошло вниманием этот поистине переломный момент в истории. Пожалуй, нигде тема Рождества Христова не дала такой богатой традиции, как в живописи.

Изображения того или иного праздника, как правило, связано с возникновением устойчивым каноном, порядком празднования [1]. В VI веке сначала в Римской Церкви, а к концу века и на Востоке Рождество Христово выделяется в отдельное торжество из общего празднования, посвящённого Богоявлению1.

Самые ранние изображения Рождества Христова встречаются в катакомбах и на каменных саркофагах (в технике рельефа). Исследователи утверждают, что в катакомбных изображениях были довольно распространены изображения Девы с Младенцем, часто встречается сцена поклонения волхвов.

Сложно назвать хотя бы одного художника, кто так или иначе не касался бы темы Рождества в своём творчестве: А. Орканья, Джотто, Леонардо да Винчи, СандроБотичелли, Пьеро делла Франческа, Тинторетто и многие другие. И единственный художник, который изобразил сцену «Переписи населения», с которой начинается рождественская глава Евангелия от Луки (Лк. 2:1), которой нет в иконописи – Питер Брейгель Старший – «Перепись в Вифлееме» (Возрождение, XVI в.).

Русская иконография Рождества берёт своё начало в Византии.

В иконописи существуют свои особые законы изображения Священной истории. В иконах предпочиталось не выделять отдельные сюжеты, так как для художника не важен временной отрезок, происходящих событий, будь то – явление звезды, само Рождество, явление ангелов пастухам, шествие волхвов. Иконописец может соединять все эти события в одной иконе.

В статье «Рождество Христово в христианском искусстве» Е Литвяк отмечает, что «классическое византийское иконописное изображение Рождества Христова включает в себя три зрительных плана (яруса) – верх – «небо», центр – «соединение неба и земли», и низ – «землю»» [3].

Среди наиболее известных русских художников, освещавших эту тему в своём творчестве, можно назвать Андрея Рублёва, Александра Иванова, автора всемирно известного полотна «Явление Христа народу», Илью Репина («Рождество Христово»), Виктора Васнецова и Михаила Нестерова, работы Григория Гагарина и других.

В художественной литературе о рождении Христа написано множество опусов и в разных жанрах – это рассказ Фёдора Достоевского «Мальчик у Христа на ёлке», рассказ А. Куприна «Тапёр», повести Николая Лескова «Запечатлённый ангел» и «Христос в гостях у мужика», рассказы для детей «Лёля и Минька» М. Зощенко, а также «Ночь перед Рождеством» Н.В. Гоголя. Рождественский сюжет также находит отражение в русской поэзии: Бориса Пастернака («Рождественская звезда»), Владимира Соловьёва («Ночь на Рождество»), Александра Солодовникова («Рождество»), Александра Блока («Сочельник в лесу»), Афанасия Фета («Ночь тиха»), Ивана Бунина («Бегство в Египет»), Владимира Набокова («Евангелие Иакова, гл. 18»), Иосифа Бродского («Рождественская звезда») и др.

В музыке история рождественского сюжета насчитывает несколько веков, имеет богатую традицию в разных странах. Как известно, в музыкальном произведении канонический текст может быть использован по-разному: в одном случае он не подлежит каким-либо изменениям, в другом случае подлежит некоторой обработке, а в отдельных случаях – и включение авторского слова, других текстов. Работа с «первичной моделью» у каждого автора индивидуальна – композитор интерпретирует текст в соответствии с представлениями о его сущностных характеристиках.

Рождественский сюжет в творчестве современных композиторов также находит художественное воплощение. Как пишет Е. Попова, «канонический текст функционирует в произведениях внелитургического жанра как начальное ядро, импульс, для создания особой жанровой формы» [4]2.

Подобная задача стояла и перед митрополитом Иларионом (Алфеевым) при создании либретто «Рождественской оратории». Композитор опирается на канонические тексты: «Я делаю все от начала до конца сам. Инструментовку от первой до последней ноты делаю самостоятельно. И даже расставляю штрихи для струнных (обычно этим занимаются концертмейстеры оркестровых партий). Либретто тоже пишу сам, вернее, составляю из литургических текстов, которые иногда приходиться адаптировать, чтобы они ложились на определенный ритм» [2: курсив мой – А.К.]

Развитие сюжета в оратории заключено в слове Евангелиста. Его откровения – есть подробный рассказ о рождестве. Сравнивая с полным последованием событий, следует назвать те, которые находят отражение в «Рождественской оратории» митрополита Илариона (Алфеева):

Рождественский сюжет

в Библии

«Рождественская

оратория». Евангелист

Поэтические мотивы

Благая весть архангела Гавриила Деве Марии (Лк. 1:26-35, 38)

Ч. I № 4, Лк. 1:26-35, 38

Мотив Благовещения

Рождение Иисуса Христа (Лк. 2:1-7; Мф. 1:25)

Ч. I № 6, Мф. 1:18-23

Мотив веры Иосифа и мотив наречения

Ч. I № 8, Лк. 2:1, 3-7

Мотив рождения

Посещение новорождённого пастухами в ту же ночь (Лк. 2:8-20)

Ч. I № 10, Лк. 2:8-14

Мотив ангельской радости

Ч. I № 12, Лк. 2:15-20

Мотив веры пастухов

Обрезание Иисуса на восьмой день (Лк. 2:21)

Ч. II № 15, Лк. 2:21-22, 25-32

Мотив наречения и мотив радости Симеона

Иисус принесён в Иерусалимский храм, «чтобы предстать пред Господа» после сорока дней очищения (Лк. 2:22-38)

Ч. II № 17, Лк. 2:33-38

Мотив предсказания Симеона

Визит мудрецов с Востока (Мф. 2:1-12)

Ч. II № 19, Мф. 2:1-6

Мотив гнева Ирода

Ч. II № 21, Мф. 2:7-12

Мотив поклонения волхвов

Побег в Египет (Мф. 2:13-15)

Ч. II № 23, Мф. 2:13-18

Мотив бегства святого семейства и мотив гнева Ирода

Убиение младенцев мужского пола по приказу Ирода (Мф. 2:16-18)

Возвращение в Назарет (Мф. 2:19-23; Лк. 2:39)

Ч. II № 25, Мф. 2:19-23

Мотив возвращения в Назарет

Рассмотрим движение рождественского сюжета «Рождественской оратории» в словах Евангелиста с целью выявления поэтических мотивов.

Первое Евангельское чтение (№ 4) исполняется под аккомпанемент солирующей флейты и повествует о Благовещении (Лк. 1:26-35, 38). В тексте речь идёт о том, что архангел Гавриил был послан в Назарет, чтобы известить Марию о Её предстоящем чудесном зачатии. Тем самым мотив Благовещения свидетельствует о наступлении Нового времени – когда каждый имеет право на спасение. Гавриил предсказывает и то, что Иисус будет велик, наречётся «Сыном Божиим», и добавляет, что Бог даст ему престол Давида3.

На словах «Радуйся, Благодатная» вступает флейта. Мелодия спокойная, благоговейно направляющая человеческое сознание к Богу. В целом мелодический рисунок строится как варьирование терцовой попевки в тональности a-moll4 с гибкой сменой ритма: 7/4, 25/8, 8/4, 7/4, 8/4, 4/4, 7/4, 8/4, 6/4, 4/4. В плавном мелодическом движении выделяются две кульминации, в которых возникает VI↑(fis) ступень, что усиливает выразительность слов и подчёркивает главный смысл повествования: в первой – «и даст Ему Господь престол Давида», обозначающая приход в мир «Царя Царей»; во второй – «се, Раба Господня; да будет Мне по слову Твоему». Последняя раскрывает важный смысл происходящего, т.к. без согласия пречистой Девы, без Её смиренного принятия воли Божией не могло произойти предсказанного обетования. Вторая кульминация – на самым высоком звуке « – приходится на окончание номера и совпадает с религиозно-философским и эмоциональным подъёмом чувств верующих.

С этого восторженного состоянием начинается рождественский сюжет.

Будучи обручена с Иосифом и при этом, являясь беременной не от него, Мария находилась в очень сложной ситуации. Реакция Иосифа была чрезвычайно важна, о чём сказано в Евангелии от Матфея 1:18-25, текст которого становится основой № 6 в оратории.

В данном фрагменте выделяется мотив веры Иосифа. Он повествует о том, как Бог через Ангела помогает принять в важное решение Иосифу5, о последующей судьбе Марии и Ребёнка. Хотя с точки зрения генеалогии они и были идеальной семьёй для рождения Мессии как потомки царя Давида, этого не произошло бы, если один из них или оба не смогли поверить Богу.

Важным в данном фрагменте рождественского сюжета является мотив наречения. По пророчеству Исайи о рождении девой сына, чудесного Младенца назовут Эммануилом6, причём не родители, а народы, населяющие Землю.

Следующим в евангельском слове – № 8 – описывается не менее важное событие, предшествующее Рождеству Христову: как святое семейство оказалось в Вифлееме7 (Лк. 2:1, 3-7).

В слове Евангелиста содержится мотив о рождении Христа в городе Вифлееме во время переписи «по всей земле». Поэтому из-за скопления людей Первенец Марии появляется на свет в хлеву, а не в гостинице и кладётся в ясли. Тем самым акцентируется также мотив лишений с момента прихода Сына Божьего на землю.

Первыми же, кого Бог известил о рождении Своего Сына, были простые пастухи, о чём говорится в следующем евангельском повествовании – № 10 «Рождественской оратории» (Лк. 2:8-14). В тексте возникает мотив возвещения великой радости – рождения Спасителя. Ангелом Господним даётся знак, по которому пастухи найдут Божественное Дитя.

Мотив славления Ангелом чуда рождения усилен голосами и «многочисленного воинсва небесного», и человеческими. Возникает картина всеобщего ликования – мира ангелов и людей.

Пастухи, поверив услышанному, захотели как можно скорее оказаться поближе к чудному Младенцу. Евангелист в № 12 (Лк. 2:15-20) «Рождественской оратории» возвещает:

Когда Ангелы отошли от них на небо, пастухи сказали друг другу: пойдём в Вифлеем и посмотрим, что там случилось, о чём возвестил нам Господь. И, поспешив, пришли и нашли Марию и Иосифа, и Младенца, лежащего в яслех. Увидев же, рассказали о том, что было возвещено им о Младенце Сем. И все слышавшие дивились тому, что рассказывали им пастухи. А Мария сохраняла все слова сии, слагая в сердце Своём. И возвратились пастухи, славя и хваля Бога за всё то, что слышали и видели, как им сказано было.

В данном фрагменте рождественского сюжета важными оказываются мотив рассказа всем об удивительном явлении ангелов на поле, и, как в предыдущем номере кульминацией становится мотив славления Бога, что вызвало всеобщее изумление.

Повествование, которым начинается II часть оратории (№ 15, Лк. 2:21-22, 25-32) о принесении Младенца Иисуса в храм, для исполнения законов Моисея, открывает два поэтических мотиванаречения Младенца и ликующий, отпущения старца Симеона:

В храме, при принесении Богоматерью на сороковой день, выкупа и жертвы, находился благочестивый старец Симеон, ожидавший Утешения Израилева8. Узнав в Младенце обещанного Мессию, старец Симеон берёт Его на руки и высказывает радость, что наконец-то он увидел Славу народа Израилева, Свет для просвещения язычников и Спасение для всех народов, – что наконец-то Владыка-Бог отпускает его с миром (т.е. душевным покоем) из этой временной жизни в лучшую, вечную.

В № 17 (Лк. 2:33-38) Евангелист повествует о пророчестве старца Симеона, возникает поэтический мотив предсказания Симеона. Он видит озлобление иудеев против посланного для спасения их Мессии; видит скорбящую Мать, стоящую у Креста с душой, как бы пронзённой оружием:

В словах Симеона содержится не только радость, возвещённая Ангелом о рождении чудесного Младенца, но скорбь, ибо Его приход станет «предметом пререканий». Мотив предсказания обращён здесь к Марии, а также Анне пророчице, которая, увидев Богомладенца, «славила и говорила о Нём всем».

Из следующего Евангельского повествования № 19 (Мф. 2:1-6) становится известным, что возвращение святого семейства в Назарет последовало после поклонения волхвов в Вифлееме.

Возникающий здесь мотив тревоги Ирода вносит в рождественский сюжет напряжение, по сути, конфликт между действующим царём Израиля, и Младенцем, которому надлежало стать Царём Царей – небес и земли.

В № 21 завершается долгий путь волхвов следовавших за звездой. В данном эпизоде выделяются три поэтических мотива: звезды, поклонения волхвов и принесениядаров Богомладенцу.

Религиоведы отмечают, что дары, которые волхвы принесли Младенцу, имеют большое символическое значение, показывающие, что родившийся Младенец Иисус есть и Царь, и Бог, и Человек: золото – символ самого дорогого, что есть на земле и символизирующее царское господство (дань); ладан – как часть ритуального действа в храме (его используют при богослужении) – дар Богу; и смирну – как дар Человеку, который должен умереть (умерших натирали благовонными маслами).

В следующем № 23 «Рождественской оратории» Евангелист повествует о бегстве святого семейства в Египет от гнева царя Ирода (Мф. 2:13-18). Выделяются е три поэтических мотива – сна Иосифа, бегства и мотив гнева царя Ирода. При этом главным является мотив гнева, а остальные – реакция на него.

Ангел Господень является во сне Иосифу – что происходит уже второй раз (в первый раз Ангел тоже явился Иосифу во сне и сказал ему о будущем рождении Иисуса) и говорит, что семье необходимо бежать в Египет из-за гнева Ирода.

В случае с личностью Ирода наблюдается парадокс. Ирод – царь, но почему он встревожился при встрече с волхвами? Он становится мнительным и подозрительным и для того чтобы решить проблему, возникшую в связи с пророчеством, необходимо избавиться от человека, связанного с этой проблемой.

Рождественский сюжет в оратории завершается № 25, описывающим возвращение святого семейства в землю Израилеву (Мф. 2:19-23). Здесь выделяются мотивы сна и возвращения в Назарет.

Итак, в «Рождественской» оратории Илариона (Алфеева) отражены все основные события тех далёких лет, когда на Землю пришел Мессия. Между музыкальными номерами (арии, хор, инструментальные фуги) Евангелист произносит строки и Евангилие от Матфея и от Луки, что вносит в партитуру повествовательную линию драматургию – рассказ. Тогда как собственной музыкальный номера передают аффекты радости, скорби и благоговения при отражении чудесных событий Рождества.

Литература
  1. Архимандрит Матфей Эортология и богословие рождества Христова / Журнал Московской Патриархии, № 1, 1985.

  2. Иларион. Алфеев. www.pravmir.ru.

  3. Литвяк Е. Рождество Христово в христианском искусстве // элект. рес. http://www.pravmir.ru/

  4. Попова Е. Духовная музыка отечественных композиторов: поэтика «жанровых форм» (конец XX–начало XXI вв.): Автореф. … канд. искусствоведения. М., 2002.

1 В ранней Церкви существовало празднование Эпифании (Богоявления), посвящённое сразу двум событиям: Воплощению и Крещению.

2 Под особой жанровой формой подразумеваются музыкальные произведения, созданные на основе литургических текстов, но не исполняемых в храме, предназначенных для концертной практики. Таковы духовные сочинения П.И. Чайковского и С.В. Рахманинова – «Литургия Ионна Златоуста», «Всенощная».

3 Это последнее утверждение означает следующее. Иисус был потомком, наследником царя Давида. Истинность этого утверждения подтверждается двумя генеалогиями Иисуса, данными в Евангелии от Матфея 1:1-17 и от Луки 3:23-38. Первая из них отсылает к предполагаемому отцу Иисуса, Иосифу и показывает, что он был прямым потомком царя Давида. Кроме этого, и поскольку Иисус на самом деле не был сыном Иосифа, Он имел физическое отношение к династии Давида через свою мать, Марию. Этот факт называется в родословной, которая дана в Евангелии от Луки.

4 Данная попевка становится тематическим источником для следующего хора «С нами Бог».

5 По еврейским законам, в такой ситуации, муж мог выбрать два варианта развития событий: первый – смерть (Второзаконие 22:13-21); и второй, если бы он решил не обнародовать дело, а разобраться частным образом, он мог бы написать разводное письмо и отпустить жену от себя (Второзаконие 24:1).

6 Имя Эммануил означает с нами Бог, а имя Иисус – Спаситель.

7 По закону Моисееву (Лев. 12, 2-8) на восьмой день после рождения совершалось обрезание Младенца и наречение имени.

8 Так как явление Мессии должно было принести народу еврейскому утешение, то принято было и Самого Мессию называть Утешением; вот почему про Симеона сказано, что он был чающий, т.е. ожидающий Утешения Израилева.

9

Просмотров работы: 769