НАУЧНЫЙ МЕТОД И ПРИНЦИПЫ НАУЧНОГО ЗНАНИЯ. ИХ ОТЛИЧИЕ ОТ ПСЕВДОНАУЧНОГО МИФОТВОРЧЕСТВА. - Студенческий научный форум

V Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум - 2013

НАУЧНЫЙ МЕТОД И ПРИНЦИПЫ НАУЧНОГО ЗНАНИЯ. ИХ ОТЛИЧИЕ ОТ ПСЕВДОНАУЧНОГО МИФОТВОРЧЕСТВА.

Ваулин Д.Е. 1
1Московский государственный областной гуманитарный институт
 Комментарии
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF
Актуальность темы.

Сегодня, в XXI веке сложно найти такую область человеческой деятельности и такую сферу человеческой жизни, которая не пользовалась бы многочисленными плодами науки. В наибольшей степени это касается естественных наук и полученных в их рамках знаний. Множество технических приспособлений и средств, используемых в самых разных отраслях деятельности, современная энергетика, средства коммуникации, лекарства, биотехнологии и многое другое стало для нас привычным и повседневным. Это позволило кардинальным образом изменить человеческую жизнь, избавить людей от тяжелого изнуряющего труда для своего выживания, миллионы людей спасает от холода, голода, болезней и, в конечном счете – от смерти1.

При таком успехе, как собственно в получении новых фундаментальных знаний о мире, так и в области применения этих знаний людьми, казалось бы, наука может быть спокойна за свой завтрашний день, утопая в лаврах. Однако, это совсем не так. Последние же десятилетия не только внушают тревогу за будущее отечественной науки, но и науки во всем мире, и даже за развитие человеческого общества: ведь назад, в пещеры, можно вернуться и с карманными компьютерами2.

Характерной особенностью современности является уже не прямое противостояние науке со стороны светских и религиозных властей, как это не раз случалось. (Такое противостояние приобретало в разные времена различные формы, включая совершенно драматические. При этом страдающей стороной неизменно выступала наука, а вместе с ней — и общественный прогресс3). Что же сегодня угрожает научному поиску и чем нам это грозит?

Паразитирование на авторитете науки, преследование мошеннических интересов под прикрытием научности расцвели именно в наше время, принося обществу огромный вред. Предпринимаются попытки дискредитации научного знания, опровержения научно установленных фактов и замены их на «жареные» открытия новоявленных кудесников, пропагандируемые в широких массах. Массы же не обладают необходимыми знаниями предмета, но обладают при этом значительным легковерием. Наша страна, к сожалению, подвержена подобным тенденциям в очень большой степени.4

Потери от подобных действий достаточно масштабны, они оборачиваются миллионными тратами для государства и общества, отставанием в технологиях и даже человеческими жертвами. Так, на нашумевший государственный проект «Чистая вода» было выделено 20 млрд. годового бюджета5. Использовались в проекте фильтры скандально известного псевдоученого Петрика В.И., с заявленными «чудесными» свойствами. В результате использования этих фильтров, которые «полностью исключают возможность попадания в очищенную воду болезнетворных микроорганизмов» в ноябре 2008 года в Новгородской области была зафиксирована вспышка эпидемии серозного менингита в детских дошкольных и образовательных учреждениях с 19 (!!!) летальными исходами. Воду просто перестали кипятить!Таких примеров можно приводить очень и очень много.

При наблюдающейся активизации мистицизма, лженаук и всевозможных знахарских центров просто необходимо уметь отличать научную истину от псевдонаучных мифов. Важным критерием такого отличия является научный метод, который присущ науке и только ей. Понимание принципов научной деятельности и критериев истинности в науке является надежным заслоном и для людей с наукой связанных, и для далекого от науки обывателя, защищает от шарлатанства и позволяет избежать многих научных ошибок1.

В значительной мере на выбор темы для данного реферата повлияло соображение, что преподаватель (и школьный учитель в частности) призваны воспитывать людей, которые будут производить новые знания в будущем. При этом представляется невозможной такая деятельность без понимания основ научного метода.

1. Научный метод.

1. Критерии научного знания.

1.1.a. Критерии, отличающие научное знание. На протяжении веков человечество накопило огромный багаж самых разнообразных по своему характеру знаний. Кроме знаний научных в багаже человеческой цивилизации имеются и знания обыденные, религиозные, мифологические, художественные. Научное же знание призвано представлять нам объективную картину мира, не зависящую от наших чувств, характера и прочих особенностей субъективного восприятия. Иные виды знаний не имеют такой задачи. В связи с этим возникает вопрос о критериях, по которым можно отделить научное знание от остальных его видов. Иными словами, о критериях, позволяющих различать объективную картину явлений и событий окружающего мира от персонифицированных чувств.

Таких критериев ряд авторов называет четыре2:

  • системность знания,

  • наличие отработанного механизма получения новых знаний,

  • теоретичность знания,

  • рациональность знания.

Пятым важным критерием, который необходимо добавить в этот список является критерий Поппера3 или принципиальная фальсифицируемость научного знания.

Системность научного знания подразумевает его целостность и структурированность. При этом система обладает не просто внутренним единством, но и приобретает отличающие ее от простой суммы фактов свойства. Так биология до определенного момента была лишь описательной наукой, накапливающей факты. С появлением эволюционной теории накопленные факты не только объяснялись, но и оказались логически взаимосвязаны, кроме того возникшая система биологических знаний получила предсказательную силу.

В систему научного знания включаются аксиомы, исходные принципы, экспериментальный и наблюдательный опыт, знания, полученные из них логическим путем, математический аппарат, рекомендации по методологии. Простой набор неупорядоченных, хаотических но при этом верных знаний наукой не станет.

Второй из критериев, наличие отработанного механизма получения новых знаний, при кажущейся искусственности является тем не менее важным. Это в первую очередь связано с тем, что наука – это не только определенная область знаний, это также деятельность по получению научного знания. Последнее подразумевает как методику получения практических и теоретических знаний, так и существование научного сообщества, то есть людей, занимающихся исследованиями, различные координационные структуры, научные организации, осуществляющие контроль1, наличие соответствующих материалов, технологий и средств фиксации научных данных. Это говорит о том, что наука появляется только тогда, когда существуют объективные условия для ее развития, получения научных данных. Как пример можно привести возникновение протозоологии с изобретением Антони ван Левенгуком микроскопа. Науке также свойственна преемственность.

Теоретичность науки предполагает поиск истины ради самой истины, при этом исключается практический интерес. Наука может быть создана только теми, кто насквозь пропитан стремлением к истине и пониманию.2 Невозможно представить себе науку, направленную только на решение практических задач. В основе науки лежат всегда теоретические исследования, чистый интерес или реализация человеческого стремления к познанию. Только на этой основе при наличии достаточной технической базы проводятся прикладные исследования и создаются технологии. Строго говоря, некоторые научные знания были и у алхимиков, однако алхимия не подозревала чистого научного интереса и в науку не превратилась.

Четвертым критерием является рациональность. Рациональность – категория философская. В основе ее лежит признание существования общих принципов устройства мира, универсальных законов природы, а также (и вследствие этого) принципиальная познаваемость этих законов. Основой познания и действия людей в рационализме является разум.3

Интересно отметить, что единство законов природы влечет за собой тесную связь их между собой. Это порождает удивительную стройность и красоту научного описания явлений и свойств материи. Законы самых разных областей науки находятся в полном согласии между собой и вытекают один из другого. Более того, в понятийном аппарате науки такие законы (как правило) описываются в виде математически красивых формул. Проблеск прекрасного в точном естествознании позволяет распознать великую взаимосвязь явлений еще до детального понимания, до того, как она может быть рационально доказана. 4

Справедливости ради стоит добавить, что рациональный научный подход иногда отождествляется с детерминизмом Ньютоновской физики.5 Однако, это совсем не одно и то же. Рационализм не подразумевает жесткого следования из одного события другого. Принципиальная познаваемость мира при этом остается, но предсказание событий становится статистическим. Впервые проблема была затронута сторонником детерминизма Лапласом6 в мысленном эксперименте о разуме, учитывающем все движения во Вселенной и потому знающим будущее. Квантовая неопределенность или принцип Гейзенберга, являясь фундаментальным законом материи, опровергли возможность существования «Демона Лапласа». При этом и принцип Вернера Гейзенберга является рациональным: наблюдение события не изменяет самого события в принципе.

Критерий Поппера или фальсифицируемость научного знания заключается в том, что любое научное утверждение может быть опровергнуто научным же методом в принципе. Связано это с тем, что научные теории содержат универсальные утверждения, а число экспериментов всегда конечно. Таким образом, невозможно исключить на все 100% случай, который бы опровергал общепринятую теорию. Бесконечно приближаться к этому – возможно, достигнуть – нет.

Возможно также множество утверждений, которые не могут быть ни подтверждены, ни опровергнуты. Они не составляют научное знание, да и вообще отношения к науке не имеют. "Только та теория научна, которую можно опровергнуть".1Такими ненаучными утверждениями можно назвать концепцию деистического бога или утверждение о существовании цивилизации чебурашек где-то за пределами нашей Вселенной.

* * *

1.1.б. Естественные науки.Естественные науки представляют собой систему наук о природе и окружающем мире, взятую в их взаимной связи как единое целое2. Задачей естественных наук является объективное описание явлений и процессов, происходящих с нами и вокруг нас, поэтому для них характерно строгое и обязательное следование критериям научного знания. Только следуя этим критериям естествознание может достичь своей цели, описать и объяснить исследуемый объект, оставаясь при этом в наименьшей степени зависимыми от общественно-исторических факторов, вне течения времени, описать не только качественно, но и количественно характеристики объекта или явление. К базовым естественным наукам относят астрономию, биологию, географию, геологию, физику и химию.

В соответствии с целями естественнонаучное знание обладает некоторыми важными особенностями: обусловленность практикой, воспроизводимость результатов (верификация); этапность, определяющаяся в достижении поставленных задач лишь при достижении определенной ступени развития науки; преемственность идей, преемственность в развитии теорий, методов и взаимосвязь всего познания природы; периодическая революционная смена научных парадигм, связанная с определением границ применимости ранее открытых законов и выработкой более общих, а также расширением сферы научных объектов; взаимодействие естественных наук как при общем для них объекте, так и при применении методов одной науки к предмету другой.

Перечисленные особенности не применимы к социальным и гуманитарным наукам, предмет которых не столько сам объект, сколько отношение человека к этому объекту. При этом на фоне успеха естественнонаучного познания, имеющего и прикладное значение, часто гуманитарные науки считают «ненаучными»: «все науки делятся на две группы: физика и коллекционирование марок»3. Согласиться с этим нельзя. Гуманитарные науки научны до той границы, которая и определяется критериями научного знания. Более того, естественные науки оказывают влияние на развитие гуманитарных и общественных наук через методологические приемы, перенимаемые ими, через общемировоззренческие представления. В последнее время все чаще наблюдается вторжение естественных наук в область объектов, ранее безраздельно принадлежавших наукам гуманитарным4.

Тем не менее, словом «наука» в обыденном понимании, как и в тексте реферата, обозначаются именно естественные науки.

1.2. Наука как инструмент познания.

1.2.a. Что такое знание и что такое наука. Наука как инструмент познания обеспечивает получение новых, ранее неизвестных знаний. Знание - проверенный практикой и удостоверенный логикой результат познания действительности, отраженный в сознании человека в виде представлений, понятий, суждений и теорий. Из логической непротиворечивости и соответствия полученных теоретических выкладок результатам экспериментов или наблюдений вытекает объективность полученного знания, его независимость от конкретного человека. Такие свойства знания позволяют использовать его для практики. Это своего рода гарантия (хоть и не 100%-ная, но близкая к 100%), что при соблюдении определенных действий мы получим заранее определенный результат (например, фототаксис у эвгленид заданного направления при соответствующем освещении).

Наука – интеллектуальная деятельность, направленная на получение и применение новых знаний. Здесь важно отметить одну важную особенность, отличающую науку: она основана на фактах и теориях, а не на авторитетах и мнениях. Наука обезличена, и как только ученый создает некую научную теорию – она начинает существовать самостоятельно, вне его авторитета и воли. Научная теория – основной продукт научного метода, базирующийся на фактах и (чаще всего) других теориях. В свою очередь, новая теория будет фундаментом для дальнейших знаний, так проявляется глобальная преемственность в науке.

1.2.б. Гипотеза и научная теория. В общем случае теория – удостоверенная логикой модель в виде понятий, допущений, утверждений и выводов. Но при этом мы можем иметь дело и с не проверенной моделью, то есть гипотезой. Гипотеза уже непротиворечива, но еще не подтверждена опытом. Она является зачатком будущей научной теории и либо будет подтверждена и станет таковой, либо будет опровергнута и отброшена.

Для подтверждения гипотезы и ее трансформации в научную теорию она должна удовлетворять некоторым требованиям1:

  1. удостоверяться логикой и быть внутренне непротиворечивой,

  2. объяснять подавляющее большинство фактов в области, для которой она разработана,

  3. позволять проверку повторяющимся экспериментом или множественными наблюдениями,

  4. либо поглощать предыдущие научные теории в своей области (то есть включать их как частный случай), либо давать более точные предсказания, чем отвергаемая старая теория,

  5. (важно!) должна обладать предсказательной силой, предсказывать еще не известные науке факты, заранее результаты нового эксперимента и подобное.

Если естественнонаучная теория не соответствует данным требованиям – она вне науки.

1.2.в. Научный метод в действии. В науке постоянно происходит генерация гипотез на основе новых фактов и ранее созданных теорий. Из множества гипотез методом исключения появляются новые научные теории. Этот процесс и является сутью научного метода.

Чем больше будет получено новых фактов – тем больше наше знание о предмете и тем точнее можно сформулировать гипотезу, уменьшив количество допущений и аксиом. В дальнейшем это позволяет провести более полную экспериментальную верификацию теории, ставить более изощренный эксперимент и т. д. При совпадении результатов опытной проверки с результатами предполагаемыми с той точностью, которая не ставит гипотезу под сомнение – возможно ожидать появления новой научной теории. На этом этапе полученные данные, как правило, публикуются в научных изданиях. Это позволяет провести эксперименты другим людям и проверить результаты независимо от создателей теории, что является страховкой всего научного сообщества от ошибок.

Научный метод делает науку самообновляющейся и саморегулируемой системой знаний. Старые теории трансформируются или отмирают и замещаются более точными. Например: теория эволюции уже не представлена в том варианте, который опубликовал Ч. Дарвин в «Происхождении видов»1. В течение 150 лет она много раз уточнялась, тем самым развиваясь в современную версию СТЭ2.

Стоит подчеркнуть значимое следствие из вышесказанного: опровержение любой научной теории может произойти только тогда, когда разработана новая, более точная, научная теория.

2. Science freaks3

2.1. Наука и обыденное сознание.

2.1.а. Импринтинг. Наука и обыденное сознание не всегда согласуются друг с другом. Хорошей иллюстрацией этого служит высказывание Ричарда Феймана4: «Если вы думаете, что понимаете квантовую механику, значит вы ее не понимаете». Все дело в том, что человек как биологическое существо создан для трехмерного мира средних размеров и ограниченных скоростей, это касается также и человеческого сознания. Это сознание эффективно служило бы человеку для ориентации, поиска пищи, защиты от хищников, но… он покинул отведенную ему нишу в африканской саванне. В микро- и макромирах, многомерных пространствах и других сферах, в которые вторгается наш разум, он уже не способен на восприятие явлений, и нам остается только логическая связь и ассоциативное представление. Вот почему часто научные факты противоречат тому, что мы воспринимаем обыденным сознанием.

Например, порядок диаметра атома 10-8 , а атомного ядра 10-13 , то есть меньше в 100 000 раз! Но это означает, что материя практически пуста, в воспринимаемом мной мне только 0, 00001 часть физического меня, и я – сложная система химических микроконвертеров – даже хожу практически ни по чему! Причем, учитывая скорость биогенной миграции атомов, меня физически уже давно и нет, т. к. во мне не осталось ни одного атома от того существа, которым я был, скажем, 10 лет назад.

Большее количество информации человек получает не рациональным и логическим путем, а методом запечатления или импринтингом5. Импринтинг в психологии - это практически неизгладимые образы, впечатления, совокупность убеждений, не основанные на логике, свойственен как животным, так и человеку. Особенно характерно импринтное научение для детей (так, например, они обучаются родному языку), в период, когда человек получает основную массу знаний о мире. Понятно, что такое знание не относится к категории «научного».

Импринтинг – очень важный механизм для человека, но он имеет и свои недостатки. Во-первых, при таком способе научения логическая связь не присутствует, то есть причина и следствие совершенно не очевидны, и цепь событий необходимо воспринимается нами как единое целое, потому что приняв следствие за причину можно жестоко поплатиться6. Во-вторых, запечатленные образы начинают играть ведущую роль в специфических поведенческих реакциях, в которых действия определяются совсем не разумом.

Если «картинка» для запечатления достаточно яркая или человек находится в условиях смены убеждений, стрессовой ситуации импринтинг срабатывает в любом возрасте. При этом формирующиеся убеждения никак не будут связаны с реальностью, они не основаны на логике и доказательствах. И камни начинают обладать чудодейственной силой, а многие люди бодро шагают за тем, кто громче трубит о своей панацее, вспомнить, хотя бы рекламу чудодейственных лекарств...

Что можно противопоставить такому крайне опасному положению дел, кроме разума?

2.1.б. Рационально-логическое познание. Рациональное, основанное на логических взаимосвязях исследование мира лишено подобных уязвимостей. При этом разумное изучение явлений и предметов, тем более основанное на научном методе – процесс гораздо более затратный и трудоемкий, чем импринтинг.

Несмотря на то, что рациональное познание мира дает надежду на правильное понимание явлений природы, и уж как минимум верное установление взаимосвязи между объектами и событиями, оно не становится востребованным широкими массами именно в силу своей трудоемкости. Люди с радостью будут пользоваться новыми лекарствами и при этом выступать за запрещение молекулярных биотехнологий1, благодаря которым эти лекарства и были получены. Они просто не видят связи! Такому положению дел способствует ряд причин. Необходимость многих лет обучения предшествующим научным достижениям дополняется невозможностью стать специалистом во всем, чего достигла человеческая цивилизация настолько, чтобы иметь собственные, проверенные опытом знания, дающие уверенность в их использовании. О многих вещах человек имеет лишь сведения, полученные от других и, без собственной уверенности, - может только верить или не верить им. Естественно, это должна быть вера рациональная, основанная на результатах, однако широкие массы, не имеющие представления о науке не способны оценить такую рациональность и ту степень, до которой их вера должна заходить.

Повысить уровень рационального восприятия обществом окружающего мира и кардинально изменить ситуацию в пользу здравого смысла можно пропагандой научного подхода, популяризацией науки, улучшением естественнонаучного образования. Человек не рождается с рациональным разумом и знаниями, но приобрести он их может. Человеку, которому недоступны методы научного познания, каким бы умным он ни был, ни за что не устоять перед сладкоголосым пением сирен псевдонауки.2

Здесь и выявляется задача учителя или преподавателя дать другим понимание научного метода и научить отличать научное знание от остальных. Например, в области биологии в настоящее время выявляется, к сожалению, непонимание значительным числом людей причин выбора той или иной теории, основ построения гипотез, да и зачастую наблюдается простое игнорирование выверенных фактов.

Например, часто встречающиеся поверья в реальность телекинеза, телепатии и подобного опровергаются как физиологией и практикой, так и противоречат нашим знаниям о работе нейрона, а также современным физическим данным о существующих силах взаимодействия.

2.2. Реникса.3

Множество людей верят во всевозможные чудеса, астрологию, магию, ясновидение, телепатию и прочие вещи не подтверждающиеся практикой и явно не соответствующие критериям научности, то есть являющиеся псевдонаучными. И если чаще всего это происходит от необразованности, то иногда встречаются и люди, которые имеют необходимое профильное образование, но тем не менее отвергающие и годы учебы, и свои знания, и весь накопленный человечеством опыт. Почему это происходит?

Прежде всего, образование еще не гарантирует научной грамотности. Некоторые исследования были проведены в Германии, где выяснилось, что только треть будущих учителей биологии (студентов-выпускников) смогла удовлетворительно ответить на базовые вопросы о механизмах биологической эволюции. Исследования были спровоцированы ростом креационизма в Европе. Неожиданный вывод этого исследования: наилучшим предиктором креационистских взглядов среди будущих учителей является не религиозность, как можно было бы ожидать, а общее непонимание основ науки и методологии научного познания. Иными словами, людей толкает к креационизму не столько религия, сколько базовая научная безграмотность1.

У некоторых людей наблюдается склонность к мистике, которая по-видимому связана с процессами закрепления детских впечатлений и импринтированием. На эту тему проводилось соответствующее исследование в Йельском университете2, в результате которого выяснилась склонность детей к вере в то, что все в природе существует потому, что это кому-то нужно. Такое явление психики получило название «неупорядоченной телеологии» (promiscuous teleology). Авторы исследования объясняют это так: «…человеческий мозг изначально развивался именно как приспособление для решения практических задач, для целеполагания и придумывания путей достижения цели. Самые насущные задачи для высших приматов, и людей в том числе, всегда были связаны с общественными отношениями, например, с борьбой за положение в общественной иерархии. Для решения этих задач необходима способность понять мотивы поступков своих соплеменников, способность, которая изначально строилась на рефлексии, на суждении о других «по себе»3.

Некоторые склонности к вере в паранаучные глупости определяются и воспитанием в специфической культурной среде. Легко импринтируются общепринятые «истины»: так, вера, складывающаяся у детей в «микробов», и вера в то, что мусор на ночь нельзя выносить, совершенно одинаковы и остаются часто на всю жизнь.

Важной причиной жизнестойкости «рениксы» является стремление людей выйти за пределы обыденности, привычности, прочувствовать что-то новое, яркое, возбуждающее, интересное. Например, Б. Я. Пукшанский4 ссылался на психологический опрос студентов, где среди прочих был поставлен вопрос: «Верите ли вы в чудеса, происходящие в «сибирском квадрате»?» Никаких дополнительных сведений о таинственном «квадрате» не давалось и даже рекомендовалось тем, кто слышит о нём впервые, отвечать на вопрос отрицательно. И тем не менее 23% опрошенных ответили, что верят в эти самые чудеса. Между тем, «сибирский квадрат» – чистая выдумка организаторов опроса. Проведенное при его участии исследование среди студентов одного из технических университетов С.-Петербурга, показало, что 75% из них верят в астрологию, 63% - в магию, 71% - в «пришельцев», 64% - в «бермудский треугольник», 39% - в общение с духами и т.д. Более того, как сказали многие студенты, всё научное вызывает у них чувство скуки и раздражения.5

К сожалению, приходится констатировать и предсказуемую веру в экстрасенсов, целителей, различные чудо-лекарства и подобные вещи: люди болеют. Бороться же со всеми имеющимися болезнями современная медицина не может. Это дает хорошую почву для работы жуликов и шарлатанов, которые предлагают людям надежду, утверждая, что их метод или их лекарство является панацеей от всех бед. Способствует этому также падение доступности и уровня медицины. Да и в целом социальная и идеологическая ситуация в России, как и во многих других странах, оставляет желать лучшего, а это самая благоприятная почва для различных теорий мирового заговора, резидентного вмешательства инопланетян и подобного. В эту же компанию входит довольно распространенный миф о «заговоре ученых», которые в силу внутренней конъюнктуры не дают развиваться «новым революционным теориям», например, волновой генетике или торсионным полям. Конспирология процветает на рынке по причине того, что люди готовы верить и платить каждому, кто назовет виновника их бед.1 Истинных же причин люди предпочитают не замечать, особенно в тех случаях, когда изменить что-либо они не в состоянии.

Немалую роль играют в распространении суеверий и лженаучных глупостей СМИ и люди, стремящиеся к личному пиару. Они используют в своих целях главную психологическую особенность человека. Эта особенность - уверенность в собственной исключительности. Непреодолимое желание рассматривать себя как нечто исключительное, а не как биологический объект, подчиняющийся законам природы.

При всем при этом авторитет науки в обществе сохраняется и он довольно высок. Но далеко не все понимают принципы и, главное, условие существования науки: если природу поставить несколько раз в одинаковые условия, то она должна откликнуться на тождественные ситуации одинаковым образом2. Если бы это было не так, и чудеса все же существовали, то и естественные науки просто были бы невозможны!

2.3. Лженаука и лжеученые.

Прежде всего, необходимо отграничить собственно паранаучные измышления от добросовестных заблуждений. От ошибок не застрахован никто. Эти ошибки бывают субъективными, проистекающими из неполного учета уже известного о предмете (а при стремительно возрастающем количестве знаний такие ошибки будут случаться все чаще), произошедшие от рутинных методических недочетов. Подобные ошибки ни в коей мере лженаукой не являются, будучи неизбежным злом, они исправляются самим научным сообществом. Бывают ошибки и объективные, связанные с недостаточным развитием знания о предмете, они также нивелируются самой наукой при выработке новых теорий и накоплении фактов. Так, например, теория теплорода не являлась лженаучной, она была частью научного знания, объясняла многие явления в химии и физике, но до тех пор, пока не была вытеснена молекулярно-кинетической теорией. Так, накопление знаний выявляют заблуждения науки и меняют теории на более обоснованные, но и отменить научно установленные факты новые теории не в силах. Патологические ошибки же лженауки связаны не с недостатком имеющихся знаний о предмете, а с игнорированием этих знаний.

Лженаука как феномен существует с самых истоков научного метода. Ее особенности – неприятие принципов научного познания мира, научной методологии. Лженаука никогда не занимается изучением частоты метилирования промотора гена, кодирующего какой-нибудь артикулин пелликулы эвгленид, нет, речь в ней всегда о «революциях». Никакой преемственностью лженаука не обладает, да и развитием тоже: напротив, спиритизм сменяется экстрасенсорным восприятием, являясь на деле одним и тем же.

При этом лжеученые непременно стремятся к публичности, к власти. Астрологи, экстрасенсы и новоявленные «учёные» других «профессий» все энергичнее пробиваются в Государственную думу, в силовые министерства, даже в окружение президента.3 Это и следует ожидать, ведь лженаука не ориентирована на познание мира и на научный результат. Ее цель – личный PR лжеученого, получение дохода мошенническим способом: либо продавая простодушным согражданам лечебные записи «геномных волн» как Гаряев П. П., либо получая финансирование от государства, как строитель генераторов торсионных полей Акимов А. Е.1 При этом лжеученые стараются всеми правдами и неправдами подчеркнуть свою научность, засвидетельствовать свой научный авторитет и использовать имеющееся доверие к науке. Конечно, собственно науке это приносит значительный вред. Такой вред усугубляется тем, что научное знание не обещает ни панацеи от всех болезней, ни прорыва к далеким мирам на следующей неделе, наука процесс трудоемкий и поступательный. И вся соль в том, что наука — это поиски правды, истины, а антинаука — ложь, самоуспокоение ложью, да ещё притом коммерчески очень выгодное. 2Лженаука охотно дает людям то, что они хотели бы услышать, складывается ситуация «сам обманываться рад». Но ложь не приносит результата, а обыденное сознание вину за это склонно возлагать на науку, ведь и Гаряев, и Петрик, и Акимов, и прочие – «академики»!

Наука и образование, являющиеся важным аспектом развития современного общества должны быть защищены от наносимого распространением лженауки вреда. В первую очередь – наука должна быть ограничена от политического и идеологического давления, истинные знания о мире никак не могут зависеть от чьих-то идейных убеждений. Стоит вспомнить тот вред, который в недавнем прошлом был принесен отечественной генетике политически конъюнктурной «лысенковщиной». Именно по этой причине лженаука никак не должна быть преследуема государством или иными вненаучными институтами. Мы ведь не предлагаем как-то преследовать лжеученых, пока они не приносят явного вреда. А так пусть себе доказывают, что дважды два равно пяти и тому подобное. Пусть, однако, они делают это не за казенный счет и не на страницах газет или экранах телевизоров. 3

Целесообразно для предотвращения общественного вреда проведение научных экспертиз любых проектов, которые основаны на использовании новых, неизвестных науке законов природы. Особенно это касается программ и работ, финансируемых из бюджета.

Необходимо создание механизма противостоящего засилью в СМИ лженаучных публикаций и псевдонаучных измышлений. Должен быть выработан внутренний «кодекс чести» для всего сообщества научных журналистов. Важным представляется и возникновение структур, осуществляющих наблюдение за псевдонаучными публикациями, имеющими возможность для их гласного опровержения и предупреждения подобных проявлений.

Огромную роль приобретает и государственная поддержка при издании научно-популярных книг, создании телепередач научно-популярной направленности, большее внимание начальному естественнонаучному образованию, в том числе и внешкольному.

Вопрос образования, как и пропаганды науки, по моему мнению, здесь играет первостепенную роль. Ситуация такова, что мы, как общество и как государство, должны обучать всех, кого только можно и кто только имеет желание получать научные знания. И задействовать для этого максимально возможное количество людей, способных передать естественнонаучные знания. Главная же роль в формировании мировоззрения по-прежнему остается за школьным учителем. Именно ему, и в особенности учителю-естественнику, надлежит не только показать человеку мир в свете научного знания, но и научить использовать это знание в жизни.

2.4. Религии «самолетопоклонников».4

На островах Папуа - Новой Гвинеи, Фиджи, Вануату распространены подобные религии. Особое распространение они получили после II мировой войны. Племена, исповедующие «самолетопоклонничество» из кокосовых пальм и соломы строят точные копии взлётно-посадочных полос, аэропортов и радиовышек. Члены культа строят их, веря в то, что эти постройки привлекут транспортные самолёты (которые считаются посланниками духов), заполненные грузом. Верующие регулярно проводят строевые учения и некое подобие военных маршей, используя ветки вместо винтовок и рисуя на теле ордена и надписи «USA». Ночью посадочные полосы обозначаются кострами. У них имеются и священники-«диспетчеры», которые сидят в специальных будках с наушниками из деревяшек на голове. По форме эти люди делают все правильно, но самолеты с тушенкой и одеждой не прилетают…

Абсолютно такой же эффект имеют и некоторые «науки», где формальное применение тех или иных методологий без понимания соответствующих процессов не несет и результата. Иногда их называют метанаукой2. Для подобных наук характерно либо не полное соответствие научному методу, особенно в части верификации результатов, либо попытки применить его к предмету, не входящему в сферу науки.

Почему при огромном количестве экономистов и таком же экономических теорий нет ни одного внятного рецепта, как избежать финансовых кризисов? Почему при плодящихся в геометрической прогрессии методиках обучения дети учатся все меньше и неохотней? Почему теории не работают? Не должны ли мы по-настоящему разобраться с неознахарскими методами?

Всем подобным направлениям свойственно преувеличенное стремление к наукообразности, использовании научной терминологии, но не принципов естественнонаучного познания. К этому добавляется недопустимая идеологизация науки. Например: «Наследственность есть эффект концентрирования воздействий условий внешней среды, ассимилированных организмами в ряде предшествующих поколений»3. Как пишет Леглер В. А.: «Сегодня никто не может понять смысла этих фраз»4. А вчера могли?

Подобный замечательный пример: На конференции был один социолог, который написал работу, чтобы её прочитали все мы — он написал её предварительно. Я начал читать эту дьявольщину, и мои глаза просто полезли из орбит: я ни черта не мог в ней понять! Я подумал, что причина в том, что я не прочёл ни одной книги из предложенного списка. Меня не отпускало это неприятное ощущение «своей неадекватности», до тех пор пока я, наконец, не сказал себе: «Я остановлюсь и прочитаю одно предложение медленно, чтобы понять, что, черт возьми, оно значит».

Итак, я остановился — наугад — и прочитал следующее предложение очень внимательно. Я сейчас не помню его точно, но это было что-то вроде: «Индивидуальный член социального общества часто получает информацию чрез визуальные, символические каналы». Я долго с ним мучился, но все-таки перевёл. Знаете что это означает? «Люди читают».

Затем я перешёл к следующему предложению и понял, что его я тоже могу перевести. Потом же это превратилось в пустое занятие: «Иногда люди читают; иногда люди слушают радио», — и т.д. Но все это было написано так замысловато, что сначала я даже не понял, но, когда, наконец, расшифровал, оказалось, что это полная бессмыслица.5

По моему мнению, мы должны четко уметь отличать наукообразность от собственно науки. Это и будет определяющим в том, что должно преподаваться под видом науки, а что – нет, если, конечно, не стоит цель ввести в заблуждение учащегося. И самый главный критерий здесь – самолеты должны приземляться.

3. Наука и религия.

3.1. Научный метод и религиозные воззрения.

3.1.а. Союз или конфронтация? Взаимоотношения науки и религии можно рассматривать в различных областях. Это могут быть области их отношений как социальных институтов или как мировоззрений.

В целом отношения между религиозными институтами и научным сообществом должны рассматриваться с позиции политики, что выходит за рамки данного реферата. Однако, некоторые моменты таких их взаимоотношений важны и для рассмотрения вопроса о научном подходе к познанию мира. Оправданна ли конфронтация между наукой и религией как институтами в современном обществе? Полагаю, да. И вызвана она (как и данный раздел реферата) претензиями церкви на мир науки, подобные введению преподавания теологии в светских ВУЗах и внесению теологии как специальности в номенклатуру ВАК в нашей стране1. Сами по себе такие действия вызывают некое недоумение: религиозные организации имеют собственные системы внутренних иерархий. Кроме того, для естественных наук не так уж и принципиально, какое научное звание имеет тот или иной человек, главное чтобы его исследования были актуальны и укладывались в рамки науки. Научные звания при этом – это фактически признание прошлых заслуг, они никак не увеличивают ценность текущей научной деятельности человека, являясь лишь своеобразным «рейтингом доверия». В этой связи не вижу никаких иных причин для введения теологии в номенклатуру ВАК, кроме как попытку религии воспользоваться авторитетом науки.

Более внимательного рассмотрения требует соотнесение научного (то есть основанного на принципах и методах науки) и религиозного мировоззрений. Типов такого взаимодействия может быть четыре: конфликт; независимость; диалог и интеграция.2 В своей основе наука и религия – различные сферы духовной деятельности. Они не пересекаются, но при этом долгое время сосуществуют вместе. Наука дистанционировалась от религии довольно давно. Так религиозный мыслитель и философ Российского происхождения С. Л. Франк в начале ХХ века признавал, что «новая наука определена атеистическим сознанием и потому сосредоточена именно на тех сторонах мирового бытия или пытается уложить мировые явления в такие понятия, которые согласовались бы с этим атеистическим или, по крайней мере, скептическим сознанием», правда, полагая при этом, что наука от подобного скептицизма должна отказаться3. Конечно, никаким образом уложить явления ни в какие «понятия» наука не «пытается». Причина в том, что бритва Оккама4 по-прежнему остра.

Религии же (различных течений и конфессий) были вынуждены трансформировать некоторые свои постулаты под давлением научного знания. Например, позиция религии по естественнонаучным вопросам поступательно опровергалась научными данными: Земля принимает шарообразную форму, а виды животных происходят друг от друга, а не сотворяются все разом вместе с миром. Вместе с тем, ключевые вопросы религии далеки от объектов науки, поэтому научным методом нельзя ни подтвердить, ни опровергнуть религию вообще. Связано это с тем, что всегда можно сказать, что, к примеру, авторитет Библии не лежит в области предметного знания, а касается только вопросов веры или морали, можно прятать нестыковки с научным знанием в белые пятна науки, которые будут, вероятно, всегда. Абсолютно неуязвимой будет религия, не делающая никаких, кроме трансцендентальных, утверждений. Словами Б. Рассела: «Личная религия, не делающая утверждений, которые наука могла бы опровергнуть, спокойно существует и в научную эпоху».1

Описанное положение дел указывает на независимость научного и религиозного мировоззрений. Тем не менее, конфликт между ними происходит, чаще всего этот конфликт провоцируется разным подходом к вопросам социальной или общественной жизни. По мере вторжения науки в области человеческого внутреннего мира, полагаю, такие конфликты будут и в будущем. В большой степени они обусловлены тем, что наука, развиваясь интенсивными методами, то есть идя путем углубления знаний о явлениях природы, вместе с тем развивается и экстенсивно, расширяя сферу своих интересов в области еще недавно не являющиеся объектами науки, такой областью становится и духовный мир человека. Религия же имеет только экстенсивное развитие. Ничего не меняя в своих учениях, основные направления религий могут развиваться только путем приобретения новых адептов. Отказаться от этого для религии означает погибнуть. Духовный же мир людей долго был вотчиной, на которую претендовала лишь религия.

Существуют и внутренние фундаментальные противоречия науки и религии. Для науки критерием истины является практика, для религии – догматы. Например, для христианства – догматы древних иудеев, которые еще не знали о том, что солнце – это звезда, что небеса отнюдь не твердые, что существуют микробы, и прочее. Многие из этих противоречий находятся сейчас в практической сфере. Само наличие таких противоречий (наука называет возраст Земли в 4,5 млрд. лет, а согласно православию сейчас идет 7519 год от сотворения мира), когда истинным может быть только одно положение вещей, вместе с принципиально разными подходами к познанию, делают невозможным какую-либо интеграцию.

Здесь так же часто наблюдается желание некоторых людей одеть религиозную деятельность в плащ науки, как пример, современный религиозный апологет Осипов А.И., употребляющий выражения «религия как опытная наука», «научное богословие» и прочее2. Но наука оперирует только фактами! То есть тем, что имеет место вне самой науки. Ее задача установление значимых фактов, сопоставление фактов и теории, разработка теории.3 Говорить о научности без опоры на факт невозможно. «Научное богословие» же воспринимается не иначе как оксюморон4 именно в силу того, что предмет самого богословия никогда не был представлен как факт. Подобным же ярким явлением является креационизм5. Последний не является лженаукой в строгом смысле, в каком она определена выше, так как целиком базируется на авраамических учениях (встречался мне и «ведический креационизм», суть его отличается от «классического» крайне мало) и не содержит какой-либо внятной теории. Можно сказать, что креационизм – религиозное верование, прикрывшееся наукообразной оберткой.

В средние века при тотальном господстве религиозной философии и вплоть до зарождения современной науки в XVII –XVIII вв. знанию не отводилась первоочередная роль. Во главе угла оставались мистицизм и приобщение к потустороннему миру. Способом такого приобщения считались не знания, а вера (в том числе и формы чувственно-эмоциональной экзальтации, связывавшие человека с божественной первосущностью). И потому, например, Кассиодор глубоко уверен, что «не только неученые, но даже те, кто и читать не умеет, получают от Бога премудрость».1Конечно, подобную премудрость с научным знанием объединить трудно.

Для диалога науки и религии нужно, естественно, иметь общий предмет. А вот его-то и нет. Можно себе представить диалог между религиозными и научными организациями, людьми с научным и религиозным мировоззрением по самым разным поводам, от влияния в обществе до смысла жизни. А вот по поводу познания явлений мира – ну никак нельзя, так как миры их – различные объекты.

Иногда встречается утверждение, что вера человека в научные знания и религиозная вера ничем не отличаются и являются равноценными. Это, очевидно, не так. Слово «вера» очень растяжимо, ёмко, и вера атеиста и вера религиозного человека – это совершенно разные веры. Вера атеиста основана на знании, это вера в действительно существующее, в факты, в науку. Физик верит в закон сохранения энергии не потому, что так говорят и пишут, а потому, что справедливость этого закона твёрдо установлена бесчисленными опытами. Вообще вера в справедливость тех или иных научных утверждений всегда основана на фактах, опытах или наблюдениях2. Религиозная же вера основана на неких догматически постулируемых чудесах, например, описанных в Библии или Коране. Чудеса же – то, что не совместимо с научным знанием, не выдерживает научной проверки.

Итак, существует два мировоззрения: научное и религиозное. И если одно основано на материалистическом и рациональном исследовании природы, то второе претендует на объяснение буквально всего на основе непререкаемых догматов, которые требуется слепо принимать на веру. М.В. Ломоносов иронизировал, что легко философствовать «выуча наизусть три слова: “Бог так сотворил” – и сие дая в ответ вместо всех причин».

Религиозное и научное мировоззрение невозможно совместить в такой сфере, как познание мира. Более того, невозможно совместить и естественнонаучное просвещение с преподаванием какой-либо религии, тем более детям, не имеющим в силу возраста развитого критического мышления.

3.1.б. Истоки мистицизма в картине мира. При этом не видится никакой необходимости в искоренении веры в процессе преподавания, как это практиковалось, например, в СССР3. (Тем более, что это осуществляется всегда подменой религии на другую, пусть даже и не теистическую). Существенным здесь является то, что происхождение мистицизма и религиозной веры, по-видимому, закономерно.

Поиск естественнонаучных объяснений одного из самых загадочных аспектов человеческой культуры в последнее время привлекает всё большее внимание ученых. И не смотря на то, что изучение религиозности научными методами проводится относительно короткое время, некоторые интересные результаты уже есть. Суть их в том, что особенности человеческого мышления, имеющие адаптивное значение и развивавшиеся эволюционно, делают людей очень восприимчивыми к различным религиозным идеям. При этом сами идеи могут быть как традиционными, так и весьма маргинальными и отличающимися от общепринятых религий, полезными и нет, и в разной степени рациональными1.

Близкую идею высказывал и Ричард Докинз, сравнивая проявление религиозности с ошибкой врожденной программы мотылька, заставляющей его лететь в пламя свечи: «Религиозное поведение может оказаться злополучным, досадным побочным продуктом некой более глубинной, нижележащей психологической особенности, которая является или являлась в прошлом действительно ценной для выживания. Эта особенность, поддержанная естественным отбором у наших предков, сама по себе не есть религия; у нее имеется какая-то другая ценность для выживания, и только при определенных обстоятельствах она проявляется в виде религиозных верований»2. Ссылается он при этом на исследования ряда антропологов и этологов: Роберта Хайнда, Паскаля Бойера, Скотта Этрана.

Как бы ни обстояло дело, но мы имеем сегодня веские основания утверждать, что религиозная вера не насаждается изначально ни чьим-то умыслом, ни является случайной. Строго говоря – религиозная вера является нормальным состоянием психики человека. Поэтому научный метод всегда будет соседствовать с верой иррациональной, либо какой-либо формой религиозной экзальтации, в том числе и в научном мировоззрении, чем-то подобным «космизму» Эйнштейна3.

3.2. Принципиальные отличия религиозной веры и науки.

3.2.а. Религия в свете научных критериев. Очевидно, что подобные отличия проистекают не только из неких критериев, характерных для науки или религий, но и из самих объектов этих областей познания.

Наука, как уже отмечалось, имеет дело лишь с фактами: все объекты и их взаимодействия, составляющие научный интерес должны быть наличными. Это означает, что они должны быть либо наблюдаемы непосредственно, либо проявлять себя устойчивым влиянием на другие объекты или явления. Поэтому объекты науки всегда можно продемонстрировать, описать и индивидуализировать. Физиология садовых гномов не может быть научной дисциплиной до тех пор, пока мы не покажем хоть одного садового гнома в наличии. Для религии это совсем не так. Теология, как часть религии, существует, при этом не заботясь хоть о какой-то определенности своего объекта.

Религиозная и научная картина мира формируются по-разному. Важным отличием, относящимся к критериям научного знания, является фальсифицируемость утверждений. Научные предсказания проверяемы и в связи с этим связаны с неким риском быть подобной проверкой опровергнутыми. При этом сами утверждения несут ценность в самих себе – они-то и являются научным знанием или гипотезами, то есть составляют часть научного знания. Религия не фальсифицируема в принципе, будь то теистическая или внетеистическая. Само ее изначальное утверждение не определено строго, не имеет значения какое оно: трансцендентный бог или коммунизм. При этом в достаточно проработанной религии может содержаться множество опровергаемых утверждений, которые однако не играют существенного значения для центральной догмы. Более того, сколько бы они не опровергались научными данными, они все равно будут считаться верными, как шестоднев или всемирный потоп. Происходит подобное от нефальсифицируемости центральной догмы: «Есть ли что трудное для Господа?»4

Рациональность научного знания, один из фундаментальных критериев науки, строго определяет как принципиальную познаваемость мира, так и единство его законов и их непреложное действие. В действительности, если бы это было не так, то наука не имела бы основы для своего существования. Выражаясь обыденным языком: либо должны существовать чудеса, либо наука. Религии же (возможно, исключая разновидности деизма и пантеизма) содержат в себе указания на некие чудеса.

Здесь следует отметить, что не смотря на то, что наш практический опыт всегда подтверждал рациональность окружающего мира, логическим путем обосновать это нельзя. Таким образом принцип рациональности – это все же вопрос веры. Если считать мир подчиненным неким законам природы, которые мы можем познать, то мы придем к науке. До момента написания этих строк подобный выбор окупался с торицей плодами научного знания, и нет никаких оснований полагать, что завтра будет иначе. Между тем возможно и отрицание рациональности мира, которое одновременно дает реальность чудес и вообще любые мифические явления. Математик Феликс Хаусдорф выразил это знаменитой фразой: «Если дважды два равно пяти, то существуют ведьмы»1. Принципиальная возможность нерациональности дает любые чудеса, в том числе и религиозные. Мы теперь находимся в сфере мифологии, можно ни в чем себе не отказывать.2 То, что мы с какими-либо чудесами не столкнулись в развитии науки, всегда можно списать на конечность нашего знания, или наоборот – объявить чудесами явления, наукой не познанные.

Кроме того, необходимо отличать критерий научной рациональности от апологетики религиозной, которая постулирует защиту и обоснование религиозной веры рациональными средствами, но не рациональность самого мира.

Системность знания, как и механизм получения нового знания есть и у религии. Конечно, они сильно отличны от научных критериев. Так система религиозных знаний основывается на неких мифических построениях, основывающихся на священных книгах, преданиях и т. д. Система, например, православного богословия - набор различных богословских дисциплин (отрасли богословия), каждая из которых излагает различные стороны вероучения и культа. Таким образом, если научная системность знания основана на принципе расширения уже известных данных и непротиворечии ранее установленным научным фактам, то для религии основой системности служит некоторая центральная догма, вокруг которой все и строится. Источниками богословия православного являются Священное Писание (Библия) и Священное Предание (традиция понимания Священного Текста), а также её определенное мировоззрение и мистический опыт.3 Как следствие из этого, не существует какой-либо единой религиозной системы, они строго конфессиональны.4 Вторым следствием являются многочисленные противоречия между богословами даже одной концессии.

Механизм получения религиозного знания это не только трактовка священных текстов и традиции такой трактовки, это еще и мистический опыт. «…Религиозное переживание удостоверяет человека в реальности иного, Божественного мира не тем, что доказывает его существование... но тем, что... ему его показывает. На подлинно религиозный путь вступил лишь тот человек, который реально на своей жизненной дороге встретился с Божеством, кого настигло Оно, на кого излилось превозмогающей Своей силой. Жизнь святых, подвижников, пророков, основателей религий и живые памятники религии: письменность, культ, обычай... - вот что, наряду с личным опытом каждого, вернее вводит в познание в области религии, нежели отвлеченное о ней философствование».5 Собственно говоря, исходя из такого механизма получения знания ни о какой объективности речи не идет. Опыт всегда субъективен. Даже научное наблюдение природы или эксперимента было бы субъективным без методологии, включающей верификацию и проверку следствий из возможных гипотез. Подобных же недостатков должен бы быть лишен и язык познания. Вместо спора о том, полон ли наполовину стакан или наполовину пуст, следует указать, что половину объема его занимает вода.

Теоретичность может быть присуща религии, равно как и науке. Несложно представить, например, изучение теологии атеистом «из чистого любопытства».

3.2.б. Выбор мировоззрения. «С кем Вы?..»1- такой вопрос возникает, когда встает вопрос о выборе между религиозным мировоззрением и научным. Если речь идет о познании окружающего мира, то несомненно, что вооружиться можно лишь чем-то одним. Наука отличается от религии как общими принципами, так и критериями истинности. Более того, науке присущ «методологический атеизм», как это определил митрополит Волоколамский Иларион2. Но должен ли человек обязательно пользоваться каким-либо определенным мировоззрением в повседневной жизни? Должен ли он следовать неким гласным или негласным предписаниям во всех аспектах своей жизни? По-видимому, это не является обязательным и никаким образом не разрушает человеческую личность. Личность — это не структура ролей, а человек, жизнь которого не сводится к исполнению заданных ролей.3

Религия и наука являются феноменами человеческого общества. Применение религиозных доктрин в науке науку уничтожит, то же самое грозит и религии, если к ней применить научный подход. Однако, при всем этом уже длительное время они соседствуют в умах людей. И в наше время часто научные и религиозные представления уживаются в голове одного и того же человека. В прошлом же при всеобщем религиозном воспитании и жизни в религиозных традициях такое явление имело массовый характер.

3.3. Во что верят «верующие» ученые.

Иногда совместимость науки и веры пытаются доказать аргументацией о существовании ученых, верящих в бога4. Такие, конечно, были и есть. Тот же Михаил Васильевич Ломоносов в какого-то бога верил, несмотря на его открытую конфронтацию с православными клириками. Луи Пастер5 говорил с некоторой усмешкой над собой, что отличается «слепой верой бретонской бабы», но при этом опроверг зарождение жизни одномоментно, как тогда говорили «божьим духом». Как видим, эти примеры говорят о том, что вышеназванные ученые никак веру со своей научной деятельностью не связывали.

Есть замечательная особенность человеческой психики: мы способны отыгрывать множество социальных ролей, как-то: начальника, подчиненного, отца и другие. При этом человек меняет свое поведение, образ мышления поразительно естественным образом. В случае веры ученых, занимавшихся естествознанием, мы, по-видимому, сталкиваемся с этим явлением.

Научное мышление и вера в Бога совершенно несовместимы, если Бог привлекается в качестве “объяснения” каких-то процессов или явлений. Тут либо вера, либо наука. Поэтому занимаясь научной деятельностью, верующий, по сути дела, забывает о Боге, поступает так же, как атеист. Замечательно сказано об этом Айзеком Азимовым6:

Существует много ученых, которые веруют столь же истово, как и неученые. Тем не менее эти ученые - если они действительно компетентны и считают себя профессионалами - должны действовать словно бы на двух уровнях. Как бы сильно они ни верили в бога в повседневной жизни, при проведении научных экспериментов они не должны принимать существование бога в расчет. Верующие ученые никогда не смогут разобраться в сути какого-нибудь особенно загадочного явления, если будут списывать его на вмешательство бога, вдруг приостановившего действие законов природы1.

Во всех своих научных работах верующие ученые ни словом не упоминают бога, исключение составляют только метафорические упоминания.

Таким образом, аргумент, основанный на существовании верующих ученых, о совместимости науки и религиозной веры не говорит. Более того, он спекулятивен, являясь аргументом ad hominem,2 взывающим к своеобразной солидарности.

4. Будущее научного метода.

4.1. Важность объективного познания мира.

Многочисленные и всем видимые плоды научного знания вошли в жизнь современного человека настолько полно, что иного существования он себе представить уже не может. Назад в пещеры всерьез не захочет вернуться ни один здравомыслящий человек. Технологии нашей цивилизации, являясь важным продуктом научной деятельности, с очевидностью предъявляют нам пользу объективного познания мира. И тем не менее, то что видно сегодня – не всегда хорошо видно в будущем.

Различные проблемы перед нашей цивилизацией возникают постоянно, причем, по мере ее развития, проблемы приобретают все более глобальный характер. Это и продовольственный мировой кризис, проблема сохранения биоразнообразия, защита от стихийных явлений, истощение ресурсов и подобные. Все они требуют решения, такого, которое возможно лишь на основе объективного понимания процессов, происходящих в окружающем нас мире. И здесь нам может помочь только наука, как способ адекватного, истинного познания мира: его структуры, связей, принципов, законов. Интенсивное развитие науки и особенно фундаментальной науки – залог нашего существования. Перед людьми всегда будут возникать вопросы, решение которых возможно лишь в рамках научного познания. С защиты от холода и дождя человечество в своем развитии уже дошло до генетического улучшения сельскохозяйственных культур и борьбы с болезнями, до проблемы новых возобновляемых и экологических источников энергии. Что будет завтра? Разработка ресурсов других планет? Биологический терраморфинг? Какие фантастические задачи станут насущной необходимостью: ведь кода-то даже Солнце погаснет?! Этого сегодня определенно сказать нельзя, но можно быть уверенными, что путь для решения этих задач у нас есть уже сейчас и он называется «научный метод».

Есть и неявный продукт развития науки: это планомерное изменение мировоззрения человека. От мистического воззрения и стадной авторитарности до светского гуманизма и уважения к личности лежал долгий путь. Этот путь продолжается и сегодня через препоны монопольной информатизации общества крупным бизнесом и бюрократическими структурами. Постмодернистский синдром обернулся в СМИ стратегиями апелляции к деструктивным и тёмным сторонам человеческого существа, его способностям к насилию, агрессии, вероломству, брутальности, эгоизму, равнодушию, эскапизму...3Тем не менее, рациональная вера в неодолимость прогресса в области знания и технологии вселяет оптимизм. Разум сам по себе – очень мощный фактор развития человечества, и именно благодаря разуму люди в конечном итоге идут в сторону добра и взаимопонимания, а не туда, куда толкает грубая сила и власть. Поэтому остается надежда на то, что последние «священные» войны останутся в прошлом.

Увы, но ситуация в нашей стране в области науки и образования оставляет желать лучшего. Как бы то ни было, в недалёком будущем мы увидим плоды этого безумия и бесчестия. Для научно-образовательного сообщества важнее другое – искать и находить новые эффективные пути к разуму народа, обновлять формы и содержание Просвещения – этого великого Проекта, который всегда впереди и который является гарантией сохранения человеком своего человеческого облика.1

4.2. Ростки будущего науки.

4.2.а. Образование, как основа преемственности в науке. Самой мировой науке ничто не угрожает, однако серьезный вред от пропагандируемого мистицизма и паранауки есть. Бороться с этими явлениями можно и нужно, и прежде всего пропагандой научного знания. Важна подобная пропаганда и популяризация также и для обеспечения жизненно важного неотъемлемого свойства науки – преемственности.

Само научное знание было бы бесполезно, если бы оно не могло сохраняться и передаваться от одного поколения ученых к другому. Единственный способ для передачи знаний имеющийся у человека – обучение. Обучение важно и для формирования естественнонаучного мышления, рационализма и необходимых для науки скептицизма и тщательности подхода. При обучении у человека формируются взгляды, предпочтения и интересы. Их правильное формирование на ранних стадиях – так же залог дальнейшего развития наших знаний. Очевидно, обучаться всему на свете бесполезно, во-первых, большой объем накопленных знаний накладывает на область обучения свои ограничения, во-вторых, далеко не каждое знание является истиной, в-третьих, фрагментарность знания делает его малоприменимым. Именно поэтому наибольшую важность приобретает обучение детей школьного и даже более раннего возраста.

Отрадно, что значительная часть общества, понимая необходимость научного просвещения, не остается равнодушной. Создается добровольные объединения научных журналистов, прилагаются усилия сделать научное знание доступным широким слоям общества, укрепляется тенденция бойкота – пока ещё пассивного – телевидения, растет число инициатив в высшей школе, создаются некоммерческие центры научного просвещения и исследования, способствующие укреплению рационально-критического мышления и познавательных потребностей молодёжи. Существенное внимание должно быть обращено и на издание научно-популярной литературы, создание научно-популярных фильмов и передач. Распространению научных знаний должна способствовать и сеть internet, где уже получен некоторый положительный опыт благодаря активности некоторых пионеров-популяризаторов2 и создателей учебных сайтов, но где так же процветает и засилье глупостей, мистики и суеверий.

При этом не следует полагать, что все до одного человека должны заняться наукой. Нет, конечно, человеку нельзя приказать: будь любознателен. Да и интересы людей лежат в очень различных сферах нашей жизни. Искусство, философия, религия – все это так же закономерные элементы нашей цивилизации. Но мы не можем оставаться равнодушными, когда предпринимаются попытки подвергнуть сомнению научное Знание, вытравить из образования «материалистическое видение мира», подменить знания, накопленные наукой, верой. Не следует забывать, что провозглашенный государством курс на инновационное развитие может быть осуществлен лишь в том случае, если школы и вузы вооружат молодых людей знаниями, добытыми современной наукой. Никакой альтернативы этим знаниям не существует.3

Ситуация в нашей стране такова, что необходимо обеспечить максимальную доступность к естественнонаучным знаниям самым широким слоям общества, особенно детям. Учить надо всех, кто только желает учиться. И всем, кто только может учить. Иначе завтра учить будет и некого, и некому. Без этого невозможно представить науки и современного общества – новые ростки науки просто не взойдут и преемственность нарушится.

4.2.б. Главный критерий научности – честность.Главная цель науки сегодня, в прошлом и будущем – поиск истины. Истины, свободной от догм, авторитарности или мировоззренческих убеждений. Только такая истина будет объективной. Поэтому, мы должны исповедовать научную честность, как еще один негласный критерий науки. Таков наш долг перед будущими поколениями. Поэтому хотелось бы закончить словами Ричарда Фейнмана, произнесенными им перед выпускниками Калифорнийского технологического института в 1974 г.:

«То, что я собираюсь сообщить, мы никогда прямо не обсуждаем, но надеемся, что вы все вынесли это из школы: вся история научных исследований наводит на эту мысль. Поэтому стоит назвать ее сейчас со всей определенностью. Это научная честность, принцип научного мышления, соответствующий полнейшей честности, честности, доведенной до крайности. Например, если вы ставите эксперимент, вы должны сообщать обо всем, что, с вашей точки зрения, может сделать его несостоятельным. Сообщайте не только то, что подтверждает вашу правоту. Приведите все другие причины, которыми можно объяснить ваши результаты, все ваши сомнения, устраненные в ходе других экспериментов, и описания этих экспериментов, чтобы другие могли убедиться, что они действительно устранены...

Я хочу пожелать вам одной удачи - попасть в такое место, где вы сможете свободно исповедовать ту честность, о которой я говорил, и где ни необходимость упрочить свое положение в организации, ни соображения финансовой поддержки - ничто не заставит вас поступиться этой честностью. Да будет у вас эта свобода».1

Заключение.

Познание мира – одна из лучших функций, доступная человеку. На вопрос «Познаваем ли мир?» можно ответить по-разному. Я полагаю, что познаваем, но, увы, не нами. Перед каждым человеком идущим по пути познания встает бесконечность. Доказать принципиальную познаваемость мира научным методом нельзя, а другие просто не следует принимать во внимание, иначе я буду противоречить себе. Отнесем ответ на данный вопрос к области веры. Но рациональной веры. Так я считаю. Пусть непознанное будет таковым лишь временно, является непрерывным стимулом для продуктивной деятельности постоянно обновляющегося научного общества1.

В познавательной деятельности любой человек получает различные знания, и не все они относятся к области научных знаний. Но лишь в той области, где можно применить научные методы познания и научный подход мы можем рассчитывать на объективность нашего понимания. И если мы заблуждаемся в научном поиске – то это означает, что нужно просто искать дальше, и ошибки и заблуждения сами станут очевидными. Это дает нам надежду на постоянное движение вперед. И на то, что картина мира рисуется правильно.

Такой картиной может быть как башня из стоящих друг на друге черепах, несущих на себе плоскую Землю, так и теория суперструн. Обе они являются теориями Вселенной, но вторая значительно математичнее и точнее первой. Ни одна из этих теорий не подтверждена наблюдениями: никто никогда не видел гигантскую черепаху с нашей Землей на спине, но ведь и суперструну никто никогда не видел2. Собственно, о том, почему надо выбирать ту или иную картину и о критериях такого выбора сам реферат.

Это не просто философская тема – это вопрос практического выбора. Чему мы отдадим свою жизнь – лжи или хотя бы поиску истины? И как нам удовлетворить свой врожденный поисковый инстинкт не потеряв при этом реальность? Ведь хотим мы или не хотим того, осознанно или нет, но каждый из нас сталкивается с миром и познает его. Может быть, если бы люди больше знали о научном методе и о том, что такое наука, было бы меньше почитателей Блаватской3, меньше недействующих лекарств и меньше «астрологических наук». И наша жизнь была бы разумней и лучше.

Список литературы.

  1. Садохин А. П. Концепции современного естествознания. Учебник.; 2-е изд., перераб. и доп. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2006.

  2. «Эйнштейн о религии» Сост. Д. Субботин и М. Сахарова.; М.: Альпина нон-фикшн, 2010 г.

  3. Философия: Энциклопедический словарь. — М.: Гардарики. Под редакцией А.А. Ивина. 2004.

  4. «Хрестоматия по философии» ред. Радугина, изд. «Центр», М., 2001 год.

  5. Концепции современного естествознания. Учебное пособие для студентов ВУЗов. Горбачев В.В. 2-ое изд. – М. ООО «Издательство «Мир и Образование», 2005 г.

  6. "Современная философия науки. Хрестоматия". 1996, изд. 2-е, М., Логос, стр. 92-106.

  7. Дольник В. Р. «Непослушное дитя биосферы», 2004, Изд.: Паритет, ЧеРо-на-Неве, С.-Пт.

  8. Китайгоодский А. И. «Реникса», Издательство: Молодая гвардия, серия: Эврика, 1967 г.

  9. Фейнман Ричард «Вы, конечно, шутите, мистер Фейнман», Изд.: КоЛибри, 2008 г.

  10. Найдыш В. М. «Концепции современного естествознания». Учебник , Гардарики, Москва, 2001

  11. Гинзбург В. «Об атеизме, религии и светском гуманизме» М., Московские учебники - СиДиПресс, 2008

  12. Азимов А. «В начале», Государственное издательство политической литературы, 1989 В переводе В. Бабенко, В. Гаков

  13. Капра Фритьоф. «Дао физики». ОРИС. Санкт-Петербург. 1994

  14. Хокинг Стивен, «Краткая история времени. От большого взрыва до черных дыр», СПб., Амфора, 2001

  15. Виленкин Алекс «Мир многих миров. Физики в поисках параллельных вселенных». Изд. «Астрель», серия «Элементы», 2010 г.

  16. Леонтьев А.Н. «Деятельность. Сознание. Личность», М., Политиздат, 1975

Периодические издания

  1. "Социологические исследования" - ежемесячный научный и общественно-политический журнал РАН, №6, 2003 г./ Е.А. Кваша «Младенческая смертность в России в XX веке». стр.47-55.

  2. ВЦИОМ. Научные знания россиян и европейцев. Пресс-выпуск № 679, 2007 г.

  3. Бюллетень «В защиту науки» Комиссии по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований РАН № 1, 2006 г./ Е.Б. Александров «Проблемы экспансии лженауки». стр.14-29

  4. Бюллетень «В защиту науки» Комиссии по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований РАН № 1, 2006 г./ Е. Б. Александров и др. «Назад в пещеры…», интервью с акад. В.Л. Гинзбургом, стр. 48-55

  5. "Природа" - ежемесячный естественнонаучный журнал РАН, №1 1993 г. / В. Р. Дольник «Этологические экскурсии по запретным садам гуманитариев» стр. 73-86

  6. «Здравый смысл» – журнал, 2002 г. № 1(22). / Кругляков Э.П. «Почему опасна лженаука?» стр. 5-7

  7. «Здравый смысл» - журнал, 2006 г. №38 / Гинзбург В. Л. «Все нормальные люди хотят правды» стр. 4-6

  8. «Знание – сила» – журнал, 1989. № 4 / Леглер В.А. «…Истина дороже», стр.1-6

  9. «Философские исследования» - журнал, № 3, 1993 г. / В. А. Леглер «Идеология и квазинаука», стр. с.68–82.

Интернет-ресурсы

  1. http://slovari.yandex.ru Онлайн-версия БСЭ (3-е издание) на Яндексе.

  2. http://scepsis.ru (Материалы научно-просветительского журнала «Скепсис»)

  3. http://humanism.al.ru/ru/magazine.phtml (Статьи ежеквартального журнала Российского гуманистического общества «Здравый смысл»)

  4. http://www.wco.ru/biblio/books/osip14/Main.htm Осипов А.И. «Путь разума в поисках истины», интернет-издание Вэб-Центра "Омега"

  5. http://odinblago.ru/path/4/11 Электронная библиотека Одинцовского благочиния: Франк С.Л. Религия и Наука в современном сознании. Журнал "Путь" №4.

1 Так, в течении XX века младенческая смертность снизилась более чем в 20 раз по Е. А. Кваша "Социологические исследования", 2003, №6, с. 47-55.

2 Цитата. В. Л. Гинзбург, из одноименного интервью «Назад, в пещеры, можно вернуться и с карманными компьютерами», бюллетень №1 «В защиту науки» Комиссии по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований РАН.

3 Цитата. Статья «Проблемы экспансии лженауки», акад. Е.Б. Александров », бюллетень №1 «В защиту науки» Комиссии по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований РАН.

4 Из доклада О. Шуваловой "Мнение населения о науке и инновациях: основные индикаторы" ГУ-ВШЭ при участии Левада-центра: каждый второй россиянин считает электрон больше атома, а 34% считают, что радиацию создал человек.

5 Сумма указана по сообщению агенства INFOX. (В 2010 году сокращена до 5 млрд).

1 Полностью от добросовестных заблуждений научный метод тем не менее не страхует, что будет показано в основной части работы.

2 Указано по А.П. Садохин. Концепции современного естествознания. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2006.

3 Сэр Карл Раймунд По́ппер (нем. Karl Raimund Popper; 28 июля 1902 — 17 сентября 1994) — австрийский и британский философ и социолог. Один из самых влиятельных философов науки XX столетия.

1 Таковой в нашей стране является, например, Высшая аттестационная комиссия РАН.

2 Цитата. Альберт Энштейн. Наука и религия. Из «Эйнштейн о религии» — М.: Альпина нон-фикшн, 2010. Оригинал: Science and religion // Nature. — 1940. — Т. 146. — С. 605—607.

3 Или даже единственным источником истинного знания. Философия: Энциклопедический словарь. — М.: Гардарики. Под редакцией А.А. Ивина. 2004.

4 Цитата. Гейзенберг В. Шаги за горизонт. М., 1987.

5 Например: Концепции современного естествознания. Учебное пособие для студентов ВУЗов. Горбачев В.В. 2-ое изд. – М. ООО «Издательство «Мир и Образование», 2005

6 Пьер-Симо́н Лапла́с (фр. Pierre-Simon Laplace; 23 марта 1749 — 5 марта 1827) — выдающийся французский математик, физик и астроном; известен работами в области небесной механики, дифференциальных уравнений, один из создателей теории вероятностей.

1 К. Поппер. "Реализм и цель науки". Сокращенный перевод с английского, в сб. "Современная философия науки. Хрестоматия". 1996, изд. 2-е, М., Логос, стр. 92-106)

2 Онлайн-версия БСЭ (3-е издание) на Яндексе. Статья «Естествознание».

3 Шутка принадлежит Эрнесту Ре́зерфорду (англ. Ernest Rutherford; 30 августа 1871, Спринг Грув — 19 октября 1937, Кембридж) — британский физик новозеландского происхождения. Лауреат Нобелевской премии по химии 1908 года.

4 См., например: В.Р. Дольник «Этологические экскурсии по запретным садам гуманитариев» "Природа", №1,2 (1993)

1 По Меркулову И. П. Теория как метод научного познания. Вопросы философии., N. 3, 1985

1 Труд «Происхождение видов путём естественного отбора, или Сохранение благоприятных рас в борьбе за жизнь» Чарльз Ро́берт Да́рвин , был опубликован 24 ноября 1859 года.

2 СТЭ – Синтетическая теория эволюции.

3 Термин родился в англосаксонской среде. Обычно переводится с английского как «научные чудаки». Дословно freaks – уроды.

4 Ри́чард Фи́ллипс Фе́йнман (Фа́йнман) (англ. Richard Phillips Feynman; 11 мая 1918 — 15 февраля 1988) — выдающийся американский учёный, лауреат Нобелевской премии по физике 1965 года.

5 Понятие "импринтинг" ввёл австрийский этолог Конрад Лоренц, получивший впоследствии за открытие этого эффекта Нобелевскую премию.

6 Цитата: В. Р. Дольник «Непослушное дитя биосферы».

1 Например, голосование на http://open-letter.ru/letter/1952 за запрещение 58374, против – 3232.

2 Цитата: Майкл Шермер, издатель журнала "Скептик", статья на сайте С.-Пб. отделения РГО « Даже умные люди имеют предрассудки».

3 Глупость. Название параграфа заимствовано из названия книги Алекса́ндра Исаа́ковича Китайгоро́дского (1914—1985) — советский физик-кристаллограф, популяризатор науки, доктор физико-математических наук.

1 См. Andrew Curry. Creationist Beliefs Persist in Europe // Science. 2009. V. 323. P. 1159. также: Александр Марков «Популярность креационизма в Европе объясняется не религиозностью, а научной безграмотностью».

2 См. Paul Bloom, Deena Skolnick Weisberg. Childhood Origins of Adult Resistance to Science // Science. 2007. V. 316. P. 996–997.

3 Перевод взят из А. Маркова «Неприятие научного знания уходит корнями в детскую психологию».

4 Пукшанский Борис Яковлевич, (р. 01.01.1939) — специалист по теории познания и философии науки; д-р философских наук, проф. СПГГИ(ТУ) им. Плеханова.

5 Выступление на радио "Петербург" 23.02.00 (по журналу «Здравый смысл» Санкт-Петербургского отделения РГО).

1 Цитата: Кирилл Новиков «Тайны для массового потребления» Журнал "Коммерсантъ Деньги", №41 (698), 20.10.2008

2 Цитата: А. Китайгородский «Реникса» Издательство: Молодая гвардия Серия: Эврика 1973 г.

3 Э.П. Кругляков «Почему опасна лженаука?», «Здравый смысл», N1(22), 2002

1 Подробно освещено Александров Е.Б.,Гинзбург В.Л. «О лженауке и ее пропагандистах», Вестник РАН №3, 1999 год.

2 Гинзбург В. Л. «Все нормальные люди хотят правды». «Здравый смысл» №38, 2006 г.

3 Гинзбург В. Л. Выступление на расширенном заседании Президиума РАН 27 марта 2001 г. «Здравый смысл» № 19, 2001

4 Культ ка́рго или карго-культ (англ. cargo cult — поклонение грузу), также рели́гия самолётопоклонников или культ Даро́в небе́сных — термин, которым называют группу религиозных движений в Меланезии.

2 Например: Леглер В.А. «Истина дороже», Знание – сила. 1989. № 4.

3 О положении в биологической науке. Стенографический отчет сессии ВАСХНИЛ 31 июля – 7 августа 1948 г. М., 1948.

4 В.А.Леглер. «Идеология и квазинаука». Философские исследования, 1993, № 3

5 Ричард Фейнман «Вы, конечно, шутите, мистер Фейнман» КоЛибри 2008 г.

1 См. «Обращение Межрелигиозного совета России о внесении теологии в списки научных специальностей Высшей аттестационной комиссии» от 29. 03. 2007 г.

2 По Барбур И. «Религия и наука: история и современность» Изд.: Библейско-Богословский Институт свт. ап. Андрея, 2000 г.

3 См. Франк С. Л. «Религия и Наука в современном сознании». Первая публикация: «Путь» № 4 за 06-07.1926

4 В XIV веке Уильям Оккам был одним из самых известных философов своего времени, но сегодня мы знаем его лишь как автора принципа простоты, который он сформулировал в одной из своих книг, предложив «сбривать» лишнюю сложность в аргументации. Этот принцип получил название «бритва Оккама» и звучал приблизительно так: «Non sunt entia multiplicanda praeter necessitatem», что означает: «Не нужно множить сущности без необходимости». Это предупреждение о том, что не надо прибегать к сложным объяснениям там, где вполне годятся простые.

1 Б. Рассел, "Почему я не христианин", М., Политиздат, 1987

2 Осипов А.И. «Путь разума в поисках истины», интернет-издание Вэб-Центра "Омега" Москва 2002.

3 Кун Т. «Структура научных революций» цитируется по «Хрестоматия по философии» ред. Радугина,изд. «Центр», М., 2001 год.

4 Оксю́морон (др.-греч. οξύμωρον — «умная глупость») — стилистическая фигура или стилистическая ошибка — сочетание слов с противоположным значением (то есть сочетание несочетаемого). С психологической точки зрения, оксюморон представляет собой способ разрешения необъяснимой ситуации. (Коротченко Е. С. «Визуальный аналог оксюморона» «Вопросы психологии», 2006 г.).

5 Креационизм (от лат. creatio — создание, сотворение) (биол.), ненаучная концепция, трактующая многообразие форм органического мира как результат сотворения их Богом. Статья БСЭ.

1 Цитата по: В.М.Найдыш «Концепции современного естествознания», Гардарики, Москва, 2001

2 Гинзбург В. «Об атеизме, религии и светском гуманизме» М., Московские учебники - СиДиПресс, 2008

3 См. „Мероприятия по усилению атеистического воспитания населения" от 1964 г. Идеологической комиссии при ЦК КПСС.

1 См. статью А. Маркова «Религия: полезная адаптация, побочный продукт эволюции или «вирус мозга»? на http://elementy.ru

2 «Бог как иллюзия» Р. Доукинз, Издательство «КоЛибри», 2008 г.

3 Описано в эссе «Религия и наука» А.Эйнштейна.

4 Библия, Быт.18:14

1 Фе́ликс Хаусдо́рф (нем. Felix Hausdorff; 8 ноября 1868, Бреслау — 26 января 1942, Бонн) — немецкий математик, один из основоположников современной топологии.

2 Цитата из: Еськов К. Ю. «Удивительная палеонтология» , изд. «ЭНАС», Москва, 2008 г.

3 о. Сергий Лепин цитируется по Религия: Энциклопедия / Сост. и общ. ред. А. А. Грицанов, Г. В. Синило. — Мн.: Книжный Дом, 2007.

4 См., например, Материалы круглого стола «Теология в системе государственного образования в России» Москва, 29 февраля 2000 г. Государство, религия, церковь в России и за рубежом. М. 2000. с. 38 – 39.

5 Булгаков С. Свет невечерний. Сергиев Посад, 1917. Цитируется по Осипов А.И. «Путь разума в поисках истины».

1 Из статьи Тревогина П. А. «Вера. Разум. Фанатизм.» на сайте СПб-ского Отделения РГО «Светский гуманист», http://humanism.al.ru/ru/articles.phtml?num=000102

2 См. «Богословие и светские науки», выступление митрополита Волоколамского Иллариона в Казанской духовной семинарии 5 ноября 2011 г. на официальном сайте Московской Патриархии http://www.patriarchia.ru/db/text/1666688.html

3 Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. М., 1975.

4 Например: Х.Изинг “Совместима ли вера в Бога с естественно-научным мышлением?” “Поиск” № 25, 1998

5 Луи́ Пасте́р (фр. Louis Pasteur; 27 декабря 1822, Доль, департамент Юра — 28 сентября 1895, Вильнёв-Л’Этан близ Парижа) — французский микробиолог и химик, член Французской академии (1881).

6 А́йзек Ази́мов (англ. Isaac Asimov, имя при рождении Исаак Юдович Озимов; 2 января 1920 — 6 апреля 1992) — американский писатель-фантаст русского происхождения, популяризатор науки, биохимик.

1 А. Азимов «В начале» Государственное издательство политической литературы, 1989 В переводе В. Бабенко, В. Гаков

2 Ad hominem [ад hо́минэм], латин. – Аргумент, основанный не на объективных данных, а рассчитанный на чувства убеждаемого лица.

3 Цитата: Кувакин В. А. , д.ф.н. «Наука ищет пути к человеку», «Здравый смысл», № 50, 2009 г.

1 Там же.

2 Например: сайт А. Маркова (Палентологический мнститут РАН) «Проблемы эволюции» http://evolbiol.ru или сайт фонда «Династия» «Элементы большой науки» http://elementy.ru

3 Цитата: «Письмо десяти академиков» (также — «письмо десяти» или «письмо академиков») — открытое письмо десяти академиков РАН (Е. Александрова, Ж. Алфёрова, Г. Абелева, Л. Баркова, А. Воробьёва, В. Гинзбурга, С. Инге-Вечтомова, Э. Круглякова, М. Садовского, А. Черепащука) Президенту России В. В. Путину, опубликованное «Новая газета», приложение «Кентавр», 22.07.2007

1 По Ричард Фейнман «Вы, конечно, шутите, мистер Фейнман» КоЛибри 2008 г.

1 По Фритьоф Капра. «Дао физики». ОРИС. Санкт-Петербург. 1994

2 Стивен Хокинг «Краткая история времени. От большого взрыва до черных дыр», СПб., Амфора, 2001

3 Блаватская — (Елена Петровна, ур. Ган) писательница и спиритка, род.в 1831 г. в Екатеринославле. Словарь Брокгауза и Ефрона под редакц. Терешина М. Эксмо, М., 2010 г.

Просмотров работы: 48096