ОБЩЕСТВЕННАЯ ДИПЛОМАТИЯ НАТО НА ПОСТСОВЕТСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ. - Студенческий научный форум

V Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум - 2013

ОБЩЕСТВЕННАЯ ДИПЛОМАТИЯ НАТО НА ПОСТСОВЕТСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ.

Коренев Е.С. 1
1СГУ им. Н.Г. Чернышевского
 Комментарии
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF
Существовавшая в течение нескольких десятилетий Холодной войны традиционная архитектура безопасности на современном этапе развития претерпевает серьезные изменения, что связано, как с появлением новых угроз, так и с новыми подходами к реагированию на эти вызовы. Такое положение дел заставляет старые институты, оставшиеся со времен блокового противостояния, приспосабливаться к реалиям постбиполярного мира. Достаточно остро в начале 1990-х гг. стала проблема адаптации к обновленной сфере международной безопасности для военно-политического блока НАТО, который в отличие от своего главного оппонента – ОВД не приостановил свою деятельность после окончания холодной войны, а наоборот стал искать идеологическое обоснование своего существования. Обозначенная в качестве приоритетов развития Северо-Атлантического Альянса политика расширения на восток потребовала провести подготовку общественного мнения восточноевропейских государств, необходимую перед вступлением в военно-политический блок, при этом основным методом такой подготовки была выбрана активная общественная (публичная) дипломатия. Тот факт, что постсоветское пространство, входящее в сферу геополитических интересов России рассматривалось и продолжает рассматриваться представителями НАТО как основной полигон информационно-агитационной работы заставляет проанализировать использование механизма «public diplomacy» Альянсом для того, чтобы понять как под его воздействием изменяется традиционная зона влияния РФ.

Цель данной работы состоит в анализе методов и оценке эффективности общественной дипломатии НАТО на постсоветском пространстве.

Задачи: рассмотреть институциональное и концептуальное измерение общественной дипломатии Северо-Атлантического Альянса, проанализировать специфику общественной дипломатии НАТО на постсоветском пространстве.

После краха биполярной системы НАТО столкнулась с проблемой собственного имиджа в новом мире. После бомбардировок в Югославии Альянс нуждался в создании положительного образа, для того, чтобы усилить собственные позиции в регионах, не входивших в зону его традиционной географической ответственности. Для выполнения этой задачи был выбран инструмент общественной дипломатии. Концептуальную основу этот механизм получил в «Стратегии общественной дипломатии НАТО». Согласно этому документу существует два метода реализации общественной дипломатии:1) освещение позиции НАТО по различным вопросам через СМИ; 2) непосредственное взаимодействие в рамках семинаров, брифингов, визитов с людьми, формирующими общественное мнение в странах-партнерах. На сегодняшний день механизм общественной дипломатии Северо-Атлантического Альянса выглядит следующим образом. Управление общественной дипломатии НАТО выполняет функции главного координационного механизма, оно организует программы визитов в штаб-квартиру НАТО для иностранных делегаций, информирует население стран-партнеров о деятельности НАТО. Важную роль в каждой партнерской стране для распространения информации о роли и направлениях политики Североатлантического союза играет посольство одной из стран-членов НАТО, выполняющее функции контактного пункта. Контактные посольства содействуют Управлению общественной дипломатии НАТО в проведении информационно-коммуникационных мероприятий. Рассмотрим подробнее, как на практике осуществляется общественная дипломатия НАТО на постсоветском пространстве.

Пожалуй, наиболее успешным примером общественной дипломатии Альянса является информационная кампания, предшествовавшая вступлению в НАТО Эстонии, Латвии и Литвы. Интеграция прибалтийских республик в НАТО происходила достаточно легко. Это было связано, прежде всего, с совпадением антироссийских настроений политической элиты и основной части общества. Альянсу даже не пришлось тратить огромных средств для того, чтобы объяснить гражданам Эстонии, Латвии и Литвы, кто является плохим, а кто хорошим полицейским в Европе. Прежде всего, как и для остальных восточноевропейских государств, входивших ранее в ОВД, выбор в пользу НАТО был, прежде всего, выбором против России и ее потенциальных имперских амбиций. При этом, политический истеблишмент прибалтийских государств делал акцент на том, что вступление в Альянс – это логичный шаг, в связи с тем что народы Прибалтики являются неотъемлемой частью евроатлантической цивилизации и разделяют традиционные демократические ценности Запада. Для общественной дипломатии НАТО интеграция Эстонии, Латвии и Литвы стала хорошим информационным поводом для того, чтобы показать эффективность политики расширения Альянса на восток. Эти страны по замыслу экспертов должны были стать своеобразным форпостом для проникновения на постсоветское пространство, что подразумевало, в том числе их активное участие в проведении информационно-агитационной работы с другими республиками бывшего Советского Союза через механизм контактных посольств. Однако малый политический вес прибалтийских государств не позволяет им играть такую ответственную роль, что заставляет НАТО использовать напрямую Управление общественной дипломатии для организации контактов с населением и политическими элитами на постсоветском пространстве.

Активная работа с общественным мнением, в том числе и в плане подготовки населения к интеграции в НАТО ведется представителями Альянса в государствах ГУАМ. Вступление в военно-политический блок Молдавии и Азербайджана серьезно не рассматривалось в Брюсселе по ряду причин. Это связано с тем, что Молдавия не обладает серьезным ресурсным потенциалом и эксклюзивным стратегическим расположением, зато имеет неразрешенный Приднестровский конфликт, к тому же большинство населения согласно данным социологических опросов выступает против вступления в НАТО. Принятие же в ряды членов НАТО Азербайджана привело бы к размытию идентичности Альянса как в географическом плане, так и в цивилизационном с учетом того, что Азербайджан мог бы стать третьей страной в НАТО после Турции и Албании, в которой доминирующей конфессией является ислам. О присоединении же Грузии и Украины к Альянсу в течение определенного периода времени говорили как о решенном вопросе. Во многом, это стало возможным благодаря цветным революциям, переориентировавшим украинский и грузинский вектор развития на Запад. Новые президенты не только смогли переформатировать медийное пространство в своих государствах, что было необходимо для организации евроатлантической пропаганды, но и начать практическое взаимодействие с НАТО. Показателем достигнутых успехов Украиной и Грузией стало решение Бухарестского саммита НАТО о том, что эти страны станут членами блока в будущем. Однако, после прихода к власти В. Януковича интерес Альянса к Украине уменьшился, это выразилось, в том числе, и в спаде активности общественной дипломатии на данном направлении. Хотя Грузия продолжает оставаться в фокусе основного внимания со стороны НАТО, что подтверждается проведением мероприятий «Неделя НАТО в Грузии»,нацеленных на информирование грузинского населения о деятельности Альянса, а также заявлением генерального секретаря НАТО Андерсом Фог Расмуссеном о приверженности Бухарестским договоренностям в отношении Грузии.

Еще в середине 1990-х гг. США заявили о наличии собственных интересов в Каспийском регионе и Центральной Азии. После 11 сентября 2001 г. этот интерес стал общим для всех участников Альянса. Центральная Азия начала восприниматься как важнейший транспортный коридор, позволяющий обеспечить войска МССБ, находящиеся в Афганистане, всем необходимым. При этом руководство Альянса использовало свое присутствие на киргизской авиабазе «Манас» и узбекской «Ханабад» не только для осуществления транзита грузов, но и для усиления своих позиций в регионе. Стоит отметить, что в Центральной Азии НАТО использует общественную дипломатию не столь активно, это объясняется рядом причин: 1) отсутствие каналов связи и неразвитость СМИ; 2) рост исламистских, «антизападных» настроений, препятствующий восприятию информации, подаваемой американцами и европейцами; 3) наличие авторитарных режимов, которые могут позволить себе практически не учитывать общественное мнение при принятии решений, направленных на укрепление взаимодействия с НАТО.

В целом, для стратегии Альянса в Центральной Азии характерен элитоцентризм – подход, ориентированный на работу с властными кругами для создания позитивного образа НАТО, пожалуй, исключение составляет Казахстан, где инструмент общественной дипломатии используется более активно.

Достаточно интересно складываются отношения Белоруссии с НАТО. С одной стороны, военно-политический блок подвергается постоянной критике со стороны официального Минска, с другой, в течение нескольких лет осуществляется продуктивное и взаимовыгодное сотрудничество по ряду направлений, в основном, связанных с использованием белорусского транспортного коридора для поставки грузов контингентам МССБ. Соглашение о железнодорожном транзите было заключено еще в 2010 г., однако, не получило широкой огласки в Белоруссии, как и другие проекты, осуществляемые совместно с Альянсом (речь идет об инициативе по уничтожению 700 тысяч противопехотных мин на белорусской территории, а также об участии Минска в программе «Партнерство ради мира» и других проектах НАТО). Вряд ли можно предположить, что такая секретность связана с нежеланием провоцировать Россию, которая и сама довольно эффективно сотрудничает с НАТО по ряду областей, скорее всего, главную роль играет внутренний фактор. Президент Белоруссии Александр Лукашенко традиционно рассматривает страны Запада в качестве идеологических оппонентов, поэтому антинатовская риторика постоянно используется в его выступлениях, хотя в последнее время не так часто. Кроме того, государства НАТО активно критикуют белорусское руководство за отсутствие реальной демократии в стране. Это заставляет Александра Лукашенко формировать в общественном сознании представление о Белоруссии как об «осажденной крепости», что позволяет ему переманивать на свою сторону во время электоральных кампаний ту категорию граждан, которая воспитывалась в основном в Советском Союзе и имеет негативное отношение к НАТО. В это связи, выглядит вполне логичным решение правящего режима не афишировать целый ряд проектов, реализуемых совместно с Альянсом, что позволяет сохранять поддержку «антизападного» президента консервативным электоратом. При этом подконтрольность СМИ руководству Белоруссии не дает возможности представителям НАТО распространять информацию о совместных программах на территории Республики должным образом. Несмотря на это Управление общественной дипломатии НАТО осуществляет всю информационную деятельность через контактное посольство, которое организует поездки белорусских политиков, экспертов, представителей неправительственных организаций и студентов в штаб-квартиру Альянса и проводит мероприятия на территории Белоруссии, направленные на создание положительного образа военно-политического блока. Очевидно, что настоящая работа с Минском для специалистов в области общественной дипломатии из Северо-Атлантического Альянса начнется после того как Александр Лукашенко уйдет с политической сцены и Белоруссия встанет перед выбором пути своего развития.

Подводя итог, стоит отметить, что на сегодняшний день общественная дипломатия стала достаточно эффективным инструментом для реализации стратегии НАТО на постсоветском пространстве. Она улучшила отношение населения к Альянсу, позволила создать почву для реализации целого ряда взаимовыгодных проектов, ускорила процедуру вступления в ряды НАТО новых членов. Однако, оценивая деятельность представителей общественной дипломатии НАТО с позиций России, стоит признать, что она носит неблагоприятный характер для нашей страны в долгосрочной перспективе. Создавая себе положительный имидж, НАТО, как правило, одновременно дискредитирует образ РФ особенно в глазах молодежи, что наиболее опасно. Если Россия не начнет активно использовать зарубежный опыт и не будет развивать собственную общественную дипломатию на постсоветском пространстве, предпочитая действовать только при помощи энергетического давления на соседние государства, очень скоро она потеряет своей авторитет региональной державы, восстановить который будет крайне сложно.

Литература:

1) Выступление Президента Республики Беларусь А.Г.Лукашенко «Внешняя политика Республики Беларусь в новом мире» на совещании с руководителями загранучреждений Республики Беларусь // Режим доступа: http://www.president.gov.by/press13998.html#doc . - Дата обращения: 30.01.2013.

2) Ответы Президента Республики Беларусь А.Г.Лукашенко на вопросы представителей средств массовой информации регионов России // Режим доступа: http://www.president.gov.by/press10948.html#doc . - Дата обращения: 30.01.2013.

3) Рогозин А. Д. «Общественная дипломатия» НАТО: информационная безопасность России // Власть. 2008. № 9. с. 26-32.

4) Рогозин Д. О. Как в НАТО ловят души. Режим доступа: http://www.ng.ru/ideas/2010-06-18/5_nato.html . - Дата обращения: 30.01.2013.

5) Розанов А.А. «Умная оборона» НАТО. Режим доступа: http://ru.forsecurity.org/umnaya-oborona-nato . - Дата обращения: 30.01.2013.

6) Стратегическая Концепция Обороны и Обеспечения Безопасности Членов Организации Североатлантического Договора// Режим доступа: http://www.nato.int/cps/ru/SID-F4EFCE3B-A686A046/natolive/official_texts_68580.htm . - Дата обращения: 30.01.2013.

7) Тост Президента Латвии Вайры Вике-Фрейберга на обеде по случаю вступления Латвии в Североатлантический Альянс 2 апреля 2004 года // Латвийский Вестник // Режим доступа: http://www.latvia.ie/ru/presse/LV/2004/550/ . - Дата обращения: 30.01.2013.

8) 2010-2011 NATO public diplomacy strategy // Режим доступа: http://info.publicintelligence.net/NATO-PublicDiplomacy-2011.pdf . - Дата обращения: 30.01.2013.

Просмотров работы: 3868