РУКОПИСНЫЙ ПАМЯТНИК II ПОЛОВИНЫ XVIII ВЕКА «РАССУЖДЕНИЕ О ЯЗЫКЕ», КАК ЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ ИСТОЧНИК - Студенческий научный форум

V Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум - 2013

РУКОПИСНЫЙ ПАМЯТНИК II ПОЛОВИНЫ XVIII ВЕКА «РАССУЖДЕНИЕ О ЯЗЫКЕ», КАК ЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ ИСТОЧНИК

Азизова Е.С. 1
1Тобольская социально-педагогическая академия им. Д.И.Менделеева, г. Тобольск, Россия
 Комментарии
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF
Город Тобольск в XVIII веке, будучи столицей огромной губернии, центром науки, торговли, культуры, искусства, сосредоточил в себе большое количество культурного наследия края. Великое множество рукописных памятников, которые ныне хранятся в музее-заповеднике и архиве города, представляют нам большие возможности для изучения.

Все письменные памятники данного периода характеризовались прежде всего тем, что они создавались в период интенсивного заселения края и большого роста города как первого города Сибири, будущей ее столицы. В край шли люди разных социальных групп и сословий. Купцы, ремесленники, врачи, градостроители вносили живой колорит в речь горожан. Многие светские люди привозили из-за Урала самое ценное – книги. Часть их сгорела в деревянном Тобольске, а другая, меньшая часть, осела нетронутым капиталом на полках архива и музея.

Одним из таких является рукописный текст памятника «Рассуждение о языке», паспортный номер КП 12 845, хранящйся в фондах библиотеки редкой книги при губернаторском музее-заповеднике.

«Рассуждение о языке» - рукописный памятник неизвестного автора – хранится в фондах библиотеки редкой книги при Тобольском историко-архитектурном музее заповеднике.

Текст исследуемого источника, представляет собой некий трактат по культуре устного общения. Вероятно, он является своеобразным учебником по риторике, который по нашим предположениям, привез в Тобольск именитый дворянин, или знатный купец, или молодой учитель, направленный на службу из столицы в далекий сибирский край.

Весь текст памятника, объемом 252 страницы, состоит из двух частей. Первая часть включает главы, объединяющие в себя ряд правил под общим названием.

Каждое правило – своеобразное назидание, поучение, совет слушающему (читающему). Так, например, в первой части 70 глав, каждая глава содержит от 5 до 15 правил – назиданий.Рукопись не имеет первых 12 страниц, поэтому название данной главы и содержание первых девяти правил нам не известно. Правило 10: Великой к сему мудрости, осторожности искусства и храненiя потребно, кто о ком в его присутствiи говорить хочетъ; Правило 11: Кто суеты и пустословия не имеет, тот обыкновенно мало говорит; Правило 12: Так говори, чтоб твои слова разумели; Правило 13. Весма берегись дабы тебе в компанiи таким оригиналом незделаться, котораго копiею быть стыдно; Правило 14:Язык, произносящей бесчестные слова значит поверженное и развращённое сердце, Правило 15: Никогда инiо чемъ таких неспрашивай, которые тебе отвечать немогутъ; Правило 16: Смешной тот стыд, которой удерживает члвка от вопросовъ. Для ученiя и наставленiя о незнаемом; Правило 17: Безмерное хваление открывает слабость ума и вредит славу того, которой не знает, что говорит и хвалит; Правило 18: Молчание охранителная грамота незнанiю.

Названия глав называют тот объект, кому адресуется наставление: Глава 2: ЯЗЫКЪ НЕВОЗДЕРЖАННАГО; Глава 3: ЯЗЫКЪ МОЛЧАЛИВАГО; Глава 4: ЯЗЫКЪ НЕВОЗДЕРЖАНАГО; Глава 5: ЯЗЫКЪ НСМЂШНИКА; Глава 6: ЯЗЫКЪ ШУТЛИВАГО; Глава 7: ЯЗЫКЪ СПОРЯЩАГО; Глава 8: ЯЗЫКЪ УПРЯМАГО; Глава 9: ЯЗЫКЪ ВЗДОРНАГО Глава 10: ЯЗЫКЪ КОМПЛИМЕНТИСТА; Глава 11: ЯЗЫКЪ ХВАЛЯЩЕГО; Глава 12: ЯЗЫКЪ ЛАСКАТЕЛЯ; Глава 13: ЯЗЫКЪ ЛЖЕЦА; Глава 14: ЯЗЫКЪ КЛЕНУЩАГОСЯ; Глава 15: ЯЗЫКЪ ЗЛОСЛОВЯЩАГО Глава 16: ЯЗЫК ХВАЛЯЩЕГО Глава 17: ЯЗЫКЪ ОБЂЕЩАЮЩАГО; Глава 18: ЯЗЫКЪ РАЗНОСЯЩАГО РАЗНЫЯ ВЂСТИ; Глава 19: ЯЗЫКЪ ДОНОСИТЕЛЯ; Глава 20: ЯЗЫКЪ СОВЂТУЮЩАГО; Глава 21: ЯЗЫКЪ ОБЛИЧАЮЩАГО; Глава 22: ЯЗЫКЪ НАСТАВЛЯЮЩАГО; Глава 23: ЯЗЫКЪ ТОГО КОМУ ОТЪ НАСЪ ИЛИ ОТЪ НАМЪ ПОВЂРЕНА ТАЙНА; Глава 14: ЯЗЫКЪ УТЂШАЮЩАГО; Глава: 69: ЯЗЫК ШУТЛИВАГО.

Каждая глава состоит из ряда правил, которые нумеруются. Так, Глава 2 ЯЗЫК НЕВОЗДНРЖАНАГО состоит из следующих правил: Правило 1: Нетолко трудное, но и весма невозможное Дело чтоб члвку много, а притом умно и к стати говорить; Правило 2: Кто много говоритъ, тот сам себя повреждает; Правило 3: Невоздержнаго языка люди от всех презренны, и презренiя Достойны; Правило 4: Невоздержнаго языка члвкъ всегда говоритъ Хотя его и неслушают, а онъ напротивъ того нiчего не слушаетъ, что Другiе говорятъ; Правило 5: Невоздержных на языкъ нетолко презирают, но и боятся; Правило 6: Многоречивые люди излишеством словъ теряют прiятность и славу Делъ своих; Правило 7: Почти все многоречивые любопытны; Правило 8: Невоздержной на языкъ за многоречiем Дела своей должности забываетъ; Правило 9: Кто говорит много, тот Думаетъ и разсуждаетъ мало.

Глава 3 ЯЗЫК МОЛЧАЛИВАГО состоит из нескольких правил, а те в свою очередь подразделяются на несколько рассуждений: Правило 1. На молчаливаго немного законов. Разсуждение 1: Прежде с собою, а потом с другими говори; Разсуждение 2: Из неприличного и не ко времени сказанного слова могут невозвратныя следствия произойти; Разсуждение 3: Кто мало говорит, тот может мудрым показаться; Разсуждение 4: Слово да будет подобно золоту, которое и в малой штуке великую цену имеет; Разсуждение 5: Ежели самой простой человек умеет молчать, то онъ хитрого и умного обмануть может; Разсуждение 6: Молчаливый в то время хвалы и почтения достоин, когда без причине не говорит.

В некоторых главах следуют уже не правила, а своего рода рекомендации, советы как поступать в той или иной ситуации. Так, например, в Главе 25 представлены следующие рекомендации: 1е. Как члвеку в бедах, в печали и в несщастии себя утешить (далее в рассуждении приводится 30 пунктов); 2е. Как члвеку не вдаватся в печаль. Ежелиб, … (все последующие 4 пункта начинаются с этого слова); 3е. О утешении в ругателствах, в презрении и злословии (32 пункта); 4е. О утешении находящихся не в знатном чине и убожестве (55 пунктов); 5е. УтЂшение Находящимся в службе (11 пунктов); 6е. УтЂшение в подлом и незнатном роде (6 пунктов): 7е. УтЂшение в немощах и болезнях (4 пункта): 8е. УтЂшение лишившихся имения, сродниковъ и Друзей (5 пунктов); 9е. УтЂшение в трудахъ (5 пунктов); 10е. УтЂшение в страхе; 11е. УтЂшение в бедности и убожестве (13 пунктов); 12е. Утешительное рассуждение о смерти (14 пунктов).

Рукопись обрывается на заголовке «ПРАВИЛА И СОВЕТЫ». Мы предполагаем, что на этом памятник не заканчивается и имеет продолжение, которое, к сожалению, не сохранилось.

Рассматривая его с точки зрения лингвистического источника мы имеем возможность исследовать текст в аспектах археографии, лексики, синтаксиса и ряда других языковых категорий.

Говоря о значении лингвистического аспекта, мы можем утверждать, что памятник в полном объеме может нам раскрыть развитие и становление языка в XVIII веке.

Также важно отметить, что изучение памятника «Рассуждение о языке» предоставляет нам возможность исследовать историю языка в сравнительном анализе современного русского литературного языка и выделить историческое развитие как основу становления языковых норм.

Рассуждая об особенностях палеографии источника мы рассмотрим и выделим характерные особенности письма XVIII века; изучая памятник с точки зрения лексических особенностей мы выделим такие аспекты, как особенности лексики изучаемого периода, тематическую группировку лексики памятника, системные отношения текста и лексику с точки зрения происхождения, проведем сравнительный анализ с современным русским литературным языком; также выделим для изучения синтаксические особенности текста того периода.

Рассматриваемый источник относится к среднему периоду (XIV – XVIII в.в.), на основании «Рассуждения о славянском языке, служащем введением к грамматике сего языка, составляемой по древнейшим оного письменным памятникам» под авторством А.Х. Востокова и на основании «Истории русской словесности» под авторством М.А. Максимовича.

Также «Рассуждение о языке» можно отнести к периоду «сближения книжного языка с языком народным» (XIV – XVIII в.в.), опираясь на труды И.И. Срезневского, изложенные в «Мыслях по истории русского языка».

Опираясь на вышеприведенную историческую классификацию, мы можем сделать вывод, что в то время традиция письма представляла собой оригинальное явление, в структуре которого аккумулировались лучшие «сюжеты» бытовой, деловой и речевой культуры.

Исследуемый рукописный памятник второй половины XVIII в. «Рассуждения о языке», хранящийся в единственном экземпляре в фондах библиотеки редкой книги при историко-архитектурном музее-заповеднике г. Тобольска представляет собой типичный текст того времени, который по уровню археографической нормированности схож с рукописными текстами центральных городов того периода.

Палеографические наблюдения над текстом подтвердили его датировку. Текст полностью отражает особенности скорописи второй половины XVIII в. При написании его используются присущие тому времени материал, чернила и орудия письма. Полагаем, что это существенно для чтения любого скорописного текста прошлого. Для нашего памятника приметами являются: светло – коричневый и зеленоватый оттенки бумаги (конца XVIII - начала XIX в.), темные чернила, орудие написания - гусиное перо. Выявлена также одна территориальная (указывающая на место хранения документа) палеографическая примета: наличие печати «Тобольскаго Губернскаго Музея»; остальные приметы определяют время возникновения памятников, т.е. являются только датирующими признаками. "Точность датировки должна быть основана на совокупности палеографических примет" [Щепкин, Щепкина 1956: 346]. Совокупность не противоречащих друг другу палеографических примет, полученных при анализе рукописи второй половины XVIII, подтверждает её подлинность и датировку, что дает возможность использовать этот материал для дальнейшего лингвистического исследования.

При разнообразии почерков, вариантов прописных, строчных и выносных букв, сокращений слов, существенных различий в графике документов, присущих именно данной территории, не отмечалось. В целом графика документов достаточно однородна. Основные черты ее являются нормой для языка второй половины XVIII в. Уровень писца-профессионала достаточно высок даже на периферии. Рукописный текст выполнен одним писцом, что предполагает особенности почерка. В нем относительно мало выносных букв, по сравнению с графикой деловых документов этого же периода города Тобольска, написанных несколькими авторами-составителями. Автор-писец, а, скорее всего переписчик, старательно, не торопясь, выводил буквы, поэтому в тексте мало сокращенных слов, что было характерным и распространенным для исследуемого периода. Очевидно, рукопись, утратившая в процессе использования свое исконное начало (текст начинается с 13 страницы) и обложку, была переписана с подлинника и является списком учебника, который достойно было иметь образованному человеку конца XVIII в.

Перечислим характерные черты скорописи, присущие анализируемому памятнику: 1) многовариативность каждой буквы, характерная для скорописи XVIII в., 2) использование дублетных пар И-I, Е-Ђ, 4) архаичные начертания некоторых букв кириллицы ( кси ), 5) непоследовательное употребление I; 6) уменьшается количество начертаний одних и тех же букв, 7) наибольшее количество начертаний приходится на "трудные" буквы, требующие больших затрат энергии (например, Ж, Т), 8) большинство строчных букв приближается к современному написанию, 9) буквы принимают закругленную форму, 10) сокращаются и полностью вытесняются выносные буквы, 11) написание большинства строчных букв становится схожим с написанием строчных, 12) заглавные буквы употребляются нечасто и непоследовательно, 13) отсутствие буквы Ё, 14) появляется новая буква (Й), 15) наблюдается тенденция к избавлению от дублетных букв.

Особенностью скорописи этого периода является появление раздельного написания слов: “слова отделены от соседних некоторыми пробелами, как пишем мы сейчас” [Гадзяцкий, Николаева 1974: 39]. В нашем памятнике это раздельное написание писцом строго соблюдается.

В графике памятника можно выделить связь с традициями XVII в.: употребление упраздненных букв и характерных для XVII в. начертаний (И в виде латинской h, Ж с полукругом в передней части, строчное В виде квадрата, строчное К в виде двух палочек, строчные Е, 3 в виде уменьшенных по размеру прописных). М.Н.Тихомиров, А.Н.Муравьев, П.Н.Берков считают эти признаки соответствующими скорописи второй половины XVIII в. Существенной чертой, характеризующей графику памятника, можно считать отсутствие в тексте ряда знаков дублетных букв. Нам встретились лишь две пары дублетов: И-I, Е-Ђ. Обычно в местных памятниках письменности сохранение дублетности букв дольше, чем в центре, является региональной особенностью.

Выполнив палеографический анализ рукописи, можно придти к существенному выводу о том, что скорописный недатированный памятник «Рассуждения о языке», хранящийся в библиотеке редкой книги при музее-заповеднике города Тобольска, является текстом XVIII в., отражающим все особенности графики названного периода. Памятник представляет собой своеобразный список с учебника по риторике, выполненный грамотным писцом в центральной части России и привезенный в Тобольск.

Таким образом, единство графики, орфографии и пунктуации в исследуемых документах и лишь сравнительно незначительные отклонения свидетельствуют об активном формировании общерусской национальной языковой нормы на каждом из этих уровней. Первичный лингвистический анализ языка рукописи памятника раскрывает широкую палитру сторон анализа не только на палеографическом и графическом, но и в дальнейшем на лексическом, морфологическом, словообразовательном и синтаксическом уровнях. Он может быть объектом исследования не только лингвистов, но и литераторов, культурологов, педагогов, историков и всех, кто неравнодушен к прошлому своего края.

Пунктуация – один из важнейших и интересных аспектов истории русского языка. Система знаков препинания складывалась на протяжении нескольких веков. Памятники русской письменности позволяет детально и поэтапно увидеть утверждение новых знаков препинания в русском языке.

Рукописные тексты разного содержания г. Тобольска долгое время оставались малоизученными, что и сегодня вызывает интерес ученых к их исследованию. Именно они все чаше извлекаются из музейных и архивных фондов для всестороннего изучения. Одним из таких невостребованных источников является скорописный текст конца XVIII в. «Рассуждение о языке», из фондов редкой книги библиотеки при Доме наместника в г. Тобольске. Источник паспортизирован, архивный номер хранения КП 12901. Он представляет собой учебник по риторике, состоит из 252 страниц, но первые 13 страниц текста, к сожалению, утеряны.

Исследуемый рукописный памятник второй половины XVIII в. «Рассуждение о языке» представляет собой своеобразный учебник по риторике конца XVIII в. и имеет большую научную ценность.

Несмотря на научно-учебное предназначение, автор ограничился малым количеством знаков препинания. Отмечаем постановку запятой, двоеточия, точки с запятой, а также знаки конца предложения – точки, восклицательного и вопросительного знаков. Сделаем первичный анализ их постановки.

В отличие от ранних памятников, постановка точки последовательна, она завершает предложение и ставится внизу строки.

Знаквопроса редок. По начертанию он представляет собой слегка изогнутую линию с точкой: Для чего мне о самом себе худо говорить? (с. 20)

Восклицательный знак в тексте также редок. Он имеет начертание в виде вертикальной длинной линии с точкой и стоит в конце предложения: «Никогда похвал неищи, и только о том и думай!» (с. 23).

Запятая – самый частотный знак в исследуемом материале. В отличие от графического изображения в виде пухлой точки и изогнутого влево остроконечного хвостика, запятая в нашем памятнике представляет собой краткую палочку, словно написанную с отрывом, почти без изогнутостей и без верхней привычной жирной точки.

Запятая– знак препинания, который выполнял в XVIII в. несколько функций:

1. В простом предложении запятая могла разделять однородные члены предложения и ставилась между однородными членами, не связанными союзами: «Великой к сему мудрости, осторожности искусства…» (с. 5); перед союзом а: «Дело чтоб человеку много, а при том умно и к стати говорить» (с. 8); перед союзом но: «Иное красное слово не толко хвалу лучших трудов, но и славу честнаго человека повредить можетъ» (с. 21).

2. В сложном предложении запятая разделяла части сложносочиненного предложения: «Никогда похвал неищи, и толко о том и думай!», части сложноподчиненного предложения:«Кто суеты и тщеславия неиммет, тот обыкновенно мало говоритъ» (с.25).

Запятая в предложениях могла быть поставлена и необоснованно: «Безмерное хваление открывает слабость ума, и вредитъ славу того, который не знаетъ что говорить и хвалить» (с. 7).

Постановка запятой в предложениях до не последовательна. В одних и тех же случаях она могла быть, могла и отсутствовать, что свидетельствовало об отсутствии пунктуационных норм в языке XVIII в. Отметим, что функции запятой были гораздо уже, чем в современной пунктуации.

Двоеточие – молодой для XVIII в. знак, но выполняющий уже те же функции, что и в современном русском языке: «Убегай от шутокъ: они такая зараза, которая челвеческое спокойствие нарушает» (с. 31).

Двоеточие в источнике предстает уже в привычном нам виде – две параллельные точки, одна из которых располагается внизу строки, а вторая прямо над ней в середине строки. В исследуемом материале встречается двоеточие в сложноподчиненном предложении, что говорит о его утверждении в современном русском языке: «Я никогда о себе говорить нелюблю: ибо ежели хорошее скажу, то мне не поверя смеятся будутъ; а буде что худое стану говорить, то Другие подумают будто я сiе с такого лукавства делаю, чтоб они мне в том спорили» (с. 24).

Точка с запятой подобны двоеточию, запятая в виде короткой прямой палочки расположена внизу строки, точка параллельно запятой в середине строки: «Скоропостижной, о себе много мыслящей вестовщик, прежде и болше всего разглашает, что с его высокоумiем сходнее ; ибо он нi чему верить не хочет, кроме того, что его высокоумiю нравится» (с. 17).

Другие знаки препинания – тире, запятая тире, кавычки, скобки, многоточие – в исследуемом скорописном тексте отсутствуют.

Несмотря на то, что синтаксис рукописных текстов богат сложными моделями предложений, автор текста ограничился лишь пятью знаками препинания. Это говорит о том, что нормирование пунктуационной системы русского языка во второй половине XVIII в. было еще не закончено. Но имеющимися знаками препинания писцы старались выделять самостоятельные смысловые части текста. А это значит, что пунктуационная система уже начинала соотноситься с логико-смысловым членением текста.

Благодаря таким исследованиям мы можем судить о формировании пунктуационных норм и их появлении в языке, а это немаловажно для любой науки.

Изучение пока никем не исследованных рукописных источников, каким является скорописный памятник «Рассуждение о языке», может помочь лингвистам в углублении знаний о культуре речевого общения и послужить учебником для преподавания этики, красноречия и речевого этикета в частности.

Литература

Имсочник

  1. «Рассуждение о языке XVIII в.», рук., КП 12901;

Научная литература

  1. Гадзяцкий С.С., Николаева А.Т. Русская скоропись XV -XVIII вв. -М., 1974.

  2. Глинкина Л.А. Скоропись XVIII века.- Челябинск, 2003.

  3. Белоконь Е.А. Развитие русского письма в конце XVIII – первой четверти XIX в. – М., 1988.

  4. Щепкин В.Н., Щепкина М.В. Палеографическое значение водяных знаков. // Проблемы источниковедения. - М.-Л., 1956.-Т. 6. - С. 325-346.

Просмотров работы: 1598