СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ ЛГБТ+ СООБЩЕСТВА - Студенческий научный форум

XV Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум - 2023

СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ ЛГБТ+ СООБЩЕСТВА

Мельник А.В. 1, Моисеева О.Ю. 1
1ФГБОУ ВО «Морской государственный университет им. адм. Г.И. Невельского»
 Комментарии
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Социальная жизнь, как и сам социум, являются неотъемлемыми частями в формировании человеческого «Я» и неразрывно сопровождают личность на протяжении всего жизненного пути. В наше время особенно трудно себе представить человека, отчужденного от социальной среды и её влияния. Человек вынужден существовать в социальном мире, подчиняться его мнениям, нормам, правилам, устоям и ценностям. Для подобного сосуществования и взаимодействия психика человека в своем наполнении имеет множество способов приспособления к той или иной ситуации. Свойства личности, психологические процессы и явления, протекающие в психике человека, позволяют ему успешно адаптироваться к динамическим условиям окружающего природного и социального мира.

Социально-психологические характеристики – это совокупность определенных социально-психологических явлений, характеризующих личность, её качества и особенности, различные социальные группы, коллективы и т.п. обусловленные либо факторами социальной среды, ее влиянием, либо иными факторами, психологического характера [2].

Социально-психологические характеристики личности и ее формирование зависят от политической ситуации и мировоззрения, культурного наследия, религии, воспитания и отношения субъектов в тех социальных группах, к которым они принадлежат. В процессе личного общения и взаимодействия происходит взаимное влияние одного субъекта взаимодействия на другого, в процессе которого либо формируется общность убеждений и установок, либо она не формируется [5].

Социально-психологическими характеристиками являются: темперамент, характер, способности, интересы, задатки, желания, цели, мировоззрение и т.д.

В данной работе из социально-психологических характеристик авторы акцентируют внимание на социальной пластичности и социальной адаптивности т.к. эти характеристики являются одними из главных компонентов удачного взаимодействия личности с социумом.

Социальная пластичность, как одна из характеристик темперамента, измеряет легкость или трудность установления новых социальных контактов, а также широту или узкость набора коммуникативных программ поведения.

Пластичность проявляется в быстром переходе от одного вида деятельности к другому, в переходе от одного способа мышления к другому в процессе взаимодействия с предметной и социальной средой, стремлении к разнообразию или единообразию в формах деятельности [3].

Адаптивность – способность к адаптации, умение приспосабливаться к существующим требованиям и критериям оценки в человеческом обществе, усваивая нормы и ценности этого общества.

Адаптивность – это соответствие требованиям социальной среды и личностным тенденциям. Он включает в себя реалистичную оценку себя и окружающей действительности, личную активность, гибкость, социальную компетентность. [1]

ЛГБТ-сообщество, или квир-сообщество, – это сообщество людей лесбийской, геевской, бисексуальной, трансгендерной (ЛГБТ) и других ориентаций и полов, объединенных общими интересами, проблемами и целями.

Если говорить о проблемах и препятствиях, с которыми часто сталкиваются представители сообщества ЛГБТ+, то стоит отметить, что наиболее серьезными из них являются социальные проблемы. Именно они в целом влияют на психологическое и эмоциональное состояние представителей сексуальных меньшинств, а так же становятся серьезным препятствием в организации нормальных социальных контактов и жизни в целом.

Представители ЛГБТ+ в большинстве случаев сталкиваются с широко распространенной стигматизацией и дискриминацией в обществе, что негативно сказывается на их благополучии [7].

Проблема гомосексуализма занимает особое место в психологии и медицине. В силу определенных негативных состояний (особенно гомофобии, запугивания и дискриминации) гомосексуалисты имеют высокий риск развития стрессовых расстройств – психогенных депрессий, психосоматических заболеваний, тревожных расстройств. В большой степени это проявляется в сексуальных меньшинствах, поскольку именно эти социальные группы подвергаются ярко выраженному пагубному воздействию стигматизации. Непонимание и неприятие со стороны родителей и других близких людей, откровенная травля со стороны сверстников, социальные предрассудки и стереотипы – все это формирует комплекс базовых факторов, приводящих к проблемам в сфере психического здоровья [4].

В 1975 году гомосексуальность была включена в МКБ-9 как болезнь, относящаяся к группе психосексуальных расстройств. 17 мая 1990 года ВОЗ исключила гомосексуальность из МКБ-10. В МКБ-10 сохранился диагноз эгодистонической сексуальной ориентации, который описывался как стремление больного к смене сексуальной ориентации в связи с дополнительными имеющимися психологическими и поведенческими расстройствами. В МКБ-10 психическим расстройством признана не сама сексуальная ориентация, а связанный с ней значительный психический дискомфорт у некоторых людей, который может привести к желанию ее изменить. В 2014 же году группа разработчиков МКБ-11, назначенная ВОЗ, рекомендовала удалить F66 раздел «Психологические и поведенческие расстройства, связанные с сексуальным развитием и ориентацией», в который входила эгодистоническая сексуальная ориентация. Было отмечено, что, хотя гомосексуальные и бисексуальные люди часто испытывают более высокий уровень дистресса, это связано с более высоким уровнем социальной стигмы и дискриминации и не может считаться психическим расстройством. Задачи с этой категорией лиц можно решить с помощью других категорий МКБ. ВОЗ приняла рекомендации рабочей группы. МКБ-11, утвержденная в 2019 г. и вступившая в силу в январе 2022 г., не содержит каких-либо диагностических категорий, которые можно применять к людям на основании сексуальной ориентации [6].

На данный момент в психодиагностических исследованиях уже есть много работ, посвященных изучению социально обусловленных свойств личности. Поэтому, актуальность данной работы заключается в том, что в ней мы стремимся выявить уровни социальной пластичности и социальной адаптивности присущие представителям ЛГБТ+ сообщества в контексте нынешнего отношения социума к сексуальным меньшинствам.

Целью данного исследования является выявление уровня социальной пластичности и социальной адаптивности у представителей ЛГБТ+ сообщества.

Объектом исследования являются социально-психологические характеристики личности, предметом исследования – уровень социальной пластичности и социальной адаптивности.

Гипотеза исследования: представители ЛГБТ+ сообщества имеют средний либо высокий уровень социальной пластичности и социальной адаптивности.

Методы исследования: теоретический (анализ научной литературы), эмпирические (анкетирование, опрос, интервью), психодиагностический (метод теста).

Методики: опросник структуры темперамента (ОСТ) В.М. Русалова и опросник социально-психологической адаптации (СПА) К. Роджерса и Р. Даймонд.

В исследовании принимали участие 25 человек в возрасте от 20 до 61 года, относящие себя к ЛГБТ+ сообществу. Из которых 14 женщин и 11 мужчин, (один совершивший трансгендерный переход).

Результаты исследования и их обсуждение.По результатам проведенного анкетирования было выявлено, что из 25 испытуемых – 14 представителей женского пола, 10 представителей мужского пола, а также один мужчина, совершивший трансгендерный переход MTFMale to Female» - из мужчины в женщину). В возрасте от 20 до 61 года, разных профессий, в том числе и безработные (5 человек) и разного уровня образования.

При этом свою гендерную идентичность: как женскую ощущают 13 человек, из которых согласно полу 11 женщин и 2 мужчины, один из которых совершил трансгендерный переход; как мужскую ощущают 10 человек, из которых согласно полу 3 женщины и 7 мужчин; как бигендера себя ощущает 1 представитель мужского пола, и один мужчина ответил что не уверен в своем гендерном самоощущении.

В распределении испытуемых, в зависимости от их сексуальной ориентации, получились следующие результаты: 6 представителей мужского пола (включая трансгендерного мужчину) относят себя к геям; 6 представителей женского пола относят себя к лесбиянкам; 2 представителя женского пола относят себя к пансексуалам, и 11 испытуемых относят себя к бисексуалам (8 женщин и 3 мужчин).

Исходя из распределения сексуальных ролей, было выявлено, что: 4 испытуемых (3 женщины и 1 мужчина) предпочитают активную роль в сексуальных отношениях, 8 испытуемых (2 женщины и 6 мужчин) предпочитают пассивную роль, и 13 испытуемых (9 женщин и 4 мужчины) занимают универсальную роль.

18 из 25 испытуемых никогда не обращались к психологу (но двое планируют это сделать в ближайшее время), соответственно, 7 человек имели подобный опыт.

12 человек считают, что их сексуальная ориентация является следствием врожденной данности и они всегда были такими, 10 испытуемых считают, что сексуальная ориентация является следствием их осознанного личного выбора, двое рассматривают оба вышеизложенных варианта в совокупности и один респондент затруднился ответить на этот вопрос.

В вопросе семейного положения, как родительской, так и своей собственной семьи можно сделать следующее выводы:

в отношении родительской семьи: у 15 испытуемых родительская семья полная, у 9 не полная и один испытуемый ответил, что он сирота.

в отношении собственной семьи: у 12 человек отсутствует семья/партнер, у 7 испытуемых имеется постоянный партнер, 5 из 25 опрошенных есть нетрадиционная семья, и один испытуемый имеет одновременно и традиционную семью и постоянного однополого партнера.

Рассматривая открытость перед социумом результаты следующие:

полный официальный камин-аут был только у 3 человек, 9 из 25 испытуемых провели частичный камин-аут, а у 13 респондентов подобного события не было вовсе.

соответственно 3 человека полностью открыты перед всем своим окружением, относительно своей принадлежности к ЛГБТ+, 4 испытуемых полностью скрывают свою причастность к данному сообществу, а остальные 17 человек открыли свою тайну лишь ограниченному доверенному кругу лиц.

В данном исследовании была проинтерпретирована методика «ОСТ» В.М. Русалова только по шкале социальной пластичности как одной из составляющих свойств темперамента (рисунок 1).

Рисунок 1. Уровень социальной пластичности представителей ЛГБТ+ сообщества по методике В.М. Русалова «Определение свойств темперамента».

По результатам методики В.М. Русалова «Определение свойств темперамента» в нашей выборке можно сказать, что низкий уровень (от 0 до 3 баллов) социальной пластичности имеет большинство испытуемых в количестве 10 человек. Такие люди чаще всего испытывают трудности в подборе форм социального взаимодействия, у них отмечается низкий уровень готовности к вступлению в социальные контакты и низкий уровень стремления к поддержанию монотонных контактов.

9 из 25 испытуемых имеют средний уровень (от 4 до 8 баллов) социальной пластичности. Респонденты, имеющие средние значения уровня социальной пластичности, способны изменять своё поведение при общении с разными людьми и достаточно легко и быстро вступать в новые социальные контакты, однако склонны к поддержанию ограниченного круга общения. Они стремятся к контактам с людьми и неплохо умеют приспосабливаться к изменяющимся условиям, но тем не менее, для них делать это порой бывает весьма непросто.

Соответственно, всего 6 человек из выборки имеют высокий уровень (от 9 до 12 баллов) социальной пластичности, что говорит о широком наборе коммуникативных программ у таких людей. Для них характерна легкость вступления в социальные контакты, хорошая скорость и пластичность переключения в процессе общения на различные темы и ситуации, а также коммуникативная импульсивность и наличие большого количества коммуникативных заготовок.

В исследовании также была проинтерпретирована методика «СПА» К. Роджерса и Р. Даймонд только по шкалам «адаптивность», «дезадаптивность» и интегральной шкале адаптации (рисунки 2, 3, 4).

Рисунок 2. Уровень адаптивности у представителей ЛГБТ+ сообщества по методике К. Роджерса и Р. Даймонд «Социально-психологическая адаптация».

Рисунок 3. Уровень дезадаптивности у представителей ЛГБТ+ сообщества по методике К. Роджерса и Р. Даймонд «Социально-психологическая адаптация».

По результатам методики К. Роджерса и Р. Даймонд «Социально-психологическая адаптация» можно установить, что по шкале «адаптивность» 9 из 25 испытуемых имеют высокие показатели (от 137 до 204 баллов), у 16 респондентов выявлен средний уровень адаптивности (от 68 до 136 баллов). При этом ни у одного из испытуемых не был выявлен низкий уровень адаптивности (от 0 до 67 баллов).

В то же время по шкале «дезадаптивность» высокий уровень был выявлен у 6 человек (от 137 до 204 баллов), средний уровень дезадаптивности проявляется у 14 испытуемых (от 68 до 136 баллов), а у 5 респондентов был отмечен низкий уровень дезадаптивности (от 0 до 67 баллов).

Рисунок 4. Уровень адаптивности представителей ЛГБТ+ сообщества по методике

К. Роджерса и Р. Даймонд «Социально-психологическая адаптация».

Исходя из вышеизложенного, можно сформировать интегральный показатель адаптации. Высокий уровень адаптации (от 61 до 100 баллов) имеют 12 из 25 испытуемых, что говорит о том, что такие люди успешно используют имеющиеся условия общественной жизни, конструктивно гармонизируя их с реализацией своих целей, ценностей и стремлений. Соответственно адаптивное поведение характеризуется успешностью принимать решения и проявлять инициативу.

Средний уровень адаптации (от 40 до 60 баллов) выявлен у 11 респондентов, что подразумевает наличие умеренной приспособляемости человека к условиям взаимодействия c другими в системе межличностных отношений. У таких людей чаще всего цели совпадают с ценностными ориентациями личности и с достигнутыми результатами в процессе общения. Их намерения в основном соответствуют действиям, планы – с воплощением, мотивация действия – с его результатами.

И всего для двух человек характерен низкий уровень адаптации (от 0 до 39 баллов), который свидетельствует о незрелости личности и её дисгармонии в сфере принятия решений. У таких людей вероятны неоднократные неудачные попытки в реализации целей и налаживании социальных связей.

Проводя сравнительный анализ результатов по методикам В.М. Русалова «Опросник структуры темперамента» и К. Роджерса и Р. Даймонд «Опросник социально-психологической адаптации», можно сделать выводы, что как социальная адаптивность, так и социальная пластичность в структуре социально-психических характеристик личности являются одними из важнейших элементов для удачного существования человека в социуме. Наше исследование выявило наличие у большинства респондентов средних и высоких уровней по данным показателям. Это значит, что способность взаимодействия этих людей с социумом, коммуникативная гибкость и приспособление к морально-ценностным ориентациям общества помогает им без проблем эффективно взаимодействовать с обществом и являться полноправной частью социальной структуры вне зависимости от своих личностных особенностей, таких как самоощущение или гендерное предпочтение.

Исход из полученных в ходе исследования данных, можно сделать выводы, что 15 из 25 испытуемых имеют средние и высокие показатели уровня социальной пластичности и 23 из 25 респондентов имеют средние и высокие показатели уровня социальной адаптивности. Данные результаты говорят, что взаимодействие данных людей с социумом происходит достаточно плавно, а испытуемые, имеющие средние и высокие уровни социальной пластичности и социальной адаптивности, по большей части удачно коммуницируют с окружающими людьми, легко идут на контакт и во время беседы довольно спокойно и открыто говорят о своей сексуальной ориентации, страхах и предпочтениях. Эти данные подтверждают выдвинутую нами в начале исследования гипотезу о том, что представители ЛГБТ+ сообщества имеют средний либо высокий уровень социальной пластичности и социальной адаптивности.

Практическая значимость исследования состоит в выявлении уровня тех социально-психологических характеристик, которые помогают людям, не относящимся к общественному пониманию нормальных (одобряемых) отношений, удачно существовать в социальной жизни без страха осуждения или отторжения социумом.

Кроме того, по результатам исследования было выявлено несколько респондентов (2 из 25 человек), которые имеют низкий уровень как социальной пластичности, так и социальной адаптивности. Эти испытуемые также были весьма закрыты и кратки в своих ответах либо из-за неокончательно сформированной собственной позиции в отношении своей ориентации, либо из-за предшествующего негативного опыта в общении на подобные темы. Оба респондента предпочитают скрывать информацию в отношении своей половой идентификации и сексуальной ориентации от социума (за исключением лишь нескольких осведомленных близких людей), и, следовательно, ни один из них не совершал камин-аут. Также они оба являются бисексуалами с универсальной сексуальной ролью, однако подобные уточнения не являются показательными.

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Список литературы

1. Аксенова Е.С. Взаимосвязь социально-психологической адаптивности и толерантности к неопределенности у студентов-психологов // Baikal Research Journal. 2022. Т. 13. № 2. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: https://www.elibrary.ru/download/elibrary_48664528_55958230.pdf (дата обращения: 26.12.2022).

2. Андреева Г. М. Социальная психология: учебник для высших учебных заведений. – М.: Аспект Пресс, 2008. – 365 с.

3. Гребень Н.Ф. Психологические тесты для профессионалов. – Минск: Современная школа, 2007. – 496 с.

4. Ерзин А.И., Семенова Т.С. Стигматизация и стрессовые расстройства у подростков с гомосексуальной ориентацией // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. 2017. T. 9. № 5(46) [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://www.medpsy.ru/mprj/archiv_global/2017_5_46/nomer07.php (дата обращения: 26.12.2022).

5. Майерс Д. Социальная психология. Д. Майерс. – СПб.: Питер 2019 г. – 800 с.

6. Международная классификация болезней одиннадцатого пересмотра (МКБ-11). –Женева: ВОЗ, 2022. – 584 с.

7. Мейер И.Х. Предрассудки, социальный стресс и психическое здоровье среди лесбиянок, геев и бисексуалов: концептуальные вопросы и данные исследований // Психологический вестник. 2003. Вып. 129. № 5. С. 674-697.

Просмотров работы: 109