СОЦИАЛЬНО- ПЕРЦЕПТИВНАЯ КОМПЕТЕНТНОСТЬ ПОДРОСТКОВ, НАХОДЯЩИХСЯ В СОЦИАЛЬНО- РЕАБИЛИТАЦИОННОМ ЦЕНТРЕ ДЛЯ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ - Студенческий научный форум

XV Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум - 2023

СОЦИАЛЬНО- ПЕРЦЕПТИВНАЯ КОМПЕТЕНТНОСТЬ ПОДРОСТКОВ, НАХОДЯЩИХСЯ В СОЦИАЛЬНО- РЕАБИЛИТАЦИОННОМ ЦЕНТРЕ ДЛЯ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ

Михалева А.Е. 1, Орлова А.В. 1
1Морской государственный университет им. адм. Г.И. Невельского
 Комментарии
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Социально-перцептивная компетентность является способностью человека использовать социально-перцептивные механизмы, уровень их развития у индивида. Если обращаться к определению, социально – перцептивная компетентность – это точность восприятия социальных объектов (например, других людей в организации) [1]. Это социально-психологическое свойство, отражающее определенный уровень развития личности и включающее в себя следующие составляющие: знания закономерностей социальной перцепции, умения и эмоциональные отношения, связанные с восприятием, оценкой и пониманием людей. Слабо развитая, либо же совсем не развития социально-перцептивная компетенция лишает человека возможности успешно взаимодействовать с социумом, мешает его адаптации и социализации. Неточная, стереотипная социальная перцепция ведет к возникновению ложных конфликтов, основанных на ошибочном приписывании другим людям недружественных намерений, на преуменьшении их желания и умения работать и т.п. Можно выделить четыре структурных компонента социально-перцептивной компетентности: когнитивный, эмоционально-волевой, перцептивный, поведенческий.

Когнитивный компонент представляет собой проявленную способность использовать свои знания, навыки и опыт для успешной творческой деятельности. Эмоционально-волевой компонент является способностью регулировать и управлять своими эмоциональными процессами, стремление и способность реализовывать свой потенциал. Перцептивный компонент определяет способность к точному и адекватному восприятию предметов и явлений окружающего мира. Поведенческий компонент же проявляется в способности и готовности к принятию ответственности за результаты своей деятельности.

Социально-перцептивная компетенция являет собой совокупность знаний и умений, способствующих познанию, пониманию и оцениванию социальных объектов, отношений между ними, и, формирующихся в процессе социального взаимодействия. Одним из важных компонентов, помогающих нам определить способность человека к социальной перцепции, является социальный интеллект.

Концепция социального интеллекта изначально была предложена американским психологом Э. Торндайком. Он рассматривал социальный интеллект как познавательную специфическую способность, которая обеспечивает успешное взаимодействие с людьми, подчеркивая, что основная функция социального интеллекта – прогнозирование поведения. В дальнейшем, после появления самого понятия социальный интеллект получил широкое распространение среди зарубежных (Г. Айзенк, Х. Гарднер, Дж. Гилфорд, Г. Оллпорт, Р. Стернберг и др.) и отечественных исследователей (Ю.И. Емельянов, М.И. Бобнева, Е.С. Михайлова-Алешина, О.Б. Чеснокова, Г.П. Геранюшкина, Н.А. Кудрявцева и др.). Из определений социального интеллекта, рассматриваемых в разных теориях, можно сделать вывод, что все исследователи так или иначе сводят сущность феномена к способностям, связанным с познанием, пониманием, применением той или иной социальной информации и информации о поведении и взаимодействии.

Данный термин в психологии является относительно новым, и существуют различные подходы к его пониманию, в том числе противоречивые, что вызывает трудность выделить одну основную концепцию.

Однако особого внимания заслуживает факторно-аналитическая теория Дж.Гилфорда, по сей день она занимает особое место в развитии теории социального интеллекта. Дж. Гилфорд понимает социальный интеллект как систему интеллектуальных способностей, независимых от фактора общего интеллекта и связанных, прежде всего, с познанием поведенческой информации.

Возможность измерения социального интеллекта вытекала из общей модели структуры интеллекта Дж. Гилфорда [3]. Факторно-аналитические исследования, проводимые Дж. Гилфордом более 20 лет с целью разработки тестовых программ измерения общих способностей, завершились созданием кубической модели структуры социального интеллекта.

Дж. Гилфорд в анализе социального интеллекта выделил одну операцию – познание и сосредоточил свои исследования на познании поведения. В результате многолетних исследований, автором была определена следующая структура социального интеллекта, включающая шесть факторов:

- познание элементов поведения;

- познание классов поведения;

- познание отношений поведения;

- познание систем поведения;

- познание преобразований поведения;

- познание результатов поведения [3].

Модель структуры социального интеллекта Дж.Гилфорда на данный момент является наиболее распространенной и практически применимой.

В социальной психологии активно рассматривается влияние не только общения на личность, но и личности на общение. Одним из влияющих факторов являются так называемые барьеры общения, социально-психологические характеристики личности, которые вызывают у нее затруднения в общении с социумом. Современная социальная психология, рассматривая социальную проблему личности, обращается, в том числе и к социально-перцептивной компетентности, что дает нам право в данной работе рассматривать социально-психологические характеристики личности как ее компонент. Социально-перцептивные способности личности напрямую влияют на успешность личности в общении, и, наоборот, барьеры общения, существующие у индивида, влияют на уровень его социально-перцептивной компетентности.

Б.Д. Парыгин определяет барьеры как осознаваемые или неосознаваемые «трудности и препятствия (общепсихологического и социально-психологического характера), которые возникают между индивидами, вступающими друг с другом в психологический контакт» [2]. Он предлагает различать два вида социально-психологических барьеров: внутренние барьеры личности, связанные с такими образованиями, как нормы, установки, ценности, а также с такими личностными особенностями, как ригидность, конформность, слабоволие и т. д.; барьеры, причина которых находится вне личности: непонимание со стороны другого человека, дефицит информации и т. д.

Взяв за основу структуру общения (перцептивная, интерактивная и коммуникативная составляющие), можно соответственно классифицировать и барьеры общения.

1. Барьеры восприятия и понимания:

- эстетический (внешнее впечатление крайне неблагоприятно);

- социальный (различия в социальном положении);

- барьер отрицательных эмоций (страха, гнева, обиды, раздражения, настроения, страдания, горя, стыда и вины, презрения, отвращения, брезгливости);

- барьер установки (срабатывают стереотипы или предварительно сформированные негативные установки по отношению к фирме, организации, вам лично);

- барьер психологической защиты (когда человек уверен в себе, у него есть комплексы и он выстраивает свое поведение с позиции обороны, самозащиты).

2. Барьеры взаимодействия:

- барьер стилей общения;

-этический барьер (нравственная несовместимость деловых партнеров);

- мотивационный барьер (различие мотивов вступления в контакт);

- барьер техники и навыков общения;

- барьер характера.

3. Барьер коммуникации:

- барьер речи;

- барьер слушания;

- барьер модальностей (различные репрезентативные системы);

- некомпетентность.

Исходя из всего вышесказанного, мы можем сделать вывод, что наличие у субъекта общения барьеров имеет прямое отношение к его способности выстраивать успешное взаимодействие с окружающими, влияет на уровень социально-перцептивной компетентности личности.

Для исследования социально-перцептивной компетентности подростков, содержащихся в социально-реабилитационном центре для несовершеннолетних, нами были выбраны следующие методики: тест «Социальный интеллект» Дж. Гилфорда и опросник «Социально-психологические характеристики общения» за авторством В.А. Лабунской.

Эмпирическую выборку нашего исследования составили 9 подростков, содержащихся в социально-реабилитационном центре для несовершеннолетних «Парус Надежды» г. Владивосток.

Гипотеза нашего исследования состояла в том, что подростки, находящиеся в социально-реабилитационном центре для несовершеннолетних имеют высокий уровень социально-перцептивной компетентности.

При проведении психодиагностического тестирования с помощью методики «тест Социальный интеллект Гилфорда» были получены следующие результаты, представленные в Таблице 1.

Таблица 1. Результаты проведения методики «тест Социальный интеллект Гилфорда» в стандартных баллах.

№ испытуемых

Субтест 1

Субтест 2

Субтест 3

Субтест 4

Композитная оценка

1

3

3

3

2

3

2

3

2

2

2

2

3

3

2

2

2

2

4

3

3

3

3

3

5

3

2

2

2

2

6

3

2

3

2

2

7

2

2

2

2

2

8

3

2

2

2

2

9

3

1

2

2

2

По результатам, представленным в таблице, можно сделать определенные выводы.

По первому субтесту, который определяет способность предвидеть последствия поведения, у всех испытуемых, за исключением одного ( № 7) наблюдаются средний уровень способностей, что является средневыборочной нормой.

По второму субтесту, который определяет способность к логическому обобщению, выделению общих существенных признаков в различных невербальных реакциях человека, средний уровень способностей наблюдается только у двоих испытуемых (№ 1 и №4). У одного испытуемого (№ 9) наблюдается низкий уровень способностей. У остальных ниже среднего. Лица с низкими оценками по субтесту плохо владеют языком телодвижений, взглядов и жестов. В общении такие люди в большей степени ориентируются на вербальное содержание сообщений. И они могут ошибаться в понимании смысла слов собеседника потому, что не учитывают (или неправильно учитывают) сопровождающие их невербальные реакции.

По третьему субтесту, который определяет способность понимать изменение значения сходных вербальных реакций человека в зависимости от контекста вызвавшей их ситуаций, средний уровень наблюдается у трех испытуемых (№1, №4,№6). У остальных испытуемых уровень ниже среднего. Лица с низкими оценками по субтесту плохо распознают различные смыслы, которые могут принимать одни и те же вербальные сообщения в зависимости от характера взаимоотношений людей и контекста ситуации общения. Такие люди часто «говорят невпопад» и ошибаются в интерпретации слов собеседника.

По четвертому субтесту, который измеряет способность понимать логику развития ситуаций взаимодействия и значение поведения людей в этих ситуациях, средний уровень развития способностей наблюдается у одного испытуемого (№4), у остальных уровень ниже среднего. Лица с низкими оценками по субтесту испытывают трудности в анализе ситуаций межличностного взаимодействия и, как следствие, плохо адаптируются к разного рода взаимоотношениям между людьми (семейным, деловым, дружеским и другим).

На основе композитной оценки определяется общий уровень социального интеллекта. Средний уровень социального интеллекта, который является средневыборочным, наблюдается у двух испытуемых (№1 и №4), у остальных уровень социального интеллекта ниже среднего. Лица с низким социальным интеллектом могут испытывать трудности в понимании и прогнозировании поведения людей, что усложняет взаимоотношения и снижает возможности социальной адаптации. Низкий уровень социального интеллекта может в определенной степени компенсироваться другими психологическими характеристиками (например, развитой эмпатией, некоторыми чертами характера, стилем общения, коммуникативными навыками), а также может быть скорректирован в ходе активного социально-психологического обучения.

Мы можем отметить, что лучшие показатели у группы наблюдаются по первому субтесту, успешное выполнение которого предполагает умение ориентироваться в невербальных реакциях участников взаимодействия и знание нормо-ролевых моделей и правил, регулирующих поведение людей.

Самые низкие показатели по группе наблюдаются по четвертому субтесту, успешное выполнение которого предполагает способность адекватно отражать цели, намерения, потребности участников коммуникации, предсказывать последствия их поведения.

По результатам проведения методики «Тест Социальный интеллект Гилфорда» у подростков, находящихся в социально-реабилитационном центре для несовершеннолетних, можно констатировать средний и среднеслабый уровень социального интеллекта.

При проведении психодиагностического тестирования с помощью опросника «Социально-психологические характеристики общения» были получены следующие результаты, представленные в Таблице 2.

Таблица 2. Результаты по опроснику «Социально-психологические характеристики общения»

№ испытуемых

ЭР

СП

ОО

НВ

УО

1

8,37

6,75

5,4

6,48

10,07

2

7,29

8,64

8,1

7,29

5,3

3

6,48

8,1

8,64

6,75

9,01

4

8,64

7,56

11,34

10,53

5,83

5

7,02

10,26

12,96

10,26

9,54

6

10,26

11,61

11,34

9,18

12,19

7

9,99

10,26

7,02

5,94

7,95

8

5,4

6,48

8,37

8,64

9,01

9

8,37

9,72

12,69

12,96

9,54

По результатам, представленным выше, можно сделать следующие выводы. Самые выраженные барьеры общения можно диагностировать по группе характеристик «отношения-обращения». У всех испытуемых, кроме двух (№ 1 и № 7) наблюдаются высокие результаты по данной группе характеристик. Повышенная чувствительность группы наблюдается по таким характеристикам общения, как властное отношение к другим людям, высокомерное отношение к другим людям, подозрительное отношение к другим людям, заинтересованное отношение к другому человеку.

Наименее выраженные барьеры общения наблюдаются по группе характеристик «экспрессивно-речевые». Общая повышенная чувствительность группы наблюдается только к такой характеристике общения, как несоответствие лица партнера его словам.

Проявленность барьеров по остальным группам характеристикам находится приблизительно на одном уровне.

Среди социально-перцептивных особенностей партнеров у подростков, находящихся в социально-реабилитационном центре для несовершеннолетних, повышенная чувствительность наблюдается по таким характеристикам, как привычка судить о человеке по его внешности, неумение поставить себя на место другого человека, а так же проницательность.

Среди навыков организации взаимодействия общую для группы испытуемых повышенную чувствительность мы можем отметить по таким характеристикам партнеров, как стремление занимать в общение ведущую позицию и неумение аргументировать свои замечания и предложения.

И по последней группе характеристик, которая включает в себя все, что можно обозначить как условия общения, повышенная чувствительность наблюдается по наличию посторонних людей и самочувствию партнера.

По результатам опросника «Социально-психологические характеристики общения» мы можем сделать вывод о том, что подростки, содержащиеся в социально-реабилитационном центре для несовершеннолетних, являются субъектами затрудненного общения, обладают выраженными барьерами общения.

По результатам опросника «Социально-психологические характеристики общения» мы можем сделать вывод о наличии у испытуемых значительного количества барьеров общения, что так же мешает им выстраивать успешное взаимодействие с окружающими, грамотно оценивать собеседника, адекватно воспринимать социально-перцептивные особенности партнера.

Подводя итог всего вышесказанного, подростки, находящиеся в социально-реабилитационном центре для несовершеннолетних «Парус Надежды» имеют слабые способности к социальной перцепции, низкий уровень социального интеллекта и значительное количество барьеров общения, а, следовательно, слабо развитую социально-перцептивную компетентность.

Наша гипотеза, что подростки, находящиеся в социально-реабилитационном центре для несовершеннолетних «Парус Надежды», имеют высокие показатели социально-перцептивной компетентности, не подтвердилась.

Полученные нами данные актуальны в свете дальнейшей оптимизации психологически-педагогического сопровождения и развития социально – перцептивной компетентности подростков, находящихся в социально-реабилитационных учреждениях.

1. Бодалев, А.А. Восприятие и понимание человека человеком / А.А. Бодалев. – М.: Изд-во Моск. ун-та, 1982. – 200 с.

2. Парыгин Б.Д. Психологический барьер и его природа // Социальная психология и философия: Сб. статей / Под ред. Б.Д. Парыгина. Л.: ЛГПИ, 1975, Вып. 3. С. 3–13.

3. Ушаков Д.В. Социальный интеллект как вид интеллекта // Социальный интеллект: Теория, измерение, исследования /Под ред. Д.В. Люсина, Д.В. Ушакова. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2004. С.18.

Просмотров работы: 30