РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ МНОГОДЕТНЫХ СЕМЕЙ В МАСС-МЕДИА КАК ФАКТОР СОЦИАЛЬНОЙ АДАПТАЦИИ - Студенческий научный форум

XIV Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум - 2022

РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ МНОГОДЕТНЫХ СЕМЕЙ В МАСС-МЕДИА КАК ФАКТОР СОЦИАЛЬНОЙ АДАПТАЦИИ

Борисова О.С. 1
1Ульяновский государственный педагогический университет имени И.Н. Ульянова, 3 курс
 Комментарии
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

В современном мире в условиях глобальной трансформации общества, появления цифрового пространства и социальных сетей, глобальных процессов ослабления семьи как социального института [6], особенно – семьи многодетной, изучение влияния института масс-медиа на семьи является перспективной и актуальной проблемой.

Особую значимость приобретает аспект репрезентации многодетной семьи как благополучной, формирование ее положительного имиджа, в то время как на современном этапе многодетная семья все чаще связывается с безответственным или даже девиантным родительством [1].

Под репрезентацией многодетной семьи в масс-медиа понимается представленность, отражение образа многодетной семьи, ее свойств, характерных отношений и процессов в ней в медиапространстве.

Ситуация усугубляется и тем, что и до нынешнего этапа развития масс-медиа образ многодетной семьи в российском обществом был противоречивым [8]. Исследователями отмечается, что причиной отрицательного образа многодетной семьи (сформировавшемуся в 1990-е) было отсутствие государственной политики в ее отношении, бедственное положение большинства семей, их репрезентация в популярных ток-шоу.

Усиливает актуальность проблемы и тот факт, что около десяти процентов семей в России являются многодетными, их доля растет, и уже превышает полтора миллиона человек.

Ряд российских исследований показывают, что в современных масс-медиа все еще существует семантически-неблагоприятный контекст явления многодетности. Так, в исследовании 2018 года (проведенном на базе публикаций URA.RU, Аргументы и Факты Урал, ТАСС-Урал, РИА Новости) отмечается, что 84,1% публикаций о многодетных семьях в региональных СМИ носят нейтральный характер, 11,5% - негативный и только 4,2% - позитивный [6].

Таким образом, авторы фиксируют вывод, что в современной медиасфере как норма воспринимается малодетный образ жизни, а многодетные семьи воспринимаются как отклонение от нормы, «...нетипичное для российской действительности...» [6].

Это подтверждают и иные исследования [8]. В частности, указывается, что нейтральный образ многодетной семьи в публикациях СМИ, как правило, связан с информированием о государственных инициативах по их поддержке, в то время, как негативный – с освещением происшествий или криминальных событий, а позитивный образ отсутствует в массовой повестке, позитивная тональность является малопредставленной.

К современному медиапространству, к ресурсам масс-медиа принято относить не только традиционные СМИ, но и социальные сети.

Но и анализ социальных сетей показывает схожие выводы: «...[с многодетными семьями] у пользователей ассоциируются бедность, девиантное поведение, трудная жизненная ситуация в семье и др. Этот образ является причиной возникновения в обществе неодобрения такого социально-репродуктивного поведения...» [2].

Отдельно формируются негативный и позитивный образ матери в многодетной семье – с преобладанием первого, который описывает «...женщину асоциального поведения...». В других исследованиях респонденты описывают многодетную маму как «несчастную женщину», и даже в студенческой среде существует образ асоциальности многодетных семей [1].

Между тем, еще 2006 году, в Послании президента РФ Федеральному собранию четко обозначена заинтересованность государства в росте рождаемости, определен образец репродуктивного поведения граждан, с 2007 года, государственную политику в области семьи можно характеризовать как пронаталистскую [9]

Тенденция к улучшению отношения к многодетным семьям отмечается только в последние годы [8].

При этом современном этапе формирование имиджа многодетной семьи имеет особое значение для социальной адаптации многодетных семей, поскольку от него зависят социальные контакты семьи, психологический климат, социальные отношения, модели поведения.

По определению Д.В. Ольшанского, социальная адаптация - это вид взаимодействия личности или социальной группы с социальной средой, в ходе которого согласовываются требования и ожидания его участников [4]. Этот процесс в современном мире непосредственно связан с масс-медиа, поскольку последние формируют стереотипы о требованиях и ожиданиях социальной среды (в части многодетных семей – стереотип об их «неблагополучии»), а так же потому, что современные масс-медиа сами по себе формируют особое пространство для коммуникаций – медиареальность [4].

Таким образом, связь социальной адаптации многодетных семей с институтами масс-медиа состоит в конструировании последними позитивного имиджа многодетной семьи, репрезентации без дискриминации, что сформирует соответствующие требования и ожидания социальной среды.

Репрезентация многодетной семьи в медиареальности, следует из вышеизложенного, выступает фактором социальной адаптации, значимость которого трудно переоценить.

В условиях, когда СМИ и социальные сети демонстрируют образ неблагополучной многодетной семьи, реальная и благополучная многодетная семья вынуждена либо принимать эту навязанную социальную модель, или сталкиваться с несоответствием ожиданий социума, что затрудняет процесс социальной адаптации. В то же время реальная неблагополучная многодетная семья адаптируется к ожиданиям социума, демонстрируя именно ту модель, которую репродуцируют масс-медиа.

Связь процессов социальной адаптации и масс-медиа устанавливается не только по отношению к группе «многодетные семьи»; в частности ряд исследований [5] указывают на значительную степень влияния СМИ на социальную адаптацию лиц с ограниченными возможностями здоровья.

Ситуация значительно усугубилась в период пандемии COVID-19 [10], поскольку традиционные социальные связи оказались в значительной мере утеряны, уступив место коммуникациям в медиапространстве.

Там многодетные семьи ожидал устойчивый стереотип об их неблагополучии, что не только затруднило процессы социальной адаптации, но и в ряде случаев могло привести к дезадаптации, из-за чего многодетным семьям могли потребоваться дополнительные ресурсы социальной поддержки.

Более того, ряд новейших публикаций показывает, что имидж многодетной семьи у социальных и государственных институтов меняется с рождением каждого последующего ребенка в худшую сторону (включая имидж среди представителей власти, здравоохранения, коммунальной сферы и т.д.) [3], что, в свою очередь, не может не затрагивать репрезентацию группы в масс-медиа. Отдельно в масс-медиа происходит генерация специфических мифов о многодетных, зачастую имеющих негативную коннотацию [7].

Для решения проблем многодетных семей правительством предпринимаются беспрецедентные меры: российский парламент принял 106 законов, направленных на поддержку многодетных семей, в послании Федеральному собранию на эту тему обратил особое внимание Президент России Владимир Путин. Новые меры поддержки включают выделение денежных средств на погашение ипотечных займов, единоразовые денежные выплаты и пособия, охватывающие практически весь период взросления детей.

Анализ зарубежных публикаций на тему репрезентации многодетных семей в масс-медиа показывает, что дискурс отечественной науки диаметрально противоположен международному дискурсу, что связано с фундаментальными отличиями в приоритетах национальной политики.

В частности, ряд зарубежных публикаций непосредственно посвящены роли масс-медиа в депопуляризации многодетности, в сокращении рождаемости [11], пропаганде в масс-медиа использования средств контрацепции для предотвращения многодетности [12], использованию масс-медиа для пропаганды планирования семьи, впротивовес традиционной многодетности [13], многодетности как проблеме, которая может быть решена, в том числе, с использованием масс-медиа, и характерна для определенных регионов (таких, как Африка).

Отдельные публикации посвящены критической расовой теории и этнической идентичности в многодетных смешанных семьях [13], однако именно непосредственно социальная адаптация самих многодетных семей в зарубежном научном дискурсе не рассматривается.

Это связано как с антинаталистскими (в противовес российским наталистским) приоритетами социальной политики, так и с особенностями всей структуры социальной работы в Европе и США, кардинально отличающихся от российских.

При этом обращает на себя внимание то обстоятельство, что современное медиапространство является интернациональным, иными словами, приоритеты, расставляемые в соответствии с западными ценностями, могут распространяться в российском пространстве, еще сильнее усугубляя проблемы социальной адаптации многодетных семей (которые, в западной науке, сами могут рассматриваться как требующая решение проблема).

Таким образом, выводы к настоящей статье можно сформулировать следующим образом:

- Процесс социальной адаптации предполагает взаимодействие личности и социальной среды, в ходе которого согласовываются требования и ожидания его участников;

- Масс-медиа могут выступать как в роли социальной среды, к которой нужно адаптироваться (медиапространство) так и в роли архитектора требований и ожиданий реальной социальной среды;

- В 1990-е годы в России сложился негативный стереотип о многодетных семьях, который репродуцируется масс-медиа, что усложняет процессы социальной адаптации;

- В то же время сама по себе социальная адаптация многодетных семей и изменение общественного дискурса вписываются в наталистские приоритеты государственной политики России, стимулирующие многодетность;

- Однако это противоречит приоритетам стран запада (и западной научной школы), формирующим антинаталистский дискурс, направленный не на стимулирование многодетности, а на стигматизацию многодетности, и через это – на снижение рождаемости, контролирование популяции, особенно – в регионах, демонстрирующих традиционные ценности, враждебные западным ценностям.

Список литературы:

Архипова Л.Ю. Образ многодетности в репрезентациях социума (региональный аспект) // Universum: медицина и фармакология. 2019. №7 (62).

Банных Г.А., Зайцева Е.В., Костина С.Н., Кузьмин А.И. Образ многодетной матери в пространстве российского интернета // Социум и власть. 2019. №1 (75).

Бухтиярова И.Н,, Грудина Т.Н. Образ многодетной семьи глазами общественного мнения // Социодинамика. 2017. №5.

Гернега К. С., Огурцова У. А. Социально-психологическая адаптация личности в условиях медиареальности // Россия: тенденции и перспективы развития. 2018. №13-1.

Домбровская А.Ю. Измерение влияния средств массовой информации на социальную адаптацию людей с ограниченными возможностями здоровья // Вестник Института социологии. 2012. №4.

Зайцева Е.В., Костина С.Н. Формирование СМИ имиджа многодетности // МНИЖ. 2019. №12-2 (90).

Каирова И. А. Современные семейные мифы в пространстве массовых коммуникаций // Гуманитарные и социальные науки. 2011. №6.

Костина, С. Н. Многодетность в российских массмедиа: результаты контент-анализа / С. Н. Костина, Г. А. Банных // Мир науки. Социология, филология, культурология. – 2019. – Т. 10. – № 4. – С. 55.

Павлычева Т.Н. Современная Российская семейная политика и модели семейных отношений в государственных печатных СМИ (на примере "Российской газеты") // Личность, семья и общество: вопросы педагогики и психологии. 2016. №12 (69).

Романова А.В. Неформальные ресурсы социальной поддержки многодетных семей // Социология. 2021. №4.

Barber J. S., Axinn W. G. New ideas and fertili ty limitation: The role of mass media //Journal of marriage and family. – 2004. – Т. 66. – №. 5. – С. 1180-1200.

Parr N. et al. Mass media promotion of family planning and the use of modern contraception in Ghana. – 2001.

Pfeffer K. Ethnic identity in Nigerian children of black-white mixed marriages. The relationship between child rearing practices and ethnic identification in interracial (Yoruba/Oyinbo) and Yoruba familes in Nigeria : дис. – University of Bradford, 2009.

Westoff C. F., Bankole A. Mass media and reproductive behavior in Africa. – Calverton, Maryland, USA : Macro International, 1997.

Westoff C. F., Rodriguez G. The mass media and family planning in Kenya //International family planning perspectives. – 1995. – С. 26-36.

Просмотров работы: 0