ПРИНЦИП НАЦИОНАЛЬНОГО ПАРИТЕТА И МЕЖНАЦИОНАЛЬНОГО ПАРТНЕРСТВА В НАЦИОНАЛЬНОЙ ПОЛИТИКЕ (НА ПРИМЕРЕ РД) - Студенческий научный форум

XIV Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум - 2022

ПРИНЦИП НАЦИОНАЛЬНОГО ПАРИТЕТА И МЕЖНАЦИОНАЛЬНОГО ПАРТНЕРСТВА В НАЦИОНАЛЬНОЙ ПОЛИТИКЕ (НА ПРИМЕРЕ РД)

Магомедова А.И. 1
1Дагестанский государственный университет
 Комментарии
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Современные проблемы национальной политики в Республике Дагестан обусловлены национальной политикой в этой сфере жизни русской общины, а также состоянием ситуации в многонациональной Республике. Содержание национальной политики и связанных с ней решений в рассматриваемый период диктовалось сугубо национальными интересами российского государства. Проводниками этой политики были органы управления местных органов власти. Их влияние на его содержание было минимальным в первые десятилетия становления (1921-1937) советской и современной российской государственности (1991-2000), когда влияние центра было относительно слабым после масштабных общественно-политических потрясений, дважды сопровождавшихся разрушением прежней государственности Российской империи в начале и СССР в конце ХХ в. Тогда, в обоих случаях, укрепление российской государственности сопровождалось ужесточением вертикали власти, значительным сужением "суверенитета" субъектов, в том числе Республики Дагестан (ДАССР, Республика Дагестан), до уровня субъекта (административно-территориальной единицы) государства [1, с. 56].

Дагестан отличается большим этническим разнообразием, в нем проживает около 30 этнических групп и 81 национальность, большинство из которых говорят на кавказских, тюркских или иранских языках. Самыми крупными среди этих этнических групп являются аварцы, русские, даргинцы, кумыки и лезгины, которые вместе составляют основную часть населения. Главные города республики - Махачкала, Дербент, Кизляр, Избербаш, Буйнакск.

На разных этапах развития в составе Российского государства Дагестан имел разный административно - политический статус. Административные границы территории были установлены российским государством без учета интересов населяющих ее народов. Эта задача была исправлена чуть позже. Эта политика привела к проблеме разделения народов Дагестана (лезгины, цахуры, авары, ногайцы). В конце ХХ века первые три из этих народов были отделены от государственных границ России с соседними странами (Азербайджаном, Грузией). Русские в современном мире, некоторые лезгины, цахуры и аварцы, территория которых является этнической, после распада СССР и раздела (официально-3. Сентябрь 2010 г.) и с российской стороны они (идентичность) с языком общения этнических русских, со статусом народов "хозяев" Республики Дагестан. Они считаются коренным населением России, и их этническая идентичность, язык и культура защищены ее законодательством. Вторая часть лезгин, цахуров, аварцев, этническая территория которых входила в состав Азербайджана, — это азербайджанцы (гражданская идентичность) с языком межнационального общения-азербайджанским и со статусом национальных меньшинств Азербайджанской Республики. Такая ситуация приведет к его постепенной ассимиляции [2, с. 63].

Необходимость соблюдения общепринятых норм международного права не оставляет иных вариантов решения проблемы разделенности народов, кроме как тесного политико-правового, экономического и культурного сотрудничества государств, по обе стороны границ которых проживают родственные народы. Это касается и положения кварельских аварцев, проживающих в Грузии.

Проблема национального развития ногайцев, разделенных административными границами субъектов Российской Федерации, лежит в другой политической плоскости. Ногайцы не отделялись до тех пор, пока основной район их расселения Ногайская степь в ходе многочисленных административно-территориальных изменений и обменов в разное время не вошел в состав одного из субъектов Северного Кавказа РСФСР: с 1922-1923 гг.-Дагестанская АССР, с 1938 г.-Орджоникидзевская (Ставропольская), с 1944 г.-Грозненская область. С 1957 года община разделена между Чечено-Ингушской АССР (Чеченская Республика), Дагестанской АССР (Республика Дагестан) и Ставропольским краем. Однако ногайцы-русские, и в целом они не рискуют потерять свою этническую идентичность, язык и культуру, которые охраняются российским законодательством.

В рамках советского и национально-государственного строительства, осуществлявшегося в многонациональном ДАССР, проводилась конкретная политика строительства народов и национальных меньшинств, проживающих на территории республики. Его результаты были закреплены в постсоветский период. Главный результат - изменение этнического баланса в системе межнациональных отношений.

В политической жизни Республики Дагестан существует практика, при которой под предлогом соблюдения принципа равноправия народов доля представительства в государственных органах и органах управления республики привязывается к проценту численности каждой национальности, к сумме всех остальных национальных квот. Конечно, такая ситуация касается народов, представительство которых в правительстве и администрации республики меньше, чем их общее участие. На самом деле эта практика, наоборот, привела к исключению большинства народов республики из системы государственного управления, что повлияло на процесс принятия решений, что важно для поступательного развития всего дагестанского сообщества [3, с. 78].

Было бы более целесообразно обеспечить справедливое представительство народов в государственных органах, независимо от их размера. В то же время важно уделять пристальное внимание обучению домашней прислуги. Внедрение такого подхода позволит восстановить баланс сил и учесть интересы всех этнических общин. Изменение этнического баланса происходит за счёт сравнения горной части (аварцы, даргинцы, лаки и т. д.) и равнинной части (кумыки, ногайцы, русские и т. д.). Народы республики защищают "жизненное пространство", что, в свою очередь, является следствием переселенческой политики советского правительства. Реализация решений, не отвечающих интересам малых этнических общин, еще в начале 1990-х годов подвергла Дагестанскую ССР (РД) риску федерализации. Общественные объединения лезгин, кумыков, ногайцев, русских, в том числе казаков, недовольных своей позицией, выдвинули несколько проектов своего будущего устройства национального государства. Они не снимаются с политической повестки дня. Поэтому для сохранения стабильности и единства народов республики необходимо четко соблюдать баланс их интересов.

Стремление некоторых "инклюзивных" народов (андийцев, ахвахов, каратинцев, кубачинцев) быть "этнически независимыми" не означает желания быть представленными у власти любой ценой. Официальное признание малых народов государством в качестве" отдельных народов " гарантирует их права и дает им преференции (материальные, финансовые и т.д.) в вопросах национального развития, сохранения их самобытного языка и культуры. [2, с. 89].

Национальная политика в годы советской власти и в постсоветский период породила новые проблемы, в частности обострение напряженности этнополитической ситуации. Это стало результатом ошибок в переселенческой политике, которые привели к созданию многонациональных регионов в низменной части республики и игнорированию интересов отдельных этнических общин. Эти вопросы остаются актуальными и подлежат постоянному вниманию государственных органов.

На современном этапе развития российского государства приоритетом национальной политики является постепенное разрешение противоречий в сфере межнациональных отношений, унаследованных от периодов развития имперского и советского государств, на основе закона накопления. Исторический процесс показывает, что республики Северного Кавказа и Республика Дагестан, которые не являются исключением в этом отношении, характеризуются рядом сложных вопросов, требующих постоянного внимания государственных органов. Состояние конфронтации служит тормозом в решении проблем малых, репрессированных и разделенных народов. Это постоянно остается причиной возможного ухудшения межнациональных отношений. Для этнических меньшинств не менее важным является сохранение и развитие их особой культуры, языка, традиций и образа жизни. Эти трудности тесно связаны с проблемами социально-экономических и этнокультурных регионов республики, в частности, миграцией горцев на равнину, отъездом массы русскоязычного населения Республики Дагестан. Эти аспекты жизни многонационального сообщества Дагестана определяются как национальной политикой, проводимой на государственном уровне, так и сложным социально-экономическим положением самой Республики.

События, происходившие в республике в период с 1921 года по настоящее время в сфере национальных отношений, во многом являются результатом общего развития ситуации в России, национальной политики государства. Изменение государственного устройства России в ХХ веке сопровождалось изменением административно-политического статуса ее субъектов, в частности, Дагестанской области, а затем Дагестанской Советской Социалистической Республики. Таким образом, изменилась национальная политика государства.

В случае многонационального Дагестана проблема распределения власти между представителями разных национальностей (этносов) всегда стояла очень остро. Всего насчитывается более 30 "коренных" этнических групп, 14 из которых признаны титульными. В данной статье понятия" национальность", " народ " и "этнос" используются как синонимы для изучения политических процессов, поскольку в официальных документах этнические группы в Дагестане называются национальностями. Согласно конституции, действовавшей с 1994 по 2003 год, верховная власть принадлежала Государственному Совету Республики Дагестан, в состав которого входили представители всех титульных национальностей. Магомедали Магомедов был бессменным председателем государственного совета с 1994 по 2006 год. Дважды в 90-е гг. в 1980-е гг. в Дагестане проводился референдум о введении поста президента республики, и оба выступали против этого. С начала 2000-х годов федеральный центр взял курс на унификацию политико-правового пространства России по отношению к субъектам федерации, и такой уникальный политический институт, как "коллективный президент" в лице Госсовета, был снят. Муху Алиев был назначен первым президентом в 2006 году. В 2010 году вторым президентом стал Магомедсалам Магомедов, сын председателя Госсовета М. Магомедова. В 2013 году был назначен на эту должность Р. Абдулатипов, в 2018 году на эту должность был назначен 5-летний Владимир Абдуалиевич Васильев. Октябрь 2020 года в настоящее время возглавляет Сергей Алимович Меликов. Такие изменения были связаны с крайне сложной ситуацией в республике как в социально-экономической сфере (субсидии, безработица, депрессия, теневая экономика и т.д.) так и в сфере безопасности-террористические акты в то время происходили практически ежедневно.

Из-за отсутствия абсолютного большинства, которое полностью доминировало бы в политической сфере, этническим элитам приходится вести переговоры и формировать коалиции. Политик, который "движется" к власти таким образом, должен учитывать интересы своей группы (или клана). Политика этнических квот-назначений представителей той или иной этнической группы на определенные должности, то есть согласованное распределение должностей между этническими группами, была установлена еще в советское время. Многие исследователи указывают на стабильность политической системы Дагестана из-за практики "этнического распределения власти", в то время как другие, наоборот, утверждают, что это приводит к стагнации и способствует коррупции. В политологии на английском языке существует специальный термин "разделение власти" - распределение власти, которое описывает такие процессы в многокомпонентных обществах. Такой баланс сил в Дагестане формировался десятилетиями, и разрушить эту систему в одночасье сложно. В связи с этим целью данной статьи является анализ публичных выступлений президентов Дагестана, а также высказываний представителей политической оппозиции с позиции выражения проблем представительства в национальных (или этнических) властных структурах Дагестана, а также их взаимосвязи с политическими практиками Дагестана.

5 октября временным главой Дагестана был назначен лезгин Сергей Меликов. В последний раз представитель этой национальности возглавлял республику в середине 1930-х годов.

Национальный принцип разделения властей в Дагестане не нарушался с 1921 года (см. таблицу выше). Представители той или иной этнической группы не имеют двух или даже трех основных должностей: главы республики, премьер-министра и председателя парламента. И "недагестанские" народы недолго оставались у власти в Дагестане: русские правили республикой в общей сложности двенадцать лет, евреи-шесть лет, осетины-год. Аналогичный принцип разделения сфер влияния применяется, например, в Ливане.

В последние годы в республике все чаще стали говорить о вредности такого подхода. Например, бывший глава Дагестана Рамазан Абдулатипов, который до сих пор является депутатом Госдумы, заявил, что национальность в республике "не имеет большого значения", а прямые выборы главы не приведут к конфликтам. "Мы, дагестанцы, умеем договариваться о межнациональных отношениях. Главное, чтобы кандидат был авторитетным, профессиональным и чистым. Они могут даже выбрать человека со стороны, даже японца", - заявил он.

В то же время попытки отказаться от национальной квоты даже на втором уровне власти привели к протестам. Например, в 2009 году планы назначить "аутсайдера" Владимира Радченко на должность начальника Управления федеральной налоговой службы привели к несанкционированным митингам. "Если они убрали лезгина, они должны назначить лезгина", - говорили тогда активисты. В 2018 году занимал должность руководителя Федеральной налоговой службы по Республике Татарстан. Владимир Васильев, занимавший тогда пост главы Дагестана, в своем первом выступлении перед республиканскими активистами пообещал, что " будет полагаться на тех, кто работает." "Мы выбираем не по национальной квоте, а по талантам", - предупредил он. Сергей Меликов, занявший этот пост, заявил, что "говорить о каких-либо изменениях в команде преждевременно", главное, "насколько хорошо люди соответствуют своим профессиональным качествам"."

С 1994 по 2005 год в Дагестане официально действовала система "национальных квот", когда в некоторых округах выдвигать кандидатов могли только представители определенной национальности. Интересно, что после его отмены ситуация не сильно изменилась: действующая система по-прежнему предусматривает представительство основных народов республики в парламенте.

С 1921 года аварцы руководят республикой уже более 36 лет: половина из последних десяти лидеров региона-аварцы. Сейчас у них 12 мест в руководстве Дагестана и 29 мест в парламенте (в частности, пост первого вице-президента). Кроме того, аварец возглавляет Конституционный суд, пенсионный фонд республики и получил два из девяти сроков в Государственной Думе РФ от Дагестана.

Даргинцы руководили Дагестаном 31 год, из них 13-в постсоветский период. В настоящее время они имеют 11 мест в парламенте и одно место в правительстве Дагестана (должность заместителя министра образования республики). Кроме того, даргинец является уполномоченным по правам человека в регионе и одним из девяти депутатов Дагестана в Государственной Думе. Даргинец занимает должность заместителя председателя Совета Федерации Российской Федерации.

Кумыки никогда не занимали пост первого секретаря или главы Дагестана, но с 1938 года они постоянно возглавляли правительство или парламент Республики. В настоящее время они имеют 3 места в правительстве и 13 мест в парламенте (в частности, с 2010 года на посту президента). Они также получили мандат от Дагестана в Государственной Думе Российской Федерации.

До назначения Сергея Меликова лезгин руководил Дагестаном только один раз за последние сто лет (3,5 года в середине 30-х гг. В настоящее время они имеют 7 мест в руководстве республики (включая вице-президента и первого заместителя премьер-министра) и 12 мест в парламенте (в частности, должность вице-президента). Между тем лезгин представляет Дагестан в Совете Федерации, а Государственная Дума РФ занимает два из девяти сроков полномочий Республики.

Лакцы никогда не возглавляли Дагестан, его парламент или правительство. В настоящее время лакцы имеют четыре места в руководстве республики (включая первого вице-президента правительства) и семь мест в парламенте (включая пост вице-президента). Кроме того, они имеют два мандата в Государственной Думе Российской Федерации.

С 1921 года они дважды возглавляли Дагестан, в том числе во время Великой Отечественной войны. В общей сложности они правили в республике 13 лет. В настоящее время представители азербайджанцев не входят в правительство Дагестана, но занимают три места в парламенте республики.

Табасаранцы никогда не возглавляли Дагестан, его парламент и правительство. В настоящее время Табасаранцы занимают два места в руководстве (должности министров юстиции и здравоохранения) и четыре места в парламенте.

До назначения Владимира Васильева в 2018 году россияне не возглавляли Дагестан, его парламента и правительства с 1942 года. Сейчас россияне занимают два поста в руководстве республики (вице-премьер, министр, министр энергетики и министр информации и коммуникаций). Три места в парламенте занимают российские женщины (в частности, пост вице-президента). Кроме того, россияне занимают должности председателя Верховного суда республики и уполномоченного по защите семьи, материнства и прав детей в Дагестане.

Ногайцы никогда не возглавляли ни Дагестан, ни его парламент и правительство. Сейчас у них также нет мест в высшем руководстве Дагестана, но у них есть два места в парламенте. Хотя до 2006 года квота ногайцев в народном собрании составляла один мандат.

Авторитетные ученые описывают особенности Дагестана следующим образом: "Любой спорный вопрос приобретает этнонациональный колорит и занимает в этом отношении свою нишу. Этнонационализм в большей степени, чем в других регионах России, структурирует все общество Северного Кавказа и является формой групповой мобилизации. Кроме того, многонациональный Дагестан переводит многие проблемы в общий межнациональный план, что может отвлечь исследователей и власти от сути этих проблем. "В аналитическом отчете, опубликованном в апреле 2016 года, К. Казенин говорит: "Дагестан сегодня можно охарактеризовать как область контрастов: с одной стороны, архаичная система хранится в довольно жестком варианте, который явно не приспособлен к развитию в сторону большей открытости, а с другой стороны, стихийно формируются некоторые ниши, где отношения регулируются по другим принципам, гораздо более современным. "Авторы доклада отмечают, что значимость межэтнических вопросов в политической жизни снизилась в связи с развитием городов, где межэтнические различия неизбежно отступают на второй план, в то время роль этнических общественных движений снизилась по сравнению с 1990 годом. замена должностного лица одной национальности представителем другой, не представляющим угрозы экономическим интересам, как правило, не сопровождалась значительными протестами. Например, отстранение А. Карибова от важнейшей должности "лезгина", о чем говорилось выше. Таким образом, сам фактор национального представительства значительно утратил свой мобилизационный потенциал. Тем не менее, тема национального представительства, ущемления национальных чувств, несправедливости по отношению к людям и т. д. постоянно появляется в СМИ, в том числе в последние годы, например, в публикациях "национальный шантаж", "кому выгодна " специфика региона" и других.

В политической культуре Дагестана на уровне политической практики частично система пропорционального представительства этнических групп сохраняется, но она не сформулирована в официальной риторике, анализ выступлений президента Р. Абдулатипова показывает периферийный характер темы межнационального разделения властей. В официальном политическом дискурсе отсутствует проблема разделения власти между различными национальными (этническими) группами, что, безусловно, не может противоречить основным положениям Конституции Российской Федерации. Тем не менее представители оппозиционных национальных меньшинств часто делают заявления о нарушениях их прав, а СМИ любят использовать громкие заголовки. Однако исследователи отмечают снижение актуальности этого вопроса для населения в целом.

Для многонациональной Республики Дагестан уход "русского мира" как фактора влияния, стабильности, присутствия государства, своеобразного справедливого арбитра в связи с нарушением этнического баланса и нерешенными национальными проблемами кумыков, лаков, лезгин, ногайцев и малых народов представляет серьезную угрозу.

Библиографический список

Битиева З. Р. Анализ специфики финансирования политических партий на Северном Кавказе//Политика и Общество, №6-2011

Гамзатова М. М. Конституционные основы национального равноправия в Республике Дагестан: проблемы регулирования и защиты прав национальных меньшинств//Право и политика, №10-2010

Ярлыкапов А.А. — Современный Дагестан: актуальные этнополитические и этноконфессиональные проблемы // Социодинамика. – 2012. – № 3. – С. 130 - 153. DOI: 10.7256/2306-0158.2012.3.257 URL: https://nbpublish.com/library_read_article.php?id=257

Просмотров работы: 20