Проблемы диагностики и лечения семантической деменции - Студенческий научный форум

XIII Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум - 2021

Проблемы диагностики и лечения семантической деменции

Бабина С.А. 1, Шуклин Г.О. 1, Шуклина А.А. 1, Япаров А.Э. 1
1ФГБОУ ВО «Пермский государственный медицинский университет им. академика Е.А. Вагнера» Минздрава России
 Комментарии
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Резюме

В настоящее время в мире насчитывается около 47,5 миллионов человек, страдающих различными видами деменции, причем эта цифра постоянно увеличивается. Данная проблема несет за собой серьезные социально-экономические последствия, а страдающий деменцией человек становится серьезным бременем для людей, заботящихся о нем.

Семантическая деменция или семантический вариант первично-прогрессирующей афазии является серьезным нейродегенеративным заболеванием, приводящим к фатальным последствиям для пораженных пациентов. Хотя семантическая деменция является относительно редким нейродегенеративным заболеванием по сравнению с другими типами деменции, она оказывает необратимое влияние на качество жизни пациента и его опекуна.

Возможности фармакологического лечения семантической деменции ограничены, следовательно, больше внимания следует отдавать альтернативным, немедикаментозным подходам к ее лечению.

Цель исследования – изучение и обобщение сведений о семантической деменции, ее диагностике и лечению.

Материалы и методы: Повествовательный обзор, основанный на поисках литературы в текстовой базе данных медицинских и биологических публикаций PubMed до марта 2020 года без ограничений по срокам. Поиск, включал такие термины, как «лобно-височная - деменция», «семантическая деменция», «семантический вариант первичной прогрессирующей афазии», «лечение семантической деменции».

Введение

В настоящее время в мире насчитывается около 47,5 млн человек, страдающих различными типами деменции, и к 2030 году это число предположительно должно достичь 75,6 миллиона человек. Фактически, каждый год регистрируется около 7,7 млн. новых случаев деменции [23].

Деменция - это синдром ухудшения когнитивных функций, мешающий повседневной жизни. Самые распространенные симптомы деменции включают потерю памяти, проблемы с ориентацией, нарушение коммуникативных навыков, депрессию, изменения в поведении. Заболеваемость деменцией увеличивается с возрастом, однако, молодые люди также могут страдать данной патологией, например, при лобно-височной деменции (ЛВД) – четвертый по распространенности тип деменции после болезни Альцгеймера, сосудистой деменции и деменции с тельцами Леви [3,6,12,].

Выделяют три формы ЛВД, которые принято делить следующим образом:

• Поведенческий вариант лобно-височной деменции, для которого характерны изменения личности и межличностных отношений;

• Семантическая деменция, связанная с нарушением понимания слов и словесной памяти;

• Прогрессирующая нелегкая афазия, которая в основном влияет на образование речи [22].

Семантическая деменция (СД), о которой идет речь в данной статье, характеризуется языковыми нарушениями. В основном данная патология связанна с атрофией височной доли головного мозга. У большинства пациентов с СД в головном мозге обнаруживают убиквитин-положительные TDP-43 и тау-отрицательные включения. Подобно другим формам ЛВД, данные нарушения в головном мозге являются спорадическими и в большинстве случаев не имеют каких-либо генетических причин [2].

Впервые СД была описана Арнольдом Пиком в 1904 году, а в 1989 г. данная патология стала называться семантической деменцией. Связь СД с атрофией височной доли была установлена лишь в 1992 г. Джоном Ходжесом и его коллегами [17].

Согласно последней классификации, СД является вариантом первичной прогрессирующей афазии (ППА). Исследователи доказали, что первичная прогрессирующая афазия и деменция лобных долей - это аспекты одного и того же заболевания, обычно называемого ЛВД [9,12].

Семантическая деменция как семантический вариант первичной прогрессивной афазии

Основными симптомами СД являются нарушение как вербальной, так и в невербальной речи, что в основном проявляется в поиске нужного слова (аномия), разговоре о вещах в расплывчатой манере, непонимание значения слова, трудности с чтением и правописанием. Например, люди с СД не могут назвать бытовые предметы, такие как лампа или холодильник и затрудняются объяснить, для чего они нужны. Кроме того у пациентов с СД наблюдаются такие симптомы, как обсессивно-компульсивное поведение (33%), депрессия (44%), тревога (22%) и возбуждение (11%).

С клинической точки зрения люди с поражением левого полушария головного мозга испытывают трудности с поиском и пониманием слов, в то время как пациенты с повреждением правого полушария испытывают трудности с распознаванием лиц. Как и в случае с болезнью Альцгеймера, при СД выделяют три стадии: легкая, средняя и тяжелая [8,10].

Легкая стадия СД

Данная стадия СД проявляется при необходимости пациентов говорить названия предметов. Обычно больные, не могут вспомнить название менее используемого в быту предмета и прибегают к использованию так называемых слов-заполнителей, таких как слово «вещь». Тон, ритм и частота, а также просодия речи при этом не нарушены. Памяти больных легкой стадией по-прежнему хватает для выполнения повседневных задач.

Умеренная стадия СД

На этой стадии, которая обычно наступает через два-три года, пациенты испытывают значительные трудности в понимание других людей. Они могут не идентифицировать имена и лица своих знакомых. Наблюдается также нарушение навыков чтения и правописания (поверхностная дислексия и дисграфия). Однако больные еще могут использовать числа и цвета, так как за их распознавание отвечают другие отделы головного мозга.

Тяжелая стадия СД

Это терминальная стадия СД, она обычно заканчивается смертью больного через шесть-восемь лет с момента постановки диагноза. Наблюдаются серьезные нарушения коммуникативных навыков, и значительные изменения в поведении пациента, такие как вялость, невозможность принятия пищи [20].

Диагностика СД

Помимо тщательного сбора анамнеза и физикального обследования, пациенты должны пройти несколько различных когнитивных тестов, а также исследование с нейровизуализацией, поскольку не существует единого теста, который мог бы помочь поставить диагноз. [16].

Недавно были достигнуты успехи в функциональной нейровизуализации а также использовании нейропсихологических и прикроватных тестов, которые могут облегчить диагностику СД. Например, Уоррен с соавт. предлагают проводить клиническую оценку прогрессирующей афазии у постели больного: простой алгоритм, который затем должен быть дополнен нейропсихологическим обследованием, магнитно-резонансной томографией головного мозга и вспомогательными исследованиями, включая анализ спинномозговой жидкости. Кроме того, существует особый языковой тест для пациентов с подозрением на СД, так называемый тест синонимов конкретных и абстрактных слов Уоррингтона [17] или тест пирамид и пальм, который позволяет дать невербальную оценку семантической памяти [1].

Кертезес с соавт. указали три отличительных диагностических признака СД:

Вопросы о значении слов, ярко демонстрируют дефицит понимания отдельных существительных;

Болтливая, пустая, беглая речь с тематическими персеверациями и смысловым жаргоном;

Сильная связь между СД и поведенческим вариантом ЛВД [11].

В целом, диагностика пациентов с СД является сложной задачей, так как к ней до сих пор не существует единого подхода и данную патологию нередко принимают за болезнь Альцгеймера, сосудистую деменцию или болезнь Паркинсона [4].

Лечение СД

На сегодняшний день возможности по фармакологическому лечению лобно-височной деменции, в частности семантической деменции, весьма ограничены.

Для симптоматической терапии болезни Альцгеймера (БА). В настоящее время существуют две различные группы лекарственных препаратов:

Ингибиторы ацетилхолинэстеразы - донепезил, ривастигмин и галантамин;

Антагонисты рецепторов N-метил-d-аспартата - мемантин [5,13].

Однако исследования показывают, что ингибиторы ацетилхолинэстеразы не подходят для лечения СД, так как способны вызывать у таких пациентов повышенное возбуждение. Таким образом, единственным апробированным и подходящим препаратом для лечения СД согласно результатам исследований является мемантин. Следует отметить, что все данные относительно использования данного препарата при СД были получены в небольших клинических исследованиях. Мемантин – обычно назначают при лечении БА в форме таблеток или сиропа один раз в день во время еды. Его доза увеличивается каждую неделю на 5 мг с начальных 5 мг до максимальной - 20 мг в сутки. Поддерживающая доза колеблется от 10-20 мг в сутки, в зависимости от состояния здоровья пациента. Общие побочные эффекты - головная боль, беспокойство. Представленная дозировка мемантина в лечение БА соответствует дозировке в исследовании по его использованию в лечении СД [14,15].

Боксер с соавт. в 2013 году опубликовали рандомизированное двойное слепое плацебо – контролируемое исследование, целью которого было выяснить, оправдано ли введение 20 мг мемантина пациентам с СД. При оценке результатов использовались многочисленные когнитивные тесты, такие как: мини тест психического состояния, шкала оценки болезни Альцгеймера, техасская функциональная шкала жизни, шкала гериатрической депрессии, унифицированная рейтинговая шкала болезни Паркинсона и другие. Результаты показали, что лечение мемантином не оказало значимых положительных эффектов при СД. Авторы этого и других опубликованные исследований не рекомендуют мемантин для лечения ЛВД и СД соответственно. Это ставит перед исследователями новые задачи в своих дальнейших исследованиях в области развития новых лекарств и терапевтических стратегии [15].

Что касается немедикаментозного лечения, есть несколько альтернативных стратегий, позволяющих максимально улучшить способности пациента и поддержать его когнитивный резервуар. Более того, данные нефармакологические подходы значительно дешевле и имеют меньше или почти не имеют побочных эффектов [22]. Наиболее перспективными из них кажутся физические упражнения, такие как быстрая ходьба, аэробика или танцы; когнитивная тренировка и рацион питания, состоящий из лечебных питательных смесей (например, Сувенэйд), и средиземноморской диеты. Проведенные исследования показывают, что для задержки прогрессирования когнитивных расстройств или улучшения когнитивных функций, необходимо частое и интенсивное выполнение физических упражнений. Данный факт, может быть объяснен тем, что интенсивные физические нагрузки могут увеличивать количество фактора роста эндотелия сосудов в головном мозге [19].

Когнитивные упражнения также могут замедлять прогрессирование когнитивного спада. Подходят такие упражнения, как разгадывание кроссвордов, настольные игры или запоминание последовательности слов [21].

Кроме того, недавние исследования также подчеркивают ключевую роль лечебного питания. Высокая приверженность средиземноморской диете была связанна с замедлением снижения когнитивных функций. Данная диета богата питательными веществами, содержащимися в свежих фруктах, овощах, рыбе, орехах, цельнозерновых продуктах и оливковом масле. Также ряд исследований продемонстрировали положительные эффекты при СД от использования специализированных пищевых добавок Сувенэйд, разработанных для пациентов с БА [18].

Помимо описанных выше немедикаментозных методов, пациенты с СД могут получить пользу от логопедии, которая может помочь им приспособиться к языковым трудностям и оставаться независимыми при выполнении повседневной деятельности и взаимодействии с близкими [24].

Заключение

СД представляет собой серьезное нейродегенеративное заболевание, которое имеет фатальные последствия для страдающих им пациентов.

На сегодняшний день нет единого подхода к диагностике СД, в связи с этим данную патологию нередко принимают за болезнь Альцгеймера, сосудистую деменцию или болезнь Паркинсона.

В настоящее время не существует эффективной фармакологической терапии пациентов с СД, поэтому следует уделять больше внимания поиску альтернативных немедикаментозных методов, которые могут способствовать улучшению когнитивных функции пациентов с СД. Особое внимание необходимо уделять языковым нарушениям, которые являются ключом к СД, их улучшение может привести к улучшению связи между пациентом и его опекуном [7].

Дальнейшие исследования, связанные с данной патологией должны быть сосредоточены на поиске эффективных для лечения СД препаратов, а также эффективных нефармакологических методах лечения СД.

Список используемой литературы

Klein, L.A.; Buchanan, J. A Psychometric properties of the Pyra-mids and Palm Trees Test. J. Clin. Experiment. Neuropsychol., 2009, 31(7), 803-808.

Agamanolis, D.P. Degenerative diseases 2012. http://neuropathology- web.org/chapter9/chapter9aDementia.html (Accessed January 22, 2016).

Alzheimer’s Association. Alzheimer’s Association Report 2015. Alzheimer’s disease facts and figures. Alzheimer’s & Dementia 2015, 2015, Vol. 11, pp. 332-384.

Bonner, M.F.; Ash, S.; Grossman, M. The new classification of primary progressive aphasia into semantic, logopenic, or nonfluent/ agrammatic variants. Curr. Neurol. Meurosci. Rep., 2010, 10(6), 484-490.

Chow,T.W.; Fam, D.; Graff-Guerrero, A.; Verhoeff, N.P.G.; Tang-Wai, D.F.; Masellis, M.; Black, S.E.; Wilson, A.A.; Houle, S.; Pol-lock, B.G. Fluorodeoxyglucose positron emission tomography in semantic dementia after 6 months of memantine: an open-label pi-lot study. Intl. J. Geriatr. Psychiat., 2013, 28(3), 319-325.

Cunningham, E.L.; McGuinness, B.; Herron, B.; Passmore, A.P. Dementia. Ulster Med. J., 2015, 84(2), 79-87.

Ferris, S.H.; Farlow, M. Language impairments in Alzheimer’s disease and benefits of acetylcholinesterase inhibitors. Clin. Interv. Aging, 2013, 8, 1007-1014.

Frontotemporal dementia. http://memory.ucsf.edu/ftd/overview (Accessed January 22, 2016).

Gorno-Tempini M.L.; Hillis, A.E.; Weintraub, S.; Kertesz, A.; Mendez, M.; Cappa, S.F.; Ogar, J.M.; Rohrer, J.D.; Black, S.; Boeve, B.F.; Manes, F.; Dronkers, N.F.; Vandenberghe, R.; Ras-covsky, K.; Patterson, K.; Miller, B.L.; Knopman, D.S.; Hodges, J.R.; Mesulam, M.M.; Grossman, M. Classification of primary pro-gressive aphasia and its variants. Neurology, 2011, 76(11), 1006-1014.

Iaccarino, L.; Crespi, C.; Della Rosa, P.A.; Catricalà, E.; Guidi, L.; Marcone, A.; Tagliavini, F.; Magnani, G.; Cappa, S.F.; Perani, D. The semantic variant of primary progressive aphasia: clinical and neuroimaging evidence in single subjects. PloS One, 2015, 10(3), e0120197.

Kertesz, A.; Jesso, S.; Harciarek, M.; Blair, M.; McMonagle, P. What is semantic dementia? A cohort study of diagnostic features and clinical boundaries. Arch. Neurol., 2010, 67(4), 483-489.

Kirshner, H.S. Frontotemporal dementia and progressive aphasia, a review. Neuropsychiatr. Dis. Treat., 2014, 10, 1045-1055.

Klimova, B.; Kuca, K. Alzheimer’s disease: potential preventive, non-invasive, intervention strategies in lowering the risk of cogni-tive decline - a review study. J. Appl. Biomed., 2015, 13(4), 257-261.

Klimova, B.; Maresova, P.; Valis, M.; Hort, J.; Kuca, K. Alz-heimer’s disease and language impairments: social intervention and medical treatment. Clin. Interv. Aging., 2015, 10, 1401-1408.

Maresova, P.; Klimova, B.; Kuca, K. Alzheimer’s disease: cost cuts call for novel drugs development and national strategy. Ceska a slovenska farmacie, 2015, 64(1-2), 25-30.

Matthews, B.R. Memory dysfunction. Continuum (Minneap Minn), 2015, 21, 613-626.

Snowden, J.S.; Goulding, P.J.; Neary, D. Semantic dementia: a form of circumscribed cerebral atrophy. Behav. Neurol., 1989, 2, 167-182.

Tagney, C.C. DASH and Mediterranean-type dietary patterns to maintain cognitive health. Curr. Nutr. Rep., 2014, 3(1), 51-61.

Teri, L.; LogSDon, R.G.; McCurry, S.M. Exercise interventions for dementia and cognitive impairment: The Seattle protocols. J. Nu-trit. Health Aging., 2008, 12(6), 391-394.

UCSF. Frontotemporal dementia. http://memory.ucsf.edu/ ftd/overview/ftd (Accessed January 22, 2016).

Verghese, J.; Lipton, R.B.; Katz, M.J.; Hall, C.B.; Derby, C.A.; Kuslansky, G.; Ambrose, A.F.; Sliwinski, M.; Buschke, H. Leisure activities and the risk of dementia in the elderly. N. Engl. J. Med., 2003, 348, 2508-2516.

Warren, J.D.; Rohrer, J.D.; Rossor, M.N. Clinical review. Fronto-temporal dementia. BMJ, 2013, 6(347), f4827.

WHO 2016. http://www.who.int/features/factfiles/dementia/en/ (Accessed January 22, 2016).

Zientz, J.; Rackley, A.; Chapman, S.B.; Hopper, T.; Mahendra, N.; Kim, E.S.; Cleary, S. Evidence-based practice recommendations for dementia: educating caregivers on Alzheimer’s disease and training communication strategies. J. Med. Speech Lang. Pathol., 2007, 15(1), liii-lxiv.

Просмотров работы: 39