«Оттепель» в России в ХХ веке: сходства и различия отношения к культуре в период правления в СССР И.С. Сталиным и Н.С. Хрущевым - Студенческий научный форум

XIII Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум - 2021

«Оттепель» в России в ХХ веке: сходства и различия отношения к культуре в период правления в СССР И.С. Сталиным и Н.С. Хрущевым

Макаров Д.Р. 1, Ершова О.В. 1
1Вольский военный институт материального обеспечения (филиал) Военной академии материально-технического обеспечения имени генерала армии А.В. Хрулёва Министерства обороны Российской Федерации
 Комментарии
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Актуальностьвыбранной темы связана с усиливающимся исследовательским интересом к проблемам исторического наследства и исторической памяти советских деятелей государства и партии, в послевоенный период СССР в современном политическом пространстве России.

В объективе отечественных научных исследований находится, в основном, хронология самого периода «оттепели». Это десятилетие исследовано и изучено историками, политологами, социологами – Ю.В. Аксютиным, А.В. Пыжиковым, Р.Н. Медведевым и др. В работах, изучающих феномен публицистики, подмечена незаурядность этого явления. Но в целом, работы ученых Е.П. Прохорова, В.В. Ученовой, М.С. Черепахова и др. носят фундаментально-обобщающий нрав, и в них лишь упоминается публицистика пол. ХХ в.

Сталинский режим создал интеллектуальную жизнь и культуру страны и адаптировал ее к интересам и потребностям советской империи. Результаты этого проекта были впечатляющими и долговечными – они пережили самого Сталина и даже Советский Союз и продолжали оказывать воздействие на общество в современной России. В 1930-е гг., когда Сталин и его окружение готовились к будущей войне, они начали прививать культурным элитам и широким массам идею служить интересам великой страны, быть бдительными и готовыми противостоять внутренним противникам, отвергать внешних врагов. В кон. 1940-х гг., когда Сталин готовился к решающей борьбе с Соединенными Штатами, содержание советской пропаганды и культурной политики даже утратило всякую ссылку на более ранний революционный интернационализм. Официальная советская пропаганда основывалась на великом суверенном шовинизме России, абсолютном приоритете русской культуры и постулате ведущей роли Советского Союза в международных делах.

Сталин выдвигался в качестве главного редактора всей советской культуры: он лично формулировал официальные руководящие принципы коллективного самосознания, назначал духовные ценности советского общества и то, во что люди должны верить, а что следует порицать. Ни при каком современном режиме, за исключением нацистской Германии, политическое руководство страны не уделяло настолько внимания производству культуры, чтобы не выделять на это производство столь значительных ресурсов. Некоторые выбранные культурные учреждения СССР, такие как Большой театр и ведущие музеи Москвы и Ленинграда, пользовались необычайной щедростью государства. Сталин воспитывал и заботился об элите литераторов - писателей, поэтов, драматургов, которых он нарекал «инженерами человеческих душ». В 1934 г. Максим Горький при прямой помощи Сталина основал Союз писателей СССР, члены которого стали частью государственного пропагандистского и культурного аппарата, привилегированным классом при полном содействии. Признанные властями писатели издали свои книги миллионами. Признанные властью художники и скульпторы стали миллионерами и получили огромные гонорары за выполнение государственных заказов. Мария Зезина, российский историк культуры, отмечает, что на момент смерти Сталина «подавляющее большинство творческой интеллигенции были искренне преданы советской власти и не думали ни о какой оппозиции».

В то же время тысячи писателей, музыкантов, художников и других талантливых деятелей культуры подверглись чистке и репрессиям, гибли в сталинских лагерях или отбывали длительные сроки лишение свободы. Серп террора и цензуры безжалостно скосил богатое культурное поле русского Серебряного века, которое в итоге почти не принесло плодов. До 1953 г. вместо блеска и разнообразия интеллектуальной и артистической жизни, вместо богемных поисков и экспериментов по всей стране преобладало эстетическое соответствие и скука, страх перед нововведениями и удушающая самоцензура. Авангардное искусство было запрещено как «формалистическое» и «антинародное». Все деятели культуры должны были соблюдать утвержденным официально с 1946 по 1948 г. постановления ЦК «Доктрины Социалистического Реализма». Советская литература была предназначена для сотворения и поддержания мира кривых зеркал в соответствии с идеологической идеей Сталина. Советские люди были окружены искусственной атмосферой ошибочного оптимизма и шовинизма, в которой плохие жилищные условия описывались как «рай для рабочих и крестьян», а мир вокруг них был враждебным и находился в вечной нищете.

В области науки вмешательство Сталина дало противоречивые последствия. С одной стороны, председатель выдвигал молодые талантливые кадры для реализации ракетно-ядерных программ, поручал им решение важнейших задач и в случае успеха не жалел никаких наград. После 1945 г. советские ученые и профессора университетов вместе с признанными писателями и художниками стали привилегированной кастой: их зарплаты были значительно увеличены и значительно превышали средние зарплаты в СССР.

В то же время прямое и зачастую болезненное вмешательство кремлевского лидера в научные дискуссии, в частности в области биологии, помогло псевдоученому Трофиму Лысенко разрушить советскую генетику и стать монополистами в различных областях исследований, богато финансируемых государством в течение многих лет. Триумф лысенковщины, монополии в науке, привел к воспрещению других видов исследований, включая кибернетику и формальную лингвистику.

После смерти Сталина вернулись надежды на либерализацию и лучшую жизнь в стране, питаемые лучшими представителями интеллектуальной и культурной элиты после окончания Второй мировой войны. «Хрущевская оттепель», смелая реформаторская деятельность Никиты Сергеевича, ознаменовавшая начало демократизации России и практически обозначившая путь будущей «перестройки» - это очередное историческое клише, возникшее в массовом сознании путем многократного повторения, но фактически не имеющее реальной основы. Хрущев не был ни лидером радикальных реформ, ни «отцом российской демократии».

Хрущевская оттепель – неофициальный термин для обозначения этапа в истории СССР после смерти И.В. Сталина, который длился ок. десяти лет (с сер. 1950-х до сер. 1960-х гг.). Это было во внутриполитической жизни СССР через осуждение культа личности Сталина и притеснения 1930-х гг., освобождение политических заключенных, ликвидацию ГУЛАГа, ослабление тоталитарной власти, появление определенной свободы слова, относительную либерализацию политической и общественной жизни, что ознаменовало открытость западному миру и большую свободу творческой деятельности. С укреплением власти Хрущева «оттепель» сочеталась с разоблачением культа личности Сталина. В то же время между 1953 и 1956 гг. Сталин по-прежнему официально считался великим лидером в СССР. В то время его часто изображали вместе с Лениным в портретах. На XX Съезде КПСС в 1956 г. Хрущев опубликовал доклад «О культе личности и его последствиях», в котором подвергся критике культ личности сталинских и сталинских репрессий и провозглашен курс на «мирное сосуществование» с капиталистическим миром во внешней политике СССР. Хрущев также начал сближение с Югославией, отношения которой были нарушены при Сталине.

В целом новый курс был поддержан наверху КПСС и отвечал интересам номенклатуры, так как в прошлом даже самым выдающимся партийным руководителям, впавшим в немилость, приходилось опасаться за свою жизнь. Многие из оставшихся в живых политических заключенных в СССР и странах социалистического лагеря были освобождены и реабилитированы. С 1953 г. создаются комиссии по рассмотрению и реабилитации. Большинству народов, депортированных в 1930–1940-х гг., было разрешено вернуться на родину.

Также было ослаблено трудовое законодательство, в частности, 25 апреля 1956 г. Верховный Совет СССР утвердил постановление своего Президиума, отменяющее судебную ответственность за самовольный уход из компаний и учреждений, а также за невыход на работу без уважительной причины и задержку на работе.

Хрущеву удалось реформировать социальную сферу: были подняты государственные закупочные цены на коллективную сельскохозяйственную продукцию, отменено раздельное обучение, сокращен рабочий день по субботам с восьми до шести часов, продолжительность всех рабочих дней сокращена с восьми до семи часов, введен новый. С принятием закона о всеобщем пенсионном обеспечении граждан СССР началось массовое жилищное строительство. В результате с 1957 по 1963 г. Жилищный фонд вырос с 640 до 1184 млн м2. Жилая площадь, жилищные условия улучшились более чем 50 млн человек за счет переезда в новые квартиры.

В период десталинизации цензура значительно ослабла, особенно в литературе, кино и других формах искусства, где стало возможным более критическое освещение действительности. Основной площадкой для последователей «оттепели» стал литературный журнал «Новый мир». Некоторые произведения этого периода стали известны за рубежом. Резко увеличилось производство фильмов. В 1955–1964 гг. телевизионные программы транслировались на большей части территории страны. Телевизионные студии открылись во всех столицах союзных республик и во многих областных центрах.

После антисталинской речи Хрущева на ХХ съезде культурная оттепель приняла неожиданно радикальный характер. Хрущев не видел всех последствий своего выступления и не совсем четко понимал, чем можно заменить побежденный культ Сталина. Текст отчета попал в руки израильской разведки и американцев. В июне Госдепартамент США опубликовал речь Хрущева, а Радио «Свобода» и «Свободная Европа», финансируемое американской разведкой, передало текст доклада, вызвав смятение и тревогу у убежденных коммунистов на Западе и Востоке. Внутри страны Хрущев разослал текст отчета во все партийные организации с указанием читать его всем рядовым членам партии и даже на собраниях «трудовых коллективов», которые охватывали более широкую аудиторию. В результате, по некоторым данным, общее количество слушателей достигло от 20 до 25 млн человек. Чтение доклада оставило идеологический и пропагандистский аппарат СССР в состоянии, близком к параличу. В университетах, на работе и даже на улице люди высказывали громкие мысли, за что их ранее арестовывали. У официальных лиц, служб безопасности и их тайных агентов не было инструкций, как реагировать на ситуацию. Они были бездействующими и молчаливыми.

Путаница в государственной власти и органах госбезопасности изначально давала возможность продолжить процесс десталинизации стихийно и без вмешательства сверху. Чиновники, отвечающие за цензуру, пропаганду и СМИ, были сбиты с толку. Они были потрясены критическим отношением студентов и брожением интеллектуальной элиты. Но прошло всего несколько месяцев после осуждения преступлений Сталина и его, и никто не осмелился прибегнуть к репрессиям без приказа сверху. Лишь в ноябре 1956 г., когда советские войска подавили восстание в Венгрии, консервативное большинство в аппарате вновь обрело уверенность в себе. Вторжение в Венгрию было холодным душем для радикальных студентов. По словам одного из них, радикалы-идеалисты осознали, что они совершенно одни в своей стране.

В это же время экономика продолжала разрушаться теми же старыми методами, которые, казалось, использовал Хрущев, пытаясь превзойти Сталина. «Отец народов», основавший колхозы, оставил фермерам фермы и немного скота. Хрущев тоже это устранил. Решением декабрьского пленума ЦК 1959 г. было приказано «скупать» личный скот, а подсобные и приусадебные участки были запрещены, даже если, как они говорят, ту же работу выполняют не в своих садах, а на коллективных сельскохозяйственных угодьях. Практически была объявлена ​​«вторая коллективизация», которая также шла рука об руку с ограблением колхозов - им пришлось «выкупать» технику у государственной МТС. И, как и в начале 30-х годов, поставил страну на грань голода. И вместо того, чтобы признать ошибки или отменить катастрофические решения, упорный Хрущев искал другие способы не отходить от методов казарменного социализма – отсюда освоение целины и посев кукурузы.

Восстановление «порядка» в 1956 г. отрезвляло идеалистов – тех, кто ожидал, что перемены произойдут быстро. Тем не менее, процесс освобождения от идеологических мифов и удушающего страха в душах и умах людей не прекращался. Контроль идеологических и культурных институтов государства над молодым поколением и творческой элитой страны продолжал замедляться и постепенно ослабевал.

Таким образом, после Второй мировой войны в жизни СССР произошли важные социальные и политические изменения. Вначале 1960-х гг. Большинство Советов жило в городах, и аграрное общество было заменено индустриальным. На смену тоталитарному режиму Сталина пришло более мягкое авторитарное потепление в общественной жизни и культуре, которое привело к формированию элементов гражданского общества, культурному буму и революционным достижениям в науке и технологиях, включая начало освоения космоса.

Политика хрущевской оттепели была поверхностной и не повлияла на основы тоталитарной системы. Преобладающая однопартийная система поддерживалась идеями марксизма-ленинизма. Никита Сергеевич Хрущев не стал бы проводить полную десталинизацию, поскольку это означало бы признание его собственных преступлений. А поскольку полностью обойтись без сталинской эпохи было невозможно, то хрущевские преобразования долго не приживались.

Однако в СССР сохранялись острые социальные и межнациональные противоречия, которые время от времени приводили к местным волнениям. Нестабильность в правящем классе в 1964 г. привела к отстранению Хрущева от власти и окончанию периода оттепели. Во время холодной войны 1950–1960-х гг. Советская сфера влияния значительно расширилась, несмотря на конфронтацию с США, которая поставила мир на грань ракетно-ядерной катастрофы.

Этапы оттепели близки своей политикой, которая усугубляла различные сферы жизни страны, и имели одинаковые типы диктатуры, однако все же Хрущевская оттепель, второй этап, отличался от первого своей новой политикой, которая была мягче предыдущей, имела многие ослабления в отличие от первой жестокой тоталитарной политики и взглядов Сталина и его предшественников.

Список использованных источников.

1. Орлов, Д. Добрый диктатор [Текст] / Денис Орлов // Дилетант. – 2020. – № 56.

2. Луковцева, Т.А. Оттепель // Большая российская энциклопедия. Океанариум – Оясио [Текст]. – М.: Большая российская энциклопедия, 2014.

3. Политика литературы – поэтика власти [Текст]: сборник статей Studia russica Helsingiensia et Tartuensia XIII / под ред. Геннадия Обатнина, Бена Хеллмана и Томи Хутгунена. – М.: Новое литературное обозрение, 2014. – 284 с.

4. 60-е. Мир советского человека [Текст] / Петр Вайль, Александр Генис; рисунки Вагрича Бахчаняна. – М.: АСТ, Corpus, cop. 2018. – 429 с.

5. Игнатов, В.В. Коммеморативный образ Н.С. Хрущева в современной российской политике: Научный доклад об основных результатах научно-квалификационной работы (диссертации) [Текст] / В.В. Игнатов. – М.: Московский городской педагогический университет, 2020. – 41 с.

6. Марущак, А.В. Отечественная публицистика периода «оттепели» (1953–1964 гг.): дис. … канд. филол. наук [Текст] / А.В. Марущак. – М.: Уральский государственный университет им. А.М. Горького, 2009.

Просмотров работы: 714