Горное производство в Кузбассе советского периода до начала Отечественной войны - Студенческий научный форум

XIII Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум - 2021

Горное производство в Кузбассе советского периода до начала Отечественной войны

Ганчар Б.Г. 1, Ершова О.В. 1
1Вольский военный институт материального обеспечения (филиал) Военной академии материально-технического обеспечения имени генерала армии А.В. Хрулёва Министерства обороны Российской Федерации
 Комментарии
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Введение. Кузнецкий угольный бассейн является крупнейшим среди освоенных угольной промышленностью бассейнов Советского Союза. Он расположен на юге Западной Сибири, в предгорьях Алтая, почти на равном расстоянии от восточных и западных границ нашей Родины

Площадь угленосных отложений Кузбасса составляет ок. 16 тыс. км2. По запасам углей Кузнецкий бассейн более чем в четыре раза превышает Донецкий. Кузнецкий бассейн представляет котловину, с трех сторон окруженную горными массивами. На юге расположена Горная Шория, которая смыкается с горами Алтая. Хребты Горной Шории вытянуты в северном направлении и разделены глубокими долинами рек. Высота гор снижается с юга на север.

С востока Кузнецкий бассейн окаймляет хребет Кузнецкого Алатау, отдельные вершины которого достигают двух тысяч метров; западные склоны хребта находятся в Кемеровской области, а восточные – в Красноярском крае.

На западе Кузбасса на длину ок. 200 км протянулся Салаирский кряж, представляющий собой отчетливо выраженную горную гряду. Кузнецкий Алатау и Салаирский кряж, постепенно понижаясь с юга на север, сливаются с Западно-Сибирской низменностью.

Горные массивы, окружающие Кузбасс, богаты полезными ископаемыми. Так, Горная Шория известна запасами железных руд, цветных и редких металлов, Кузнецкий Алатау содержит золотые россыпи, а в южной части – железорудные и марганцевые месторождения; Салаирский кряж богат запасами полиметаллов.

Накопление и сохранение огромных угольных богатств Кузбасса, а также образование руд черных и цветных металлов, известняков и других горных пород как в пределах самого бассейна. Так и среди окружающих его горных хребтов являются результатом геологических условий и процессов, происходивших на протяжении многих миллионов лет. В Кузбассе 7 свит.

Осторгская свита мощностью до 400–600 м является как бы основанием для последующих накоплений угольных толщ. Нижне- и верхнебалахонская свиты, которые разделяются как по возрастному признаку, так и по характеру промышленной угленосности, в целом представляют единый комплекс отложений с очень высокой угленосностью. Общая мощность колеблется от 1150 до 2600 м, в них имеется от 35 до 65 угольных пластов, в т.ч. до 30–35 рабочих. Кузнецкая свита перекрывает верхнебалахонскую на всей площади бассейна, имеет относительно выдержанную мощность 700–800 м и представлена песчано-глинистыми отложениями, почти совершенно не содержащими угольных слоев. Ильинская свита характеризуется часто перемещающимися отложениями песчано-глинистых пород, среди которых преобладают глинистые отложения с большим количеством тонких, нерабочих пластов угля. Мощность этой свиты непостоянна. Ерунаковская свита является второй по промышленному значению угленосной свитой Кузбасса. Общая мощность этой свиты с начала образования рабочих пластов до верхних ее горизонтов определяется в 2200 м. В разрезе свиты имеется свыше 50 рабочих пластов мощностью в большинстве от 0,7 до 2,5 м; в верхней части свиты встречаются пласты мощностью порядка 4-5 м. На отложения ерунаковской свиты накладываются толщи безугольных осадочных пород мальцевской свиты. Мощность отложений этой свиты 400-700 м.

Кузбасс в годы великой Октябрьской революции и Гражданской войны. Весной 1917 г. большевики в Кузбассе, как и по всей Сибири, еще входили в объединенные социал-демократические организации. На угольных копях преобладало большевистское влияние. Здесь работали видные большевики, профессиональные революционеры Франц Суховерхов, И.Н. Кудрявцев, Ф.Г. Чучие и др. По инициативе большевиков Советы рабочих депутатов начали устанавливать рабочий контроль, вводить на рудниках 8-часовой рабочий день.

Напряженное положение сложилось на Судженских копях, владелец которых Михельсон и его администрация саботировали проведение в жизнь решений Совета, угрожали локаутом. Сужденский Совет рабочих и солдатских депутатов 29 апреля 1917 г. отстранил от работы администрацию Михельсона, а управление копям передал особому совету из инженеров, служащих и представителей Совета рабочих и солдатских депутатов. Борьба судженских шахтеров против саботажа Михельсона и рабочий контроль Судженского Совета над производством дали положительные результаты: Судженские копи в 1917 г. по добычи угля вышли на первое место, дав 516 тыс. т. угля (ок. половины всей добычи Кузбасса).

После Февральской революции на рудниках стали возникать профсоюзы, первоначально по профессиям. Так, на Кемеровском руднике были отдельные профсоюзы шахтеров и мастеровых (слесарей, кузнецов, столяров и т.д.). По инициативе горняков создается единый профсоюз горняков Западной Сибири.

Временное особое совещание по горным делам летом 1917 г. обсуждало вопрос о привлечение в русскую горную промышленность американского капитала. Совещание пришло к заключению, что желательно допустить американский капитал в следующие отрасли и районы: нефтяную промышленность на о. Сахалине; угольную промышленность на Дальнем Востоке; золоторудное дело на Алтае; железорудное – на южном Урале в связи с углепромышленностью в Кузнецком бассейне и т.д. Таким образом, планы развития горной промышленности России, разрабатывавшиеся Временным правительством, в значительной части сводились к передачи естественных ресурсов страны американским монополиям, в соответствии с этим проектировалось и развитие угольной промышленности Кузнецкого угольного бассейна.

Несмотря на то, что горнопромышленники были вынуждены повысить зарплату, положение шахтеров не улучшалось, поскольку цены на продукты и промышленные товары продолжали расти. Рудничные Советы рабочих депутатов, рабочие собрания все чаще высказывались за переход всей власти к Советам. Горняки горячо поддерживали решения ІІ Всероссийского съезда Советов, свержение Временного правительства, установление Советской власти.

Большевистские организации, Советы, профсоюзы ведут борьбу с саботажем горнопромышленников, приводят в жизнь декрет ВЦИК о рабочем контроле, налаживают новую, сознательную дисциплину. Анжерский и Судженский Советы в январе 1918 г. составил правила внутреннего распорядка для рабочих и служащих, разработали меры против нарушения общественного порядка и дисциплины.10 января 1918 г. Кульчугинский Совет вынес постановление о наказании за прогулы.

Добыча угля на копях стала расти. Повышалась производительность труда. Поскольку горнопромышленники не прекращали саботаж, горняки, Советы, большевистские организации ставят вопрос о национализации предприятий.

Весной 1918 г. Кузбасс оставался крупнейшим угольным бассейном, находившимся в распоряжении Республики Советов. Обеспечение топливом Сибирской магистрали, коксом уральских металлургических заводов, доставка хлеба из Сибири в Москву и Петроград в значительной мере зависели от роста кузнецких энергетических и коксующихся углей.

Восстановление народного хозяйства и развитие угольной промышленности Кузбасса. В плане ГОЭЛРО впервые в истории ставился вопрос о широком развитии Кузнецкого угольного бассейна. «Богатейшие залежи каменного угля в Кузнецком районе, - указывалось в плане, – счастливое сочетание угля и железа в непосредственной близости друг от друга, дают полное основание охарактеризовать Кузнецкий бассейн как район каменноугольно-железной промышленности с широкими перспективами дальнейшего развития»

Однако для того, чтобы превратить Кузбасс в район каменноугольно-железной промышленности, необходимо было прежде всего: во-первых – восстановить и использовать существующие в бассейне шахты, реконструировать их и обеспечить известный рост угольной промышленности бассейна; во-вторых – организовать всестороннее и глубокое изучение угольных и других богатств Кузбасса с тем, что бы создать условия для его дальнейшего развития.

Угольная промышленность Кузбасса царской России и после разгрома армии белогвардейцев и интервентов представляла собой неприглядную картину.

В Кузбассе в то время насчитывалось ок. 40 шахт, штолен и уклонов. Относительно большое количество горных предприятий было результатом хищнической эксплуатации угольных богатств. Как правило, это были небольшие, полукустарные горные предприятия (за исключением 2–3 крупных шахт Анжеро-Судженского района), расположенные в местах наиболее легкой добычи и транспортировки угля.

В 1919 г. к югу от села Бачаты возник новый Шестаковский рудник, уголь которого потреблялся Гурьевским металлургическим заводом и Кольчугинской железнодорожной веткой.

Рудники Кузбасса должны были обеспечивать топливом Сибирскую магистраль, предприятия Западной Сибири, уральскую металлургию. На шахтах ощущался острый недостаток рабочих, особенно квалифицированных забойщиков. По переписи 1920 г. на Анжерских копях работали 4114 человек, Судженских – 1347, Кольчугинских – 1228, Кемеровских – 751 человек, т.е. в 2 раза меньше чем в 1917 г.

Продовольственный паек выдавался нерегулярно и не полностью. Горняки, оставшиеся на рудниках, держали коров, лошадей, сеяли хлеб. Летом 1920 г. многие шахтёры, занятые сельскохозяйственными работами. неделями не являлись на шахты.

Осенью 1920 г. в селах Томской губернии проводилась мобилизация населения для работы на шахтах. Она стала одним из путей возвращения горняков на производство: среди 770 человек, направленных на Кольчугинский рудник, было 400 шахтеров, среди 314 мобилизованных на Анжерские копи – 170 шахтеров.

Общая производственная мощность всех горных предприятий бассейна в 1920 г. составляла ок. полутора-двух млн т. Добыча угля велась преимущественно штольнями или мелкими шахтами на выходах пластов. Стволы шахт были прямоугольного сечения с тремя отдельными - двумя подъемными и одним лестничным для спуска и подъем людей. Крепь шахт, копры и надшахтные здания, за редкими исключением, были деревянными, вентиляция, как правило, – естественная.

В бассейне имелось 28 подъемных машин, в т.ч. электрических только 9, суммарной мощностью 348 кВт.

Оборудование, как правило, было разнотипное, например из 14 паровых машин однотипных было только 2. Энергетическая база угольной промышленности Кузбасса была крайне отсталой. Суммарная мощность всех двигателей даже в 1923 г. не превышала 12 385 л. с., общая мощность генерирующих установок составляла всего 1000 кВт.

Руководство горной промышленности бассейна осуществлялось в этот период объединенным Правлением Каменноугольной промышленности Сибуголь, которое было создано 20 января 1923 г. с местонахождением в Томске. Руководство на местах в системе Сибугля осуществлялось четырьмя районными управлениями: Анжеро-Судженским, Кольчугинским, Кемеровским и Прокопьевским.

В 1921 г. в Новосибирске организуется Сибоблтоп, в задачу которого входила добыча, учет и распределение топлива по Сибири. В 1922 г. он расформирован и создан хозрасчетный Кузбасстрест, объединившие в последствии все рудники Кузбасса и Гурьевский металлургический завод. Для сбыта угля тогда уже был создан Сибуглесиндикат.

В первые год освобождения Кузнецкого бассейна от белогвардейцев трудящиеся Кузбасса ознаменовали крупной победой, дав стране почти 900 тыс. т угля, превысив добычу по сравнению с предвоенным 1913 г.

Партийные организации вели большую политическую работу, широко разъясняли значение кузнецкого угля в деле восстановления промышленности и транспорта, в доставке сибирского хлеба голодающему центру, в деле быстрейшего разгрома польских панов и Врангеля, угрожавшего тогда Донбассу.

В этот период было положено начало освоению южных районов Кузбасса – Прокопьевском, Киселевского и Осинниковского. Необходимым условием для освоения этих районов явилось строительство железной дороги от Кольчугино до Усят, открывшей выход углю южных районов на железнодорожную магистраль. До этого времени Кольчугино было связано с Прокопьевском почтовым трактом, который проходил в направлении: Кольчугино-Белово-Черкассов-Камень-Прокопьевск.

Прокопьевский рудник в те годы имел лишь небольшие штольни. Такую же картину представлял собой и Киселевский рудник. Рабочие жили во временных бараках, землянках и в соседнем с. Прокопьевском. В 1920 г. угледобыча Прокопьевском рудника составляла 27.4 тыс. т, Киселевского – 13,5 тыс. т, Абашевского – 8,6 тыс. т, Осинниковского – 311 т и Араличево – 721 т.

Для того, чтобы поставить на службу Родине богатства южного Кузбасса, необходимо было прежде всего связать эти районы железной дорогой с основной сибирской магистралью.

В 1920 г. многотысячный коллектив трудармейцев и местного населения приступил к строительству железной дороги. Прокладка дороги, особенно после Белово, вследствие сильно пересеченного рельефа требовала выполнения большого объема земляных работ.

Огромный энтузиазм труд армейцев преодолел холод, голод, эпидемию тифа, нехватку самых необходимых материалов, обеспечив окончание строительства дороги в течение одного года; первые поезда по этой дороге прошли в декабре 1920 г. Несколько позднее, вследствие больших ливней и оползней, дорога в ряде мест была разрушена и ее пришлось восстанавливать заново. На основном участке пути, проходящем через перевал, дорога перекладывалась 4 раза и практически только в 1922 г. вступила в эксплуатацию, связав богатейшие районы Кузбасса с главной сибирской магистралью. Окончательно дорога была сдана в эксплуатацию в 1926 г. С конечным пунктом в то время на станции Ново-Кузнецк.

Строительство железной дороги повысило роль южных районов Кузбасса, которые с 1920 по 1922 г. увеличили добычу угля в 3,5 раза.

В целом по бассейну и его основным районам добыча угля за 1920–1922 гг. характеризуется следующими данными:

 

1920 г.

1921 г.

1922 г.

Всего

899,4

780,8

874,9

Анжеро-Судженский район с входящими в него мелкими рудниками

600,0

420,0

406,0

Кольчугинский и Шестаковский рудники

162,3

165,4

182,0

Кемерово и рудники Мазурово-Ишановский, Алтайский, Крапивинский

85,5

101,2

111,5

Прокопьевский, Киселевский, Ерунаковский, Абашевский, Араличевский, Осинниковский рудники

51,6

92,2

175,4

Снижение добычи угля в 1921 г. за счет Анжеро-Судженского района было следствием возросших трудностей, связанных с износом оборудования и недостатком кадров.

Важнейшей задачей восстановительного периода являлось сосредоточение сил и средств на основных шахтах Кузбасса, при одновременной ликвидации мелких, малопроизводительных и нерентабельных, полукустарных горных предприятий.

Наиболее крупными предприятиями того времени являлись Анжерский и Судженский рудники. В 1921–1922 гг. на Анжерском руднике добыча велась в пяти, а на Судженском в трех шахтах.

На Анжерском руднике две шахты давали более половины всей добычи: шахта № 6 – более 26% и шахта № 1 – 26%.

На Судженских копях почти половина всей добычи (44,2%) приходилась на шахту № 5.

Однако следует отметить, что эти самые крупные из существовавших в этом районе шахт были по современным масштабам маленькими, плохо оснащенными предприятиями с добычей, не превышавшей 175 – 180 тыс. т угля в год. Шахты обоих рудников имели деревянные копры и здания, крепь стволов и выработок также была деревянной. Глубина Анжерских шахт колебалась от 33 м (шахта № 2) до 150 м (шахты № 8, 10), а Судженских шахт – от 100 м (шахта № 10) до 140 м (шахта № 5/7).

Добыча угля производилась вручную, с применением кайлы, лопаты и топора. Транспортировка в основном осуществлялась также вручную. Так из пяти шахт Анжерского рудника конная откатка имелась только на одной шахте.

Освещение осуществлялось посредством ламп «бог помощь» (мазутных коптилок); бензиновые лампы Деви и Вольфа еще только поступали на рудники и часто не использовались из-за отсутствия стекол и сеток. В результате крайней разрушённости шахтного хозяйства в первое время затраты труда на ремонт шахтных сооружений, механизмов подъема и водоотлива, а также на перекрепление старых квершлагов и штреков и перестилку путей были значительно больше, чем на добычу угля. Так, в 1921/22 г. количество «упряжек», потраченных на ремонтные работы, составляло 16%, а на отбойку угля только 12,5% от общего числа «упряжек» всех горнорабочих. На шахтах испытывалась острейшая нужда в электроэнергии, в самых необходимых материалах и оборудовании – рельсах, гвоздях, рудничных костылях, веревках, лопатах, газовых и дымогарных трубах, кабеле, цементе, стекле и т.д.

Единственным источником электроэнергии в районе была маленькая Анжерская электростанция с генератором мощностью в 896 кВт при напряжении в 550 в. На Судженских копях, не говоря уже о других мелких рудниках района, электроэнергии не было совсем.

Во всем районе имелись две механические мастерские с одним паровым и тремя электродвигателями. Станочный парк состоял из двух десятков разнотипных токарных станков устаревших конструкций и в большинстве своем совершенно изношенных.

В восстановительный период на Анжеро-Судженском руднике мелкие предприятия были закрыты и добыча сосредоточилась на крупных шахтах. Для усиления энергетической базы была построена новая электростанция мощностью 4,3 тыс. кВт. Это позволило электрифицировать водоотлив, установить электродвигатели в электромеханических цехах, осветить рудничные дворы и часть главных откаточных путей. Одновременно был проведен капитальный ремонт шахтных стволов и надшахтных зданий. На основных шахтах была введена искусственная вентиляция.

В восстановительный период в горняцких поселках Анжеро-Судженска были построены новые дома. В дальнейшем, в связи с развитием добычи угля, бывшие два поселка слились в один в 1931 г. объединенный поселок был переименован в город Анжеро-Судженск. Здесь уже к 1928 г. число жителей составляло 38 тыс. чел. против 15 тыс. чел. в 1917 г.

Второе место по добыче угля занимал в те годы Кольчугинский рудник, население которого в 1920 г. составляло всего 5,5 тыс. чел. Наиболее крупной здесь была шахта «Капитальная-1», впоследствии им. Емельяна Ярославского. Эта шахта давала 40% добычи угля рудника. Остальной уголь выдавался шахтами им. К. Маркса, им. В.И. Ленина и небольшой шахтой Шестаковского рудника.

Шахта «Капитальная-1» (им. Ярославского) имела металлический копер, каменное надшахтное здание, паровой подъем и водоотлив; глубина шахты достигала почти 140 м.

Этот рудник в восстановительный период был также реконструирован, шахта «Шестаковская» и мелкие уклоны закрыты.

На Кемеровском руднике к началу восстановительного периода около двух третей угля давали шахты «Южная» и «Владимировская». Шахта «Центральная», только вступившая за этот период в строй, была полностью освоена и ее мощность значительно увеличена.

Суммарная мощность энергетических установок шахт Кемеровского, района составляла только 30 кВт. На все шахты имелся один паровой насос и один паровой вентилятор.

На рудниках южной группы самой крупный – Прокопьевский – насчитывал всего 2,1 тыс. чел. Основная добыча на Прокопьевском и Киселевском рудниках велась открытыми работами на выходах угольных пластов. На две механические мастерские здесь приходилось три токарных станка и один электродвигатель мощностью 3 кВт. На рудниках имелись два паровых насоса, из которых работал только один.

В результате сосредоточения добычи угля на крупных шахтах и штольнях число шахт и штолен за восстановительный период уменьшилось; добыча угля и среднегодовая производительность шахт, благодаря проведенной реконструкции, значительно выросли, что видно из данных табл.

Годы

Число шахт и штолен

Добыча тыс. т

Среднегодовая нагрузка на одну шахту тыс. т

1921-1922

39

896

23

1922-1923

33

893

37

1923-1924

20

952

48

1927-1928

11

2387

211

Реконструкция шахт в восстановительный период выразилась в расширении основных горных выработок, замене деревянной крепи бетонной, во введении в горное производство электричества и др.

Бетонировка стволов на шахтах № 15 Анжерского и № 7 Судженского рудников была начата в 1921–1922 гг., а позднее – в 1922–1923 гг. производится бетонировка насосной камеры, околоствольных дворов и околоствольных выработок на шахте «Центральная» Кемеровского рудника; в 1923 г. частично расширяется и бетонируется ствол шахты им. К. Маркса на Кольчугинском руднике.

Расширение существующих и строительство новых электростанций было начато в 1922 г. На Кольчугинском руднике устанавливается два турбогенератора общей мощностью в 1000 кВт при напряжении в 3000 в. На строящемся Кемеровском коксохимическом заводе монтируется электрогенератор, одновременно было начато строительство наиболее мощной в те годы Анжерской районной электростанции, где впоследствии был установлен турбогенератор мощностью в 1300 кВт при напряжении 6000 в.Таким образом, на электроэнергию переводится работа шахтного подъема, водоотлива, вентиляции и механических цехов. Электровооруженность горной промышленности бассейна к октябрю 1928 г. увеличилась примерно в 5 раз по сравнению с 1920 г.

Неуклонно из года в год повышается производительность труда рабочего по добыче, составившая в 1921/22 г. – 5,1 т, в 1922/23 г. – 6,2 т,в 1923/24 г. – 7,6 т, а в 1928/29 г. поднялась до 20,6 т.

В 1923–1924 гг. в бассейне были временные трудности в сбыте угля, в то время как в стране ощущался острый топливный голод. Так из 893 тыс. т угля добытых в бассейне в 1922–1923 гг., было реализовано 651 тыс. т; из 952 тыс. т, добытых в 1923–1924 гг., было реализовано только 604 тыс. т.

Такое положение объяснялось, в первую очередь, недостатком транспортных средств и высокой стоимостью перевозки на Урал, заводы которого могли быть ближайшими крупными потребителями кузнецкого угля, а так же низким уровнем развития производственных сил Западной Сибири, потребности которой в каменном угле оказались ниже возможной добычи.

В 1925–1926 гг. Кузбасс превзошел довоенный уровень развития. К этому времени уже были преодолены временные трудности сбыта, в значительной мере приведен в порядок и реконструирован шахтный фонд.

Однако Кузбасс по существу оставался бассейном местного значения, угли которого в ограниченной степени использовались для промышленности, а в основном шли на обеспечение транспорта и коммунальные нужды.

Первые попытки использования кузнецких углей для коксования. В восстановительный период имели место первые серьезные попытки использования кузнецких углей для коксования. Первая в Кузбассе Бачатская копь, построенная в середине прошлого века, давала угли, которые использовались на Гурьевском заводе для получения литейного кокса. В 1903–1904 гг. для удовлетворения нужд железнодорожных ремонтных мастерских и местных заводов на Анжерских копях были построены две коксовые печи. Эти печи представляли собой примитивные батареи системы Эванс без улавливания побочных продуктов, с годовой производительностью до 80 тыс. т кокса. Однако опыты по коксованию тощих анжерских углей, без присадки жирных углей, не дали положительных результатов, и выжиг кокса был прекращен. Проведенные вскоре исследования (под руководством проф. Н.П. Чижевского) по коксованию анжерского угля с газовыми углями Кольчуги некого месторождения дали положительные результаты, но выжиг кокса возобновлен не был.

Пуск Кемеровского коксохимического завода создал благоприятные условия для использования кузнецких коксующихся углей для местных нужд, а также для уральской металлургии.

Для обеспечения металлургии Урала чистыми углями и улучшения сбыта кузнецкого угля правительством на этот уголь был установлен с января 1924 г. льготный тариф. Затраты на уголь на тонну чугуна, составлявшие на Урале 62 коп., при новом тарифе снизились до 55 коп. При этом применение кокса на 30% повышало производительность доменных печей и ликвидировало тяжелые и трудоемкие работы по выжигу древесного угля.

В 1924 г. на минеральное топливо была переведена домна на Нижне-Салдинском заводе. Дирекцией завода был заключен договор на поставку 2,1 млн. пуд. кокса со станции Кемерово по цене 32 коп. за пуд. Кокс должен был удовлетворять следующим требованиям: золы не более 13%, серы не более 0,8%, влаги не более 0,5%, прочность кокса должна была составлять примерно 250 кг (по барабану Сундгрена).

После введения нового тарифа ок. 65 тыс. т кольчугинских углей было вывезено для газогенераторов Белорецкого и других металлургических заводов Урала.

В 1924–1925 гг. на Урал было завезено 200 тыс. т кузнецких углей, в 1925–1926 гг. – 662 тыс. т и в 1926–1927 гг. – 886 тыс. т. Однако в 1928 г., в связи с большой загруженностью железной дороги НКПС, встал вопрос о сокращении перевозок кузнецкого угля на Урал.

Список использованных источников.

1. Горбачев Т.Ф. Кузнецкий угольный бассейн. – М., 1957. – 200 с.

2. Карпенко З.Г. Кузнецкий угольный бассейн 1721–1971. – Кемерово, 1971. – 156 с.

3. Кацюба Д.В. История Кузбасса. – Кемерово, 1972. – 356 с.

4. Мартынов А.И. Кузбасс. Прошлое. Настоящее. Будущее.– Кемерово, 1978. – 365 с.

Просмотров работы: 87