К вопросу о взаимодействии армии и политики в истории политической мысли - Студенческий научный форум

XIII Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум - 2021

К вопросу о взаимодействии армии и политики в истории политической мысли

Бессонов К.Ю. 1, Абдулмуталинова Т.А. 1
1Вольский военный институт материального обеспечения (филиал) Военной академии материально-технического обеспечения имени генерала армии А.В. Хрулёва Министерства обороны Российской Федерации
 Комментарии
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Проблема взаимодействия армии и политики на протяжении длительного времени остается одной из самых востребованных среди философов, историков, политиков, военачальников, ученых. В трудах Платона и Аристотеля, Цицерона, Сунь-Цзы, Макиавелли и многих других авторов мы находим освещение различных аспектов данной проблематики. Не потеряла своей актуальности она в наши дни. Создаются новые концепции и теории, идет поиск оптимальных путей взаимодействия, появляются новые трактовки взаимодействия военной и политической сферы.

Одной из первых работ, в которой подробно анализировались вопросы взаимодействия армии и политики, стал «Трактат о военном искусстве» выдающегося военачальника и теоретика Сунь-Цзы. В нем обосновывалась доминирующая роль политики по отношению к военному делу, а, следовательно, и обязательность подчинения военного руководства руководству политическому.

Отметим, что многие идеи китайского полководца о взаимосвязи политики и войны впоследствии легли в основу марксистско-ленинской теории[7].

Достаточно обстоятельно вопросы взаимодействие политической и военной сферы рассматривались в Древней Греции. Так, в «Государстве» Платона в стратификационной модели идеального государства именно политикам отводится руководящая роль в управлении делами общества и государства. Политика, «есть руководство общественными делами, делами государства, она начальствует над всем и управляет другими видами деятельности, в т.ч. и военной, а военное искусство лишь часть политического искусства». В тоже время, военных Платон выделяет в отдельный слой, занимающий по значимости привилегированное второе место и имеющий четко обозначенную сферу деятельности. [6, с. 325].

Подобную позицию по вопросу роли армии в политике занимал и ученик Платона Аристотель, считавший войну справедливым явлением и признававший значимую роль военных в жизни общества. В силу обладания оружием, именно от этой части населения будет зависеть стабильность существующего государственного строя.Следует отметить, что взгляды Аристотеляна политику и войну формировались под влиянием реальных событий, основывались на богатом фактическом материале, анализе исторического прошлого, опыте ведения многочисленных войн Античности [1].

Вопросы взаимосвязи политики и войны получили отражение и в трудах римских авторов. В частности, римский политический деятель и оратор Марк Туллий Цицерон в трудах «О государстве» и «О законах» подчеркивал значимость политических (государственных) дел, считая управление государством «величайшим искусством». Признавая возможность в сложные периоды сосредоточения власти в руках одного человека, он, в то же время, выступал противником установления военной диктатуры [3].

Следует отметить, что сущность военной и политической сфер и вопросы их взаимодействия и подчинения рассматривались не только римскими политическими деятелями и философами, но и военачальниками. Так, римский полководец Гай Марий утверждал, что для него «не может дойти глас законов, заглушаемый звоном оружия». Подобное выражение мы находим и у еще одного военачальника Гнея Помпея, заявлявшего: «Могу ли я помышлять о законе, когда я вооружен» [3, с. 32].

Подобные выражения демонстрировали усиление влияния римской армии, служили доказательством ее реальной силы как активного участника политической борьбы, способного изменить как форму государственного устройства, так и политический режим. В тоже время, речь идет и об изменении соотношения властных полномочий между политическим и военным руководством в пользу последнего. Так, при Гае Марии, Гнее Помпее, Юлии Цезаре и др., установился порядок при доминирующей роли полководца в управлении вооруженными силами.

Последующий период развития человечества, известный как Средневековье, характеризовался засильем библейских канонических воззрений, что нашло отражение и в работах мыслителей по проблемам войны. Так, в частности в философско-исторических концепциях А. Августина, Ф. Аквинского, Тейяра де Шардена и других религиозных мыслителей представления о войне формировались под воздействием теологических догматов, определявших ее как непрекращающуюся борьбу сил добра и зла. Длительное время данный подход был доминирующим в восприятии войны.

В эпоху Средневековья актуализировались и приобрели особую значимость так называемые концепции «священной войны», имевшие место в христианстве, иудаизме, исламе. Впервые религиозное освящение войн, связанное с обоснованием справедливости духовной, территориальной и экономической экспансии, сложилось в иудаизме, где воинам на службе Яхве отводилась почетная и важная роль. Подобное отношение к военным можно проследить и в христианстве, и в исламе. В целом, для этого периода характерно представление о войне как перманентной борьбе сил добра и зла, что нашло отражение в работах Аврелия Августина, Фомы Аквинского, Тейяра де Шардена. Так, у Аврелия Августина мы находим следующее определение: «Война – божественное предопределение, акт божественной воли… армия – орудие божьего суда» [3, с. 54].

В период Возрождения началось освобождение от излишней идеологизации восприятия войны. Особую роль в этом сыграли труды выдающегося итальянского мыслителя Никколо Макиавелли. В частности, касаясь военной проблематики, Н. Макиавелли отмечал, что «цель всех тех, кто когда-либо начинал войну, всегда состояла в том, – и это вполне разумно, – чтобы обогатиться самим и сделать врага беднее». Современные политические реалии, связанные с вооруженными конфликтами последних десятилетий, подтверждают актуальность этих взглядов. Политику в целом Макиавелли определяет как возможность использования силы,стремление государства к завоеваниям считает естественным делом, а военную силу определяет основой государства наряду с законами. Отметим, что и в «Государе», и в «Рассуждениях о третьей декаде Тита Ливия» Макиавелли обосновывает доминирование политического руководства над военным. Вместе с тем, государю необходимо добиваться расположения войска с цельюобеспечить безопасное существование, ибо: «… государяподстерегают две опасности: одна – изнутри, со стороныподданных, другая – извне, со стороны сильных соседей.С внешней опасностью можно справиться при помощи хорошего войска и хороших союзников, причем тот, кто имеет хорошее войско, найдет и хороших союзников. А еслиопасность извне будет устранена, то и внутри сохранитсямир…». При этом войско нужно держать в повиновении, внушив уважение к себе, нонеобходимо быть с ним щедрым и предоставить военнымбольшую свободу в профессиональных вопросах [5, с. 345].

Среди работ более позднего периода ведущееместо занимает труд прусского военного теоретика Карлафон Клаузевица «О войне», в котором была развита традиция реализма в осмыслении войны. Клаузевиц абсолютизировал политическую природу войны, трактуя ее как продолжение политики иными (насильственными) средствами. Война определяется политикой, зависит от политических отношений,вытекает из политической ситуации и определяется политическими мотивами. Его ставшая классической цитата «Война есть не что иное, как продолжение политических отношений при вмешательстве иных средств» на долгое время определила сущность войны и соотношение военной и политической сферы [2, с. 64].

Большое значение вопросам участия армии в политикепридавалось втеории марксизма-ленинизма. При этом многие западныеполитологи предполагают, что революционнаядоктрина,которую развил и с большим успехом применил В.И. Ленин, испытала на себе «влияние Сунь Цзы и Клаузевица».Согласно марксистско-ленинской теории, «… армия и полиция есть главные орудия силы государственной власти[4, с. 9].

Другой видный теоретик марксизма Лев Троцкий следующим образом раскрывал роль армии в политике: «Когда и в какой стране армиястояла вне политики? … Армий вне политики не бывает. Солдат должен знать, за что он умирает. Только психологическим единством, единством идеи можно спаять армию» [8, с. 76].

В дальнейшем именно теоретические положения марксизма-ленинизма стали базовыми для советских ученых, разрабатывавших вопросы войны, государства и общества.

Таким образом, кратко рассмотрев историографию взаимодействия армии и политики в мировой и отечественной военно-политической мысли, мы можем отметить, что этот вопрос никогда не терял своей актуальности.

Список использованных источников.

1. Аристотель. Сочинения: в 4 т. [Текст] / Аристотель. – М., 1984. – Т. 4.

2. Клаузевиц, К. О войне [Текст] / К. Клаузевиц. – М.: Логос, 1997. – 448 с.

3. Климов, И.А. Армия и политика [Текст] / И.А. Климов. – М., 1980.

4. Ленин, В.И. Государство и революция [Текст] / В.И. Ленин. – М., 1976.

5. Макиавелли, Н. Государь [Текст] / Н. Макиавелли. Избранные сочинения. – М., 1989. – 345 с.

6. Платон. Собрание сочинений: в 4 т. [Текст] / Платон. – М., 1994. – Т. 3: Государство.

7. Сунь-Цзы. Трактат о военном искусстве [Текст] / Сунь-Цзы. – М., 1995. – С. 47–55.

8. Троцкий, Л.Д. Дневники и письма [Текст] / Л.Д. Троцкий. – М., 1994.

Просмотров работы: 72