Символика имен в романе Е.Г. Водолазкина "Лавр" - Студенческий научный форум

XIII Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум - 2021

Символика имен в романе Е.Г. Водолазкина "Лавр"

 Комментарии
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Образы романа имеют большую ценность для создания особого художественного мира. Они пограничны, поскольку каждый герой имеет реальный прототип (чаще всего, это святые). Сделано это не случайно, весь роман амбивалентен, он строится на соединении настоящего и прошлого, реального и квазиреального. Ярче всего параллель между двумя мирами выражается в именах главных героев.

В христианской традиции существует четыре сверхзаконных подвига (opera supererogatoria), это подвиги духа, не предусмотренные иноческими уставами: схимничество, странничество, пустынничество и юродство. Можно говорить, что главный герой, Арсений, проходит все четыре ступени, именно поэтому он имеет четыре имени.

Арсений – имя, которое ему дано при рождении, с этим именем он берет тяжкий грех на душу. Устин – имя умершей возлюбленной, в честь и от имени которой он совершает подвиг юродства. Мы усматриваем связь между именем Устин (Иустин) и раннехристианским мучеником и апологетом Иустином Философом. Иустин один из основоположников учения о субордиционализме, учение, в котором утверждалось о неравнозначности ипостасей Троицы. В частности, Иустин предполагал появление Отца в мире через Слово Сына. То есть Слово он признавал материальной частью Бога. Это важно, поскольку Устин отрекается от всего: от имени, от удобств, от тела и даже от речи. То есть он в качестве наказания лишает себя единственного доступного источника молитвы – языка. Можно сказать, что исповедует исихазм, распространенный среди юродивых, но внутренняя речь, которой его наделяет автор, обращена только к его возлюбленной, Устине. Имя Амвросий герой приобретает вместе с постригом. С таким именем известен более всего Амвросий Медиоланский, епископ, проповедник. Он «выступал против гордости и несправедливости мира сего, отрицал законность привилегий богачей» [5, с.193]. Подобным образом мыслит и Арсений-Амвросий, исцеляя всех, не делая исключений ни для кого. Интересно, что в XV веке текст Кирилло-Белозерского списка переписывал монах с именем Ефросин (созвучное имя) [4, с.24]. Рукой Ефросина выполнен список «Александрии». Наконец, четвертое имя Лавр. Это имя Арсений принимает перед самой смертью: «Брат наш Лавр постригает власы главы своея во имя Отца, Сына и Святаго Духа …Хорошее имя Лавр, ибо растение, тебе отныне тезоименное, целебно» [1, с.401]. Таким образом, по мнению иегумена монастыря, имя Лавра совпадает с его божественным предназначением целителя. Стоит отметить, что имя Лавр известно по именам раннехристианских мучеников, Флора и Лавра (день почитания в православии – 18 августа, день, когда умирает Лавр в романе). Помимо этого, в «Слове о полку Игореве» упоминается половец Лавр, по-видимому, крещеный. Он предлагает Игорю бежать. Можно обнаружить и некоторую интересную параллель. У. Эко отмечает, что лавр относится к растениям, которые предохраняют от удара молнии [6, с.287]. Арсений умирает на той поляне, где умерла его бабушка от удара молнии (удар молнии может здесь быть как в реальном плане, так и в метафорическом – гнев божий).

Интересно для исследования и имя героя Христофора. Христофор – врачеватель, отличающийся огромным ростом. Все указывает на то, что Е.Г. Водолазкин использует апокрифический образ святого Христофора (образ, который Святейший синод в 1722 году запретил). Это был человек огромного роста с песьей головой, которая символизировала языческое начало, но Бог даровал Христофору разумность и твердую веру [3, с.143]. Возможно, оспорить утверждение, что дедушка – прототип святого Христофора и заметить, что общие черты можно обнаружить с православным преподобным Христофором Коряжемским, но внешние черты Христофора, совпадение элементов жития и романа, домашнее животное – волк (некоторые авторы указывают на то, что святой Христофор был кинокефал), а так же православные традиции трактовки образа позволяют нам говорить о том, что за основу взят именно этот апокрифический табуированный образ святого. На связь именно с этим образом указывает и волк, которого приютили Арсений и Христофор. Популярность святого Христофора у восточных славян можно было объяснить тем, что со времен древних даков было распространено почитание волка. После христианизации образ волка в фольклоре сменил знак с позитивного на негативный, но традиция почитания этого зверя осталась [3, с.145].

Важнейшая фигура романа – женщина по имени Устина. Опять обратим внимание на имя: это «авторский» женский вариант имени Устин (что распространено при постригах, когда женщина принимает мужское имя), но это и интересно, поскольку Арсений говорит о том, что они, влюбленные, стали двуедины [1, с.85]. То есть они оба как бы бесполы сначала (точнее, не искушены, как Адам и Ева), в них содержится и мужское, и женское. Но позже – грехопадение. Образ Устины представляет для нас интерес, потому как Устина, очевидно, воспитанница культа Богородицы, появившегося в XV веке. В этом культе была переакцентация религиозного почитания с византийского культа Христа на культ Богородицы, что объяснялось преобладанием женских божеств в славянском пантеоне [2, с.20]. Мы делаем такой вывод их песни, которую поет Устина: «Мати-Мати, Мать Божья…» [1, с.90].

Резюмируя проведенное исследование, возможным представляется отметить, что нами рассмотрены не все соответствия имен главных героев реальным людям. Можно было так же рассмотреть образы юродивых Фомы (имя библейского персонажа) и Карпа (священномученик Карп), Амброджо (двойник Арсения), образы посадников и старцев. Но представленный анализ имен главных героев романа дает достаточно оснований заявлять, что образы романа создают особенную постмодернистскую ткань текста. Они подчеркивают амбивалентность всего романа.

Список литературы

Водолазкин, Е.Г. Лавр: роман [Текст]/ Е.Г. Водолазкин. – М.: Издательство АСТ: Редакция Елены Шубиной, 2017. – 440 с.

Замалеев, А.Ф. Еретики и ортодоксы: Очерки древнерусской духовности [Текст]/ А.Ф. Замалеев, Е.А. Овчинникова// Л.: Лениздат, 1991. – 207 с., ил. – (Культура и религия).

Зотов, С. Страдающее Средневековье. Парадоксы христианской иконографии/ С. Зотов, М. Майзульс, Д. Харман. – М.: Издательство АСТ, 2020. – 416 с.: ил. – (История и наука Рунета).

Лихачев, Д.С. Великое наследие [Текст]/ Д.С. Лихачев – М.: «Современник», 1975. – 367 с.

Рашкова, Р.Т. Ватикан и современная культура [Текст]/ Р.Т. Рашкова. – М.: Полит.-издат, 1989. – 416 с.

Эко, У. Искусство и красота в средневековой эстетике [Текст]/ У. Эко; пер.с ит. А. Шурбелева. – М.: Издательство АСТ: CORPUS, 2017. – 352 с.

Просмотров работы: 610