СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ВЛИЯНИЕ ЦИФРОВОЙ ТРАНСФОРМАЦИИ НА ЭКОНОМИКУ - Студенческий научный форум

XIII Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум - 2021

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ВЛИЯНИЕ ЦИФРОВОЙ ТРАНСФОРМАЦИИ НА ЭКОНОМИКУ

Матвеева А.А. 1
1КалмГУ
 Комментарии
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Основные положения

Под цифровизацией понимаются преобразования, вызванные массовым внедрением цифровых технологий, которые генерируют, обрабатывают, обмениваются и передают информацию. Цифровая трансформация - это не разовое событие. Она протекает волнами, движимыми технологическим прогрессом и распространением инноваций. Первая волна оцифровки связана с внедрением и внедрением того, что сегодня считается “зрелыми” технологиями, такими как управленческие информационные системы, направленные на автоматизацию обработки данных и применяемые для мониторинга и отчетности результатов деятельности бизнеса, телекоммуникационные технологии, такие как широкополосная (фиксированная и мобильная) и голосовая связь (фиксированная и мобильная), которые позволяют осуществлять удаленный доступ к информации. Вторая волна оцифровки влечет за собой распространение интернета и соответствующих ему платформ (поисковых систем, маркетплейсов), которые позволяют объединять предприятия в сети с потребителями и предприятиями между собой для приобретения товаров и распределения продукции. Третья волна оцифровки влечет за собой внедрение целого ряда передовых технологий, таких как большие данные/аналитика, интернет вещей, робототехника, сенсоры и искусственный интеллект, и направлена на повышение эффективности обработки информации и качества принятия решений при дальнейшей автоматизации рутинных задач внутри предприятий и правительств. Эти технологии, как правило, не принимаются отдельно друг от друга, а интегрируются со зрелыми технологиями, характерными для первой и второй волн.

Каждая волна оцифровки имеет определенный набор социальных и экономических последствий. Вычислительная техника, широкополосная связь и сети мобильной телефонии сыграли важную роль в ослаблении ограничений масштабируемости отрасли, что позволило традиционным секторам экономики, расти более быстрыми темпами. Ослабление ресурсной ограниченности привело к росту спроса на рабочую силу в отраслях сферы услуг (например, финансовые услуги, образование, здравоохранение и т. д).Хотя это также имело положительный эффект в производстве. Наконец, первая волна, по-видимому, оказала влияние на рост доходов домашних хозяйств и облегчение социальной интеграции (доступ к информации, государственным услугам и развлекательному контенту).

Вторая волна цифровизации привела к появлению новых сервисов и приложений, таких как поиск информации в Интернете, электронная коммерция, дистанционное образование и целый ряд совместных предприятий, характеризующих цифровую экономику (Uber, airbnb и др.). Этот "инновационный эффект" привел к увеличению спроса на рабочую силу в некоторых профессиях, связанных с развитием цифровых услуг или появлением совместных бизнес‐моделей, в сочетании с исчезновением повторяющихся рабочих мест низкой и средней квалификации в результате автоматизации задач. Третья волна оцифровки имеет значительные последствия для повышения производительности труда. Она также обещает иметь значительные выгоды для социального обеспечения, в частности для достижения ряда целей устойчивого развития, связанных с предоставлением государственных услуг. То 5 доказательств до сих пор в отношении разрушительных трудовых эффектов третьей волны весьма умозрительны, если только кто-то не считает, что разрушение третьей волны - это просто экстраполяция эффектов второй волны оцифровки. Однако существует почти всеобщее согласие в том, что, подобно предыдущим волнам инноваций, автоматизация, как правило, благоприятствует тем работникам, которые имеют более высокий уровень образования и профессиональной подготовки. В этом контексте уместно рассмотреть политические средства защиты, которые могли бы способствовать получению преимуществ автоматизации и ограничивать негативные результаты:

Проводить политику на рынке труда, ориентированную на то, чтобы работники могли либо сохранить свои текущие рабочие места, либо перейти в новые сферы спроса. Эта политика включает в себя:

услуги по трудоустройству, специальные программы на рынке труда и субсидии на заработную плату для снижения затрат на переход;

Pазвернуть политику, ориентированную на повышение географической мобильности, которая позволит работникам, проживающим в районах, затронутых автоматизацией, переехать в города с высоким уровнем создания рабочих мест.

Accelerate ускорить создание кластеров отраслей промышленности и университетов вокруг мест с высоким качеством жизни, стимулирующих спрос на высококвалифицированную рабочую силу в слаборазвитых районах. В частности, развивающиеся страны должны активно содействовать цифровизации производства и цифровой трансформации. Это требует уделения особого внимания политике, направленной на ускорение процесса оцифровки производства малых и средних предприятий путем снижения затрат на приобретение технологий, обучение сотрудников и предоставление консультационных услуг для поддержки компаний в процессе их цифровой трансформации.

внедрить краткосрочные технологические карьеры;

структурировать двухуровневые университетские системы);

Если внедрение ИКТ приводит к разрушению рабочих мест в определенных областях или секторах, правительства должны быть готовы к осуществлению программ переподготовки и временных инициатив по смягчению последствий применения сетей социальной защиты.

Дальнейшая политическая задача заключается в том, что цифровая трансформация, являющаяся результатом всех трех волн оцифровки, настолько всеобъемлюща, что секторальные стратегии, разработанные в рамках институциональных структур, больше не применимы. Правительствам необходимо создавать межведомственные связи, способствующие сотрудничеству между образованием, ИКТ, промышленным развитием, наукой и техникой для разработки и совместного осуществления политики. Кроме того, будущий объем государственной политики должен быть значительно расширен за пределы традиционных областей, таких как налогообложение, конкуренция и цифровая грамотность, чтобы включить новые области, такие как защита конфиденциальности, кибер безопасность и содействие внедрению цифровых технологий, таких как доверие и повышение качества обслуживания клиентов. Очевидно, что задачи, стоящие перед директивными органами, значительны, но также и выгоды для граждан и необходимость смягчения любых потенциальных сбоев.

1.Введение

Цельстатьи - дать представление о социально-экономическом воздействии автоматизации и цифровой трансформации, а также о ее потенциальных преимуществах при разработке технологических приложений, которые вносят фундаментальный позитивный вклад в качество нашей жизни. В то же время, как и в случае со всеми крупными технологическими инновациями, автоматизация и оцифровка могут привести к некоторым социальным последствиям. В этом контексте в документе излагается политика, направленная на максимизацию выгод и контроль за любыми потенциальными негативными результатами, связанными с этими изменениями. Оцифровка относится к преобразованиям, вызванным массовым внедрением цифровых технологий, которые генерируют, обрабатывают, обмениваются и передают информацию.

Цифровая трансформация влияет на общество на нескольких уровнях. Что касается производственной стороны экономики, то цифровая трансформация позволяет автоматизировать бизнес-операции, обеспечивая оперативную эффективность, например снижение транзакционных издержек, что оказывает влияние на производительность труда. Аналогичным образом, цифровая трансформация открывает новые возможности для бизнеса, оказывая влияние на занятость и предпринимательство. Что касается предоставления государственных услуг, то цифровая трансформация усиливает предоставление услуг в области здравоохранения и образования, одновременно улучшая способы взаимодействия граждан со своими правительствами. Наконец, цифровая трансформация оказывает влияние на человеческие отношения и индивидуальное поведение, способствуя социальной интеграции и коммуникации. Вместе с тем следует отметить, что цифровая трансформация может также привести к потенциальным негативным последствиям, таким как сокращение рабочей силы, исчезновение компаний, кибер преступность и социальная аномия. Регулирующие органы и директивные органы должны учитывать, что цифровая трансформация-это не однократное событие. Она протекает волнами, движимыми технологическим прогрессом и распространением инноваций. Понимая эти процессы, регулирующие органы и директивные органы в области ИКТ могут не только предвидеть изменения, которые произойдут в результате каждой волны, но и иметь возможность спрогнозировать время, которое потребуется для полного внедрения некоторых из этих инноваций. Исходя из этого, оцифровку следует понимать как два одновременных процесса: технология эволюция через инновации, а также НИОКР и внедрение технологий между предприятиями, правительствами и потребителями. Важно проводить различие между обоими процессами, поскольку технический прогресс (первый процесс) значительно опережает диффузию (второй процесс), а это означает, что между доступностью продукта и его воздействием может быть значительное отставание. Например, внедрение вычислительной техники в результате НИОКР, проведенных в 1940-1950-е годы, не оказало существенного влияния на производительность бизнеса вплоть до 1990-х годов. Читатель может вспомнить знаменитое высказывание Роберта Солоу, опубликованное в 1987 году:

Одно из центральных убеждений заключается в том, что произошла революция в производстве, ее название-программируемая автоматизация, (...) (Мы) несколько смущены тем фактом, что то, что все считают технологической революцией, радикальным изменением в нашей продуктивной жизни, сопровождалось повсюду, включая Японию, замедлением роста производительности, а не шагом вверх. Вы можете увидеть компьютерный век везде, но в статистике производительности труда”

1 отставание между развитием технологий, их внедрением и воздействием было четко показано Дейлом Йоргенсеном и другими учеными. (2005) в своем исследовании влияния ИКТ на многофакторную производительность труда в Соединенных Штатах (см. рис.1).

Экспонат 1. Соединенные Штаты Америки: источники совокупного роста совокупной факторной производительности

Как видно из рисунка 1, несмотря на его раннее развитие и последовательное внедрение в 1970-е и 1980-е годы, лишь в 1995 году ИКТ начинают оказывать значительное влияние на производительность труда. Кроме того, несмотря на спад в начале 2000 года, вклад ИКТ в повышение производительности труда продолжал возрастать. Исходя из этого, важно начать эту работу с концептуализации различных волн оцифровки, определяя, как долго каждая из этих волн длится, и, понимая, сколько времени потребуется современным технологическим инновациям, таким как искусственный интеллект и машинное обучение, чтобы оказать значительное и измеримое социальное и экономическое воздействие. Этот последний момент имеет решающее значение, поскольку четкое определение задержек с принятием и их последствий поможет предвидеть любые потенциальные сбои в работе рабочей силы и разработать надлежащие политические средства борьбы с ними.

2. Определение технологических волн оцифровки

Точно так же, как более ранние волны технологических изменений, такие как паровой двигатель, железные дороги, телеграф и автомобили, трансформировали общество, технологические инновации, связанные с оцифровкой, идут по “волнам” (см. рис.2).

Экспонат 2. Волна технологии оцифровки

Первая волна оцифровки связана с внедрением и внедрением того, что сегодня считается "зрелыми" технологиями, такими как управленческие информационные системы, направленные на автоматизацию обработки данных и применяемые для мониторинга и отчетности результатов деятельности бизнеса, телекоммуникационные технологии, такие как широкополосная (фиксированная и мобильная) и голосовые Телекоммуникации (фиксированная и мобильная), которые позволяют осуществлять удаленный доступ к информации.

Компьютеры были внедрены в бизнес-среде в 1960-х годах и достигли 92,61% проникновения среди предприятий в странах ОЭСР только в 20142 году. Мобильная телефония была запущена в 1985 году и достигла 99% мирового проникновения к 2015 году. Персональные компьютеры, появившиеся в 1982 году, были приняты на вооружение 80,29% домохозяйств ОЭСР в 20153 году. Аналогичным образом, Фиксированная широкополосная связь была введена примерно в 1995 году и достигла 80,07% внедрения в той же вселенной, в то время как мобильные широкополосные сети (3G и выше) достигли 84% мирового населения в 2016 году.

Вторая волна оцифровки влечет за собой распространение интернета и соответствующих ему платформ (поисковых систем, маркетплейсов), которые позволяют объединять предприятия в сети с потребителями и предприятиями между собой для приобретения товаров и распределения продукции. Помимо внедрения Интернета, эта волна привела к распространению облачных вычислений4. Эти технологии поддерживаются оборудованием, начиная от серверов и маршрутизаторов и заканчивая мейнфреймами и коммутаторами. Несмотря на свое раннее развитие в конце 1960-х-1980-х годах, популярное внедрение Интернета может быть расположено в 19955 году. К 2015 году 77,2% населения стран ОЭСР регулярно пользуются интернетом, в то время как 45% населения развивающихся стран достигли такого же уровня.

Диффузионные циклы цифровых технологий становятся все более быстрыми с каждым поколением. Например, в то время как Facebook, доминирующая в мире социальная сеть, была запущена в 2005 году, к 2015 году 48,05% населения ОЭСР регулярно обращается к доминирующей социальной сети в каждой стране. В развивающихся странах проникновение Facebook достигло еще более высоких уровней (Аргентина-62,19%, Малайзия-59,35%, Объединенные Арабские Эмираты-68,80%) .

Третья волна оцифровки, начальная точка распространения которой может быть несколько произвольно помещена примерно в 2010 году, предполагает внедрение целого ряда технологий, направленных на повышение качества обработки информации и качества принятия решений, а также дальнейшую автоматизацию рутинных задач в рамках коммерческих предприятий и правительств. Они включают в себя:

Big data / аналитика определяется как возможность обработки чрезвычайно больших наборов данных для выявления закономерностей взаимосвязей (корреляции, причинно-следственной связи) между данными, которые будут использоваться для выявления рыночных тенденций, потребительского поведения и предпочтений. Наиболее распространенными областями применения являются эпидемиологические исследования и исследования изменения климата (в общественном достоянии), а также маркетинг и разработка бизнес-процессов (в частном секторе).

Internet / интернет включает в себя платформы, которые связывают несколько датчиков и устройств передачи данных, чтобы сформировать полное видение поведения организации, системы, бизнес-операции или явления. Наиболее распространенными приложениями являются точное сельское хозяйство (которое контролирует удобрения, контролирует дождь и определяет наиболее подходящий урожай), интеллектуальные города (которые позволяют контролировать транспортные потоки или управлять потреблением энергии в общественных местах) и телемедицина (которая контролирует здоровье пациентов больниц). Внедрение Интернета вещей напрямую связано с вертикальными приложениями, и хотя эти платформы отличаются от машинных приложений, они основаны на общих компонентах. Приложения "машина-машина" обычно представляют собой точечные решения, которые связывают аналогичные устройства, такие как термостаты, подключенные через сотовую сеть, датчик расхода на нефтеперерабатывающем заводе, систему определения местоположения транспортного средства для управления автопарком или мониторинг бытовой техники. С другой стороны, система Интернета вещей-это платформа, которая соединяет различные дискретные устройства (в том числе датчики от машины к машине) для обеспечения целостного видения определенных явлений. В этом смысле М2М-устройства являются составной частью сети Интернет вещей.

Robotics / робототехника предполагает применение цифровых технологий для выполнения повторяющихся ручных задач, таких как сборка автомобилей, сбор урожая сельскохозяйственных культур и разведка в опасных условиях.

3D-печать - это технология, которая позволяет создавать объекты путем последовательной печати адгезивных материалов, таких как полимеры. В то время как применение 3D-печати широко распространено, ее использование довольно распространено в дизайне изделий (лекарственное протезирование, архитектурные модели, текстильное проектирование), а также в разработке запасных частей (в бытовой электронике и промышленных изделиях)

Искусственный интеллект/машинное обучение: эти две технологии не являются эквивалентными, хотя они разделяют некоторые общие концепции. Машинное обучение - это приложение искусственного интеллекта, состоящее в разработке программ, которые позволяют компьютеру изучать процедуры, не будучи обязательно предварительно запрограммированными. В этом смысле программа машинного обучения преобразуется сама, как только она начинает обрабатывать информацию. Наиболее распространенными приложениями машинного обучения являются самоуправляемые автомобили, рекомендации по продуктам, интернет-платформы, такие как Amazon и Netflix, обнаружение мошенничества при использовании кредитных карт и расчет профиля потребительского кредита.

Эти технологии, как правило, не принимаются отдельно друг от друга. Для того чтобы быть включенными в контекст оцифровки Индустрии 4.0, они интегрированы с зрелыми технологиями, характерными для первой и второй волн. Таким образом, Индустрия 4.0 представляет собой совокупность зрелых и передовых технологий, отвечающих новым требованиям в конфигурации производственно-сбытовых цепочек, с тем чтобы обеспечить более высокую эффективность и новые возможности в разработке и поставке продукции (что, естественно, приводит к повышению готовности потребителей платить). В качестве примера изменений в бизнес-операциях:

совместная разработка продуктов и услуг у разных фирм;

оптимизации производственно-технологических цепочек с целью снижения операционных издержек между функциями;

сокращение производства размеров и снижение времени отклика для обеспечения более высокой персонализации продукта;

оптимизации логистических цепочек в целях сокращения интервалов;

конца в конец многомерного единства измерений, в целях повышения контроля и управления производственной цепочки;

гибкости и эффективности в управлении производством означает; и трансформация дистрибуции с целью оптимизации охвата рынка (лучшая сигнализация, лучшие цены, улучшенное покрытие сегмента).

Взаимодействие между зрелыми и передовыми технологиями ориентировано на удовлетворение рассмотренных выше требований .

Третья волна оцифровки влечет за собой дальнейшее внедрение более передовых технологий, таких как искусственный интеллект, машинное обучение и глубокое обучение в производстве. В то время как некоторые дискретные приложения начинают разрабатываться, нам все еще не хватает широко распространенной ассимиляции, как это происходит в случае второй волны. Отчасти эта задержка связана со сложностями и высокими инвестициями, необходимыми для разработки этих приложений. Кроме того, развитие в некоторых областях связано с этическими соображениями и/или соображениями конфиденциальности, когда промышленность обращается за рекомендациями к регулирующим органам и директивным органам.

Оценка третьей волны оцифровки сдерживается отсутствием статистических данных, особенно в развивающихся странах. Тем не менее, предварительные данные свидетельствуют о том, что внедрение технологий оцифровки третьей волны продвигается быстрыми темпами. Например, установленная база межмашинных устройств в странах ОЭСР в 20158 году достигла 9,58 на 100 человек населения. Эта тенденция не ограничивается только развитыми странами. Например, в Латинской Америке проникновение в 2015 году достигло 3,10 на 100 населения. Аналогично, плотность роботов (показатель установленной базы на 10 000 сотрудников) составляла 531 в Южной Корее, 398 в Сингапуре, 305 в Японии, 301 в Германии и 176 в Германии. Как и ожидалось, наибольшая плотность наблюдается в автомобильной промышленности: в Японии она составляет 1276 единиц, в Южной Корее-1218 единиц, в Соединенных Штатах-1218 единиц, а в Германии-1218 единиц.

3.Переходя ко второй волне оцифровки, эмпирические данные о социально-экономическом воздействии можно сгруппировать в три категории:

1) инновации вызвали экономический рост,

2) воздействие на рабочую силу и

3) негативное воздействие на социальное благосостояние. Каждая категория будет рассмотрена по очереди.

3.1 Бизнес-инновации как движущая сила экономического роста

В начале второй волны цифровизации экономический рост подпитывался внедрением новых услуг и приложений, таких как поиск информации в Интернете, электронная коммерция, дистанционное образование и социальные сети (Atkinson et al., 2009). Этот первоначальный шаг принес значительные результаты. Например, в странах с высоким уровнем проникновения широкополосной связи к 2015 году доля общей розничной торговли, осуществляемой через электронную торговлю, уже превысила 10% (Южная Корея-15,09%, Дания-12,63%, Великобритания-13,41%).

Помимо этого первоначального импульса, эмпирические данные подтверждают существование второго” инновационного " эффекта, вызванного совместным внедрением платформ, широкополосных и облачных вычислений. Это приводит к разработке новых продуктов и услуг, таких как весь спектр совместных предприятий, которые характеризуют цифровую экономику (Uber, airbnb и др.). Кроме того, развитие интернет-платформ привело к появлению большого рынка для создания локального интернет-контента и приложений на родных языках. Помимо создания рабочих мест в производстве, распространении и управлении цифровой индустрией местного контента, ее развитие имеет множество преимуществ, включая содействие укреплению национальной культурной самобытности, сокращение дисбалансов внешней торговли и стимулирование спроса на местные услуги инфраструктуры ИКТ (например, внутренние интернет-провайдеры и облачные сервисы для поддержки внутреннего контента). Развитие местного цифрового контента влечет за собой огромные возможности не только для развития динамичной отечественной индустрии контента и приложений, но и для удовлетворения потребностей населения, которое приняло бы широкополосную связь только в том случае, если бы оно нашло продукт, соответствующий его культурным потребностям. Например, исследование, проведенное Кацем и Каллордой (2011) для колумбийского цифрового плана Vive Digital, показало, что увеличение числа местных приложений электронного правительства на 1 процентный пункт приводит к увеличению проникновения широкополосной связи на 0,55 процентного пункта.

Аналогичным образом, онлайновые платформы B2B и B2C позволили отечественному бизнесу выйти на международные рынки, что, в свою очередь, привело к увеличению занятости. Например, по состоянию на 2015 год индустрия видеоигр в Латинской Америке состояла из 418 компаний, в которых работало около 7000 разработчиков, в то время как разработчики приложений в том же регионе, полагающиеся на платформу Facebook, составляли около 20 000 человек (Katz, 2015). В случае Латинской Америки, Mercado Libre, самая важная платформа электронной коммерции вызвала создание примерно 120 000 зарегистрированных пользователей, предлагающих свои товары через сеть 13. Эта сумма значительно превышает прямые рабочие места, созданные платформой (2635). Дополнительные новые рабочие места, созданные “новой " цифровой экономикой, могут включать в себя вспомогательные услуги для этих предприятий, которые включают рекламу, обслуживание платформ и управление ими и тому подобное.

С другой стороны, все более широкое использование цифровых технологий, связанное со второй волной оцифровки, повысило потенциальный негативный экономический эффект от нарушения работы Интернета в результате чрезвычайных ситуаций природного характера, киберпреступности, технологических сбоев или политически мотивированных отключений. Мировая экономика все больше зависит от Интернета, в то время как, как объяснялось выше, Интернет имеет жизненно важное значение для экономического развития. В этом контексте целесообразно рассмотреть вопрос о том, каковы могут быть экономические последствия нарушения работы Интернета в результате естественных или антропогенных причин. Они, по-видимому, довольно распространены, как это было задокументировано Говардом, Агарвалом и Хусейном (2011). Авторы выявили 606 случаев принудительного отключения интернета правительством в период с 1995 года по первую половину 2011 года в общей сложности в 99 странах. Только в 2010 году число техногенных отключений достигло 111. В период с июля 2015 года по июнь 2016 года West (2016) насчитал 81 запланированный правительством сбой, из которых 36 затронули национальную широкополосную сеть и 22 затронули субнациональные мобильные сети. Помимо простоя по инициативе правительства, Интернет постоянно страдает от локализованных простоев. По данным платформы отслеживания сбоев Pingdon,в любой часовой период по всему миру интернет страдает примерно от 16 000 отключений. Техногенные и технологические сбои имеют экономические последствия. Экономический эффект в день варьируется в зависимости от типа нарушения, варьируясь, по данным West (2016), от 3 816 000 долларов США для национальной платформы (такой как Twitter или Google) до 14 968 000 долларов США для национального Интернета.

3.2 Влияние рабочей силы

Другой поток исследований социально-экономического воздействия второй волны цифровизации был сосредоточен на реструктуризации рынков труда в отдельных секторах экономики. В соответствии с этим обширные данные можно классифицировать по трем кластерам:

Исчезновение рабочих мест в результате автоматизации задач

создание рабочих мест в результате повышения спроса на рабочую силу в определенных профессиях, связанных с развитием цифровых услуг или появлением совместных бизнес-моделей

поляризация рабочей силы в результате “опустошения " рабочих мест средней квалификации;

3.2.1 Ликвидация рабочих мест

Таким же образом, как технология способствовала замещению капитальной рабочей силы в сельском хозяйстве и обрабатывающей промышленности., как сообщают Brynjolfsson и McAfee (2014), заключается это в том, что новые цифровые технологии оказывают неблагоприятное воздействие на работников низкой и средней квалификации. Этому способствуют, по мнению авторов, стагнация средней заработной платы и падение доли трудовых доходов населения. Это влияние касается только ВВП и исключает потерю налоговых поступлений, влияние на производительность труда работников, барьеры для расширения бизнеса и потерю доверия инвесторов или потребителей.

Однако этот комплекс исследований не получил полного одобрения. Например, в противоположной точке зрения Гордон (2012) утверждает, что автоматизация, связанная со второй волной оцифровки, не оказывает существенного влияния на рынки труда в целом, и что медленный рост производительности труда в Соединенных Штатах свидетельствует о медленном технологическом прогрессе. В поддержку этого заявления некоторые секторы, такие как здравоохранение и личные услуги, продолжают быстрыми темпами создавать рабочие места. Кроме того, несмотря на то, что можно было бы предположить с точки зрения исчезновения некоторых повторяющихся профессий, факт заключается в том, что в Соединенных Штатах по-прежнему насчитывается 3 000 000 кассиров, хотя большая часть из них, вероятно, будет заменена автоматизированными регистрами в течение определенного периода времени, обусловленного принятием графика инноваций (Frey and Osborne, 2013).

В ответ на этот вывод и Бриньольфссон, и Макафи (2014), и Саммерс (2015) утверждают, что статистика производительности труда не дает точного представления о фундаментальных изменениях на рынках труда. Во-первых, негативные последствия автоматизации в первую очередь сосредоточены на низкоквалифицированных профессиях (Sachs and Lawrence, 2012). Во-вторых, вклад в создание рабочих мест второй волны оцифровки не может полностью компенсировать исчезновение рабочих мест.

.

4. Социальные и экономические последствия третьей волны оцифровки

Как уже упоминалось выше, третья волна оцифровки все еще находится в стадии своего зарождения. Таким образом, исследования социальных и экономических последствий обосновываются либо анекдотическими данными, либо технологическим прогнозом, который позволяет оценить прошлые последствия.

4.1. Влияние на экономический рост

Расширение масштабов третьей волны оцифровки имеет значительные последствия для повышения производительности труда. Достижения в области робототехники, анализа больших данных и машинного обучения уже привели к появлению прикладных программ, которые, будучи внедрены в массовом масштабе, должны оказать значительное влияние на эксплуатационные расходы (см. рис.4).

Экспонат 4. Примеры экономического воздействия достижений в области технологий оцифровки третьей волны

Применение

Технология

Влияние

Медицинская диагностика, проведенная компанией IBM Watson

Big data (рак: 600 000 медицинских отчетов и 2 миллиона страниц медицинских статей);

Машинное обучение

соответствие симптомов пациента и генетики для обеспечения индивидуального лечения

снижение затрат на здравоохранение

Google Translate

Машинное обучение

повышение точности услуг перевода

сокращение сроков доставки переведенного контента

Интеллектуальная автоматизация вызова действий

распознавание речи

обработка естественного языка

Снижение затрат наcall-центр на 60-80%

Программное обеспечение

Машинное обучение

Разделение потоков заданий между рутинными, которые могут быть автоматизированы, и теми, которые не могут быть автоматизированы

платформа учится у людей, как они выполняют задачи, и рутинно / кодифицирует их

Переосмысление Роботизированного (Бакстер)

Программное обеспечение рабочего дня

Робототехника

Датчики

Big Data

искусственный интеллект

Big Data

робот может быть мгновенно перепрограммирован для выполнения различных задач, начиная от загрузки линии и машины, стремящейся к упаковке

Определите наиболее перспективных кандидатов на работу путем сканирования резюме

ускорение времени набора персонала за счет сокращения анализа бумажных данных

Поскольку эти приложения все еще переходят от лаборатории к внедрению, количественно оценить их влияние на макроэкономическом уровне пока не представляется возможным. Кроме того, возвращаясь к различию между технологическими инновациями, диффузией и экономическим воздействием, довольно трудно предсказать, с какой скоростью они будут внедряться. Например, вполне вероятно, что некоторые из этих платформ будут приняты только некоторыми крупными компаниями в отраслях, которые с большей вероятностью будут затронуты высокими эксплуатационными расходами. Таким образом, за пределами таких фирм, как Amazon, Wal‐Mart (с высокими затратами на исполнение) и крупных операторов связи (подверженных высоким затратам на колл-центры), вряд ли внедрение будет происходить быстрыми темпами. Более того, внедрение этих платформ потребует масштабных изменений в операционных процессах и организационной структуре, а также обучения сотрудников (накопления нематериального капитала), что окажет влияние на сроки их внедрения. Наконец, многие из этих платформ поднимают фундаментальные вопросы, касающиеся сопротивления сотрудников, недостаточной осведомленности руководства и даже этических соображений. Например, упомянутая выше платформа сканирования резюме может подтолкнуть менеджеров к отказу от суждений при подборе талантов или раздвинуть границы в отношении личной жизни работников. Все эти факторы могут на некоторое время задержать реальное экономическое воздействие третьей волны оцифровки.

Если предположить, что массовое внедрение третьей волны оцифровки произойдет в течение одного-двух десятилетий, то можно сделать справедливый вывод о том, что экономический эффект будет значительным. Во-первых, если оперирует затраты существенно уменьшатся, по крайней мере часть этого сокращения будет передана потребителям, которые также выиграют от повышения эффективности. Во-вторых, третья волна цифровизации может обратить вспять тенденцию офшоризации транснациональных корпораций и кардинально изменить глобальные производственные цепочки. Например, предполагается, что эксплуатационные расходы сварочного робота на автомобильной сборочной линии будут ниже, чем у сварщика на заводе в развивающейся стране. В этот момент стимул к глобализации автомобильной цепочки создания стоимости ослабевает, и географическое разделение труда может претерпеть значительные изменения. Третье воздействие связано с перебоями в работе рабочей силы, которые рассматриваются в следующем разделе.

4.2. Влияние на рабочую силу

Несмотря на факторы, касающиеся времени принятия, третья волна оцифровки обещает оказать влияние на занятость. Тем не менее, исследования сосредоточены вокруг двух органов: один, который прогнозирует резкое исчезновение рабочих мест в результате автоматизации, и второй, который устанавливает, что негативные последствия сбоев завышены.

Основное предположение, поддерживающее первый блок исследований, состоит в том, что автоматизация повторяющихся задач, связанная с робототехникой и в сочетании с усилением мощи технологий в таких областях, как искусственный интеллект и распознавание речи, связана с исчезновением рабочих мест. Например, Фрей и Осборн (Frey and Osborne, 2013) подсчитали, что почти половина рабочих мест в Соединенных Штатах подвержены автоматизации в ближайшие десятилетия, в то время как рабочие места, требующие творчества и сложных социальных взаимодействий, подвержены низкому риску автоматизации. Согласно этому исследованию, существуют три ключевых узких места, которые в конечном счете определяют нынешние границы применения машинного обучения и искусственного интеллекта в профессиональной деятельности:

творческий интеллект;

социальный интеллект;

восприятие и манипулирование.

Так совпало, что McKinsey (2015) считает, что 45 процентов задач, выполняемых американскими работниками, можно автоматизировать с помощью существующих технологий. В том же духе Брейгель (Bruegel, 2014) оценивает, что 45 процентов рабочих мест в ЕС подвержены риску автоматизации, варьируясь от 47 процентов в Швеции до 62 процентов в Румынии.

Основная предпосылка второго блока исследований состоит в том, что не все рабочие места могут быть заменены автоматизацией и что создание рабочих мест второго порядка, полученное в результате новых инноваций и/или повышения производительности и расходов, может фактически свести на нет любые последствия сбоев. Следует отметить, что некоторые исследования признают, что инновационное создание рабочих мест никогда не компенсирует потери рабочих мест, вызванные автоматизацией, но что новые рабочие места будут вызваны увеличением покупательной способности потребителей (Atkinson and Wu, 2017). В этой связи эти исследователи обеспокоены тем, что если производительность труда не будет повышаться, то уровень жизни не улучшится и, следовательно, эффекты второго порядка не материализуются.

5. Заключение

В данной статье был поднят вопрос о том, что для оценки социально-экономических последствий оцифровки необходимо различать три “волны” оцифровки и понимать, где находятся общества с точки зрения технологических инноваций и циклов внедрения.

Результаты исследований ясно показали, что производительность труда, экономический рост, создание рабочих мест и благосостояние являются результатом первой волны оцифровки, связанной с распространением компьютеров, широкополосной и мобильной телефонии.

Вторая волна оцифровки, связанная с распространением Интернета, его соответствующих платформ и облачных вычислений, привела к широкому” инновационному " эффекту, приведшему к появлению цифровых отраслей, которые поглотили высококвалифицированную рабочую силу. Однако автоматизация также привела к исчезновению рабочих мест в некоторых низкоквалифицированных и средних профессиях. С другой стороны, увеличение числа высококвалифицированных рабочих мест вызвало рост спроса на низкоквалифицированных работников на местном уровне. Тенденции, связанные со второй волной оцифровки, по-прежнему трудно поддаются последовательному измерению из-за существующего отставания между внедрением технологий и их социально-экономическим воздействием. При этом исследователи сходятся во мнении о том, что эффект автоматизации окажет существенное влияние на профессиональный профиль рынков труда, затронув в первую очередь низкоквалифицированных работников. Эти эффекты будут ускоряться с течением времени, подпитываемые накоплением нематериального капитала фирм (организационные изменения, реинжиниринг бизнес-процессов) и растущим потенциалом цифровых технологий, связанных с третьей волной оцифровки.

Исследования третьей волны оцифровки, связанные с такими инновациями, как робототехника, 3D-печать, машинное обучение и большие данные, все еще находятся в зачаточном состоянии. Есть исследования, которые утверждают, что автоматизация повторяющихся задач, связанная с робототехникой и в сочетании с усилением мощи технологий в таких областях, как искусственный интеллект и распознавание речи, связана с исчезновением рабочих мест. С другой стороны, другие исследователи считают, что не все рабочие места могут быть заменены автоматизацией и что создание рабочих мест второго порядка, полученное в результате новых инноваций и/или повышения производительности и расходов, фактически может свести на нет любые последствия сбоев. Тем не менее, эти исследователи признают, что если производительность труда не повысится, уровень жизни не улучшится и, следовательно, эффекты второго порядка не материализуются.

В этом контексте, учитывая преимущества и риски, связанные с тремя волнами оцифровки, правительствам необходимо разработать правильные политические инструменты, которые могли бы максимизировать ее преимущества, ограничивая при этом риски срыва. В частности, в настоящем документе освещается политика, направленная на стимулирование инноваций в передовых технологиях при одновременном смягчении кадровых перебоев в развитых экономиках:

увеличение государственных расходов на образование для повышения квалификации (включая цифровые навыки), приобретаемой в рамках формального обучения.;

Осуществлять трудовую политику, ориентированную на то, чтобы работники могли сохранить свои текущие рабочие места или переехать в новые востребованные сферы (услуги по трудоустройству, специальные программы рынка труда, программы ученичества);

вводить субсидии для уменьшения разрыва в работе низкоквалифицированных работников (бесплатное обучение, временное снижение налогов на заработную плату, гарантии базового дохода);

осуществлять политику, направленную на повышение географической мобильности (сокращение расходов на переезд, субсидируемое жилье;

Стимулирование спроса на квалифицированную рабочую силу путем ускорения темпов внедрения инноваций в областях, которые могут быть затронуты последствиями разрыва рабочих мест.

Свидетельства последствий перебоев в работе рабочей силы в странах с формирующейся рыночной экономикой все еще не являются убедительными. Однако имеющиеся данные указывают на” преждевременную деиндустриализацию “в результате эрозии конкурентоспособности обрабатывающей промышленности (тенденция, исключающая Китай и другие азиатские экономики) и роста числа” работников по обработке информации", которые поглощаются расширяющимися правительствами штатов. В этом контексте у развивающихся стран нет иного выбора, кроме как активно содействовать цифровизации производства и цифровой трансформации. Для этого необходимо разработать политику, сочетающую в себе расширение инновационного потенциала, " обучающий потенциал” и генерацию человеческого капитала:

реализовать политику, направленную на снижение затрат на приобретение технологий, обучение сотрудников и предоставление консультационных услуг компаниям, которые хотели бы инициировать процесс цифровой трансформации;

запустить изменения в образовательных и учебных системах, внедренных для устранения разрыва (внедрить системы отслеживания, направленные на сортировку лучших исполнителей, ввести краткосрочные дипломы, структурировать двухуровневые университетские системы);

если внедрение ИКТ приводит к разрушению рабочих мест в определенных областях или секторах, правительства должны быть готовы к осуществлению программ переподготовки и временных инициатив по смягчению последствий применения сетей социальной защиты.

Дальнейшая политическая задача заключается в том, что цифровая трансформация, являющаяся результатом всех трех волн оцифровки, настолько всеобъемлюща, что секторальные стратегии, разработанные в рамках институциональных структур, больше не применимы. Правительствам необходимо создавать межведомственные связи, способствующие сотрудничеству между образованием, ИКТ, промышленным развитием, наукой и техникой для разработки и совместного осуществления политики. Кроме того, будущий объем государственной политики должен быть значительно расширен за пределы традиционных областей, таких как налогообложение, конкуренция и цифровая грамотность, чтобы включить новые области, такие как защита конфиденциальности, кибербезопасность и содействие внедрению цифровых технологий, таких как доверие и повышение качества обслуживания клиентов. Очевидно, что задачи, стоящие перед директивными органами, значительны, но также и выгоды для граждан и необходимость смягчения любых потенциальных сбоев.

Список литературы

Акерман, А., И. Gaarder и М. Mogstad, (2015), “Мастерство взаимодополняемость широкополосного интернета”, ежеквартальный журнал экономики, объем. 130, № 4, стр. 1781-1824

С. Б. Фрей (2015), создание новых рабочих мест в Великобритании: какие регионы получат наибольшую пользу от цифровой революции?PwC, http://www.pwc.co.uk/assets/pdf/ukeo-regional-march2015.pdf.

Интернет – ресурсы.

05/2020 г.

Просмотров работы: 3