МИЗАНДРИЙНОЕ РЕЧЕВОЕ ПОВЕДЕНИЕ В ГОМОГЕНДРЕНЫХ И ГЕТЕРОГЕНДЕРНЫХ КОММУНИКАТИВНЫХ РЕЧЕВЫХ СИТУАЦИЯХ В СОВРЕМЕННОМ АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ - Студенческий научный форум

XII Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум - 2020

МИЗАНДРИЙНОЕ РЕЧЕВОЕ ПОВЕДЕНИЕ В ГОМОГЕНДРЕНЫХ И ГЕТЕРОГЕНДЕРНЫХ КОММУНИКАТИВНЫХ РЕЧЕВЫХ СИТУАЦИЯХ В СОВРЕМЕННОМ АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ

Бакшеева Д.Е. 1
1Иркутский государственный университет
 Комментарии
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

В последние несколько десятилетий происходит стремительное развитие феминистического движения, благодаря которому сейчас появляется все больше исследовательских работ, затрагивающих тему гендерного аспекта в различных областях науки и сферах жизни, гендерных отношений; изучаются факторы дискриминаций по различным признакам и способы урегулирования отношений между различными социальными группами, имеющими неравный статус. Все это находит свое отражение в социологии семьи, сексуальности, заботы, эмоциональной сферы, здоровья, возраста и жизненного курса, а также в языке.

Рядом исследований доказано, что наше речевое поведение гендерно обусловлено. Л. В. Топка в своих исследованиях выявляет, что мужское речевое поведение отличается эгоцентричностью и считается более категоричным, так как оказывает прямое воздействие на коммуникативного партнёра. Женское же речевое поведение наоборот считается некатегоричным, поскольку воздействует на собеседника косвенно и характеризуется явной адресностью. Женщинам свойственно употребление в адрес мужчин инвективов, описывающих их умственные способности, косвенно критиковать их и иронизировать, а также выражать большую, чем мужчины, эмоциональность при коммуникации [1].

А. В. Кирилина и М. В. Томская в своей работе подчеркивают, что гендерные стереотипы находят свое отражение даже в речевом поведении мужчин и женщин. Гендерно обусловленное речевое поведение находится в прямой зависимости от гендерной идентификации человека. Для массового сознания характерно иметь определенные ожидания касательно речевого поведения говорящего в зависимости от его биологического пола и социального статуса [2]. Если гендерные установки, которые влияют на речевое поведение коммуникантов, не проявляются в поведенческой программе индивида или проявляются не так, как должны, то это вызывает соразмерную оценку общества, где несоответствие находит негативный отзыв. А вот если поведение соответствует установке, то это воспринимается положительно или является нормой.

Гендер обозначает характеристику личности посредством разделения черт на маскулинные – фемининные. Под данными чертами подразумеваются определенные психические и поведенческие свойства, характерные для представителей мужского и женского пола. Гендерные стереотипы, развивающиеся в обществе посредством социальных и культурных феноменов и распространяющиеся на всех представителей полов, являются причиной появления токсичной гегемонной маскулинности, которая влияет не только на женскую часть патриархального общества, но и на непривилегированную часть мужчин.

Согласно Здравомысловой Е. А. и Тёмкиной А. А., «социальные институты транслируют стереотипы, связывая маскулинность с одними типами личных качеств и видами деятельности (например, с рациональностью, силой и материальным обеспечением семьи), а женственность – с другими (например, с эмоциональностью, слабостью и заботой)» [3, с. 205].

Строгое следование стереотипам, приписанных «настоящему мужчине» приводит к такому явлению как гегемонная маскулинность. ВсвоейработеР.Моррели Р.Джукс дают определение концепту гегемонноймаскулинностикакнабору ценностей, установленных мужчинами, находящимися у власти, который помогает им организовывать общество неравноправным образом и включать или исключать из этого различных членов [4, p. 115].Это явление сочетает в себе несколько особенностей: иерархия маскулинности, строго разграниченный доступ мужчин к власти (над женщинами и другими мужчинами) и взаимодействие между идентичностями мужчин, их идеалами, взаимодействиями, властью и патриархатом.

В гендерной социологии существует такой термин как «мизогиния», обозначающий предубеждение либо ненависть по отношению к женщинам, женоненавистничество. В противовес термину «мизогиния» было введено понятие мизандрии. Согласно словарю Macmillan мизандрия определяется как «the feeling of hating or stronglydislikingmen, or being prejudiced against them», т.е чувствоненависти, сильной антипатии,или предубежденности по отношению к мужчинам [5].

Как и мизогинное, мизандрийное речевое поведение является одним из гендерно обусловленных вариантов категоричного речевого поведения. К такому речевому поведению, казалось бы, должны прибегать именно женщины, так как они традиционно считаются угнетенной группой в патриархальной организации социума. Их подавляют, ими пренебрегают, потому что женщины находятся не в том положении, с точки зрения распределение социальных ролей в патриархальном обществе, чтобы дать отпор, требовать равенства или изменения социального статуса. Однако стоит также понимать, что патриархат ущемляет права не только женщин, но и самих мужчин.

Предъявляемые требования к мужчинам двойственны: с одной стороны, от них требуют быть чутким и заботливым, а с другой – уверенным и независимым. В соответствии с недавним докладом Американской психологической ассоциации, мужчины находятся под вредным воздействием так называемой «традиционной маскулинности», которая является причиной подавления эмоций и сокрытия слабостей и вынуждает мужчин решать возникающие проблемы в разных областях жизни путем доминирования и проявления агрессии [6].

Языковыми средствами выражения мизандрийного типа поведения являются [7]:

Зооморфизмы, которые приписывают определеннуые характеристики мужчине, которые свойственный животным: dog, donkey, cock, goat, pig, pussy, gorilla, ect.

Лексические единицы, используемые для выражения феминности мужчины или его инфантильности: likeagirl/woman/pussy/faggot, ect.

Лексические единицы, нацеленные на пробуждение маскулинности: manup, grewapairofballs.

Инвективнаялексика: rapist, murderer, pervert/perv, etc.

Для того, чтобы определить, в каких же коммуникативных ситуациях: гомогендерных или гетерогендерных, чаще проявляется мизандрийное поведение, был проведен статистический анализ на базе собранного эмперического материала.

Из 100% примеров, 58,14% мизандрийных высказываний приходится на женщин, т.е. речевое взаимодействие двух полов намного предрасположено к мужененавистническим высказываниям. Соответственно, доля гомогенных ситуаций, сопровождающихся мизандрийным речевым поведением составляет 41,86%. Однако ситуация не такая однозначная, как кажется.

Примеры употребления зооморфов женщинами составили 28% от общего процента гетерогендерных коммуникативных актов. Практически такой же процент и в речевых ситуациях мужчина-мужчина – 27,78%. Данные лексемы используются не только для описания каких-то шаблонных характеристик мужчины, но его умственных способностей, внешних данных, поэтому процент потребления подобных слов мужчинами и женщинами практически одинаков.

Интересными могут показаться две следующие группы: группа лексических единиц, описывающих девиантное поведение мужчин и группа слов, пробуждающие традиционные маскулинные характеристики. Процент употребления данных единиц среди женщин оказался самым малым: 4 и 4 % соответственно на каждую группу, в то время как в гомогенных парах процентное соотношение значительно отличается. По частоте встречаемости выражения, указывающие на проявляющиеся феминные черты у мужчины, оказались на первом месте – 38,89%. Выражения, взывающие к настоящей мужественности, составили 22,22% от общего процента гомогендерных речевых взаимодействий.

Группа инвективов куда больше пользуется «популярностью» у женщин – 64%, чем у мужчин – 11,11%. Это можно объяснить тем, что большая часть примеров с инвективной лексикой была найдена в работах радикальных феминисток, которые проявляют крайнюю степень мужененавистничества и приписывают негативные характеристики всем представителям мужского пола.

Результаты статистического анализа можно представить в виде данной таблицы:

 

Зооморфы

Лексика, для выражения девиации

Лексика, пробуждающая маскулинность

Инвективная лексика

Гомогендернные коммуникативные ситуации (41,86%)

27,73%

38,89%

22,22%

11,11%

Гетерогендерные коммуникативные ситуации (58,14%)

28%

4%

4%

64%

Можно проследить корреляцию между выбором подходящих единиц выражения мизандрии и гендерной маркированности коммуникантов. Вариативность категоричного речевого поведения женщины намного ниже, чем у мужчин. В то время как у мужчин можно заметить достаточно высокий процент употребления лексем их всех четырех групп, у женщин таких групп только две. Все это можно объяснить тем, что женщины менее расположены к агрессии и предпочитают подавлять в себе негатив, избегая категоричных высказываний. Исключением могут являть радикальные феминистки. Мужчины же чаще прибегают к категоричности, используют мизандрийные выражения в гомогендерных ситуациях коммуникативного взаимодействия.

У мужчин и женщин в целом различные стратегии и тактики общения, которые у женщин и у мужчин ограничиваются стереотипами. Для женщины, следуя стереотипам, не выгодно быть в доминантном положении по отношению к собеседнику, а у мужчин, наоборот, находиться под влиянием коммуникативного партнера.

Список литературы:

Топка Л.В. Гендерный аспект исследования речевого поведения // Филологическиенауки. Вопросы теории и практики. Тамбов: Грамота, 2015. № 10 (52): в 2-х ч. Ч. II. С. 158-16.

Кириллина А.В., Томская М.В. Лингвистические гендерные исследования // Отечественные записки. 2005. №2 (23).

Здравомыслова Е. А. 12 лекций по гендерной социологии: Учеб.-метод. пособие. / Е. А. Здравомыслова, А. А. Тёемкина СПб. : Издательство Европейского университета в Санкт-Петербурге, 2015. – 768 с.

Jewkes R., Morrell R. Hegemonic masculinity: combining theory and practice in gender interventions. S Culture, Health & Sexuality, 2015; 17(2):112-127

Macmillan Dictionary [Electronic resource] URL: https://www.macmillandictionary.com/ (датаобращения: 12.03.2019).

Meta-analyses of the relationship between conformity to masculine norms and mental health-related outcomes / Y. J. Wong [et al.] // Journal of Counseling Psychology. 2017. v. 64 (1). pp. 80‑93.

Бакшеева Д. Е. Мизандрийное речевое поведение в современном английском языке / Д. Е. Бакшеева // Материалы Международной студенческой научной конференции «Студенческий научный форум 2020». М., 2020 – С. 82-83.

Просмотров работы: 6