ПОЭЗИЯ АННЫ АХМАТОВОЙ В ТВОРЧЕСТВЕ РОСТОВСКИХ КОМПОЗИТОРОВ - Студенческий научный форум

XII Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум - 2020

ПОЭЗИЯ АННЫ АХМАТОВОЙ В ТВОРЧЕСТВЕ РОСТОВСКИХ КОМПОЗИТОРОВ

Дулаева С.Д. 1
1Ростовская государственная консерватория им. С. В. Рахманинова
 Комментарии
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Подумаешь, тоже работа, —

Беспечное это житье:

Подслушать у музыки что-то

И выдать шутя за свое.

И чье-то веселое скерцо

В какие-то строки вложив,

Поклясться, что бедное сердце

Так стонет средь блещущих нив…

А. Ахматова. Поэт, 1959

В стихах великой поэтессы серебряного века Анны Ахматовой нередко «звучит» музыка, если не в главной роли, то по крайней мере на фоне. Она появляется то в виде кратких описаний слуховых впечатлений, то в качестве параллели или даже равенства с поэзией, Музой, а иногда в виде упоминания конкретных композиторов, музыкальных произведений: «Опять проходит полонез Шопена» («При музыке», 1958); «мы с тобой в Адажио Вивальди / Встретимся опять» («Ночное посещение», 1963); неоднократно в разных сочинениях упоминается Чакона Баха из скрипичной партиты ре минор («Сон», 1956; «Поэма без героя», 1962). Очевидно, слуховое начало играло большую роль в восприятии Ахматовой окружающего мира. Не только в стихах, но и в воспоминаниях о себе она нередко фокусируется на звуковом фоне событий, а в одном из прозаических очерков даже подробно описывает звуки Петербурга, окружавшие ее в юности [1].

Стоит отметить, что музыка, наряду с другими видами искусств, в годы поэтического расцвета Ахматовой была неотъемлемой частью жизни общества в целом, а тем более жизни творческой молодежи Петербурга. В пору юности Ахматову окружало немало музыкантов, она нередко появлялась на домашних музыкальных вечерах, часто обсуждала музыкальные события со своими соратниками по «Цеху поэтов» – творческому объединению, впоследствии провозгласившим возникновение течения акмеизм. Известен интерес Ахматовой к русскому балету в период бурного его расцвета и популярности в мире начала XX века.

Одним из музыкантов, с которыми Анна Андреевна была долгое время дружна, стал близкий кругу акмеистов композитор-футурист Артур Сергеевич Лурье. Он высоко ценил поэзию Ахматовой и не раз упоминал ее в своих статьях [2, с. 170-171]. Эту фигуру можно считать знаковой на пути взаимодействия творчества Ахматовой и музыки. Именно в период дружбы с Артуром Лурье поэтесса начала работать непосредственно с музыкой и для музыки. Известен факт написания ею либретто для балета Лурье «Снежная маска» по мотивам поэзии А. Блока в 1920-ом году. Балет предполагалось передать С. Дягилеву, но он так и не был поставлен, а либретто утрачено [2, с. 34-35].

Именно Артур Лурье стал первым композитором, положившим стихотворения Ахматовой на музыку и неоднократно обращавшимся к ее текстам. В 1914 году он написал вокальный цикл «Четки» для голоса в сопровождении фортепиано в двух тетрадях на стихи из одноименного поэтического сборника Ахматовой, вышедшего в том же году. До наших дней сохранились ноты только первой тетради, состоящей из пяти номеров: 1. Шуточная («Я с тобой не стану пить вино...»). 2. Поминальная («Как соломинкой пьешь мою душу...»). 3. Окарина («Потускнел на небе синий лак...»). 4. Протяжная («Я на солнечном восходе...»). 5. Частушка («Лучше б мне частушки задорно выкликать...»).

Кроме этого цикла Артуром Лурье были написаны на стихи Ахматовой триптих «Голос музы» для чтеца с сопровождением женского хора (1914), позже переложенный композитором для голоса и двух виолончелей или альтов, «Погребальный плач на смерть поэта» памяти А. Блока («А Смоленская нынче именинница...») для смешанного хора a capella (1921), «Заклинания» – музыка к «Поэме без героя» (1959), мадригал «Тень» (1962), а также несколько романсов и песен для голоса и фортепиано [2, с. 288-289]. Следует отметить, что ни один другой композитор при жизни Ахматовой не обращался к ее стихам с таких ранних пор и с таким же устойчивым интересом на протяжении многих лет.

К двадцатым годам, когда уже вышли в свет пять сборников стихов, определивших поэтический облик Ахматовой и ее статус в современной культуре, всего несколько композиторов проявили интерес к творчеству поэтессы. Среди них – М. Ф. Гнесин, начавший таким образом ростовскую музыкальную ахматовиану, и находящийся на рассвете славы С. Прокофьев, написавший в 1916 году цикл для голоса и фортепиано «Пять стихотворений Анны Ахматовой» и ни разу в последствии не обращавшийся к ее поэзии. С 1920 по 1930 год музыкальная ахматовиана пополнилась примерно десятком имен, однако обращения эти были представлены отдельными романсами, многие из которых не были опубликованы при жизни поэтессы. С 1930 года вплоть до редких исключений в годы Великой Отечественной войны в музыкальных изданиях страны имя Ахматовой не появлялось, как перестало оно появляться и в литературной печати. Стихотворения Анны Андреевны находились под долгим запретом вплоть до 50-60-х годов – под конец жизни поэтессы.

Небывалый читательский интерес к творчеству Ахматовой на рубеже десятилетий в музыке отразился несколько позже – примерно с конца 60-х годов прошлого века, и за каких-то пару десятилетий, словно стараясь компенсировать предыдущие годы молчания, композиторы выдали поток разножанровых произведений на стихи поэтессы.

Такова общая картина музыкальной ахматовианы [2, с. 7-15], и история обращений ростовских композиторов к творчеству поэтессы практически не выбивается из нее. Как уже упоминалось ранее, первым ростовским композитором, проявившим интерес к поэзии Ахматовой, стал Михаил Фабианович Гнесин. «Значительная часть моих произведений, — вспоминал Гнесин, — была написана в Ростове. Это были фортепьянные пьесы, романсы на стихи русских поэтов, хоровые и другие сочинения. Многие из них впервые прозвучали в Ростове в исполнении местных музыкантов» [3]. Буквально вслед за первопроходцем Лурье, в 1915-1916 годах он создает вокальный цикл «Из современной поэзии» ор. 22 для голоса и фортепиано. Сочинение состоит из пяти номеров на слова К. Бальмонта, С. Парнок, Сафо (в переводе В. Иванова), А. Блока, а завершает его «Хорони, хорони меня, ветер» на слова А. Ахматовой.

После лаконичного обращения М. Гнесина, голос Ахматовой на ростовской земле замолкает вплоть до открытия музыкально-педагогического института в 1967 году. В это время в Ростов-на-Дону начинают съезжаться выпускники Ростовского музыкального училища, успевшие получить высшее образование в Ленинграде, Москве, Харькове [4, с. 8]. Годы их обучения совпали со взлетом популярности поэзии как современной, так и предшествующих эпох, что не могло не отразиться впоследствии на их творчестве. Однако первый крупный вокальный цикл на стихи Ахматовой создал в 1969 году один из первых студентов класса композиции Ростовского музыкально-педагогического института – Анатолий Кусяков. Вокальный цикл «Уголки сердца» (op. 5) написан для голоса в сопровождении фортепиано и состоит из восьми номеров на стихотворения Ахматовой, впервые опубликованные в июньском выпуске журнала «Юность» того же года [2, с. 299-305].

Следующее обращение к поэзии Ахматовой связано с именем Аракс Матевосян. Окончившая Московскую консерваторию по классу фортепиано профессора В. К. Мержанова и по классу композиции профессора А. И. Хачатуряна в 1964 году, Аракс Суреновна вернулась в Ростовское училище искусств, где вела специальное фортепиано до 1975 года. В этом году она начинает работать в РГМПИ на кафедре фортепиано и тогда же пишет вокальный цикл «Смежные грани» на стихи А. Ахматовой, М. Цветаевой и С. Капутикян. Он включает в себя 15 стихотворений, пять из которых принадлежат Ахматовой, в основном, из ранних ее сборников. Стихи трех поэтесс чередуются и тесно переплетаются тематически в цикле, а его название характеризует не только замысел цикла, но и все творчество А. Матевосян [4, с. 142].

Еще одно лицо ростовской ахматовианы – Галина Николаевна Гонтаренко. В ее творческом пути А. Ахматова – один из постоянных спутников [4, с. 151]. Во время обучения в Ленинградской консерватории в классе композиции профессора В. Н. Салманова в 1965-1971 годах появляются первые вокальные произведения на стихи поэтессы. А в год окончания ассистентуры-стажировки у профессора В. И. Цытовича – 1982 – написан цикл для меццо-сопрано и фортепиано «Там тень моя осталась…» на слова Ахматовой. В него вошли четыре стихотворения из дореволюционных сборников, за исключением второго номера, сочиненного на стихотворение 1956 года: 1. «Там тень моя осталась»; 2. «Как сияло там и пело...» («Другая песенка»); 3. «Сердце к сердцу не приковано...»; 4. «Буду тихо на погосте…». Произведение обладает цельностью и лаконичностью музыкального языка, удачно сочетаемой со сдержанностью ахматовского слога. Следом, в 1983 году Галина Николаевна пишет еще два романса на стихи Ахматовой – «Я с тобой не стану пить вино» и «Заклинание» («Из высоких ворот...»).

Безусловно, вокальный цикл для голоса и фортепиано – ведущий жанр в соотношении «ахматовское слово – музыка», однако, с 1990 года и по сей день ростовская музыкальная ахматовиана значительно пополняется разнообразием жанров и исполнительских составов. И началось это обогащение с Галины Николаевны Гонтаренко – в 1990 году она написала кантату «Скорбные страницы» из «Реквиема» Ахматовой для сопрано, ударных и камерного ансамбля.

В 1998 году В. Красноскулов пишет хоровую тетрадь на стихи Ахматовой «Я спросила у кукушки» для женских голосов без сопровождения. В 2002 В. Ходош сочиняет «Страсти по Анне» – поэму по «Реквиему» Ахматовой на тексты православной службы для чтеца, хора и струнного оркестра. А Л. Клиничев в 2009 году пишет монооперу «Анна» для солистки и камерного оркестра, в последствии вошедшую в оперный триптих «Анна», «Страсти по Марине», «Зинаида», посвященный трем знаковым поэтессам серебряного века.

Конечно, это не значит, что с 90-х годов произведения для голоса с фортепиано, в т. ч. вокальные циклы на стихи Ахматовой перестали создаваться. В 1997 В. Ходош пишет цикл «Подслушанное» для меццо-сопрано и фортепиано, а в 2006 году вновь возвращается к этому жанру Г. Гонтаренко и заканчивает второй свой цикл на стихи Ахматовой «Дорога, не скажу куда».

В целом, можно отметить стойкий интерес ростовских композиторов к творчеству Ахматовой. В основном это касается поколения композиторов, успевших застать вторую волну популярности поэзии Ахматовой в 60-70-е годы, как и востребованности поэзии вообще. Что же касается более поздних поколений ростовской композиторской школы, стихи Ахматовой почти не встречаются в их творчестве, хотя интерес к другим поэтам серебряного века в известной мере проявляется.

Список литературы

Ахматова А. Сочинения. – М.: Художественная литература, 1986. Т. 2. – С. 249–250.

Кац Б., Тименчик Р. Анна Ахматова и музыка: Исследовательские очерки. – Л.: Советский композитор, 1989. – 336 с.

Агуренко Б. Михаил Гнесин, композитор и педагог // Вечерний Ростов. 2002. 27 дек. – С. 2.

Композиторы Ростова-на-Дону. Сборник статей. – М.: Композитор, 2007. – 288 с.

Просмотров работы: 127