Ялуторовский военный госпиталь №150/1786 - Студенческий научный форум

XI Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум - 2019

Ялуторовский военный госпиталь №150/1786

Шапошников Д.Ю. 1
1ГАПОУ ТО "Агротехнологический колледж"
 Комментарии
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Введение.

Война… Страшное слово… Много войн прокатилось по планете Земля. И ни одной войны нет человеческого лица: только скорбь, утрата, горе, разруха и самое страшное смерть миллионов невинных людей.

Вот и мои прадеды канули в небытие, так и не вырастив своих детей: Цинаев Захар Иванович 1908 года рождения и Шаргин Алексей Семенович 1908 года рождения. Когда прадеды уходили на фронт моему деду было около трех лет, а бабушке пять.

Похоронку с памяткой пропавшие без вести получили их жены, мои прабабушки. Сколько с той войны пропавших без вести. Цифры, наверное, бы зашкаливали, только кто их будет считать. Бабушки были полуграмотные и получая сообщения может быть в полной мере не осознавали, что же произошло, а возможно тешили себя надеждой пропал, может живой. И всю жизнь ходили к памятникам, где были высечены фамилии ушедших на фронт. Кое какие обрывки в памяти сохранились у дедушки и бабушки Чита, Ленинград. Но с чем это связано даже не было и намека. И, вот, благодаря информационному проекту «Память народа», приоткрылась завеса безызвестности.

Мой прадед Шаргин Алексей Семенович так и числится в списках, пропавших без вести, ни воинской части, ни каких сведений, только дата выбытия - январь 1943. И много вопросов. Второй дед Цинаев Захар Иванович, красноармеец стрелкового полка умер 8 сентября 1942 года в эвакуационном госпитале № 950, диагноз перитонит, плеврит, туберкулез легких. А было ему всего 34 года. Мой дедушка, его сын, узнав известие о месте захоронения, прослезился, детей у прадеда на сегодняшний день в живых осталось двое: мой дедушка, и его сестра. Дедушке сегодня 78 лет и первая фраза прозвучавшая из его уст была: «Нужно туда съездить». И сразу возникло много вопросов. А куда? Существует ли сегодня это захоронение. Где оно находится? Не может ли получиться, что, приехав в Читу, мы опять останемся у разбитого корыта.

И тогда я провел параллель со своим родным городом. В годы Великой Отечественной войны в составе военно-медицинской службы трудилось свыше 200 тысяч врачей и около 500 тысяч медицинских работников. Среди военных медиков было более 300 академиков, заслуженных деятелей науки и профессоров, около трех тысяч докторов и кандидатов наук, которые принимали непосредственное участие в медицинском обеспечении действующей армии. Не остались в стороне и ялуторовчане. В нашем городе Ялуторовске тоже были госпитали и не один. Вероятнее всего были солдаты или офицеры, умершие от ран. И возможно кто-то, как и мы, ищут своих родных. Где можно найти какую-то информацию по данной теме. Ежегодно поисковый отряд отправляется по местам боев. Но сколько еще нераскрытого здесь на месте, в нашем городе.

Цель: собрать и систематизировать документальный материал об истории создания Ялуторовского госпиталя, судьбах его сотрудников.

Объект исследования: Ялуторовский военный госпиталь № 1501.

Методы исследования: изучение и обобщение архивных материалов, газет, музейных экспозиций.

Практическая значимость: применение на уроках краеведения и истории, классных часах.

Актуальность темы: малоизученная страница истории города, сохранение исторической памяти о военных медработниках, наших земляках.

Глава 1. История создания госпиталя.

Двор Ялуторовского райвоенкомата никогда не пустовал: от добровольцев не было отбоя. Периодически на порог выходил военный и привычно громко называл фамилии: связисты налево, медики направо…

В городе и районе были подготовлены сотни медицинских сестер, сандружинниц по линии Общества Красного Креста. Одни ушли на фронт, другие помогали раненым в госпиталях. [2].

Рисунок 2. Медицинские сестры госпиталя №1501 (1941 год).

В июле 1941 года по приказу Государственного Комитета Обороны в г. Ялуторовске создаётся госпиталь №1501.

Медперсонал насчитывал 40 человек. Начальником госпиталя был назначен Николай Ефимович Мотягин, а военным комиссаром- Василий Григорьевич Мореев. Средний возраст медицинских работников— 24-25 лет. В госпитале работали: врач Серых З. П., Бисярина В. П.; медицинские сестры: Копачевская П. П., Нечаева (Козырева) Ю. И., Чиркова О. С., Машинская Е. П., Нестина Е. К. (рис.2) и другие [1].

И вот он – первый эшелон с ранеными. Это были тяжёлые дни. Ещё теплилась надежда, что война-временное явление и скоро закончится, что она где-то далеко. А оказалось-рядом, смотрит взглядом окровавленных беспомощных мужчин и совсем ещё молоденьких мальчишек. Раненых поступало в два раза больше, чем могли принять. Эшелоны приходили чуть ли не круглосуточно. Высокая профессиональная подготовка, дисциплина позволили коллективу работать быстро и слаженно: выгружали раненных из вагонов, перевозили в госпиталь, проводили санобработку больных, размещали, оказывали экстренную медицинскую помощь. Были созданы все условия, способствующие быстрейшему выздоровлению бойцов в строй. Медработники без отдыха работали по двое-трое суток.

Я луторовчане помогали становлению госпиталя, чем могли: кто приносил подушку, кто простыню, одеяло, дорожки…[2].

 

Рисунок 3. Современное здание по ул. Революции г. Ялуторовска, где располагалось

одно из отделений военного госпиталя

Ухаживать за ранеными приходили рабочие и школьники, которые готовили концерты, читали книги, писали письма родным и близким, дежурили ночами у постели тяжёлых больных. В числе раненых были и гражданские лица, и даже дети, изголодавшиеся, испуганные. В декабре 1941 года в г. Ялуторовск был эвакуирован Днепропетровский госпиталь №1786, который слился с первым медицинским учреждением. Новая структура получила двойную нумерацию №1501/1786, и госпиталь, состоящий из 4 отделений, стали называть «Сибирский». Располагались отделения в здании средней школы № 1 (на ул. Революции), бывшем купеческом особняке (ныне здание администрации района) (рис. 3), в помещениях туберкулёзного отделения больницы (ныне территория школы №4) и на месте, где сегодня находится ТК «Гулливер». Каждое из зданий отапливалось дровами, поэтому заготовкой дров в весенний период занимался сам коллектив, как и заготовкой сена для собственных лошадей, которые были основной тягловой силой.

Начальником госпиталя был назначен военный врач2-го ранга И. Решин.

Личный состав был передан из Наркомата обороны СССР в Наркомат здравоохранения СССР.

Сохранился архивный документ: «Решение заседания исполкомы Ялуторовского Совета депутатов трудящихся от 24 ноября 1941года».

Слушали о размещении эвакогоспиталя №1786 в г. Ялуторовске.

Решили:

Эвакогоспиталь разместить в зданиях: районной больницы, средней школы, райисполкома.

Под общежитие отвести здания, занимаемым судом и библиотекой.

Обязать горсовет представить для размещения врачей и комсостава 30 квартир за счёт уплотнения жилого фонда города.

Пред. РИКа П.Девятериков [2, 6].

Рисунок 4. Здание по ул. Революции г. Ялуторовска, где располагалось одно из отделений военного госпиталя

Активно помогала госпиталю Варвара Афанасьевна, председатель женсовета г. Ялуторовска. По ее призыву жители приносили в госпиталь все, что могло скрасить быт раненых, ободрить их: красивые цветы и картины, белоснежное белье-если уж наволочки, то обязательно вышитые...

Эшелоны с ранеными шли, прибывали на станцию обычно ночью. Медработники «по цепочке» собирали друг друга и шли на другой конец города в любую погоду.

А в свободное время собирались и готовили выступления художественной самодеятельности. И вновь работа без отдыха в течение нескольких суток по оказанию помощи, а ведь нужно было и поддержать воинов морально, написать письма, прочитать беседы.

Рисунок 5. Медицинские работники госпиталя №1501 (1943 г.)

О перационная медсестра А.Ф. Бухтерева (Мясникова) вспоминает: «…Оперировали много. Какие проводились операции? Секвестрэктомии (это удаление кусочков костей

при огнестрельных ранениях и остеомиелитах, осколков снарядов, мин, пуль); пластические операции; лапаротомии (вскрытие брюшной полости).

Была и ургентная (неотложная) хирургия в ночное время. Очень-очень редко доходило дело до ампутаций (удаление) конечностей. Старались любыми путями сохранять руки и ноги, лечить их». С 1943 года началась боевая эпоха в жизни Ялуторовского госпиталя. Сначала был Волховский фронт, где с ходу приняли боевое крещение—попали под бомбежку. Затем Ленинградский, Прибалтийский фронты, Эстония, Польша. В Польше госпиталь размещался в бараке только что освобожденного Освенцима.

Победу коллектив госпиталя встретил в Перемышле. Затем несколько месяцев дислоцировался в Прикарпатье, а в декабре 1945 года был расформирован.

Невозможно перечислить имена всех, кто на переднем крае встречался с жестокой реальностью войны или кто в побуревших от крови халатах сутками не выходил из операционных и перевязочных, наполняя медицинские тазы потемневших бинтами, осколками мин и снарядов, извлечёнными пулями. Назовём некоторых… [2]

Глава 2. Сотрудники госпиталя.

А медсестрой я стала по призванью,

В ту пору шла суровая война.

В госпиталях солдаты, умирая,

Кричали страшно: «Помоги, сестра!»

И этот крик запомнился навечно.

Спешить на помощь, помогать в беде

И быть, наверно, медсестрою

Мне было предназначено в судьбе…

Пусть за окном ненастье, непогода,

Резвится ветер, иль метет пурга,

А я спешу в больницу на дежурство,

Горжусь, что я по праву медсестра!

Калинина Н.И.

г. Ялуторовск

 

Рисунок 7. Страница военного билета Прониной – Серых З.П.

Рисунок 6. Пронина – Серых З.П.

З инаида Петровна Пронина-Серых (рис. 6).

Ее родиной был город Омск, но большая часть жизни прошла в Ялуторовске, куда она прибыла по распределению после окончания Омского медицинского института в 1940 г. В то время ощущался острый недостаток во врачебных кадрах, поэтому кроме основной работы фтизиатра Зинаида Петровна заведовала детской консультацией и лечила больных детей [2].

В 1939 г. После окончания Омского железнодорожного училища в ряды Советской Армии на срочную службу был взят муж Евграф Иванович Асташкевич. Молодой жене, оставшейся с дочкой, увидеть его больше не пришлось, он погиб в первые дни войны. На второй день после объявления войны Зинаида Петровна и пришла в военкомат. Была зачислена в штат госпиталя.

В феврале 1943 года военный госпиталь № 1501 был переформирован в эвакогоспиталь и отправлен во фронтовую полосу [4].

О ставив трехлетнюю дочку, Зинаида Пронина вместе с эвакогоспиталем прошла фронтовые дороги: Углич, Сольцы, Перемышль, Моравскую Остраву, Освенцим, Вижницы. Пришлось ей стать хирургом. Часто операции проводились в приспособленных помещениях, при свете коптилок, под бомбежками. Было очень трудно, но уже через год Зинаида Петровна самостоятельно проводила сложнейшие операции, а когда шли кровопролитные бои на фронте и приток раненых был огромен, сутками стояла у операционного стола.

Рисунок 8. Удостоверение места работы Прониной – Серых З.П.

Вспоминая те годы, Зинаида Петровна отмечала, что самое страшное для врача, - почувствовать себя беспомощной. Как смотреть в глаза бойцу, умирающему от неизлечимых ран и молящему о помощи? Все это требовало большой выдержки и нервного напряжения. Двадцатипятилетней Зине помогали молодость, энергия и страстное желание спасти жизнь каждого [2].

В 1945 году госпиталь переместился в Польшу. Количество раненых не уменьшалось. Здесь и встретили долгожданную Победу. Но на этом война для медицинского персонала госпиталя не закончилась. Его перебрасывают в Чехословакию, затем снова в Польшу и везде раненые, раненые, раненые…

Еще одно испытание выпало на долю этой героической женщины – лечить военнопленных фашистов. Всю войну копилась и переполняла душу ненависть к врагам. Но для людей военных приказ есть приказ. Первых пленных для лечения получили в Эстонии, затем в Польше, Чехословакии. «Я была проинструктирована свыше и обязана была выполнять свой врачебный долг по отношению даже к врагам», - вспоминала Зинаида Петровна. В Польше довелось лечить и бывших узников лагеря смерти Освенцим: французов, чехов, поляков. Еще не были уничтожены страшные следы пребывания нацистов: колючая проволока, сторожевые будки и печи, огромный крематорий. Многое пережили за годы войны, но такое видели впервые: груды мусора с частями человеческих тел, комнаты, заполненные тюками волос жертв. Спустя много лет эти картины всплывали в памяти, и стыла в жилах кровь.

В конце войны Зинаида Петровна была назначена начальником хирургического отделения на 300 коек, им и оставалась до демобилизации в 1946 году [2].

П олина Петровна Копачевская (рис.9).

 

Рисунок 9. Копачевская П.П.

Рисунок 10. Клюсова А.В., Копачевская П.П., Машинская Е.

Сорок лет отдала медицине П.П. Копачевская. Награждена медалями «За трудовое отличие» и «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945гг.».

Вот что она сама рассказывает о госпитале и себе:

— Госпиталь наш под №1501 организовался в начале 1941 года на базе воинской части. Здание пришлось переоборудовать. По окончанию ремонта мы занялись его генеральной уборкой, оборудованием и освещением отделений, операционного блока и палат. В конце июля всё было готово для приёма раненных и больных. Работать приходилось много и трудно, но мы никогда не считались со временем и работали столько, сколько требовалось. Патриотизм людей был огромен. Мы старались оборудовать госпиталь так, чтобы там было уютно, чисто, чтобы кругом были цветы.

4 января 1960 года снята с воинского учёта в звании старшего лейтенанта медслужбы в отставке. К госпиталю была подведена железнодорожная линия, по которой и должны были прибывать эшелоны раненых – больных. Наш госпиталь был в начале в ведении Наркомата Обороны СССР. Всех нас обмундировали в воинскую форму. Врачам и фельдшерам были присвоены воинские звания. Начальником госпиталя был майор мед. службы врач Мотягин Н. Н., главным хирургом.

И вот наступил день прибытия первого эшелона раненых-больных. Это было в начале августа месяца 1941 г. Ждали мы его в течение всего дня, а прибыл он поздней ночью, и мы обрабатывали людей в течение 2-х суток, не выходя все это время из госпиталя, т. к. эшелон прибыл из прифронтовой полосы (Украины) + раненые-больные были тяжелые, утомленные длительным переездом, часто под бомбежкой, грязные, и нам пришлось очень много поработать, чтобы привести их в надлежащий вид и оказать действенную медпомощь.

Я была назначена ст. м/с эвакоотделения госпиталя.

В числе раненых были и гражданские, встречались дети и старики. Особенно запомнился один старик лет 80-90 с Украины с оторванными обеими кистями рук. Он бегал по госпиталю, показывал всем свои культи и горько плакал, т. к. совершенно не мог обслуживать сам себя.

Были и дети, потерявшиеся от матерей, изголодавшиеся, с лицами маленьких старичков. Это было ужасно, когда они смотрели на нас своими огромными, полными ужаса глазами. Были и тяжело контуженные больные, запомнился особенно больной Фофанов – совершенно неподвижный, потерявший память. Лежал долго. Затем с улучшением был эвакуирован в Омский госпиталь. После того, как эшелон был обработан, у нас пошла обычная работа: ухаживали за ранеными, кормили их, многие раненые были тяжелыми и требовали постоянного индивидуального ухода. С ними проводились беседы, писались письма родным, организовывались выступления учащихся школ с художественной самодеятельностью. А позднее была организована своя хорошая самодеятельность силами нашего коллектива, а также выздоравливающих раненых, активным участником, организатором которой была и я.

Итак, все шло своим чередом до прибытия следующего эшелона, которые чаще всего прибывали ночью, и мы по «Цепочке» собирали друг друга и шли на другой конец города в любую погоду. И снова напряженная работа на несколько суток. Но никто из нас и никогда не жаловался на усталость [2].

В конце 1941 – начале 1942 г к нам в Ялуторовск прибыл Днепропетровский госпиталь № 1786 и нумерация нашего госпиталя изменилась – 1501/1786. Начальник госпиталя – в/врач 2 ранга Решин, комиссар (политрук) – Бродский. После чего весь личный состав госпиталя 1501 был из Наркомата Обороны СССР передан в Наркомат Здравоохранения СССР, и мы снова оделись в штатское, но продолжали также работать. В феврале или марте месяце 1942 г эвакогоспиталь 1501/1786 – отправился в путь. С ним уезжали многие наши медсестры и врачи. Я же не поехала, т. к. у меня был маленький 2-х летний сын, и перешла снова работать в Ялуторовскую больницу.

До 4 января 1960 г состояла на воинском учете, после чего с учета исключена Ялуторовским Райвоенкоматом, согласно ст. 7 Приказа Мин. Обороны СССР № 060 – 1957 г. (по возрасту) и зачислена в отставку со званием «Старшего лейтенанта медслужбы в отставке». Работала в госпитале, имела ряд благодарностей и хорошую характеристику.

Наград боевых - не имею, но имею награды трудовые:

Медаль «За доблестный труд в ВОВ 1941-1945 гг» (от 22.10.46 г)

Значок «Отличнику Здравоохранения» (3.05.55.г)

Медаль «За трудовое отличие» (26.10.53 г) [2].

Е вгения Тимофеевна Иванова (рис. 11).

Е.Т. Иванова на всю жизнь запомнила эти дни: «В Ялуторовске проходил День Города. Вся молодежь находилась на празднике, когда сообщили о начале войны. Сколько было горя, слёз у матерей, жён и детей, у которых сыновья, мужья, отцы находились в рядах Красной Армии.

Рисунок 11. Иванова Е.Т.

А другие своих сыновей, мужей, дочерей, отцов провожали на фронт на привокзальной площади. Все молодые люди города хотели уехать на фронт добровольцами. Около здания райвоенкомата и райкома комсомола большие очереди молодёжи. Вот и мы три подружки тоже решили немедленно уехать на фронт. Мне, учительнице по специальности, отказали. Я пошла работать санитаркой в госпиталь[2].

Большую помощь в организации госпиталя оказывали местные организации, а население города несло матрасы, подушки, покрывала, одеяла, дорожки, салфетки, комнатные цветы. За несколько дней госпиталь на 350 мест был готов. Начальником госпиталя был Мотягин Н. Н., нач. медчасти Горина Е. Я., комиссаром – Мореев В. Г. Все приняли присягу. С личным составом проводились занятия по боевой, строевой подготовке и специальные занятия со средним и младшим медперсоналом. Только 13 сентября прибыл первый санитарный поезд с ранеными. Что творилось на вокзальной площади! Было многолюдно: женщины, дети, старики, которые думали, не встретят ли своих родных, несли много цветов, дарили раненым, помогали, почти несли их на руках, хотя и ноги были целы. Началась горячая работа: дни и ночи приходилось быть у тяжелораненых. Шефы города из организаций, предприятий, учащиеся из школ оказывали посильную помощь: дежурили у тяжелобольных, были донорами, ставили концерты, писали письма родным и близким».

Евгения Тимофеевна имеет правительственные награды – 9 медалей.

Участвовала в наборе преподавателей в ЯМУ [4].

Рисунок 13. Юлия Ивановна в послевоенные годы

Рисунок 12. Медсестры госпиталя Нечаева Ю. и Чиркова О.

Юлия Ивановна Нечаева – Козырева (рис. 12, 13).

Говорят, в войну люди взрослели быстрее. В этом Юлия Ивановна убедилась на собственном опыте. Закончила семь классов, хлебнула лиха вместе с подружками на лесозаготовках, затем закончила шестимесячные курсы медсестер, а в семнадцать уже вовсю спасала раненых, работая в госпитале № 1501. Девушка всегда удивлялась необычайной стойкости человеческого организма – кажется состояние безнадежное, а он, вопреки всему, выздоравливал. Бывало и наоборот… А с какими терпеливыми солдатами она имела дело! Пока одного перевязывала, другой, превозмогая боль, дожидался своей очереди.

Удивлялась, как только хирурги и медсестры не валились с ног, ведь сильно голодали – очень уж мал был продовольственный паек. Однако все упрямо продолжали свое дело, не думая о себе. Силы давала молодость и вера в скорую победу.

После войны Ю. Козырева снова оказалась на своем посту. Работала операционной сестрой в центральной районной больнице, организовывала пункты переливания крови, стала почетный донором [2].

Ф еоктиста Григорьена Мингалеева (рис. 14).

 

Рисунок 14. Мингалева Ф.Г. Рисунок 15. Мингалева Ф.Г. (вторая справа в нижнем ряду). 1941 год

Родилась 17 августа 1915 года в селе Упорово. Работать начала с 14 лет. Когда открылся военный госпиталь в Ялуторовске, стала санитаркой.

Ухаживала за ранеными ветеранами и после войны. Сначала санитаркой, потом перевели в перевязочную. В больнице работала операционной санитаркой. Общий стаж—38 лет. На пенсию ушла в 1970 году [2].

Заключение.

Наше поколение о войне знает в основном из уроков истории, литературы, из художественных и документальных фильмов. Все меньше остается ветеранов Великой Отечественной войны и тружеников тыла. С каждым годом всё более отдаляются от нас годы военного лихолетья, но время не имеет власти над человеческой памятью, памятью тех, кто пережил это трудное время, кто защищал Родину с оружием в руках, кто ковал победу в тылу. Своим самоотверженным трудом огромный вклад в победу внесли медицинские работники.
Сотни тысяч медиков с первых дней войны ушли на фронт, оставшиеся в тылу работали и за них, и за себя с двойной и тройной нагрузкой. Я думаю, героизм медиков проявлялся не только тогда, когда они, рискуя жизнью, выносили

из – под огня раненных бойцов, проводили операции при свете керосиновых ламп, в полевых госпиталях, но и в повседневной борьбе за жизнь и здоровье раненых. Их героизм был особенный и не всегда заметный. Миллионам искалеченных людей в госпиталях вернули боеспособность и надежду на полноценную жизнь. Врачи и медсестры самозабвенно боролись за каждого раненного и больного. Их вклад в Победу навеки останется одной из самых ярких страниц истории Российского государства. Благодаря их самоотверженному труду на фронт возвращались более 90% больных, 70% раненых солдат и офицеров советской армии. В этом была заслуга и наших земляков – ялуторовских медиков. Они добросовестно трудились в госпитале.

Изучив имеющуюся литературу по данной теме, следует отметить, что в

имеющихся источниках конкретной информации об организации госпиталя в них почти нет. Специального же исследования, посвященного истории создания и функционирования тоже отсутствует.

Закончить свою работу я бы хотела словами историка профессора Н.Н.

Яковлева: «… Ни одна армия в мире не имела столь высокого процента бойцов,

возвращавшихся в строй по излечении ран». А сделано это было руками наших

врачей, медсестер, санитарок и всех работников госпиталей, которые, не зная

отдыха, отдавали ранеными больным частичку своего сердца, много любви, заботы и ласки. Все то, что называется христианским словом «милосердие».

Источники:

1. Ялуторовск: след в истории. – Тюмень: Тюменский издательский дом. 2003. – 280с..

2. Ялуторовск в годы Великой Отечественной войны. - Тюмень: Тюменский издательский дом. 2015. - 297 с

3. Ялуторовск. – Екатеринбург: Вектор Бук Лтд. 2003. – 10с.

4. Сонич С.М. Был послевоенный госпиталь. Я.: 1983. – 27с.

5. Тюменские известия. 2014: [Электронный ресурс]. URL: https://t-i.ru/article/new/1863.

6. Протокол партсобрания заседания исполкомы Ялуторовского Совета депутатов трудящихся от 24 ноября 1941 года.

Просмотров работы: 20