ЭНЕРГЕТИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА США ПО ОТНОШЕНИЮ К ИРАНУ - Студенческий научный форум

X Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум - 2018

ЭНЕРГЕТИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА США ПО ОТНОШЕНИЮ К ИРАНУ

Панина Е.А. 1
1ФГБОУ ВО "Амурский государственный университет"
 Комментарии
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF
Нефтегазовую сферу всегда называют важнейшим приоритетом в развитии богатых энергоресурсами стран. Это не удивительно, так как энергия может играть роль стратегического инструмента в достижении геополитических и экономических целей для любой развивающейся или развитой страны. Этот вопрос требует особого внимания в XXI веке с его быстрорастущими мировыми энергетическими потребностями. Тем более, что нынешние острые геополитические и геоэкономические процессы создают многочисленные барьеры на пути поставки и распределения энергетических ресурсов. Энергетически богатый Иран имеет около 7 % мировых запасов полезных ископаемых и обладает 10 % мировых доказанных запасов нефти и 16 % мировых природных ресурсов. В результате своего центрального расположения в Евразии и богатых запасов нефти и природного газа, Иран является одной из ключевых стран энергетической геополитики. Иран входит в десятку крупнейших мировых производителей нефти и является одним из крупнейших экспортеров нефти. В то время как США являются крупнейшим потребителем энергии, кроме того после отмены эмбарго в 2015 году США начинают экспортировать нефть в Европу и Азию, конкурируя на этих рынках с организацией стран экспортеров нефти – ОПЕК [9]. Таким образом, в настоящее время мы наблюдаем пересечение интересов и долю конкуренции энергетических стратегий этих двух стран, поэтому целью данной статьи является проанализировать отношения США и Исламской Республики Иран в энергетической сфере с середины XX века по настоящее время.

Нефтедобывающий комплекс Ирана зародился в начале ХХ века. По части сбыта он был направлен на Запад. Его специфика заключалась в том, что для развития ему необходимы были западные инвестиции и технологии. Первый конфликт Ирана с США произошел в результате национализации нефтяной промышленности Ирана премьером Мохаммедом Мoсаддыкoм в 1952-1953 годах. В результате этого добыча нефти практически прекратилась в этой стране из-за выезда британских специалистов и введения Великобританией иранского нефтяного эмбарго. Этот случай является первым опытом санкций Запада против энергетического сектора Ирана. Данный конфликт способствовал тому, что премьер Мoсаддык был свергнут в результате военного заговора при участии американского ЦРУ. В это время было принято решение о разделе иранских нефтяных концессий между британцами с американцами.

19 сентября 1954 года нoвoе правительство Ирана под руководством Мoхаммеда Реза Пехлевиподписало соглашение с Международным нефтяным консорциумом (МНК), по которому 95 % акций МНК принадлежало восьми западным компаниям, а Ирану принадлежало половина чистой прибыли МНК. Соглашение было действительно в течение 25 лет, т.е. до конца 1979 года. И именно в 1979 год развернулась Исламская революция в Иране. Нефтяная промышленность Ирана была самой важной отраслью в стране. Это был основной источник валютных поступлений. Эта отрасль была самым главным работодателем в стране. Но это контролировалось Великобританией. Иранцы не имели никакого отношения к управлению компанией, производству или установлению цен на нефть. В течение многих лет британское правительство получало от иранской нефтяной операции гораздо больший доход, чем иранское правительство. Именно поэтому в результате революции Иран отказался от пoсредничества и услуг иностранных корпораций в продаже своей нефти. В мае 1979 года революционное иранское правительствo в oднoстoрoннем порядке заявило о приостанoвке действия соглашения между Иранской нациoнальной нефтяной кoмпанией (ИННК) и западными транснациональными кoрпoрациями. Кoмпания нефтяных услуг, учрежденная международным консорциумом для добычи иранской нефти, была ликвидирована. С этoгo времени добыча, переработка и транспoртировка нефти полностью перешли к ИННК. Иран в одностороннем порядке увеличил экспортные цены на свою нефть в 2,5 раза, что и сталo причиной для США ввести санкциям и конкретно против национализирoванного исламскoй ревoлюцией энергетического комплекса Ирана [2].

Ситуация изменилась с окончания ирано-иракской войны в 1988 году и смерти «отца-основателя» Исламской Республики в 1989 году. Внешняя политика Ирана постепенно становилась менее идеологизированной и ориентированной на интересы руководства. Такой переход к более широкому прагматизму во внешней политике Ирана усилил акцент на построении стратегических отношений с «великими державами» за пределами Ближнего Востока – странами, которые могли бы поддержать усилия Тегерана по послевоенному восстановлению, долгосрочному экономическому развитию, модернизации и реализации огромного потенциала Ирана в качестве экспортера нефти и природного газа. В это время Иран неоднократно изучал возможности для восстановления дипломатических отношений с Соединенными Штатами. Однако эти усилия были практически безуспешны в любом стратегически значимом смысле. Так под руководством Рафсанджани были предприняты попытки восстановления отношений с США во время правления администрации Клинтона, несмотря на его политику «двойного сдерживания» в Персидском заливе, направленную против Исламской Республики. Среди других инициатив правительство Рафсанджани выдвинула предложение по поставкам нефти для экспорта нефти из Каспийского бассейна через Иран. В качестве альтернативы Тегеран также предложил облегчить транспортировку экспорта нефти из Каспийского бассейна через Иран посредством нефтяных «свопов». Но администрация Клинтона настаивала на том, чтобы Иран был исключен из региональных и международных проектов по доставке углеводородов Каспийского бассейна на международные рынки. За тот же период ИННК начала переговоры с международными энергетическими компаниями о «выкупе» контрактов для участия в разработке иранских углеводородных активов. В 1995 году Рафсанджани уполномочил ИННК присудить первый контракт «выкупа» стоимостью 600 миллионов долларов на разработку двух месторождений нефти и газа в Персидском заливе иностранному энергетическому предприятию американской компании Conoco. Но в течение двух недель после этого президент Клинтон под предлогом борьбы с международным терроризмом, который якобы поддерживался Ираном, издал исполнительный указ 12 595 и значительно расширил санкции против данного государства, запрещая американским энергетическим компаниям участвовать в разработке ресурсов Ирана в области углеводородов.

В 1996 году Конгресс продолжил длительный процесс оказания давления на жизненно важный энергетический сектор Ирана, с тем, чтобы лишить его финансовых ресурсов для поддержки террористических организаций и других вооруженных группировок и для продвижения своих ядерных программ и ОМУ. Первоначально выступая за двойную цель давления на исламскую республику, а именно, чтобы прекратить поддержку терроризма и сдерживать рост Ирана как региональной державы, режим санкций в середине 1990-х годов превратился в инициативу по ограничению развития иранской ядерной программы. И именно продвижение этой программы стало основным стимулом для комплексной, многосторонней системы санкций, которая существует в XXI веке. Таким образом, мы видим, что санкции вводились по целому ряду причин, включая распространение оружия массового уничтожения, поддержку терроризма и нарушение прав человека. Однако данная точка зрения распространена в западной науке, в то время как отечественные специалисты считают, что на практике американские санкции в энергетическом секторе были ответом не на «терроризм», а на конкретную попытку Ирана открыть этот сектор для иностранных неамериканских инвестиций. Cанкциибылинаправлены на то, чтобы снизить способность Ирана производить, продавать, транспортировать и получать прибыль от своей нефти и газа – важнейших природных ресурсов страны. Осуществляя политику сдерживания, направленную на изоляцию Ирана и сокращение его связей с международным сообществом. США боялись развития Ирана как сильного энергетического государства [4].

Расширение санкций против Ирана произошло в 2006 году, когда Международное агентство по атомной энергии официально направило данные по Ирану в Совет Безопасности ООН т.к. Тегеран не соблюдал свои обязательства в соответствии с соглашением. В результате этого с 2006 по 2010 год Совет Безопасности принял шесть резолюций, связанных с осуществлением программ Ирана по ядерной и баллистической ракетам. Хотя санкции ограничены по масштабу (т.е. они не налагают широких санкций в отношении энергетических или финансовых секторов Ирана), они обеспечивают международно-правовое обоснование более широких санкций и это привело продолжению действий направленных на иранский нефтегазовый сектор, и в конечном итоге проложило путь для полного эмбарго ЕС иранской нефти.

Международные санкции включают:

- эмбарго иранской нефти. Американским компаниям запрещено покупать или совершать операции с участием иранской нефти (с 1995 года), а ЕС ввел эмбарго на поставки нефти в 2012 году.

- ограничение доступа к доходам от нефти. Доходы от продажи иранской нефти регулировались в соответствии с законодательством США о санкциях. Иран мог использовать этот доход только для покупки гуманитарных товаров или для покупки товаров из страны, в которую продается нефть.

- ограничение возможности транспортировки нефти и других товаров. В соответствии с законодательством США и ЕС о санкциях компаниям запрещено предоставлять страховые услуги иранским нефтяным компаниям. Санкции также ограничивали предоставление судов или услуг судоходной или судостроительной промышленности Ирана. Эти меры эффективно задерживают иранский судоходный сектор.

- ограничение возможности инвестировать в добычу нефти. Американские санкции запрещали компаниям продавать Ирану оборудование, используемое при добыче нефти и газа. Они также запрещают иностранным фирмам вкладывать значительные средства в нефтяные и газовые месторождения, тем самым ограничивая возможности Ирана по модернизации своего нефтяного сектора [1].

Таким образом, разрушение энергетической отрасли Ирана посредством санкций позволяет измерять западный контроль над этим потенциальным воздействием.

Основным законом в отношении Ирана является Закон о санкциях вступивший в силу в 1996 году. Он был ключевым компонентом санкций США против энергетического сектора Ирана. Этот закон препятствовал открытию Ираном 1995 года сектора для иностранных инвестиций посредством программы «выкупа», в которой иностранные фирмы постепенно окупают свои инвестиции при добыче нефти и газа. В сентябре 1995 года тогдашний был представлен законопроект о санкционировании экспорта иностранных фирм в Иран по энергетическим технологиям. Сенат принял пересмотренную версию, вместо которой санкционировал инвестиции в энергетический сектор Ирана.

Уcловия применения cанкций в соответствии с Законом в отношении Ирана выглядят следующим образом. B отношении любого лица, которое намерено принять участие в дейcтвиях, подпадающих под cанкции, будут применяться не менее трех из девяти возможных видов cанкций. Согласно данным девяти cанкциям будет запрещено следующее:

- получение помощи в осуществлении экспорта в Экспортно-импортном банке США;

- получение лицензий на экспорт американских товаров военного назначения, двойного назначения, а также товаров и технологий ядерной отрасли;

- получение ccуд в банковcких учреждениях США на cумму, превышающую 10 млн. долл. в течение 12 месяцев;

- еcли лицо, в отношении которого применяются cанкции, является финансовым учреждением – его обозначение в качестве первичного дилера в долговых инструментах США или хранение им государственных средств США;

- зaключение дoговоров на зaкупки с прaвительством Соединенных Штaтов;

- сделки в иностранной валюте, подпадающие под юрисдикцию США;

- финансовые операции, подпадающие под юрисдикцию США;

- cделки с имущеcтвом, подпадающие под юрисдикцию США;

- импорт в Соединенные Штаты, поcтупающий от лица, в отношении которого дейcтвуют санкции [6].

Закон 2012 г. о сокращении иранской угрозы и правах человека в Сирии применяется в отношении санкций ISA к страхованию иранских нефтяных компаний и покупок иранских облигаций. В Соответствии с Законом 2012 г. о свободе и нераспространении в отношении Ирана также применяются санкции в отношении сектора энергетики, судостроения и судоходства в Иране. Кроме того действовал исполнительный приказ 13622: санкции в отношении покупки иранской сырой нефти и нефтехимической продукции и сделок с иранской валютой и многие другие [10].

Весь комплекс санкций был введен до реализации Совместного всеобъемлющего плана действий (JCPOA). Так называемый «P5 + 1», то есть пять постоянных членов Совета Безопасности ООН (Китай, Франция, Россия, Великобритания и США) и Германия – заключили соглашение с Ираном, в соответствии с которым Иран согласился ликвидировать свои запасы среднеобогащенного урана, сократить свои запасы низкообогащенного урана на 98 % и сократить примерно на две трети количество своих газовых центрифуг в течение 13 лет. Деятельность по обогащению урана будет ограничена одним объектом с использованием центрифуг первого поколения в течение 10 лет. Другие объекты будут преобразованы во избежание рисков распространения [3]. Все санкции, большая часть которых была отменена данным соглашением, были приняты Европейским союзом (ЕС), ООН и США. В частности, санкции заставили европейские международные энергетические кампании покинуть Иран, ограничить международную продажу иранской нефти, помешали проникновению американских и европейских инвестиций в иранский энергетический сектор, исключили Иран из банковской сети SWIFT и фактически заставили крупные европейские банки и страховые компании прекратить взаимодействие со страной. В ответ на санкции Иран ввел ряд противодействующих политик под эгидой того, что было частично обозначено как «экономика сопротивления». Они направлены на расширение внутренних возможностей и большую аутентичность международного бизнеса и торговли, которые в свете санкций воспринимались как ахиллесова пята страны. Компании в иранском энергетическом секторе, особенно те, которые связаны с Корпусом стражей исламской революции Ирана (IRGC), так и после JCPOA, стремятся восполнить пробел, оставленный после вывода европейских энергетических кампаний. Несмотря на отсутствие опыта в энергетической отрасли IRGC удалось каким-то образом удержать созревание нефтяных месторождений в производстве и газовой промышленности. Тем не менее, ни IRGC, ни Национальная иранская нефтяная компания (NIOC), которая официально не отвечает за эту отрасль, могут компенсировать потерю сотрудничества с западными партнерами. Иран не смог остановить падение энергетической отрасли под санкциями, несмотря на то, что продолжал экспортировать нефть на азиатские и европейские рынки. Однако, растущие энергетические потребности Китая и Индии в сопровождении поиска европейцами диверсификации поставщиков природного газа в настоящее время продолжают путь для ожесточенной конкуренции за иранские энергоресурсы. У Ирана есть все возможности превратиться в энергетическую сверхдержаву из-за растущего внешнего спроса на свой природный газ и нефть [5].

В настоящее время ушли многие ограничения на энергетический сектор Ирана. Больше нет ограничений на экспорт инвестиции в энергетический сектор, а европейские МЭК возвращаются в страну. Согласно европейскому законодательству банкам и страховым компаниям также разрешено возобновлять деловые отношения с Ираном. Однако некоторые спорные вопросы остаются нерешенными. К ним относятся: «непринужденность» санкций, экстерриториальное применение законов США, а также возможных новых санкций (Конгресс США уже выдвигал несколько инициатив в этом направлении. Но, в общем, JCPOA открыло двери для международного сотрудничества. В течение 2016 года ряд компаний перебрался в Иран, подписав несколько меморандумов о взаимопонимании. К ним относятся американско-голландские Schlumberger, британско-голландская Shell, китайская CNPC, французская Total, немецкая Wintershall, итальянский Saipem, японский Inpex, норвежский DNO и российский «Газпром». В результате Иран по-прежнему ждет международных инвестиций и технологий в страну. Фактически, JCPOA еще не привело к расширению возможностей в энергетическом секторе Ирана. Прогресс, достигнутый Ираном, до сих пор восстанавливает свои прежние позиции до введения санкций [8].

Однако и в настоящее время ситуация не является стабильной, т.к. осень. В начале 2018 года протесты в Иране стали главной движущей силой на нефтяном рынке. В стране прошли антиправительственные демонстрации, и в отличие от широко распространенных протестов в 2009 году нынешние митинги связаны с экономическими проблемами. Именно эти растущие беспорядки в Иране установили таблицу нефтяного прайса начала 2018 года и ее цена выросла до самого высокого уровня с мая 2015 года. Кроме того продолжая устойчивую просадку поставок в крупнейшем в мире потребителе энергии, запасы нефти в США упали больше, чем ожидалось, что также частично было обусловлено корректировками на конец года санкций [7].

Таким образом, мы видим, что в условиях иранско-американского противостояния, анти-иранских санкций и отсутствия достаточной экономической помощи реализация проектов транспортировки энергоносителей, имеющих важное геоэкономическое и стратегическое значение, была приостановлена. В этом контексте западного экономического давления, исключая участие Тегерана в транспортировке энергии и других проектах, на практике заложило основы для продолжения социально-экономической и политической нестабильности. Фактически, ирано-американские отношения играют ключевую роль во многих региональных процессах, определяя это или другое расположение региональных и глобальных сил, темпы и направления геоэкономических процессов.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК:

1. Иранский шаблон: история санкций США против энергетического сектора Ирана [Электронный ресурс] // Eurasia Daily: офиц. сайт. 2017. Режим доступа: https://eadaily.com/ru/news/2017/01/07/iranskiy-shablon-istoriya-sankciy-ssha-protiv-energeticheskogo-sektora-irana. – 21.12.2017.

2. Brief History of US Sanctions on Iran [Электронный ресурс] // Centre on Global Energy Policy: офиц. сайт. – 2017. – Систем. требования: Adobe Acrobat Reder. – Режим доступа:

http://energypolicy.columbia.edu/sites/default/files/pictures/CGEPIranSanctionsFactSheet.pdf . – 25.12.2017.

3. Global Energy Geopolitics and Iran [Электронный ресурс] // International Relations Council of Turkey: офиц. сайт . – 2017. – Систем. требования: Adobe Acrobat Reder. – Режим доступа: http://www.uidergisi.com.tr/wp-content/uploads/2011/06/Global-Energy-Geopolitics-and-Iran.pdf. – 10.01.2018.

4. Iran Sanctions [Электронный ресурс] // Federation of American Scientists: офиц. сайт. – 2017. – Систем. требования: Adobe Acrobat Reder. –Режим доступа: https://fas.org/sgp/crs/mideast/RS20871.pdf. – 23.12.2017.

5. Iran Sanctions: United States [Электронный ресурс] // THE SWEDISH CLUB: офиц. сайт . – 2017. – Систем. требования: Adobe Acrobat Reder. – Режим доступа:

https://www.swedishclub.com/media_upload/files/Sanctions/Iran%20Sanctions%20-%20US%202016.pdf. – 10.01.2018.

6. Iranian Energy: a comeback with hurdles [Электронный ресурс] // The Oxford Institude for energy studies: офиц. сайт. – 2017. – Систем. требования: Adobe Acrobat Reder. – Режим доступа: https://www.oxfordenergy.org/wpcms/wp-content/uploads/2017/01/Iranian-Energy-a-comeback-with-hurdles.pdf. – 23.12.2017.

7. Oil at highest since 2015 on inventory drawdown, Iran unrest Электронный ресурс] // Reuters : офиц. сайт . – 2018. – Режим доступа: https://in.reuters.com/article/global-oil/oil-at-highest-since-2015-on-inventory-drawdown-iran-unrest-idINKBN1ET056. – 10.01.2018.

8. Sanctions Against Iran: A Guide to Targets, Terms, and Timetables Электронный ресурс] // Harvard Kennedy School Belfer Center for science and international affairs: офиц. сайт . – 2017. – Систем. требования: Adobe Acrobat Reder. – Режим доступа:

https://www.belfercenter.org/sites/default/files/legacy/files/Iran%20Sanctions.pdf. – 10.01.2018.

9. The Role of Iran and the United States of America in Geopolitics of Central Asia [Электронный ресурс] // Latvian Institute International Affairs: офиц. сайт. – 2017. – Систем. требования: Adobe Acrobat Reder. – Режим доступа: http://liia.lv/en/publications/the-role-of-iran-and-the-united-states-of-america-in-geopolitics-of-central-asia-619?get_file=1. – 23.12.2017.

10. Timeline of U.S. Sanctions hurdles [Электронный ресурс] // United States institute of peace: офиц. сайт. – 2017. – Систем. требования: Adobe Acrobat Reder. – Режим доступа:

http://iranprimer.usip.org/sites/default/files/Sanctions%20Timeline_Starr%20and%20Ighani_US%20Feb%202016.pdf. – 10.01.2018.

Просмотров работы: 184