ПРОБЛЕМЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ КИТАЙСКОЙ НАРОДНОЙ РЕСПУБЛИКИ И МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА В ИССЛЕДОВАНИЯХ CHATHAM HOUSE - Студенческий научный форум

X Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум - 2018

ПРОБЛЕМЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ КИТАЙСКОЙ НАРОДНОЙ РЕСПУБЛИКИ И МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА В ИССЛЕДОВАНИЯХ CHATHAM HOUSE

Михалевич Е.А. 1
1ФГБОУ ВО "Амурский государственный университет"
 Комментарии
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF
Современный Китай является одним из влиятельнейших и важнейших участников на мировой арене. Исходя из того факта, что мощь этого государства все больше возрастает как в Азиатско-Тихоокеанском регионе, так и за его пределами, становится очевидной актуальность изучения проблем взаимодействия Китайской Народной Республики и международного права как для китайских специалистов, так и для зарубежных исследователей.

При исследовании данной проблематики китайские ученые ставят перед собой задачи по нахождению возможностей и путей для установления современного системного законодательства КНР в области международного права. Зарубежные специалисты обращают свое внимание на проблемы взаимодействия КНР и международного права для того, чтобы понимать процессы и мотивы принятия внешнеполитических решений данного государства в конкретных обстоятельствах. Роль различных экспертных центров, так называемых «мозговых центров», в формировании политики, принятии важных государственных решений постоянно возрастает. Поэтому весьма важно изучать проблематику, динамику и результативность их исследований. Таким образом, данная тема отличается своей актуальностью и перспективностью.

Целью статьи является изучение проблем взаимодействия КНР и международного права в исследованиях экспертов аналитического центра Chatham House.

Королевский институт международных отношений (Royal Institute of International Affairs), более известный как Chatham House, – это современный и прогрессивный аналитический центр в сфере международных отношений. Chatham House был основан в 1920 году по предложению Лайонела Кёртиса, заявившего на Парижской мирной конференции 1919 года о необходимости создания структуры по изучению международных отношений. Тогда целью института было исследование насущных мировых вопросов для предотвращения будущих войн. В настоящее время, спустя почти век со дня основания института, главная цель функционирования центра осталась неизменной. Миссия Chatham House – оказание помощи в создании процветающего и справедливого мира без военных потрясений, посредством проведения информированных дебатов, представления независимого научного анализа, выработки новых идей для руководителей государства относительно вопросов ведения внешней политики [1].

Аналитический центр расположен в центре Лондона (Великобритания), в здании Chatham House, в честь которого в 2004 году получил свое общеизвестное название. С этого времени традиционное название центра – Королевский Институт международных отношений (Royal Institute of International Affairs) – используется только для официальных целей, а все научные труды, отчеты и два журнала (International Affairs и World Review) публикуются под маркой Chatham House.

Авторитет данного аналитического центра признается во всем мире. В 2009 году американский политический журнал Foreign Policy назвал Chatham House лучшим научно-исследовательским центром за пределами США. В 2015 году Chatham House был удостоен второго места, уступив первое американскому исследовательскому институту Brookings Institution, в рейтинге лучших научно-исследовательских центров мира по версии Пенсильванского университета (University of Pennsylvania). В 2017 году Chatham House получил титул исследовательского центра года по версии журнала Prospect [2].

Chatham House пользуется широким спектром исследовательской и членской финансовой поддержки. Деятельность аналитического центра спонсируют правительственные департаменты и агентства, частные фонды и компании со всего мира. Институт также получает доход в виде подписки на членство от индивидуальных и корпоративных членов, которые включают в себя частные компании, правительственные ведомства, посольства, высшие и иные учебные заведения, медиа-организации и НПО. Кроме того, доля благотворительных пожертвований также очень велика. Такое разнообразие видов материальной поддержки имеет решающее значение для независимости проводимых исследований института. Стоит отметить, что центр не получает субсидий от правительства Великобритании.

Исследуя актуальные проблемы международных отношений в основном с политико-правовой точки зрения, Chatham House в рамках Программы международного права в 2012 году запустил проект «Китай и будущее международного правопорядка». Целью проекта является исследование китайского мышления о содержании и направлении международного права. Перед экспертами, работающими в данной области, стоят задачи по поиску ответов на вопросы о том, каким образом складывается подход Китая к международному праву в области прав человека и правозащитному механизму ООН и в какой степени Китай взаимодействует с международными механизмами урегулирования споров в отношении морских границ или торговых соглашений.

Эксперты Chatham House уделили большое внимание анализу проблем взаимодействия КНР и международного права. Информация по теме представлена в виде аналитических и итоговых отчетов, брифингов, новостных сводок, видео материалов, комментариев экспертов. Основной формой представления информации являются экспертные статьи по заявленной тематике.

Родерик Уай, рассуждая о роли КНР в современном международном праве, в своей статье «Китай прокладывает путь в новых областях международного права» [3] отмечает, что Китай не сыграл существенной роли в установлении нового миропорядка после завершения Второй мировой войны. Традиционные области международного права функционируют по правилам, заданным западными державами и действующими в основном в их интересах. В настоящее время Китай активно стремится принимать участие в разработке новых отраслей международного права, регулирующих отношения в киберпространстве, космосе, проблемы глубоководной добычи и изменение климата. «Правила игры» в этих областях находятся на стадии разработки и прохождения апробации, поэтому Китай делает ставку на то, что его голос будет услышан, а главное, учтен. Р. Уай считает, что в перспективе Китай будет все чаще стремиться использовать международное право, а особенно его новые отрасли, как инструмент «мягкой силы» для укрепления и продвижения собственных позиций и интересов на мировой арене.

Целую серию своих работ эксперт Соня Скитс посвятила именно рассматриваемой проблематике. В работе «Кибер-дипломатия Китая: чувствуется вкус закона?» [4] автор говорит о том, что в настоящее время Китай проводит активную внешнюю политику по вопросам кибербезопасности. В частности, Китай развивает идею о том, что Интернет должен регулироваться государствами. В 2014 году Китай активно сотрудничал с другими правительствами по вопросам кибертерроризма. Иногда китайские власти обращались к своим международным партнерам с просьбами о блокировании определенного онлайн-контента, однако было очевидным, что таким образом Китай пытается наладить новые каналы диалога с целью реализации совместных инициатив в долгосрочной перспективе. По мнению эксперта, кибердипломатия Китая в первую очередь обусловлена опасениями руководства по поводу необузданного Интернета, используемого для мобилизации политической оппозиции. С. Скитс объясняет такую политику Китая его стремлением превратиться в «нормотворца международного уровня». Автор находит такую политику весьма эффективной и призывает США и Великобританию, которые считают себя «защитниками онлайн-прав», всерьез задуматься над возможными для них последствиями.

Статья «Осторожные шаги Китая по вопросам прав человека в ООН» [5] этого же эксперта посвящена проблеме прав человека в Китае. С. Скитс отмечает, что, хотя Китай начинает применять внутри своего государства международные нормы в области прав человека, тем не менее его более активное участие в Совете ООН по правам человека в последние годы больше говорит о растущей внешнеполитической уверенности, чем о позитивных изменениях в его внутренней политике. После долгих лет нахождения в Совете по правам человека Китай наконец начал проявлять свою силу и власть: в контексте арабской весны, от имени коалиций государств он выступал против некоторых свобод человека, например, поощрения права на мирные собрания и свободу выражения. С другой стороны, во время XXI сессии Совета в сентябре 2012 года, Китай выступил с тремя совместными заявлениями от имени союзных государств, на этот раз по вопросам нищеты, которые он активно продвигает в ООН. Эксперт заключает, что дальнейшие шаги Китая в области применения международных прав человека в своем государстве весьма непредсказуемы и это требует пристального внимания всего мирового сообщества.

В работе «Ярость Китая по вопросу Южно-Китайского моря подтверждает его правовую защиту» [6] С. Скитс поднимает проблему принадлежности Парасельских островов и архипелага Спратли в Южно-Китайском море. Эксперт считает, что бойкот решения Международного арбитража по данному делу является лакмусовой бумажкой, которая показала, что Китай не уважает международное законодательство. Кроме того, по мнению автора, бойкот в арбитраже также следует рассматривать как проявление неуверенности Китая в собственных возможностях и силах в области международного права. Автор приходит к выводу, что руководству КНР просто не хватило веры в возможность убедить суд в юридической обоснованности притязаний на острова. Решение о бойкоте нанесло большой удар по репутации КНР и сейчас она прилагает все усилия для возмещения этого ущерба в контексте разрешения споров во Всемирной торговой организации, соблюдая нормы международного права и призывая других участников поступать также.

Другой эксперт, Вим Мюллер, также пишет о разных аспектах данной проблематики. В своей работе, посвященной деятельности Китая в ВТО «Китай и ВТО: как непредсказуемость США ставит под угрозу десятилетие и половину успеха» [7] он говорит о том, что участие Китая во Всемирной Торговой Организации позволило обрести уверенность и опыт в международной правовой системе, в частности, в международных судебных процессах. Участвуя в многочисленных судебных разбирательствах, в которых Китай выступал и истцом, и ответчиком, и третьей стороной, он добился значительного числа юридических побед. Автор полагает, что членство Китая в ВТО усилило его готовность принять международные механизмы урегулирования споров и понять, каким образом он может получить свою выгоду – стать «международным нормотворцем».

В статье «Решение по вопросу Южно-Китайского моря - «Юридическая шоковая терапия» для Пекина» [8] В. Мюллер снова затрагивает тему Южно-Китайского моря. Автор констатирует, что решение Арбитражного трибунала по вопросу принадлежности островов в Южно-Китайском море сильно ударило по уверенности Китая в разрешении конфликта в его сторону. Однако, по мнению автора, сейчас Китай находится в процессе интеграции в международный правовой порядок и, благодаря многочисленным уверенным победам в судебных разбирательствах в рамках ВТО, накопил богатый багаж знаний и опыта в данной сфере. Следует учитывать и то, что Китай не испытывает недостатка в компетентных международных юристах, чьи рекомендации могут поспособствовать внесению определенных корректировок в позицию Китая относительно данного спора, с целью разрешения других спорных ситуаций, не рассматриваемых до сих пор трибуналом, в свою пользу. Мюллер приходит к выводу, что, хотя решение трибунала и было крайне невыгодным для Китая, что он доказывает в своей другой статье «Упущенные возможности Китая в Южно-Китайском морском арбитраже» [9], тем не менее оно может также способствовать дальнейшей интеграции Китая в международный правовой порядок.

Кроме вышеобозначенных экспертных статей также заслуживает внимания аналитический отчет Харриета Мойнихана. В своей работе «Развивающийся подход Китая к международному урегулированию споров» [10] автор приходит к следующим обобщающим заключениям относительно взглядов Китая на международное право:

1. Китай признает мирные пути международного урегулирования споров. Китайское правительство все чаще готово принять судебные методы урегулирования споров (в отличие от дипломатических средств), при условии, что выгода от этого будет превалировать над экономическими и политическими издержками;

2. Когда речь идет о вопросах суверенитета, как, например, в случае с принадлежностью Парасельских островов и архипелага Спратли в Южно-Китайском море, Китай, как правило, будет враждебно настроен по отношению к международному судебному решению. Однако в тех областях, где необходимы многосторонние действия для защиты своих интересов, Китай, скорее всего, примет участие в международном судебном разбирательстве. Активное участие Китая в механизме урегулирования споров Всемирной торговой организации в очередной раз это доказывает;

3. В новых областях международного права, таких как глубоководная добыча полезных ископаемых, кибербезопасность и другие, Китай активно принимает участие в международных механизмах урегулирования споров;

4. В то время, когда многосторонность оспаривается, а национализм растет, необходимо, чтобы государства поддерживали международное урегулирование споров и выполняли решения соответствующих органов. В тех областях международного права, в которых активно участвует Китай, от лица китайского правительства идет активная пропаганда соблюдения соответствующих международных принципов и правил, что дает основание говорить о том, что КНР примеряет на себя роль «международного нормотворца» и все больше и больше соответствует ей.

Отчет Мойнихана имеет особую практическую значимость, так как автор сумел выделить и систематизировать большинство проблем взаимодействия КНР и международного права в цельную работу.

В заключение необходимо отметить, что аналитики Chatham House проводят независимый и тщательный анализ критических глобальных и региональных проблем, предлагают новые идеи по их решению в ближайшей перспективе. Очевидно, что тема взаимодействия КНР и международного права является весьма актуальной для изучения. В будущем к проекту «Китай и будущее международного правопорядка» будут присоединятся все больше и больше заинтересованных специалистов. Исследования экспертов аналитического центра Chatham House, касающиеся данной проблематики, носят системный характер, отличаются глубиной проработки темы и солидарностью достигнутых заключений и выводов.

Библиографический список

1. Our Mission [Электронный ресурс] // Chatham House: офиц. сайт. – 2018. – Режим доступа: https://www.chathamhouse.org/about/mission. – 23.02.2018.

2. Chatham House [Электронный ресурс] // ИноСМИ.ру: офиц. сайт. – 2014. – Режим доступа: https://inosmi.ru/Chatham_house/. – 23.02.2018.

3. Wye R. China Paves Its Way in New Areas of International Law [Электронный ресурс] // Chatham House: офиц. сайт. – 2018. – Режим доступа: https://www.chathamhouse.org/expert/comment/china-paves-its-way-new-areas-international-law. – 23.02.2018.

4. Sceats S. China’s Cyber Diplomacy: A Taste of Law to Come? [Электронный ресурс] // Chatham House: офиц. сайт. – 2018. – Режим доступа: https://www.chathamhouse.org/expert/comment/china-s-cyber-diplomacy-taste-law-come. – 23.02.2018.

5. Sceats S. China's Careful Shift on Human Rights at the UN [Электронный ресурс] // Chatham House: офиц. сайт. – 2018. – Режим доступа: https://www.chathamhouse.org/media/comment/view/195865. – 23.02.2018.

6. Sceats S. China's Fury Over South China Sea Belies Its Legal Insecurities [Электронный ресурс] // Chatham House: офиц. сайт. – 2018. – Режим доступа: https://www.chathamhouse.org/expert/comment/chinas-fury-over-south-china-sea-belies-its-legal-insecurities. – 23.02.2018.

7. Muller W. China and the WTO: How US Unpredictability Jeopardizes a Decade and a Half of Success [Электронный ресурс] // Chatham House: офиц. сайт. – 2018. – Режим доступа: https://www.chathamhouse.org/expert/comment/china-and-wto-how-us-unpredictability-jeopardizes-decade-and-half-success. – 24.02.2018.

8. Muller W. South China Sea Decision Is ‘Legal Shock Therapy’ for Beijing [Электронный ресурс] // Chatham House: офиц. сайт. – 2018. – Режим доступа: https://www.chathamhouse.org/expert/comment/south-china-sea-decision-legal-shock-therapy-beijing. – 24.02.2018.

9. Muller W. China’s Missed Opportunity in South China Sea Arbitration [Электронный ресурс] // Chatham House: офиц. сайт. – 2018. – Режим доступа: https://www.chathamhouse.org/expert/comment/china-s-missed-opportunity-south-china-sea-arbitration. – 24.02.2018.

10. Moynihan H. China’s Evolving Approach to International Dispute Settlement [Электронный ресурс] // Chatham House: офиц. сайт. – 2018. – Режим доступа:https://www.chathamhouse.org/publication/chinas-evolving-approach-international-dispute-settlement. – 24.02.2018.

Просмотров работы: 301