ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ЛИЧНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ В УСЛОВИЯХ УСИЛИВАЮЩЕГОСЯ ТЕРРОРИЗМА, РЕЛИГИОЗНОГО ЭКСТРЕМИЗМА И ФАНАТИЗМА - Студенческий научный форум

X Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум - 2018

ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ЛИЧНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ В УСЛОВИЯХ УСИЛИВАЮЩЕГОСЯ ТЕРРОРИЗМА, РЕЛИГИОЗНОГО ЭКСТРЕМИЗМА И ФАНАТИЗМА

Кузнецова А.Д.1
1Российский государственный профессионально-педагогический университет
 Комментарии
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF
Эмма Ротшильд говорила: «Безопасность – это условие, благодаря которому становится возможным все остальное». Другими словами, личная безопасность представляется собой состояние защищенности таких интересов общества, которые обеспечивают стабильное развитие государства, то есть возможность выявления и предотвращения угроз национальным интересам.

Действительно, благодаря безопасности возможно развитие государства и благоприятная жизнь его граждан. Именно поэтому основной составляющей национальной политики государства является личная безопасность.

Уверенно говорить о способности гражданина защитить как самого себя, так и своих близких и окружающих в настоящее время невозможно, поскольку радикализм, религиозная, этническая нетерпимость приводят сегодня к конфликтам, правонарушениям и даже преступлениям.

Особое место в современных реалиях занимает один из разновидностей террористической деятельности – религиозный терроризм. Данный феномен имеет ярко выраженную особенность – основанием противоправной деятельности религиозных экстремистов являются религиозные нормы. Религиозный терроризм имеет специфические идеологические основы, социальную базу, организацию и т.п.

Таким образом, деяния приверженцев религиозного экстремизма становятся наиболее кровавыми. Уничтожение врагов для религиозных фанатиков превращается в священный долг, в осуществление божественной воли. Религия, таким образом, легитимирует террор. И чем больше жертв приносится во имя бога, тем лучше, по мнению идеологов терроризма, выполняется миссия «борцов за веру». [3, с. 13].

В целом религиозный терроризм имеет признаки общественно-опасного социально-политического явления.

Но понятие «религиозный терроризм» имеет достаточно условный характер, поскольку основные религии мира в их традиционном каноническом содержании не совершают террористических актов, не призывают к нему, провозглашая, наоборот, целый ряд высоконравственных постулатов [9, с. 158-159].

Официального термина «религиозный терроризм» не существует, что создает проблему изучения взаимообратной связи терроризма и религии. Во многих литературных источниках можно обнаружить различные формулировки данного феномена: «исламский терроризм», «христианский терроризм» и т.д. Но невозможно с уверенностью утверждать, что данные формулировки являются правильными, так как в основе любой религии (в том числе в исламе и христианстве) лежит гуманизм, что вследствие по определению не дает возможности объединения понятий «религия» и «терроризм».

М.П. Требин считает возможным говорить о квазирелигиозной составляющей терроризма. Он объясняет свою позицию следующим образом: «В основе любой религии лежит вера в Бога, который един для всего сущего, но имен у него много, так как человек всегда стремится узурпировать право на истину, в том числе и в вопросах духовной жизни. Но в любом случае дух всякой религии основан на уважении, любви и терпимости ко всему живому [4, с. 98].

Исходя из всего вышесказанного считаем, что формулировку феномена «религиозный терроризм» стоит заменить на «терроризм религиозных экстремистов». Так, в основе террористической деятельности лежат религиозные экстремистские учения антигуманного направления, использующие религиозные положения в качестве инструмента легализации терроризма.

Наличие противоречий в каноническом содержании, в том числе неточность формулировок религиозных обязанностей и требований, а также не единообразное толкование и применение религиозных догм способствует прикрытию экстремистской деятельности за счет религии.

Также стоит отметить такое явление как религиозный фанатизм.

Религиозный фанатизм понимается как неявный метод религиозной практики, основанный на состоянии полной поглощенности (тотальной суженности) религиозного сознания идеей Спасения и нацеленный на максимальную эффективность религиозной деятельности в процессе достижения Спасения [2, с. 48].

Социальной опасностью такого явления как религиозный фанатизм является полная трансформация создания, возможность манипулирования личностью, а также высокая социальная мобильность религиозных фанатиков.

Таким образом, можно сделать вывод, что такие явления как терроризм религиозных экстремистов и религиозный фанатизм бесспорно представляют опасность современному обществу и требуют разработки путей предупреждения и ликвидации негативных последствий терроризма религиозных экстремистов и религиозного фанатизма.

По нашему мнению, одним из таких путей может быть усиленное религиозное просвещение в общеобразовательных учреждениях и в средствах массовой информации, наравне с пропагандой развития здорового образа жизни, культуры и экологии. Суть должна заключаться в донесении до населения различного возраста информации о различных религиях, делая акцент об опасности таких учениях, которые поддерживают и легитимируют терроризм.

В связи с тем, что существует возможность интерпретации религиозных норм с разных точек зрения, что является проблемой в условиях усиливающегося терроризма, имеет смысл решить данный вопрос с позиции права, так как согласно п. 43 Стратегии национальной безопасности, утвержденной Указом президента Российской Федерации от 31 декабря 2015 г. № 683, основными угрозами государственной и общественной безопасности являются: деятельность радикальных общественных объединений и группировок, использующих религиозно-экстремистскую идеологию, иностранных и международных неправительственных организаций , направленная на нарушение единства и территориальной целостности Российской Федерации, дестабилизацию внутриполитической и социальной ситуации в стране, включая инспирирование «цветных революций», разрушение традиционных российских духовно-нравственных ценностей [6].

Поскольку целями экстремистов, прикрывающих свою деятельность под религиозными нормами могут быть как защита конфессии, реорганизация общественной мысли, создание религиозного государства, так и осуществление целей политического терроризма: завладение государственной властью либо изменение внешней и внутренней политики государства, необходимо государственное вмешательство.

Согласно ст. 28 Конституции РФ [1] известно, что каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними.

Но п. 3 ст. 55 Конституции РФ гласит о том, что права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Таким образом, есть основание для регулирования государством такого социального института как религия.

Так, с точки зрения права, существуют нормы, способствующие реализации безопасного существования человека в современном обществе. В РФ правовая безопасность личности от внешних посягательств закреплена в таких нормативных правовых актах как:

- Конституция РФ;

- Указ Президента РФ от 31.12.2015 № 683 «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации». В четвертой главе Указа отражены стратегические национальные приоритеты государства, в том числе в п. 44 указано, что главными направлениями обеспечения государственной и общественной безопасности являются совершенствование правового регулирования предупреждения преступности, коррупции, терроризма и экстремизма.

- Федеральный закон «О противодействии терроризму», который устанавливает основные принципы противодействия терроризму, правовые и организационные основы профилактики терроризма и борьбы с ним, минимизации и ликвидации последствий проявлений терроризма, а также правовые и организационные основы применения Вооруженных Сил РФ в борьбе с терроризмом [7].

-Уголовный кодекс РФ, в котором в 24 главе закреплена ответственность за преступления против общественной опасности [5].

-Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» от 26.09.1997 №125-ФЗ (далее ФЗ №125) регулирует правоотношения в области прав человека и гражданина на свободу совести и свободу вероисповедания, а также правовое положение религиозных объединений, в том числе особенности их гражданско-правового положения [8].

Стоит отметить главу 3. Закон запрещает осуществление миссионерской деятельности, цели и действия которой направлены на:

-нарушение общественной безопасности и общественного порядка;

-осуществление экстремистской деятельности;

-посягательство на личность, права и свободы граждан;

-нанесение установленного в соответствии с законом ущерба нравственности, здоровью граждан, в том числе использованием в связи с их религиозной деятельностью наркотических и психотропных средств, гипноза, совершением развратных и иных противоправных действий;

-склонение к самоубийству или к отказу по религиозным мотивам от оказания медицинской помощи лицам, находящимся в опасном для жизни и здоровья состоянии;

-воспрепятствование угрозой причинения вреда жизни, здоровью, имуществу, если есть опасность реального ее исполнения, или применения насильственного воздействия, другими противоправными действиями выходу гражданина из религиозного объединения;

-побуждение граждан к отказу от исполнения установленных законом гражданских обязанностей и к совершению иных противоправных действий и некоторых других.

Согласно ФЗ №125 надзор за исполнением законодательства РФ о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях осуществляют органы прокуратуры РФ.

Считаем, что необходимо создавать условия для установления связи между федеральным органом государственной регистрации, органами прокуратуры РФ и учредителем (представителем) религиозной организации для усиления осуществления контроля за соблюдением религиозной организацией законодательства РФ о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях, а также целей и порядка деятельности, предусмотренных ее уставом, при осуществлении федерального государственного надзора за деятельностью религиозных организаций. Усиление контроля позволит выявить и предотвратить еще на ранних стадиях развитие террористических (экстремистских) организаций, скрывающихся под религиозным объединением.

Таким образом, можно сделать вывод, что проблема терроризма религиозных экстремистов и религиозного фанатизма является актуальной и ставят под угрозу безопасность гражданина.

Но российское государство контролирует сферу предупреждения преступности, терроризма и экстремизма, гарантированные стратегией национальной безопасности и осуществляет попытки обеспечения личной безопасности граждан через совершенствование нормативной правовой базы Российской Федерации.

Библиографический список:

1. Конституция Российской Федерации от 12.12.1993г. (в ред. от 21.07.2014 г.) // Российская газета. 1993. 25 декабря

2. Кузнецова М. Н. Религиозный фанатизм: понятие, сущность и пути преодоления : дис. … канд. филос. наук: 09.00.11 / Кузнецова М. Н. Омск, 2003. – 171 с.

3. Пушков А.К. Россия, безопасность, терроризм: (Круглый стол) // Свободная мысль – XXI в. 2001. № 12. С.13.

4. Требин М.П. Терроризм в XXI / М.П. Требин. – Минск Харвест, 2004. – 816 с.

5. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 г. №63 -ФЗ (в ред. от 19.12.2016 г.) // Российская газета. 1996. 25 июня

6. Указ Президента РФ от 31.12.2015 № 683 «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 2016. № 1 (часть II). Ст. 212

7. Федеральный закон от 06.03.2006 № 35-ФЗ (ред. от 06.07.2016) «О противодействии терроризму» (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.01.2017) // Российская газета. 2006. 10 марта

8. Федеральный закон от 26.09.1997 № 125-ФЗ (ред. от 06.07.2016) «О свободе совести и о религиозных объединениях» // Российская газета. 1997. 01 октября

9. Юргенсмайер М. Понимание нового терроризма // Текущая история. Терроризм. 2000. № 636. С.158-159.

Просмотров работы: 146