ОСОБЕННОСТИ ПСИХОЛОГИИ ОБЩЕНИЯ В КУРСАНТСКИХ ПОДРАЗДЕЛЕНИЯХ - Студенческий научный форум

IX Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум - 2017

ОСОБЕННОСТИ ПСИХОЛОГИИ ОБЩЕНИЯ В КУРСАНТСКИХ ПОДРАЗДЕЛЕНИЯХ

Шишерин А.И. 1, Наумлюк А.Г. 1
1Вольский военный институт материального обеспечения
 Комментарии
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF
Введение.

Одной из главных граней проявления культуры личности военнослужащего является его поведение в различных ситуациях воинской службы. Оно является сердцевиной общей культуры взаимоотношений воинов армии и флота и играет важную роль в жизни и деятельности вооруженных сил современной России от уровня культуры взаимоотношений зависят сплоченность воинских коллективов, поддержание в них уставного порядка, соблюдение требований воинской дисциплины, единоначалия и субординации, поэтому вопросам воинского этикета и культуры поведения военнослужащих уделяется много внимания в современной армии и на флоте.

Актуальность исследования. За последние десятилетия в социальном пространстве и во всех видах жизнедеятельности произошли существенные изменения в содержании и структуре общения, взаимодействии людей. Эти изменения происходят и в воинском коллективе, В силу особого характера совместной образовательной, военно-служебной и культурно-досуговой деятельности проблема формирования культуры общения приобретает особую значимость и актуальность. Культура общения органически входит в образ жизни современного военного * специалиста, становится все более действенным фактором формирования здорового нравственного климата в коллективах, что, в конечном счете, позволит каждому военнослужащему более эффективно использовать имеющийся потенциал в соответствии со своими интересами и склонностями.

Проблема формирования культуры общения в воинском коллективе имеет и более глобальное значение, поскольку человеческая жизнедеятельность немыслима без общения людей друг с другом, и ее качество, сам результат определяются культурой отношений. Военный специалист, обладающий в достаточной степени культурой общения, коммуникативными умениями, ориентируется уверенно в самых различных ситуациях военно-профессиональной деятельности: в мирное время - в процессе караульной и внутренней служб, в ходе решения тактических задач, выполнения боевых стрельб, вождения боевых машин и др.; в военное время - в экстремальных условиях, при выполнении задач контртеррористического характера, миротворческих задач и др. От уровня культуры общения в значительной мере зависит не только организационный и технологический успех, развитие различных связей, но также, что не менее значимо, эмоционально-ценностное отношение военного специалиста к процессу и результату своей военно-профессиональной деятельности.

Культура общения становится сегодня одним из важнейших показателей социально-профессионального статуса военного специалиста. Все это актуализирует проблему формирования культуры общения в воинском коллективе.

1. ОБЩЕНИЕ КАК ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ.

1.1. Интерактивная сторона общения.

Место взаимодействия в структуре общения. Интерактивная сторона общения - это условный термин, обозначающий характеристику тех компонентов общения, которые связаны с взаимодействием людей, с непосредственной организацией их совместной деятельности. Исследование проблемы взаимодействия имеет в социальной психологии давнюю традицию. Интуитивно легко допустить несомненную связь, которая существует между общением и взаимодействием людей, однако трудно развести эти понятия и тем самым сделать эксперименты более точно ориентированными.

Часть авторов просто отождествляют общение и взаимодействие, интерпретируя и то и другое как коммуникацию в узком смысле слова (т.е. как обмен информацией), другие рассматривают отношения между взаимодействием и общением как отношение формы некоторого процесса и его содержания. Иногда предпочитают говорить о связанном, но все же самостоятельном существовании общения как коммуникации и взаимодействия как интеракции. Часть этих разночтений порождена терминологическими трудностями, в частности тем, что понятие «общение» употребляется то в узком, то в широком смысле слова.

Если придерживаться предложенной при характеристике структуры общения схемы, т.е. полагать, что общение в широком смысле слова (как реальность межличностных и общественных отношений) включает в себя коммуникацию в узком смысле слова (как обмен информацией), то логично допустить такую интерпретацию взаимодействия, когда оно предстает как другая - по сравнению с коммуникативной - сторона общения. Какая «другая» - на этот вопрос еще надо ответить.

Если коммуникативный процесс рождается на основе некоторой совместной деятельности, то обмен знаниями и идеями по поводу этой деятельности неизбежно предполагает, что достигнутое взаимопонимание реализуется в новых совместных попытках развить далее деятельность, организовать ее. Участие одновременно многих людей в этой деятельности означает, что каждый должен внести свой особый вклад в нее, что и позволяет интерпретировать взаимодействие как организацию совместной деятельности,

В ходе ее для участников чрезвычайно важно не только обменяться информацией, но и организовать «обмен действиями», спланировать общую деятельность. При этом планировании возможна такая регуляция действий одного индивида «планами, созревшими в голове другого» (Ломов, 1975.С. 132), которая и делает деятельность действительно совместной, когда носителем ее будет выступать уже не отдельный индивид, а группа. Таким образом, на вопрос о том, какая же «другая» сторона общения раскрывается понятием «взаимодействие», можно теперь ответить: та сторона, которая фиксирует не только обмен информацией, но и организацию совместных действий, позволяющих партнерам реализовать некоторую общую для них деятельность.

Такое решение вопроса исключает отрыв взаимодействия от коммуникации, но исключает и отождествление их: коммуникация организуется в ходе совместной деятельности, «по поводу» ее, и именно в этом процессе людям необходимо обмениваться и информацией, и самой деятельностью, т.е. вырабатывать формы и нормы совместных действий.

В истории социальной психологии существовало несколько попыток описать структуру взаимодействий. Так, например, большое распространение получила так называемая теория действия, или теория социального действия, в которой в различных вариантах предлагалось описание индивидуального акта действия. К этой идее обращались и социологи: (М. Вебер, П. Сорокин, Т. Парсонс) и социальные психологи. Все фиксировали некоторые компоненты взаимодействия: люди, их связь, воздействие друг на друга и, как следствие этого, их изменения. Задача всегда формулировалась как поиск доминирующих факторов мотивации действий во взаимодействии.

1.2. Теория Т. Парсона.

Примером того, как реализовалась эта идея, может служить теория Т. Парсона, в которой была предпринята попытка наметить общий категориальный аппарат для описания структуры социального действия. В основе социальной деятельности лежат межличностные взаимодействия, на них строится человеческая деятельность в ее широком проявлении, она -результат единичных действий. Единичное действие есть некоторый элементарный акт; из них впоследствии складываются системы действий. Каждый акт берется сам по себе, изолированно, с точки зрения абстрактной схемы, в качестве элементов которой выступают:

а) деятель,

б) «другой» (объект, на который направлено действие);

в) нормы (по которым организуется взаимодействие),

г) ценности (которые принимает каждый участник),

д) ситуация (в которой совершается действие).

Деятель мотивирован тем, что его действие направлено на реализацию его установок (потребностей). В отношении «другого» деятель развивает систему ориентации и ожиданий, которые определены как стремлением к достижению цели, так и учетом вероятных реакций другого. Может быть выделено пять пар таких ориентации, которые дают классификацию возможных видов взаимодействий. Предполагается, что при помощи этих пяти пар можно описать все виды человеческой деятельности.

Эта попытка оказалась неудачной: схема действия, раскрывающая его «анатомию», была настолько абстрактной, что никакого значения для эмпирического анализа различных видов действий не имела. Несостоятельной она оказалась и для экспериментальной практики: на основе этой теоретической схемы было проведено одно-единственное исследование самим создателем концепции. Методологически некорректным здесь явился сам принцип - выделение некоторых абстрактных элементов структуры индивидуального действия.

При таком подходе вообще невозможно схватить содержательную сторону действий, ибо она задается содержанием социальной деятельности в целом. Поэтому логичнее начинать с характеристики социальной деятельности, а от нее идти к структуре отдельных индивидуальных действий, т.е. в прямо противоположном направлении (см., например: Леонтьев, 1972). Направление же, предложенное Парсонсом, неизбежно приводит к утрате социального контекста, поскольку в нем все богатство социальной деятельности (иными словами, всей совокупности общественных отношений) выводится из психологии индивида.

Другая попытка построить структуру взаимодействия связана с описанием ступеней его развития. При этом взаимодействие расчленяется не на элементарные акты, а на стадии, которое оно проходит. Такой подход предложен, в частности, польским социологом Я. Щепаньским. Для Щепаньского центральным понятием при описании социального поведения является понятие социальной связи. Она может быть представлена как последовательное осуществление:

а) пространственного контакта,

б) психического контакта (по Щепаньскому, это взаимная заинтересованность),

в) социального контакта (здесь это - совместная деятельность),

г) взаимодействия (что определяется, как «систематическое, постоянное осуществление действий, имеющих целью вызвать соответствующую реакцию со стороны партнера...»), наконец,

д) социального отношения (взаимно сопряженных систем действий) (Щепаньский)

Хотя все сказанное относится к характеристике «социальной связи», такой ее вид, как «взаимодействие», представлен наиболее полно. Выстраивание в ряд ступеней, предшествующих взаимодействию, не является слишком строгим: пространственный и психический контакты в этой схеме выступают в качестве предпосылок индивидуального акта взаимодействия, и потому схема не снимает погрешностей предшествующей попытки, Но включение в число предпосылок взаимодействия «социального контакта», понятого как совместная деятельность, во многом меняет картину: если взаимодействие возникает как реализация совместной деятельности, то дорога к изучению его содержательной стороны остается открытой. Довольно близкой к описанной схеме является схема, предложенная в отечественной социальной психологии В.Н. Панферовым.

Наконец, еще один подход к структурному описанию взаимодействия представлен в транзактном анализе - направлении, предлагающем регулирование действий участников взаимодействия через регулирование их позиций, а также учет характера ситуаций и стиля взаимодействия (Берн, 1988). С точки зрения транзактного анализа каждый участник взаимодействия в принципе может занимать одну из трех позиций, которые условно можно обозначить как Родитель, Взрослый, Ребенок. Эти позиции ни в коей мере не связаны обязательно с соответствующей социальной ролью: это лишь чисто психологическое описание определенной стратегии во взаимодействии (позиция Ребенка может быть определена как позиция «Хочу!», позиция Родителя как «Надо!», позиция Взрослого - объединение «Хочу» и «Надо»).

Взаимодействие эффективно тогда, когда транзакции носят «дополнительный» характер, т.е. совпадают: если партнер обращается к другому как Взрослый, то и тот отвечает с такой же позиции. Если же один из участников взаимодействия адресуется к другому с позиции Взрослого, а тот отвечает ему с позиции Родителя, то взаимодействие нарушается и может вообще прекратиться. В данном случае транзакции являются «пересекающимися».

Жена обращается к мужу с информацией: «Я порезала палец» (апелляция к Взрослому с позиции Взрослого). Если он отвечает: «Сейчас перевяжем», то это ответ также с позиции Взрослого (I). Если же следует сентенция: «Вечно у тебя что-то случается», то это ответ с позиции Родителя (II), а в случае: «Что же я теперь должен делать?», демонстрируется позиция Ребенка (III), В двух последних случаях эффективность взаимодействия невелика (Крижанская, Третьяков, 1990). Аналогичный подход предложен и П.Н. Ершовым, который, обозначая позиции, говорит о возможной «пристройке сверху» и «пристройке снизу» (Ершов, 1972).

Второй показатель эффективности - адекватное понимание ситуации (как и в случае обмена информацией) и адекватный стиль действия в ней. В социальной психологии существует много классификаций ситуаций взаимодействия. Уже упоминалась классификация, предложенная в отечественной социальной психологии А.А, Леонтьевым (социально-ориентированные, предметно-ориентированные и личностно-ориентированные ситуации). Другие примеры приведены М. Аргайлом и Э. Берном. Аргайл называет официальные социальные события, случайные эпизодические встречи, формальные контакты на работе и в быту, асимметричные ситуации (в обучении, руководстве и пр.). Э. Берн уделяет особое внимание различным ритуалам, полуритуалам (имеющим место в развлечениях) и играм (понимаемым весьма широко, включая интимные, политические игры и т.п.) (Берн, 1988).

Каждая ситуация диктует свой стиль поведения и действий: в каждой из них человек по-разному «подает» себя, а если эта самоподача не адекватна, взаимодействие затруднено. Если стиль сформирован на основе действий в какой-то конкретной ситуации, а потом механически перенесен на другую ситуацию, то, естественно, успех не может быть гарантирован. Различают три основных стиля действий: ритуальный, манипулятивный и гуманистический. На примере использования ритуального стиля особенно легко показать необходимость соотнесения стиля с ситуацией.

Ритуальный стиль обычно задан некоторой культурой. Например, стиль приветствий, вопросов, задаваемых при встрече, характера ожидаемых ответов. Так, в американской культуре принято на вопрос: «Как дела?» отвечать «Прекрасно!», как бы дела ни обстояли на самом деле. Для нашей культуры свойственно отвечать «по существу», притом не стесняться негативных характеристик собственного бытия («Ой, жизни нет, цены растут, транспорт не работает» и т.д.). Человек, привыкший к другому ритуалу, получив такой ответ, будет озадачен, как взаимодействовать дальше. Что касается использования манипулятивного или гуманистического стиля взаимодействия, то это отдельная большая проблема, особенно в практической социальной психологии (Петровская, 1983).

Важно сделать общий вывод о том, что расчленение единого акта взаимодействия на такие компоненты, как позиции участников, ситуация и стиль действий, также способствует более тщательному психологическому анализу этой стороны общения, делая определенную попытку связать ее с содержанием деятельности.

1,3 Типы взаимодействий.

Типы взаимодействий. Существует еще один описательный подход при анализе взаимодействия - построение классификаций различных его видов. Интуитивно ясно, что практически люди вступают в бесконечное количество различных видов взаимодействия. Для экспериментальных исследований крайне важно как минимум обозначить некоторые основные типы этих взаимодействий. Наиболее распространенным является дихотомическое деление всех возможных видов взаимодействий на два противоположных вида: кооперация и конкуренция.

Разные авторы обозначают эти два основных вида различными терминами. Кроме кооперации и конкуренции, говорят о согласии и конфликте, приспособлении и оппозиции, ассоциации и диссоциации и т.д. За всеми этими понятиями ясно виден принцип выделения различных видов взаимодействия. В первом случае анализируются такие его проявления, которые способствуют организации совместной деятельности, являются «позитивными» с этой точки зрения. Во вторую группу попадают взаимодействия, так или иначе «расшатывающие» совместную деятельность, представляющие собой определенного рода препятствия для нее.

Кооперация, или кооперативное взаимодействие, означает координацию единичных сил участников (упорядочивание, комбинирование, суммирование этих сил). Кооперация - необходимый элемент совместной деятельности, порожденный ее особой природой. А.Н. Леонтьев называл две основные черты совместной деятельности:

а) разделение единого процесса деятельности между участниками;

б) изменение деятельности каждого, т.к. результат деятельностикаждого не приводит к удовлетворению его потребности, что наобщепсихологическом языке означает, что «предмет» и «мотив»деятельности не совпадают.

Каким же образом соединяется непосредственный результат деятельности каждого участника с конечным результатом совместной деятельности? Средством такого соединения являются развившиеся в ходе совместной деятельности отношения, которые реализованы прежде всего в кооперации. Важным показателем «тесноты» кооперативного взаимодействия является включенность в него всех участников процесса. Поэтому экспериментальные исследования кооперации чаще всего имеют дело с анализом вкладов участников взаимодействия и степени их включенности в него.

Что касается другого типа взаимодействий - конкуренции, то здесь чаще всего анализ сконцентрирован на наиболее яркой ее форме, а именно на конфликте, При изучении конфликта социальной психологией прежде всего необходимо определение собственного угла зрения в этой проблеме, поскольку конфликты выступают предметом исследования и в ряде других дисциплин: социологии, политологии и пр.

Социальная психология сосредоточивает свое внимание на двух вопросах: с одной стороны, на анализе вторичных социально-психологических аспектов в каждом конфликте (например, осознание конфликта его участниками); с другой - на выделении частного класса конфликтов, порождаемых специфическими социально-психологическими факторами. Обе эти задачи могут быть успешно решены лишь при наличии адекватной понятийной схемы исследования. Она должна охватить как минимум четыре основные характеристики конфликта: структуру, динамику, функцию и типологию конфликта.

Структура конфликта описывается по-разному разными авторами, но основные элементы практически принимаются всеми. Это - конфликтная ситуация, позиции участников (оппонентов), объект, «инцидент» (пусковой механизм), развитие и разрешение конфликта. Эти элементы ведут себя различно в зависимости от типа конфликта. Обыденное представление о том, что всякий конфликт обязательно имеет негативное значение, опровергнуто рядом специальных исследований. Так, в работах М. Дойча, одного из наиболее видных теоретиков конфликта, называются две разновидности конфликтов: деструктивные и продуктивные.

Определение деструктивного конфликта в большей степени совпадает с обыденным представлением. Именно такого типа конфликт ведет к рассогласованию взаимодействия, к его расшатыванию. Деструктивный конфликт чаще становится не зависимым от причины, его породившей, и легче приводит к переходу «на личности», чем и порождает стрессы. Для него характерно специфическое развитие, а именно расширение количества вовлеченных участников, их конфликтных действий, умножение количества негативных установок в адрес друг друга и остроты высказываний («экспансия» конфликта). Другая черта - «эскалация» конфликта означает наращивание напряженности, включение все большего числа ложных восприятий как черт и качеств оппонента, так и самих ситуаций взаимодействия, рост предубежденности против партнера. Понятно, что разрешение такого типа конфликта особенно сложно, основной способ разрешения - компромисс - здесь реализуется с большими затруднениями.

Продуктивный конфликт чаще возникает в том случае, когда столкновение касается не несовместимости личностей, а порождено различием точек зрения на какую-либо проблему, на способы ее решения. В таком случае сам конфликт способствует формированию более всестороннего понимания проблемы, а также мотивации партнера, защищающего другую точку зрения - она становится более «легитимной». Сам факт другой аргументации, признания ее законности способствует развитию элементов кооперативного взаимодействия внутри конфликта и тем самым открывает возможности его регулирования и разрешения, а значит, и нахождения оптимального решения дискутируемой проблемы.

Представление о двух возможных разновидностях конфликтного взаимодействия дает основание для обсуждения важнейшей общетеоретической проблемы конфликта: пониманию его природы как психологического феномена. В самом деле: есть ли конфликт лишь форма психологического антагонизма (т.е. представленности противоречия в сознании) или это обязательно наличие конфликтных действий (Кудрявцев). Подробное описание различных конфликтов в их сложности и многообразии позволяет сделать вывод о том, что оба названные компоненты есть обязательные признаки конфликта.

Проблема исследования конфликта имеет много практических приложений в плане разработки различных форм отношения к нему (разрешение конфликта, предотвращение конфликта, профилактика его, ослабление и т.д.) и прежде всего в ситуациях делового общения: например в производстве (Бородкин, Каряк, 1983).

При анализе различных типов взаимодействия принципиально важна проблема содержания деятельности, в рамках которой даны те или иные виды взаимодействия. Так можно констатировать кооперативную форму взаимодействия не только в условиях производства, но, например, и при осуществлении каких-либо асоциальных, противоправных поступков -совместного ограбления, кражи и т.д. Поэтому кооперация в социально-негативной деятельности не обязательно та форма, которую необходимо стимулировать: напротив, деятельность, конфликтная в условиях асоциальной деятельности, может оцениваться позитивно. Кооперация и конкуренция лишь формы «психологического рисунка» взаимодействия, содержание же и в том и в другом случае задается более широкой системой деятельности, куда кооперация или конкуренция включены. Поэтому при исследовании как кооперативных, так и конкурентных форм взаимодействия недопустимо рассматривать их обе вне общего контекста деятельности.

1.4. Экспериментальные схемы регистрации взаимодействий.

Экспериментальные схемы регистрации взаимодействий. Выделение двух полярных типов взаимодействия играет определенную положительную роль в анализе интерактивной стороны общения. Однако только такое дихотомическое рассмотрение видов взаимодействия оказывается недостаточным для экспериментальной практики. Поэтому в социальной психологии существуют поиски и иного рода - выделить более «мелкие» типы взаимодействия, которые могли бы быть использованы в эксперименте в качестве единицы наблюдения.

Одна из наиболее известных попыток такого рода принадлежит Р. Бейлсу, который разработал схему, позволяющую по единому плану регистрировать различные виды взаимодействия в группе. Бейлс фиксировал при помощи метода наблюдения те реальные проявления взаимодействий, которые можно было увидеть в группе детей, выполняющих некоторую совместную деятельность. Первоначальный список таких видов взаимодействий оказался весьма обширным (насчитывал около 82 наименований) и потому был непригоден для построения эксперимента. Бейлс свел наблюдаемые образцы взаимодействий в категории, предположив, что в принципе каждая групповая деятельность может быть описана при помощи четырех категорий, в которых зафиксированы ее проявления: область позитивных эмоций, область негативных эмоций, область решения проблем и область постановки этих проблем.

Тогда все зафиксированные виды взаимодействий были разнесены по четырем рубрикам:

  1. солидарность позитивных

  2. снятие напряжения эмоций

  3. согласие

  4. предложение, указание решения

  5. мнение проблем

  6. ориентация других

  7. просьба об информации постановки

  8. просьба высказать мнение проблем

  9. просьба об указании 10)несогласие негативности

  1. создание напряженности эмоций

  2. демонстрация антагонизма

Получившиеся 12 видов взаимодействия были оставлены Бейлсом, с одной стороны, как тот минимум, который необходим для учета всех возможных видов взаимодействия; с другой стороны, как тот максимум, который допустим в эксперименте.

Схема Бейлса получила довольно широкое распространение, несмотря на ряд существенных критических замечаний, высказанных в ее адрес. Самое элементарное возражение состоит в том, что никакого логического обоснования существования именно двенадцати возможных видов не приводится, равным образом как и определения именно четырех (а не трех, пяти и т.д.) категорий. Возникает естественный вопрос: почему именно этими двенадцатью характеристиками исчерпываются все возможные виды интеракций?

Второе возражение касается того, что в предложенном перечне взаимодействий нет единого основания, по которому они были бы выделены: в списке присутствуют вперемешку как чисто коммуникативные проявления индивидов (например, высказывание мнения), так и непосредственные проявления их в «действиях» (например, отталкивание другого при выполнении какого-то действия и т.д.). Главный аргумент, не позволяющий придавать этой схеме слишком большого значения, состоит в том, что в ней полностью опущена характеристика содержания общей групповой деятельности, т.е. схвачены лишь формальные моменты взаимодействия.

Здесь мы вновь сталкиваемся с острым методологическим вопросом о том, может ли в принципе методика социально-психологического исследования фиксировать содержательную сторону деятельности?

В традиционных подходах подразумевается отрицательный ответ. Более того, в известном смысле эта неспособность рассматривается как отличительная особенность социальной психологии, т.е. включается в определение предмета этой дисциплины, которая, согласно такой точке зрения, и должна исследовать лишь формы взаимодействий, отвечать на вопрос «Как?», но не на вопрос «Что?» делается совместно.

Отрыв от содержания деятельности получает здесь свою легализацию. Все методики, построенные на основе таких исходных позиций, неизбежно будут апеллировать лишь к формальному аспекту взаимодействий. При отсутствии других методик в определенных границах они могут, естественно, использоваться, но надо помнить, что все они поставляют данные лишь относительно одного компонента взаимодействия - его формы.

Трудность фиксации в эксперименте содержательной стороны взаимодействия породила в истории социальной психологии тенденцию упростить ситуацию анализа и обратиться преимущественно к исследованию взаимодействия в диаде, т.е. к взаимодействию лишь двух людей. Такого рода исследования, проводимые в рамках теории «диадичесиого взаимодействия», являют собой еще один пример того, насколько даже самое тщательное изучение формы процесса мало дает для понимания его сущности.

При изучении «диадического взаимодействия», а наиболее подробно оно исследовано американскими социальными психологами Дж. Тибо и Г. Келли, используется предложенная на основе математической теории игр «дилемма узника» (Андреева, Богомолова, Петровская, 1978). В эксперименте задается некоторая диада: два узника, находящиеся в заточении и лишенные возможности общаться. Строится матрица, в которой фиксируются возможные стратегии их взаимодействия на допросе, когда каждый будет отвечать, не зная точно, как ведет себя другой. Если принять две крайние возможности их поведения: «сознаться» и «не сознаться», то, в принципе, каждый имеет именно эту альтернативу. Однако результат будет различен в зависимости от того, какой из вариантов ответа изберет каждый. Могут сложиться четыре ситуации из комбинаций различных стратегий «узников»: оба сознаются; первый сознается, второй не сознается; второй сознается, а первый - нет; оба не сознаются.

Матрица фиксирует эти четыре возможные комбинации. При этом рассчитывается выигрыш, который получится при различных комбинациях этих стратегий для каждого «игрока». Этот выигрыш и является «исходом» в каждой модели игровой ситуации. Применение в этом случае некоторых положений теории игр создает заманчивую перспективу не только описания, но и прогноза поведения каждого участника взаимодействия.

Однако сейчас же возникают многочисленные ограничения, которые влечет за собой применение этой методики к анализу реальных ситуаций человеческого взаимодействия. Прежде всего, как известно, в теории игр рассматриваются игры двух типов: с нулевой суммой и с ненулевой суммой. Первый случай предполагает, что в такой игре выигрыш одного точно равен проигрышу другого, т.е. ситуацию, крайне редко встречающуюся в реальном взаимодействии даже двух участников.

Что же касается игр с ненулевой суммой, аналогов которых можно найти значительно больше в реальных проявлениях человеческого взаимодействия, то аппарат их значительно сложнее и степень формализации значительно меньше. Не случайно, что их использование в социально-психологических работах встречается довольно редко. Применяемый же аппарат игр с нулевой суммой приводит к крайнему обеднению специфики социально-психологического взаимодействия людей.

В многочисленных ситуациях взаимодействия при разработке стратегий своего поведения люди чрезвычайно редко уподобляются узникам из дилеммы. Конечно, нельзя отказать этой методике в том, что в плане формального анализа стратегий взаимодействия она дает определенный материал, во всяком случае позволяет констатировать различные способы построения таких стратегий. Этим и объясняется возможность применения методики в некоторых специальных исследованиях.

1.5. Взаимодействие как организация совместной деятельности.

Единственным условием, при котором этот содержательный моментможет быть уловлен, является рассмотрение взаимодействия как формыорганизации какой-то конкретной деятельности людей.

Общепсихологическая теория деятельности, принятая в отечественной психологической науке, задает и в данном случае некоторые принципы для социально-психологического исследования. Подобно тому как в индивидуальной деятельности ее цель раскрывается не на уровне отдельных действий, а лишь на уровне деятельности как таковой, в социальной психологии смысл взаимодействий раскрывается лишь при условии включенности их в некоторую общую деятельность. Конкретным содержанием различных форм совместной деятельности является определенное соотношение индивидуальных «вкладов», которые делаются участниками.

Так одна из схем предлагает выделить три возможные формы, или модели:

1) когда каждый участник делает свою часть общей работы независимоот других - «совместно-индивидуальная деятельность» (пример - некоторыепроизводственные бригады, где у каждого члена свое задание);

  1. когда общая задача выполняется последовательно каждым участником - «совместно-последовательная деятельность» (пример -конвейер);

  2. когда имеет место одновременное взаимодействие каждого участника со всеми остальными - «совместно-взаимодействующая деятельность» (пример - спортивные команды, научные коллективы или конструкторские бюро) (Уманский, 1980. С. 131).

Психологический рисунок взаимодействия в каждой из этих моделей своеобразен, и дело экспериментальных исследований установить его в каждом конкретном случае.

Однако задача исследования взаимодействия этим не исчерпывается. Подобно тому, как в случае анализа коммуникативной стороны общения была установлена зависимость между характером коммуникации и отношениями, существующими между партнерами, здесь также необходимо проследить, как та или иная система взаимодействия сопряжена со сложившимися между участниками взаимодействия отношениями.

Общественные отношения «даны» во взаимодействии через ту реальную социальную деятельность, частью которой (или формой организации которой) взаимодействие является. Межличностные отношения также «даны» во взаимодействии: они определяют как тип взаимодействия, который возникает при данных конкретных условиях (будет ли это сотрудничество или соперничество), так и степень выраженности этого типа (будет ли это более успешное или менее успешное сотрудничество).

Присущая системе межличностных отношений эмоциональная основа, порождающая различные оценки, ориентации, установки партнеров, определенным образом «окрашивает» взаимодействие (Обозов, 1979). Но вместе с тем такая эмоциональная (положительная или отрицательная) окраска взаимодействия не может полностью определять факт его наличия или отсутствия: даже в условиях «плохих» межличностных отношений в группах, заданных определенной социальной деятельностью, взаимодействие обязательно существует. В какой мере оно определяется межличностными отношениями и, наоборот, в какой мере оно «подчинено» выполняемой группой деятельности, зависит как от уровня развития данной группы, так и от той системы социальных отношений, в которой эта группа существует. Поэтому рассмотрение вырванного из контекста деятельности взаимодействия лишено смысла.

Мотивация участников взаимодействия в каждом конкретном акте выявлена быть не может именно потому, что порождается более широкой системой деятельности, в условиях которой оно развертывается. Поскольку взаимодействия «одинаковы» по форме своего проявления, в истории социальных наук уже существовала попытка построить всю систему социального знания, опираясь только на анализ формы взаимодействия (так называемая формальная социология Г. Зиммеля). Убедительный пример недостаточности только формального анализа взаимодействия дает традиция, связанная с исследованием «альтруизма».

Альтруизм относится к такой области проявлений человеческой личности, которые приобретают смысл лишь в системе определенной социальной деятельности. Вопрос здесь упирается в содержание нравственных категорий, а оно не может быть понято лишь из «близлежащих» проявлений взаимодействия. Является ли альтруистическим поведение человека, помогающего бежать злостному преступнику? Только более широкий социальный контекст позволяет ответить на этот вопрос. При анализе взаимодействия имеет значение и тот факт, как осознается каждым участником его вклад в общую деятельность (Хараш, 1977.С. 29): именно это осознание помогает ему корректировать свою стратегию. Только при этом условии может быть вскрыт психологический механизм взаимодействия, возникающий на основе взаимопонимания между его участниками. Очевидно, что от меры понимания партнерами друг друга зависит успешность стратегии и тактики совместных действий, чтобы был возможен их «обмен». Причем, если стратегия взаимодействия определена характером тех общественных отношений, которые представлены выполняемой социальной деятельностью, то тактика взаимодействия определяется непосредственным представлением о партнере.

Таким образом, для познания механизма взаимодействия необходимо выяснить, как намерения, мотивы, установки одного индивида «накладываются» на представление о партнере, и как-то и другое проявляется в принятии совместного решения, Иными словами, дальнейший анализ проблемы общения требует более детального рассмотрения вопроса о том, как формируется образ партнера по общению, от точности которого зависит успех совместной деятельности.

2 Воинский этикет.

2.1. Происхождение и истоки слова этикет.

Слово «этикет» французского происхождения, вначале употреблялось в значении придворного церемониала, который предписывал до мелочей разработанные правила поведения аристократии при приемах во дворцах и салонах. Само слово «этикет» произошло от названия карточек - «этикеток», которые раздавали всем гостям во время приемов у французского короля Людовика XIV. На этих карточках были написаны правила поведения, которые были обязательны для гостей, Это позволяло свободно общаться людям неравных социальных статусов.

В современных условиях под этикетом понимается совокупность правил культуры поведения, касающихся внешнего отношения к людям, которые приобрели характер строго регламентированного церемониала и в соблюдении которых имеет особое значение определенная форма поведения.

Требования этикета не являются застывшими. Общечеловеческие нормы этикета хотя и варьируются в зависимости от конкретных условий, всегда сохраняют свое существенное содержание - быть формой цивилизованного человеческого поведения. Поэтому в основе их лежат уважение к человеку, его правим, интересам, желаниям, признание правомерности самого его существования, стремление помочь человеку или по крайней мере не помешать ему в осуществлении тех или иных действий, если они, конечно, не наносят вреда другим людям; стремление быть понятым, сохранить свое достоинство не в ущерб другим людям и не за счет ущемления их достоинства. Соблюдая эти положения, человек логично и закономерно найдет соответствующие правила этикета, формы своего поведения.

Существует придворный, дипломатический, воинский этикет и другие его разновидности.

Особенность воинского этикета состоит в том, что он носит нормативный характер, обязательный для всех участников процесса общения. Его основные правила закреплены в требованиях общевоинских уставов, имеют под собой юридическую основу. И если соблюдение военнослужащими общих правил культуры поведения является желательным, то соблюдение требований воинского этикета - обязательным. Это и обуславливает превращение правил воинского этикета в закон жизни военнослужащих и действенное воспитательное средство в условиях воинской деятельности.

Под воинским этикетом понимается свод правил поведения военнослужащих, основанных на принципах морали и традициях армии и флота, и закрепленный в требованиях Военной присяги и общевоинских уставов Вооруженных Сил.

Связь уставных требований и норм воинского этикета состоит в том, что уставы предписывают, что делать и каким должен быть моральный облик военнослужащего, а этикет рекомендует, советует, как делать, как выполнять нравственные предписания, как развивать у себя полезные привычки.

В структуре воинского этикета выделяются два основных элемента: система атрибутов и система норм.

К атрибутам воинского этикета относятся только те материальные предметы, которые строго предусмотрены правилами этикета и без которых их функционирование становится невозможным или затруднительным. В первую очередь это военная форма одежды. Во-вторых, оружие. Именно эти атрибуты отличают военного человека от гражданского. В то же время без наличия часов любому военнослужащему практически невозможно быть точным и пунктуальным, без расчески - иметь аккуратную прическу, без сапожной щетки - поддерживать в чистоте обувь и т.д.

Система норм воинского этикета охватывает такие сферы взаимодействия, как порядок отдачи и выполнения приказов, порядок обращения военнослужащих" друг к другу, воинское приветствие, порядок представления, воинскую вежливость и поведение, порядок применения поощрений и взысканий, подачи жалоб и заявлений и т.д. В основе норм воинского этикета лежат такие основополагающие принципы, как единоначалие, воинская дисциплина, воинская субординация, а также равенство, социальная справедливость уважение достоинства каждого и т.д.

2.2Функции воинского этикета

Воинский этикет выполняет ряд важных функций, играющих большую роль в жизни общества и Вооруженных Сил. Основными из них являются следующие.

Во-первых, военно-политическая функция. Армия и флот - важная составная часть государства. Их эффективное функционирование говорит о надежности защиты государственных интересов, о повседневном обеспечении национальной и военной безопасности страны. Обычные граждане не видят и не знают повседневной воинской службы, специфики ратного труда. Они во многом судят о состоянии Вооруженных Сил по внешнему виду и поведению военнослужащих при встрече с ними. Опрятный, молодцеватый, вежливый военнослужащий вызывает у них чувство симпатии и уважения к армии и флоту, уверенность в том, что личный состав Вооруженных Сил с честью выполнит свой долг.

Во-вторых, профессиональное выполнение требований воинского этикета свидетельствует о дисциплинированности военнослужащего, хорошем знании и четком выполнении требований общевоинских уставов. Оно помогает сплачивать общевоинские коллективы, поддерживать в них уставные взаимоотношения. Четкое соблюдение этих требований подчеркивает профессионализм, сознательное исполнение воинского долга, высокую ответственность за свое звание защитника Отечества.

В-третьих, служебно-регулятивная функция. Взаимоотношения военнослужащих четко регламентируются требованиями воинских уставов. Они определяют, как должны воины армии и флота обращаться друг к другу, выполнять воинское приветствие, отдавать и выполнять приказы, вести себя на службе и при увольнении из расположения воинской части. Соблюдение требований воинского этикета поддерживает единоначалие, воинскую субординацию, служит укреплению авторитета командного состава и в то же время подчеркивает уважительное отношение начальников к подчиненным, обеспечивает сохранение их чести и воинского достоинства.

В-четвертых, воспитательная функция. Требования воинского этикета ставят всех военнослужащих в равное положение с точки зрения уважения их прав и личного достоинства как защитников Отечества. Соблюдение уставных правил взаимоотношений военнослужащих старшими по воинскому званию, должности, сроку службы воспитывает молодых воинов в духе уважения к правопорядку, формирует у них такие качества, как дисциплинированность, аккуратность, исполнительность, уважение своего личного достоинства и достоинства других.

В-пятых, эстетическая функция. Ратный труд нелегок, связан с преодолением трудностей и опасностей. В условиях воинской службы от личного состава требуется проявление самых высоких морально-психологических качеств вплоть до личного самопожертвования. Поэтому в повседневных условиях очень важно формировать у воинов чувство прекрасного, ибо в основе воинского долга и ответственности лежат самые высокие человеческие чувства. Красивая форма одежды, стройность, молодцеватость, хорошая строевая выправка способствуют воспитанию у военнослужащих уважения к ратному труду, сплачивают воинский коллектив в единое целое.

Основные правила воинского этикета. Соблюдение требований воинского этикета является важной уставной обязанностью воинов армии и флота. В общих обязанностях военнослужащих в статье 19 Устава внутренней службы ВС РФ записана необходимость соблюдать правила воинской вежливости, поведения и выполнения воинского приветствия, ношения военной формы одежды и знаков различия.

Важное значение в соблюдении правил воинского этикета отводится такому атрибуту, как военная форма одежды. Современная форма одежды личного состава армии и флота определена приказом министра обороны РФ. Правила ее ношения распространяются на военнослужащих, проходящих службу в Вооруженных Силах Российской Федерации по контракту и призыву, а также на военнослужащих, уволенных в запас или отставку с правом ношения военной формы одежды.

Форма одежды должна быть правильно подогнана, содержаться в чистом и аккуратном виде. Военнослужащим запрещается:

- ношение предметов военной формы одежды не установленныхобразцов;

  • смешение предметов военной формы одежды с гражданской;

  • ношение на военной форме одежды знаков различия и отличия, не предусмотренных соответствующим приказом.

Правила воинского этикета обязывают военнослужащего не только самому следить за своей формой одежды, но и помогать товарищам устранять замеченные недостатки.

Следующим важным атрибутом военнослужащих является оружие, право на хранение, ношение и применение которого определено в законодательном порядке. От неуклонного соблюдения правил обращения с оружием во многом зависят жизнь и здоровье как самого военнослужащего, так и окружающих. Хранится оружие в специально оборудованных местах, находящихся под постоянной охраной. Выдается только тем лицам, которым оно положено, и только в необходимых случаях. Каждая единица стрелкового оружия закрепляется за военнослужащим персонально, о чем делается отметка в соответствующих документах.

Уставом Внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации (ст. 13) определено, когда военнослужащий имеет право применить оружие лично или в составе подразделения.

Таковы основы воинского этикета. Их надо знать, чтобы активно использовать в ходе своей служебной деятельности. Незнание их может привести к нарушению уставов и даже законности, что повлечет за собой негативные последствия.

Нормы воинского этикета находят свое выражение в уставных требованиях, которые четко регламентируют основные правила взаимоотношений военнослужащих. Какие это нормы и правила?

Нормы, связанные с порядком обращения военнослужащих друг к другу, определяют, что по вопросам службы они должны обращаться друг к другу на «вы».

Подчиненные и младшие, обращаясь по службе к начальникам и старшим, называют их по воинскому званию, добавляя перед званием слово «товарищ». При обращении начальника или старшего к отдельному военнослужащему он, если не больной, принимает строевую стойку и называет свою должность, воинское звание и фамилию.

При рукопожатии старший подает руку первым. Если старший без перчаток, младший перед рукопожатием снимает перчатку с правой руки. Военнослужащие без головного убора сопровождают рукопожатие легким наклоном головы. При обращении к другому военнослужащему в присутствии командира (начальника) или старшего у него необходимо спросить на это разрешение.

Искажение воинских званий, употребление нецензурных слов, кличек и прозвищ, грубость и фамильярное обращение несовместимы с понятием воинской чести и достоинства военнослужащих.

Важными нормами, укрепляющими единоначалие и воинскую дисциплину, являются нормы воинского этикета, определяющие порядок отдачи и выполнения приказов. Уставы требуют, чтобы, отдавая приказ, командир (начальник) его ясно сформулировал, не допуская двоякого толкования, возникновения сомнений у подчиненного. Отдавший приказ должен предусмотреть меры по его выполнению.

Приказ командира (начальника) должен быть выполнен беспрекословно, точно и в срок. Военнослужащий, получив приказ, отвечает: «Есть» - затем выполняет его. При этом вне строя, отдавая или получая приказ, военнослужащий обязан, принять строевую стойку, а при надетом головном уборе приложить к нему руку и опустить ее. О выполнении полученного приказа военнослужащий обязан доложить начальнику, отдавшему приказ, и своему непосредственному начальнику. Военнослужащему не могут отдаваться приказы и распоряжения, ставиться задачи, не имеющие отношения к военной службе или направленные на нарушение закона.

Подробно регламентируются уставными положениями нормы воинского этикета, связанные с воинским приветствием.

Воинское приветствие является воплощением товарищеской сплоченности военнослужащих. Оно свидетельствует об их взаимном уважении и о проявлении общей культуры. Все военнослужащие обязаны при встрече (обгоне) приветствовать друг друга. Подчиненные и младшие по воинскому званию приветствуют первыми, а при равном положении первым приветствует тот, кто считает себя более вежливым и воспитанным.

При нахождении вне строя, как во время занятий, так и в свободное от занятий время, военнослужащие воинских частей (подразделений) приветствуют начальников по команде «Смирно!» или «Встать. Смирно!».

При проведении классных занятий команда «Смирно!», «Встать. Смирно!» подается перед каждым занятием и по его окончании. На приветствие начальника или старшего («Здравствуйте, товарищи!») все военнослужащие, находящиеся в строю или вне строя, отвечают: «Здравия желаем!», если начальник или старший прощается («До свидания, товарищи!»), то военнослужащие отвечают «До свидания!». В конце ответа добавляется слово «товарищ» или воинское звание без указания рода войск или службы.

При исполнении государственного гимна военнослужащие, находящиеся в строю, принимают строевую стойку без команды, а командиры подразделений от взвода и выше, кроме того, прикладывают руку к головному убору. Военнослужащие, находящиеся вне строя, при исполнении гимна принимают строевую стойку, а при надетом головном уборе прикладывают к нему руку.

На общих собраниях личного состава для воинского приветствия подается команда «Смирно!» или «Встать. Смирно!» и докладывается командиру (начальнику). Когда командир (начальник) в порядке службы поздравляет военнослужащего или благодарит его, то военнослужащий отвечает командиру (начальнику): «Служу Отечеству!»

Военнослужащие представляются своим непосредственным начальникам:

  • при назначении на воинскую должность;

  • при сдаче воинской должности;

  • при присвоении воинского звания;

  • при награждении орденом или медалью;

- при убытии в командировку, на лечение или в отпуск и повозвращении.

Представляясь своему непосредственному начальнику, военнослужащие называют свою воинскую должность, воинское звание, фамилию и причину представления.

Военнослужащие должны постоянно служить примером высокой культуры, скромности и выдержанности, свято блюсти воинскую честь, защищать свое достоинство и уважать достоинство других. Они должны помнить, что по их поведению судят не только о них, но и о чести Вооруженных Сил в целом.

В общественных местах, а также в трамвае, троллейбусе, автобусе, вагоне метро и пригородных поездах при отсутствии свободных мест военнослужащий обязан предложить свое место начальнику (старшему). Если при встрече нельзя свободно разойтись с начальником (старшим), то подчиненный (младший) обязан уступить дорогу. При необходимости обогнать начальника (старшего) подчиненный (младший) должен спросить на то разрешения.

2,3. Вежливость военнослужащих но отношению к гражданскому населению и правила поведения за пределами воинской части.

Военнослужащие должны соблюдать вежливость по отношению к гражданскому населению, проявлять особое внимание к пожилым людям, женщинам и детям, способствовать защите чести и достоинства граждан, а также оказывать им помощь при несчастных случаях, пожарах и стихийных бедствиях.

Военнослужащим запрещается держать руки в карманах одежды, сидеть или курить в присутствии начальника (старшего) без его разрешения, а также курить на улице на ходу и в местах, не отведенных для этой цели. Трезвый образ жизни должен быть повседневной нормой поведения всех военнослужащих. Появление в нетрезвом виде на службе и в общественных местах является грубым дисциплинарным проступком, позорящим честь и достоинство военнослужащего.

Ряд норм воинского этикета связан с поддержанием воинской дисциплины и применением дисциплинарной практики.

Так, в Дисциплинарном уставе Вооруженных Сил Российской Федерации (ст. 3, 4, 6, 10) говорится, что воинская дисциплина обязывает каждого военнослужащего поддерживать определенные воинскими уставами правила взаимоотношений между военнослужащими; крепить войсковое товарищество; оказывать уважение командирам (начальникам) и друг другу; соблюдать правила воинского приветствия и воинской вежливости; с достоинством вести себя в общественных местах, не допускать самому и удерживать других от недостойных поступков, содействовать защите чести и достоинства граждан.

Для укрепления воинской дисциплины активно используется дисциплинарная практика, при этом применять поощрения и налагать дисциплинарные взыскания могут только прямые начальники и те начальники, которым дано это право в особых случаях. Дисциплинарная власть, предоставленная младшим начальникам, всегда принадлежит и старшим начальникам.

Существует определенный этикетный порядок применения поощрений и наложения взысканий, определенный в Дисциплинарном уставе Вооруженных Сил Российской Федерации. Поощрения объявляются перед строем, на совещании военнослужащих, в приказе или лично. Объявление приказов о поощрениях, а также вручение отличившимся военнослужащим наград обычно производится в торжественной обстановке. Одновременно с объявлением приказа о поощрениях военнослужащим, как правило, вручаются грамоты, ценные подарки или деньги, личные фотографии военнослужащих, снятых при развернутом Боевом знамени воинской части (Военно-морском флаге), нагрудные знаки отличника, а также зачитываются тексты сообщений на родину или по месту прежней работы (учебы) об образцовом выполнении ими воинского долга.

При нарушении военнослужащим воинской дисциплины или общественного порядка командир (начальник) может ограничиться напоминанием о его обязанностях и воинском долге, а в случае необходимости и подвергнуть дисциплинарному взысканию. При этом он должен учитывать, что налагаемое взыскание как мера укрепления дисциплины и воспитания военнослужащего должно соответствовать тяжести совершенного проступка и степени вины, установленным командиром (начальником) в результате проведенного разбирательства.

На военнослужащего, нарушившего воинскую дисциплину или общественный порядок, могут налагаться только те дисциплинарные взыскания, которые определены в Дисциплинарном уставе Вооруженных Сил РФ и соответствуют воинскому званию военнослужащего и дисциплинарной власти командира (начальника), принимающего решение о привлечении виновного к дисциплинарной ответственности.

При определении вины и меры дисциплинарного взыскания принимаются во внимание: характер проступка, обстоятельства, при которых он был совершен, его последствия, прежнее поведение виновного, а также продолжительность его военной службы и степень знания порядка несения службы, Строгость дисциплинарного взыскания увеличивается, если проступок совершен во время несения боевого дежурства (боевой службы) и при исполнении других служебных обязанностей, в состоянии опьянения или если он имел последствием существенное нарушение порядка.

Наложение дисциплинарного взыскания на военнослужащего, совершившего проступок, производится, как правило, через сутки, но не позднее 10 суток с того дня, когда командиру (начальнику) стало известно о совершенном проступке. При наложении дисциплинарного взыскания командир (начальник) не должен унижать личное достоинство подчиненного и допускать грубость. Высказанное командиром (начальником) подчиненному предупреждение, замечание или строгое указание на упущения по службе не является дисциплинарным взысканием. Военнослужащий, считающий себя невиновным, имеет право в течение 10 суток с момента наложения дисциплинарного взыскания подать жалобу.

Наложение дисциплинарного взыскания на военнослужащего, входящего в состав суточного наряда (несущего боевое дежурство), за проступки, совершенные им во время несения службы, производится после смены с наряда (боевого дежурства) или после замены его другим военнослужащим, но не ранее чем через сутки.

Наложение дисциплинарного взыскания на военнослужащего, находящегося в состоянии опьянения, а также получение от него каких-либо объяснений откладывается до его вытрезвления. Запрещается за один и тот же проступок налагать несколько дисциплинарных взысканий или соединять одно взыскание с другим, налагать взыскание на весь личный состав подразделения вместо наказания непосредственных виновников. Если командир (начальник) ввиду тяжести совершенного подчиненным проступка считает предоставленную ему дисциплинарную власть недостаточной, он возбуждает ходатайство о наложении взыскания на виновного властью старшего командира (начальника).

В зависимости от вида дисциплинарного взыскания имеется и определенный порядок его наложения и приведения 8 исполнение.

В Дисциплинарном уставе Вооруженных Сил Российской Федерации определен порядок наложения взысканий в особых случаях. Военнослужащий, не доложивший о наложенном на него взыскании, несет за это дисциплинарную ответственность. Также в Уставе определены и этикетные правила подачи предложений, заявлений и жалоб.

Основными направлениями деятельности командиров (начальников) по обеспечению неукоснительного соблюдения требований воинского этикета являются следующие:

- воспитание всех военнослужащих в духе строгого соблюдениятребований воинского этикета;

  • вовлечение каждого военнослужащего в практическую деятельность по соблюдению этикетных норм взаимоотношений личного состава армии и флота, поддержание в каждой части (подразделении) строгого уставного порядка;

  • высокая требовательность командиров (начальников) к подчиненным за соблюдение ими уставных норм взаимоотношений между военнослужащими;

  • личный пример командиров (начальников) в соблюдении требований воинского этикета;

  • умелое применение дисциплинарных мер поощрения и взыскания в обеспечении соблюдения уставных норм взаимоотношений между военнослужащими.

З.Культура общения военнослужащих в военных училищах.

3.1 Культура общения курсантов.

Курсанты военных училищ являются носителями тех общих черт, которые характерны для человека. Курсанты относятся к юношескому возрасту на степени его перехода к зрелости. Так желания и стремления развиваются ранее, чем воля и сила характера. В таких условиях юноша не всегда способен подавить некоторые чрезмерные и лишние устремления и желания.

Для юношеского возраста характерен большой оптимизм, вера в собственные силы, чуткое и доброе отношение к людям, искренность, непосредственность, задушевность, чувство товарищества. Эта особенность позволяет формировать у будущих офицеров самые благородные качества и использовать их силу, энергию для больших дел, каких требует военная профессия.

Социально-психологические особенности курсантов зависят также от характера и содержания учебной и служебной деятельности, жизненного опыта, семейного положения, воспитания, развития, образования и других факторов. Всё это находит своё проявление в духовном облике, поведении, запросах и интересах, в повседневной деятельности будущих офицеров.

Курсантам военных училищ присущи разнообразные потребности, в сложном переплетении которых ведущими могут быть либо материальные, либо духовные. Важно, чтобы у будущих офицеров ведущую роль в их учебной деятельности играли духовные потребности, в первую очередь потребность в отличном овладении военной профессией, добросовестном отношении к учёбе, службе и дисциплине.

В курсантском возрасте происходит активный процесс формирования мировоззрения на основе познавательной потребности, потребности выработать своё отношение к жизни. Однако мировоззренческие взгляды и убеждения будущих офицеров недостаточно научно обоснованны, иногда отличаются противоречивостью. Курсанты нередко испытывают затруднения в правильной оценке социально-политических явлений и событий.

Для курсантов военных училищ характерны острая восприимчивость, сильная впечатлительность, повышенная эмоциональность. Каждый успех вызывает у них большую радость, ошибка, сбой - глубокую озабоченность, недовольство самим собой. Будущие офицеры очень остро реагируют на недостатки и особенно на несправедливое отношение к себе. Необходимы педагогический такт, чуткость преподавателей и командиров.

Одной из особенностей курсантов является ярко выраженная прямота в суждениях. Их высказывания зачастую категоричны, суждения безапелляционны, поспешны. Свои мысли курсанты, как правило, высказывают откровенно, В учебно-воспитательной работе с будущими офицерами следует учитывать это, особенно когда речь идет о преодолении их ошибочных взглядов. Надо тактично сказать о заблуждении, аргументировано опровергнуть его и изложить правильные суждения.

Командирам и преподавателям военных училищ важно иметь чёткое представление как о наиболее общих чертах морально - психологического облика курсантов, так и об особенностях будущих офицеров различных курсов обучения.

Первый курс - самый сложный и трудный для курсантов. Для многих из них учёба в военном училище - начало самостоятельной жизни. Юноши впервые встречаются с новой обстановкой, с неизвестными ранее условиями учебы и жизни военного училища.

Возникает противоречие между первичными формами поведения и уставными требованиями. Молодые курсанты еще не полностью осознали их сущность, не овладели приемами выполнения. Происходит ломка старого динамического стереотипа и формирование нового, перестройка старых и выработка новых привычек, Этот процесс не безболезненный. Он может вызвать отрицательные психические реакции, переживания будущих офицеров.

Характерным для курсантов первого курса является также противоречие между объемом, новизной, сложностью учебного материала, с одной стороны, и отсутствие навыков и умений самостоятельной работы в условиях военного училища - с другой. У курсантов происходит дидактическая адаптация. Им необходимо помочь научиться слушать и записывать лекцию, самостоятельно изучать и конспектировать рекомендуемую литературу, качественно готовиться к семинарским занятиям.

Курсанты второго курса уже имеют определённый опыт учёбы и службы в военном училище, приобрели необходимые навыки и умения самостоятельной работы над литературой. Период адаптации к жизни и учебной деятельности в вузе в основном закончился. Курсанты стали увереннее действовать, выполняя требования военной присяги и воинских уставов.

У курсантов второго курса растёт интерес к изучению общественных наук. Вследствие, в курсантских подразделениях второго курса складываются крепкие воинские коллективы, хотя процесс их дальнейшего сплочения продолжается интенсивно.

Третий курс - это уже старший курс. Пройдена половина пути, приобретён богатый опыт учёбы и службы. Курсанты чётко осознают необходимость продолжать учёбу в военном училище. В их духовном облике, во взглядах, установках, поведении произошли большие положительные изменения.

Более полным и содержательным стало мировоззрение будущих офицеров, упрочились их идейные позиции, сформировались многие профессиональные навыки и умения. Курсанты усвоили большой объём знаний по различным предметам. Причём знания по многим вопросам общественной жизни переросли в убеждения, появилось умение их аргументировано отстаивать.

Курсанты четвёртого курса - это в профессиональном отношении уже сформировавшиеся люди. У них упрочились мировоззренческие взгляды и убеждения, стали устойчивыми черты характера, в полной мере раскрылись способности, выработалась жизненная позиция. Мыслительный процесс имеет содержательную и операционную стороны. Содержательная сторона военного мышления определяется спецификой войны как социального процесса, условиями и характером подготовки к ней вооруженных сил, целями их практической деятельности в мирное и военное время. В настоящее время военное мышление представляет единство как политического, так и военно-технического содержания.

Военное мышление отличается от всех других направлений мыслительной деятельности человека не только по содержанию, но и по самому характеру мыслительного процесса, определяемого спецификой боевой деятельности. Знание этой специфики является необходимой предпосылкой формирования таких особенностей психологии мышления военных кадров, которые позволяют им успешно действовать в боевой обстановке.

Если чувство страха полностью" овладевает человеком, происходит резкое торможение всей его психической деятельности, в том числе и мыслительных процессов. Это находит проявление в двух на первый взгляд противоположных тенденциях. В одном случае человек впадает в состояние апатии, безразличия к окружающему. В другом - его охватывает биологическое чувство самосохранения, переходящее в панику.

Чувство страха, даже если оно и не полностью парализует сознательную деятельность человека, слабо тренированного к действиям в опасной ситуации, мешает ему объективно оценить сложившуюся ситуацию. Обычно это приводит к преувеличению опасности.

Культура военного мышления офицеров неотделима от общей культуры их интеллектуальной деятельности. Овладение достижениями человеческой мысли, уяснение логики мыслительного процесса, повышение общей культуры являются необходимым условием успешной подготовки военных кадров.

Ведущим психологическим свойством личности курсанта военного училища является направленность, представляющая собой систему внутренних побуждений и жизненных целей. От направленности зависит, что и как делает курсант, какова его генеральная линия в жизни.

Основой всех побуждений курсанта выступают потребности. Под потребностью понимается переживание человеком нужды в условиях и средствах своего существования и развития как члена общества и как организма. Потребности являются источником активности курсанта. Они требуют своего удовлетворения, вызывают желания, стремления, эмоциональные состояния и поэтому заставляют обучаемых проявлять активность, ставить цели и постигать их.

Важнейшим элементом направленности личности является мировоззрение. Представляя собой, совокупность знаний, убеждений и взглядов на природу и общество, происходящие в нём события, мировоззрение курсанта определяет его жизненные стремления, характер и содержание потребностей, мотивы деятельности. Формируемая у будущих офицеров военно-профессиональная направленность представляет собой часть общей направленности и выражает их глубоко мотивированную устремлённость к деятельности по овладению военной профессией, конкретной воинской специальностью.

В сложной психологической структуре военно-профессиональной направленности личности ведущее место занимают военно-политические и профессиональные убеждения. В психологическом плане убеждения представляют собой устойчивый сплав познавательных, эмоциональных и волевых элементов. Это знания и взгляды, проникнутые чувствами и волевыми устремлениями.

На основе профессиональной убеждённости формируется и интерес к избранной специальности, то есть положительное сознательно-эмоциональное отношение к ней.

Поведение курсанта зависит не только от его направленности, но и от темперамента, то есть от таких индивидуально-психологических особенностей личности, в которых проявляются сила, подвижность и уравновешенность нервных процессов. В основе всей психической деятельности человека лежат два процесса: возбуждение и торможение. Основными свойствами процессов возбуждения и торможения являются сила, равновесие и подвижность, Сила нервных процессов служит показателем работоспособности нервных клеток и в целом нервной системы. Под силой возбуждения понимается способность нервных клеток и центров коры головного мозга к замыканию связей и активизации этих связей в самых различных условиях.

Равновесие нервных процессов - это соотношение сил возбуждения и торможения. Они могут быть уравновешенными - один процесс может быть более сильным, чем другой. Подвижность- это быстрота смены одного процесса другим, обеспечивающая приспособление к неожиданным и резким изменениям обстоятельств.

При изучении особенностей темпераментов курсантов следует иметь в виду, что тип высшей нервной деятельности не тождествен темпераменту. Первое- понятие физиологическое, второе - психологическое.

3.1 Основные виды темперамента.

Основные виды темперамента характеризуются следующим образом:

Сангвиник. Положительным у курсанта с сангвиническим темпераментом является то, что он, как правило, подвижен, активен, впечатлителен, быстро реагирует на изменение обстановки, легко справляется с работой, быстро запоминает учебный материал, обычно жизнерадостен. Отрицательным у сангвиника может быть отсутствие усидчивости, настойчивости, склонность к разбрасыванию - не доводит начатое дело до конца.

Холерик. Нервные процессы очень сильные, но не уравновешены, преобладает возбуждение. Отсюда вытекают положительные и отрицательные стороны холерика. Он решителен, быстро схватывает обстановку и энергично решает задачу, инициативен, способен внести «живинку» в дело. Вместе с тем холерик отличается неуравновешенностью, с трудом сдерживает себя, вспыльчив, в действиях и поступках бывает резок, склонен к грубости, может быть нетерпим, раздражителен, всегда всем не довольным.

Флегматик. В поведении флегматик обычно уравновешен и редко выходит из этого состояния. Работоспособен, способен к большому напряжению, взявшись за дело, доводит1 его до конца. И. П. Павлов говорил, что флегматики - труженики жизни, они могут одинаково успешно выполнять и интересную, и малоинтересную работу. Отрицательные стороны флегматика: он медлителен, малоподвижен, что ярко проявляется в мышлении и поведении; решая задачу, долго её обдумывает, может быть пассивным, безразличным к делам коллектива.

Меланхолик. Возбуждение и торможение не уравновешены, преобладают тормозные реакции. Меланхолик склонен к самоуглублению, часто замкнут, малообщителен, легко уязвим, мнителен, движения и жесты неуверенные, характеризуется низкой работоспособностью, особенно в неблагоприятных условиях. К положительным чертам меланхолика следует отнести высокую чувствительность органов чувств, восприимчивость к воспитательным воздействиям, душевность, он может тонко понимать людей, уметь выслушивать, посочувствовать, помочь товарищу.

В чистом виде охарактеризованные выше темпераменты не встречаются. Их отдельные черты, как правило, сочетаются. По преобладающим чертам судят о том или ином виде темперамента. Каждому из них присущи свои положительные и отрицательные стороны. Поэтому не должно быть предвзятого отношения к курсантам, обладающим определённым видом темперамента. О человеке судят не по темпераменту, а по результатам его работы. Темперамент можно изменять, то есть развивать положительные черты и устранять отрицательные.

Каждая военная профессия предъявляет свои требования к человеку, и от темперамента зависит многое. Его особенности важно учитывать в процессе обучения и воспитания курсантов. Знание этих особенностей поможет преподавателю выбрать из арсенала учебно-воспитательных средств наиболее верные.

Особенности поведения курсанта, определяемые их темпераментом и другими психическими образованиями, под воздействием социальной среды превращаются в устойчивые черты характера.

Характер - это психологическое свойство личности, определяющее линию поведения человека, его поступки и выражающееся в его отношении к окружающему, труду, другим людям, к самому себе. В характере наиболее полно выражаются индивидуальные особенности человека. Оценивается характер будущего офицера прежде всего по свойственной им системе отношений. В них выражается содержание характера, духовный облик личности.

По отношению к окружающему миру характеры бывают идейные, убеждённые, принципиальные или беспринципные, безыдейные. Убеждённость определяет принципиальность поведения человека, непреклонность в борьбе, уверенность в справедливости и важности дела, которому он отдаёт все свои силы, У беспринципного человека не сложились прочные высокоидейные убеждения, его поведение и поступки определяются узко личными целями и мотивами. Именно такой характер является одной из причин дисциплинарных поступков отдельных курсантов.

По отношению к труду различают характеры деятельные и бездеятельные. Курсанты с деятельным характером отличаются трудолюбием, настойчивостью в овладении военной профессией. Они активно участвуют в общественной жизни, проявляют полезную инициативу. Некоторые обучаемые не любят труд, стремятся уклониться от трудностей, общественной работы, пассивны, равнодушны. Им присущ бездеятельный характер, им нужна деятельная, настойчивая воспитательная работа, чтобы изменить его, сделать активным.

По отношению к другим людям характер может быть общительным или замкнутым. Общительность курсанта необходима для сплочения воинского коллектива, установления правильных взаимоотношений с товарищами. Но если в основе общительности нет должной принципиальности, то может возникнуть ложное понимание роли коллектива, что ведёт к панибратству, к групповщине, а то и к потере бдительности. Курсанту с замкнутым характером трудно завоевать доверие, уважение, авторитет среди товарищей замкнутость может быть следствием робости или привычки к одиночеству, иногда отрицательного отношения к людям, недоверия к ним. Как правило, замкнутость - это результат влияния каких - то неудач и осложнений в жизни курсанта, неправильного воспитания в семье.

По отношению к самому себе характер может быть коллективистским или эгоистичным. Будущий офицер с коллективистскими чертами характера превыше всего ставит интересы коллектива, общества, подчиняет им свои потребности и нужды, критически относится к своим недостаткам, готов прийти на помощь товарищу. Эгоист склонен возвеличивать собственную персону, свои возможности и интересы, на всё смотрит с точки зрения личной выгоды. Чтобы достичь корыстных целей, эгоист может обмануть товарища и коллектив.

Характер можно оценивать также по его силе. Сильный характер у тех курсантов, которые всегда поступают сообразно своим убеждениям, последовательно ведут себя в различных, в том числе и трудных, условиях, проявляют настойчивость в достижении поставленных целей. И наоборот, курсанты со слабым характером отличаются непоследовательностью в своём поведении, расхождением между словами и делами, боязнью трудностей

Важное значение при оценке характера имеет выявление его устойчивости или неустойчивости. У будущего офицера с устойчивым характером длительное время сохраняются присущие им отношения, убеждения, привычки и другие особенности. Если же взгляды, убеждения, отношения быстро меняются, то характер является неустойчивым.

Характер может быть цельным и противоречивым. Цельный характер у того курсанта, у которого отдельные мысли, чувства, взгляды, поступки согласуются между собой. Поведение такого курсанта в любой ситуации можно предвидеть, на него всегда можно положиться. И наоборот, курсант с противоречивым характером отличается наличием несовместимых друг с другом, взглядов и убеждений, целей и мотивов, стремлений, желаний и поступков. В одних условиях он может говорить и делать одно, в иных -другое. Поведение такого курсанта трудно предвидеть.

Характер является своеобразным выражением психических познавательных процессов, чувств, воли, направленности, темперамента и способностей. Направленность личности, её убеждения, интересы, потребности, мотивы деятельности определяют содержание характера, его цельность или противоречивость, устойчивость. От характера в свою очередь, зависит, какие мотивы деятельности станут главными, ведущими. Способности определяют интеллектуальные черты характера. Темперамент является его динамической стороной. В то же время характер оказывает сильное влияние на проявление темперамента, на его изменение и выражение в деятельности. Главное различие между ними состоит в том, что темперамент обусловлен преимущественно врождёнными биологическими свойствами нервной системы. В становлении же характера определяющую роль играют социальная среда и воспитание.

3.3. Формирование характера.

Формирование характера начинается с его изучения. При этом следует учитывать, что характер курсанта проявляется, прежде всего, в его деятельности, в речи и во внешнем облике. В деятельности будущего офицера по овладению военной профессией можно увидеть его отношение к окружающему, к труду, к своим товарищам, командирам и преподавателям, к самому себе, определить положительные и отрицательные черты характера, его силу, устойчивость и цельность.

Нравственное воспитание курсантов - непременное условие формирования у них положительных черт характера. Сильный характер не только воспитывается, но и проявляется в борьбе с трудностями, через преодоление препятствий. В развитии положительных черт характера большую роль играет самовоспитание курсантов. Командиры, преподаватели должны руководить этим процессом, побуждать обучаемых формировать у себя черты характера, необходимые для успешного овладения военной профессией и профессиональной деятельностью, Курсантам следует помочь в выборе наиболее эффективных путей воспитания характера, приёмов работы над собой, пробудить у них интерес к самовоспитанию, развитию у себя положительных черт характера.

Устойчивый интерес к военной профессии, как правило, перерастает в склонность, проявляющуюся в виде постоянного стремления к совершенствованию знаний по всей воинской специальности. Склонность предполагает также способности, позволяющие успешно овладеть военной профессией. В ходе деятельности по избранной специальности у курсанта формируются военно-профессиональные идеалы, в роли которых могут быть высокие нравственные и профессиональные качества или конкретный офицер, носитель этих качеств.

Психологическими условиями эффективного формирования военно-политических и профессиональных убеждений являются: ясное и глубокое понимание курсантом общественной и личной значимости политических знаний. Важное значение имеют также знание и учёт командирами и преподавателями военно-учебных заведений уровня сформированности военно-политических и профессиональных убеждений у курсантов.

Психологическая подготовка курсантов, - это целенаправленное формирование у них таких особенностей психических процессов и черт личности, которые нужны им как военным руководителям и воспитателям. Целостное выражение этих особенностей и черт: психологическая готовность к службе, то есть сочетание устойчивых психологических качеств и мобилизованности сил, настроя на активные, целеустремлённые действия в условиях войны и в мирное время.

Основным в содержании процесса формирования психологической готовности курсантов к службе и боевым действиям является укрепление профессиональных мотивов поведения, волевых и умственных черт характера, совершенствование знаний, умений, навыков, психических процессов в связи со специальностью.

Как показывает опыт, для совершенствования готовности курсантов к выполнению служебных обязанностей целесообразно:

  • ставить курсантов в реальные условия службы офицера в войсках, когда требуется организовывать и провести занятие, политико-воспитательные мероприятия, инструктаж перед заступлением воинов в наряд;

  • увеличивать темп деятельности, сокращать сроки для принятия решения, выполнения задачи;

практиковать решения тактических задач при недостатке информации, активном противодействии противника, с наличием элементов риска и опасности;

  • вводить в занятие непредвиденные препятствия и неожиданные усложнения;

  • упражнять в сопоставлении и классификации отдельных целей своей деятельности по важности, сложности, срокам достижения;

  • ставить задачи, требующие самостоятельного и творческого их решения;

  • создавать ситуации, ведущие к частной неудаче и требующие в дальнейшем повышенной активности.

В училищах расширяется использование тренировочных средств в целях морально политической и психологической подготовки. Тренажерные комплексы и аппаратура дают возможность видового отображения и многократного проигрывания сложных ситуаций, имитировать помехи, определять и совершенствовать боевую выучку, стимулировать творческое мышление, повышать эмоционально - волевую устойчивость курсантов.

Курсантам надо уметь поддерживать и восстанавливать свои положительные психические состояния в экстремальных ситуациях, преодолевать эмоциональные последствия неудач и ошибок. Для этого важно формировать у обучаемых способность переводить непроизвольные эмоциональные реакции в сложных ситуациях в сознательные, регулируемые, помочь им овладеть приёмами самоуправления и аутогенной тренировки.

Соблюдая такт, надо помочь курсантам правильно оценить уровень развития своих качеств, подсказать, что и как следует делать, чтобы преодолеть недостатки, развить и укрепить свою готовность к службе. На основе самопознания и самооценки обучаемый применяет такие способы самовоспитания, как самоубеждение, самоупражнение.

Преподаватель или командир, изучив индивидуальные особенности личности и деятельности курсантов, может помочь ему составить индивидуальный план работы над собой, предусмотреть в нем постановку таких задач, выполнение которых приведёт к развитию готовности к службе в войсках.

Успех морально-политической и психологической подготовки обучаемых непосредственно зависит от психолого-педагогической подготовленности преподавателей.

Таким образом, успех морально-политической и психологической подготовки курсантов обеспечивается чётким определением её целей и задач; глубоким уяснением требований, которые предъявляют к личности командира, в условиях боевой обстановки; последовательной и творческой реализацией воспитательных возможностей общественных, общенаучных и военных дисциплин.

Формирование характера - длительный и сложный процесс, требующий настойчивости, кропотливой и целеустремлённой воспитательной работы.

Люди различаются не только по направленности, темпераменту, характеру, но и по возможностям достижения успехов в труде, то есть по способностям.

Способности - это совокупность таких индивидуально-психологических особенностей человека, которые позволяют ему успешно овладевать и заниматься одним или несколькими видами деятельности. По своей внутренней структуре способности включают внимательность, наблюдательность, свойства памяти, воображения, мышления. Чем лучше развиты эти особенности, тем выше способности.

От способностей зависит успешность овладения курсантом знаниями, навыками и умениями, формирование у него мастерства. Однако способности не сводятся к мастерству. Они не просто высокий уровень знаний, навыков и умений.

От способностей следует отличать склонность, то есть стремление заниматься определённой деятельностью. Вместе с тем склонность, обладающая побудительной силой, вызывает активность будущего офицера в учебной деятельности, положительно влияет на развитие их способностей, являющихся, в свою очередь, необходимым условием формирования склонности.

Природную основу способностей составляют задатки - врождённые особенности нервной системы и организма человека в целом. Они могут передаваться по наследству. Способности по наследству не передается, а развиваются в процессе жизни и деятельности, обучения и воспитания.

Развитию способностей помогает правильная оценка своих положительных качеств и недостатков. Как переоценка, так и недооценка своих сил и возможностей подрывает способности. Преподаватели, командиры должны тактично показать каждому курсанту перспективы их дальнейшего совершенствования, их положительные качества и недостатки. При этом не следует преувеличивать недостатки и промахи. Этим можно подорвать уверенность в своих силах, приглушить развитие способностей. Способности могут развиваться не только благодаря воспитанию, но и самовоспитанию. Опыт военно-учебных заведений даёт много примеров того, как настойчивая, упорная работа курсантов над развитием своих способностей приносит замечательные результаты.

Особое значение для курсантов военных училищ имеет формирование у них военно-педагогических способностей. Основой этих способностей является любовь к военной службе, устойчивая военно-профессиональная направленность личности, желание стать умелым организатором и воспитателем, глубокое знание уставов и наставлений, военной психологии и педагогики, а так же своей военной специальности. Самое же главное - это активная, творческая и целеустремлённая деятельность по формированию у будущих офицеров методических навыков проведения воспитательной работы, повышению своих знаний, использованию опыта передовых военных педагогов.

На занятиях интерес к военной профессии у курсанта формируется путём возбуждения у них положительного эмоционального состояния с постепенным превращением его в устойчивое психологическое образование, а затем в склонность к конкретной воинской специальности. Основными условиями развития военно-профессиональных интересов и склонностей у курсантов являются:

- осознание ими важности изучаемого предмета, своей воинской специальности, перспектив её развития;

  • увлекательная форма изложения знаний, вызывающая положительное эмоциональное отношение к изучаемой специальности;

  • активность и напряженность на занятиях, возможность действовать самостоятельно, решать определённые учебные задачи, на практике применять приобретаемые знания, умения и навыки;

  • яркость и новизна изучаемого материала, проблемный характер его изложения, творческое решение учебных задач;

  • обеспечение положительных результатов в учебной деятельности курсантов, что вызывает у них удовлетворённость своей учёбой;

  • постановка перед каждым курсантом входе учёбы более сложных задач, требующих самостоятельности и активности на занятиях;

  • внедрение элементов состязательности в практические занятия. Большую роль играет формирование у курсантов целеустремлённости как волевого качества. В целеустремлённости тесно взаимодействуют три стороны: а) содержательная, идейная, выражающая нравственную направленность всей жизни и деятельности курсанта; б) волевая, то есть способность обучаемых ставить ясные цели, проявлять настойчивость и упорство в их осуществлении, подчинять им свою деятельность; в) мотивационная, побудительная сторона, определяющая содержание целей и способы их достижения.

Сильное воздействие на будущих офицеров оказывает уставная организация службы, соблюдение воинских ритуалов. Чёткий строй, вынос знамени училища, прохождение торжественным маршем, принятие военной присяги вызывают у курсантов положительные эмоциональные переживания, что способствует упрочению интереса к воинской службе, стремления к отличному овладению военной профессией. Большое влияние на развитие направленности личности будущего офицера оказывает крепкий, сплочённый на принципиальной основе курсантский коллектив. Здесь в совместной, хорошо и интересно организованной деятельности у курсантов развиваются близкие по содержанию стремления, интересы, высокоидейные мотивы поведения, упрочивается военно-профессиональная направленность. Если же кто-либо из курсантов не проявляет настойчивости в достижении поставленной цели, не добивается высоких результатов в своей деятельности, то коллектив, как правило, осуждает его и силой общественного мнения побуждает не только ставить высокие цели, но и добиваться их осуществления. И чем крепче сплочён коллектив, тем сильнее он оказывает положительное влияние на каждого человека.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

Степень развивающего влияния межличностного общения на курсантов определяется не только его внутренними характеристиками, но и успешностью воздействия на этот социально-психологический феномен со стороны командиров, политработников, преподавателей, партийных и комсомольских организаций. Это влияние, однако, должно строится на научной основе, которая опирается на познанные закономерности движения межличностного общения от низших уровней зрелости к высшим.

Совершенствование межличностного общения осуществляется во всех сферах жизнедеятельности курсантов, но особенно эффективно в их учебной работе. Специальная организация межличностного общения курсантов в этот период, состоящая в усилении коллективной учебной деятельности, таких как групповые обсуждения проблем на практических занятиях, "взаимное" обучение, совершенствование проблемности в процессе проведения лекций и семинаров способствуют его совершенствованию и, следовательно, усилению положительного влияния на развитие курсантов как будущих офицеров.

Наряду с совершенствованием общения в процессе непосредственной учебной деятельности, хорошие результаты приносит расширение самоуправления в курсантских коллективах, проведение с курсантами ситуационно-ролевых игр, личная примерность партийных и комсомольских активистов; использование всего комплекса имеющихся в руках воспитателей форм и методов психолого-педагогического и партийно-политического влияния на курсантов.

Процесс совершенствования межличностного общения имеет ряд этапов, среди которых можно отметить вооружение воспитателей знаниями и умениями определять уровень зрелости общения; всестороннее обеспечение и планирование воздействий на общение; этап непосредственного влияния на общение в целях его совершенствования и последующий контроль и коррекция результатов воздействия.

Основными направлениями воздействия на межличностное общение в целях его оптимизации и совершенствования являются: систематическое изучение особенностей его протекания и уровней развития в конкретном коллективе, применение адекватных психолого-педагогических методов и приемов коррекции и контроля, комплексность усилий всех воспитателей в этом процессе.

Список используемых источников

  1. Андреева Г.М. А65 Социальная психология: Учебник 2-е издание, дополненное и переработанное: Издательство МГУ, 1998.

  2. Самосват Д. Культура общения военнослужащих и пути ее повышения// Ориентир-2015-№8.

  3. Кириллов В. Воинский этикет и культура общения военнослужащих// Ориентир-2014-№8.

  1. Статья Есаяна М.А. «Психологические особенности курсантов».

  2. Общая психология Маклаков А.Г.

  3. Психология личности Аверин А.В.

Просмотров работы: 737