ПРОИСХОЖДЕНИЕ СЛАВЯН: ИСТОРИОГРАФИЯ ПРОБЛЕМЫ - Студенческий научный форум

IX Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум - 2017

ПРОИСХОЖДЕНИЕ СЛАВЯН: ИСТОРИОГРАФИЯ ПРОБЛЕМЫ

Зинченко И.И. 1, Ефремов В.Я. 1
1Вольский военный институт материального обеспечения
 Комментарии
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

ПРОИСХОЖДЕНИЕ СЛАВЯН: ИСТОРИОГРАФИЯ ПРОБЛЕМЫ

Зинченко И.И., Ефремов В.Я.

Вольский военный институт материального обеспечения

Вольск, Россия

Origin of the Slavs: Historiography of the Problem

Zinchenko I.I., Efremov V.Y.

Volsk military institute of material support

Volsk, Russia

Введение

В настоящее время все больше возрастает в обществе потребность в правдивом и непредвзятом изложении истории различных государств, в том числе и нашей Родины, в освещении основных этапов ее становления и развития как одного из крупнейших государств средневекового и современного мира. Величие России не только в ее колоссальном экономическом потенциале, огромном территориальном пространстве, богатстве природных ресурсов, но и ее многовековой истории.

Изучение происхождения и древнейшей истории славян представляет собой одну из наиболее сложных проблем в исторической науке. На ее решение направлены усилия разных специалистов – историков, археологов, лингвистов, антропологов, этнографов, чьи совместные изыскания должны, в конце концов, привести к определенным положительным результатам.

Наибольшие споры возникают при определении территории формирования славян (их прародины), хронологических рамок сложения славянской общности, выяснением связей археологических культур со славянскими племенами и преемственности культур. На протяжении многих веков, на научном поприще, идут дискуссии на тему происхождения славянских племен – их прародины, хронологических рамок и так далее. Но, однако, согласия среди ученых не достигнуто и по сей день.

В отечественной дореволюционной историографии, этой проблеме не уделялось должного внимания. Н.Г. Устрялов в книге «Русская История» называет славян «венедами» и делит их на три ветви-венеты, обитавшие между Балтийским морем и Карпатами; славян, живших Тисы до берегов Днестра и от Дуная до Вислы; антов, располагавшихся между устьем Дуная и Днепра. И появления их на исторической арене относит к концу V и началу VI веков нашей эры. Выдающийся русский ученый С.М. Соловьев в «Истории России с древнейших времен» мало коснулся вопроса о древнем населении Восточной Европы и не останавливается подробно на проблеме происхождения славян. Но, все же считал славян пришельцами из Азии на берегах Дуная.

Оригинальную теорию славянского этногенеза разработал А.А. Шахматов, которая потом предопределила на долгое время, становление взглядов историков-славистов. Он утверждал, что в бассейне Балтийского моря жили древние индоевропейцы, которые в 1 тыс. до н. э. стали расселяться и в конце концов в Восточной Прибалтике остались балто-славяне. Их единство раскололось в I тыс. до н. э., в результате чего образовались славяне и балты.

В конце XIX века появляется интересное исследование А.Л. Погодина. По его мнению, начальная территория славян находилась на территории современной Польши, Подолии и Волыни.

Огромный вклад в изучение этногенеза славян внесли такие видные русские ученые, как Б.А. Рыбаков, П.Н. Третьяков, И.П. Русанова, В.В. Седов. С применением археологических, топонимических источников основательно изучали эту проблему в русской истории.

Прародина славян, по Б.А. Рыбакову, доходила до Одера и Варты, проходила севернее Припяти, земли по Днепру с устьями рек Березина, Десна, Сейм, а с юга была ограничена течением Росси и Тясьмина.

П.Н. Третьяков, подчеркивал сложность процесса славянского этногенеза, в который на разных этапах вливались многие племена, считал, что предки славян теряются среди древних европейских земледельческо-скотоводческих племен.

Концепцию западной прародины славян, охватывавшей бассейн средней и отчасти верхней Вислы, достигавшей на западе среднего течения Одера и на востоке Припятского Полесья и Волыни, отстаивает В.В. Соловьев.

Западные историки в основном отстаивают историю теорию западного происхождения славян. Прародину славян относили на территорию между реками Вислы и Одер, или Одером и Днепром. К таким исследователям можно отнести Ю. Костшевского, Т. Лер-Сплавинского, Я. Чекановского, В. Гензеля.

Наибольший вклад в изучение этногенеза славян внес, чешский ученый Л. Нидерле. Он разработал этнолингвистическую схему славянских племен. Утверждает, что наряду с другими индоевропейскими языками в течение 2 тыс до н. э. существовал балто-славянский язык, в результате членения которого образовался славянский язык (I тыс. до н. э.). Прародина славян, по Л. Нидерле, находилась к северу от Карпат, была ограничена с запада Вислой, а с востока средним Днепром, включая Березину и Десну.

Несомненный и всевозрастающий вклад в освещение древней истории славян дает археология, обладающая конкретными и хорошо датированными источниками, количество которых увеличивается с каждым годом. К крупным достижениям археологии в последнее десятилетие относятся выявление и изучение славянских памятников V-VII вв. - времен первых упоминаний в письменных источниках славян под собственным именем. Большой незаменимый материал дают письменные источники византийских и латинских писателей V-VII вв. В первых веках нашей истории, а точнее нашей эры, славяне попадают в поле зрения античных авторов, таких как, Тацита, Плиний Старший, Птолемей.

I. Отечественная историография славянского этноса.

Этногенезис (этнос (от греческого)- народ, генезис (от греческого) – зарождение, развитие.

Одной из важнейших проблем в истории государств является проблема формирования того этнического массива, из которого выросла и развивалась народность – создатель экономических, социально-политических институтов и культуры. Русскими историками-летописцами XI-XII вв., была разработана первая этническая концепция, содержавшая два конкретных предложения, которые не утратили своего значения до наших дней. Первое - о родстве и единстве всего славянского мира, второе – об исходной миграции с Запада славянских племен, составивших активное ядро Древнерусского государства.

Древние византийские писатели (Прокопий и Маврикий) раскрывают черты первоначального быта славян. С некоторыми интересно познакомиться, чтобы уяснить, в каком положении, на какой ступени развития застает славян история.

В «Истории России с древнейших времен» С.М. Соловьев, поднимает ряд важных исторических проблем, русского исторического процесса. Мало касаясь вопроса о древнем населении Восточной Европы, С.М. Соловьев, не останавливается подробно на проблеме происхождения славян. Он считал славян пришельцами из Азии на берега Дуная, где они и прибывали длительное время, после чего расселились по местам их позднейшего жительства. Автор так же высказал ряд суждений по вопросу о характере норманнского влияния на Русь. Справедливо указывает, что варяги не стоят выше славян на ступенях общественной жизни и быстро слились с ними. Так же он отмечает, что нельзя говорить о влиянии скандинавских языков на язык и законодательство славян, что князья – потомки Рюрика уже не были чистыми норманнами.

Н.М. Карамзин, в своей «История государства Российского» описывает: «…Великая часть Европы и Азии, именуемая нынче Россиею, в умеренных ее климатах была исконно обитаема, но дикими, во глубину невежества погруженными народами, которые не ознаменовали бытия своего никакими собственными историческими памятниками» (1).

Упомянув о скифах, готах, венедах и гуннах, Карамзин приводит летописные известия о расселении восточных славян и делает вывод об их происхождении: «..Ежели славяне и венеды составляли один народ то предки наши были известны и грекам, и римлянам, обитая на юг от моря Балтийского» (2).

Большой вклад внес в историческую науку русский ученый, историк В.О. Ключевский, который разделил нашу историю на четыре периода. И начало русской истории, или ее первый – «днепровский» период связывал не с призванием варягов, а с военным союзом восточных славян, существовавших на Карпатах в VI веке под предводительством князя дулебов. « Этот военный союз, - пишет историк, и есть факт, который можно поставить в самом начале нашей истории: она началась в VI веке на самом краю, в юго-западном углу нашей равнины» (3).

В конце XIX века при определении места расселения древних славян, наряду с историческими и лингвистическими данными привлекаются материалы топонимики.

В 1901 году появляется исследование А.Л. Погодина, в книге «Из истории славянских передвижений»; в которой на основе сведений древних авторов дал очерк истории славян, начиная с первых веков н. э., и предпринял попытку отчертить раннюю славянскую территорию при анализе речных названий. А.Л. Погодин, приходит к выводу, что ранние славяне были насельниками территории Польши, Подолья и Волыни, где обнаруживается много славянских гидронимов. Эти области славяне занимали с глубокой древности вплоть до раннего средневековья, когда началось их широкое расселение.

Оригинальную теорию славянского этногенеза разработал А.А. Шахматов. Согласно представлениям этого исследователя, в отдаленной древности восточные индоевропейца занимали бассейн Балтийского мор. Части их (предки индоиранцев и фракийцев) отсюда переселились в более южные районы Европы, а в юго-восточной Прибалтике остались балто-славяне. В I тыс. до н.э. балто-славянское единство распалось, в результате чего образовались славяне и балты (4). Отсутствие в славянском языке собственного фитонима для бука и неславянский характер названий крупных рек Среднего Преднестровья и Повисленья исключают эти территории из славянской прародины. Главным же, интересным построением этого исследования является якобы существование в древности контактов славян с кельтами и финнами. Славяне, по мнению А.А. Шахматова, первоначально жили в низовьях Западной Двины и Немана, где соседничали с балтами, германцами, кельтами и финнами. Во II веке когда германцы ушли из Повисленья, славяне продвинулись на запад на территорию современной Польши, и оттуда уже расселились в те области Европы, где они известны по средневековым источникам (5).

В 20 годах в советской науке созрела концепция восточно-славянского этногенеза. В серии лингвистических очерков А.И. Соболевского, была развита гипотеза славянского этногенеза синтезировавшая в себе элементы автохтонизма и миграционизма. Прародина современных славян, по его мнению, - берега Балтики, где произошли столкновения и ассимиляция древнего славяно-балтийского языка и одного из наречий скифского языка (по А.И. Соболевскому, скифы-иранцы заселяли не только степи, но и лесные районы Восточной Европы). В области образования славянского праязыка лесные скифы были афтохтонами по отношению к балто-славянам. Автор был склонен рассматривать их, как потомков киммерийцев (по его мнению, тоже народ иранской ветви). Такова концепция А.И. Соболевского.

Самым значительным трудом, оказавшим наибольшее влияние на сложение представлений о начальном периоде славянской истории в 40-50-е годы, явилась монография Б.Д. Грекова, где впервые проблема славянского этногенеза выступила в тесной органической связи с проблемами экономического и социального развития Киевского государства. Б.Д. Греков широко использовал фактические данные и этногенетические построения археологов. Этногенетическая позиция автора была в основе своей ярко автохтонистской, т. е. признание автохтонности славян в Восточной Европе в максимально широких форматах, начиная с неолита.

Представления Б.Д. Грекова были близки взглядам Б.А. Рыбакова Прародина, по Б.А. Рыбакову это условная, с сильно размытыми рубежами территория, на которой проходил необычайно запутанный и трудно определимый этногенетический процесс. В бронзовом веке ее пределы доходили до Одера и Варты, проходили севернее Припяти, охватывая земли по Днепру с устьями рек Березина, Сож, Десна, Сейм, а с юга были ограничены течением Роси и Тясмина, затем граница пересекала в верхнем течении Южный Буг, Днестр, Прут и шла по северному склону Карпат. Разработанная Б.А. Рыбаковым концепция происхождения и древнейшая история славян основана на совокупности данных разных наук, приведенных в общую систему и взаимноподкрепляющих друг друга. Основой концепции является совпадение ареолов археологических культур, прослеженное на протяжении трех хронологических периодов, в общей сложности охватывающих около тысячи лет, что отвечает существованию определенной этнической общности. Совпадают ареалы тшинецко-комаровской культуры XV-XII вв., раннепшеворской и зарубинецкой культур II в до н. э.-II в н.э. и славянской культуры VI–VII вв н. э. тшенецко-комаровской культуры по Б.А. Рыбакову можно признать первичным местом объединения и формирования праславян, отделившихся от массива индоевропейских племен, что автор подтверждает мнением лингвистов о времени обособления праславян в середине II тыс. до н.э.

Вторая составная часть концепции Б.А. Рыбакова сводится к выяснению причин прерывистости процесса единообразного развития археологических культур, в пределах намеченной территории. Первый интервал был связан, как с переменами в хозяйственном и социальном развитии внутри славянского мира, так и с вовлечением западной части праславян в сложный процесс формирования лужицкой культуры, основа которой, по всей вероятности, была кельто-иллирийской.

В восточной части славянского мира развитие шло более спокойно, и здесь образовалась белогрудовская (XII-IX вв. до н. э.) и чернолесская (VIII – первая половина VII в. до н. э.) культуры. Ареал чернолесской культуры с областью распространения архаичной славянской гидронимики по О.Н. Трубачеву то подтверждает славянскую принадлежность населения, создавшего эту культуру.

Третье звено концепции Б.А. Рыбакова составляет вычленение праславянской зоны из обширной области скифской культуры. Отождествление праславян с земледельческими племенами, попавшие под сильное влияние скифской культуры. Б.А. Рыбаков пришел к выводу, что именно потомки носителей чернолесской культуры – праславяне, жившие на Днепре, в отличие от скифов – кочевников, занимались земледелием и были объединены в союз под названием «склоты». К этому времени относится иранизация праславянского языка и религии, показательны параллели скифским мифам в волшебных восточнославянских сказках.

Падение лужицкой и скифской культур привело к возникновению славянского единства, проявившегося в близости зарубинецкой и пшеворской культур. Изменение исторической ситуации, завоевании римлянами Дакии во II в н.э. вызвали усиление влияния Римской империи, создали благоприятные условия для развития хозяйства и торговли, что способствовало возникновению высокоразвитой черняховской культуры, занимавшей восточную часть славянского мира. Лесостепная часть ареала черняховской культуры почти совпадает с древнейшим сколотским союзом и была заселена славянами, тогда как молдавская-приморская зона этой культуры принадлежала готам. В то же время западная часть общего славянского мира испытывала влияние германских племен, что привело во II-V вв. к нарушению единства славянской культуры, которое возобновилось еще раз лишь в VI-VII вв. после падения Римской империи.

Концепцию западной прародины славян, охватывающей бассейн средней и отчасти верхней Вислы, достигавшей на западе среднего течения Одера и на востоке Припятского Полесья, и Волыни отстаивает В.В. Седов. Он строит свою концепцию на археологических материалах, придерживаясь ретроспективного метода исследования, который он считает единственно удовлетворительным путем для археологического изучения этногенеза. Он исходит из того, что археологические культуры соответствуют этническим общностям, хотя при некоторых условиях, миграциях и взаимопроникновении могут складываться и полиэтнические культуры. В.В. Седов относит лужицкую культуру к одной из диалектных группировок древнеевропейского населения (предков кельтов, италиков, германцев). По его мнению, самой ранней славянской культурой следует считать подклешевую (V-II вв до н. э.). Эта культура по времени соответствует первому этапу развития праславянского языка. На основе подклешевой культуры складывается пшеворская, на развитие которой оказала влияние культура кельтских и германских племен, что привело к неоднородности культуры и населения. По мнению исследователя, в ареале пшеворской культуры выделяются два региона, отличающихся друг от друга деталями погребального обряда, набором инвентаря, и типами керамики. На востоке славянская территория на рубеже нашей эры, возможно, достигла Среднего Поднестровья, куда доходила зарубинецкая культура. Южная часть населения зарубенецкого ареала приняла дальнейшее участие в генезисе славянского ядра черняховской культуры. В сложении черняховской культуры определенный вклад внесло местное скифо-сарматское население, а в западных областях – карптские и дакийские племена. Все это привело к этнической пестроте черняховского населения, но разноэтнические элементы концентрируются на территории не равномерно. На этом основании В.В. Седов выделяет Подольско-Днепровский регион, охватывающий Приднестровье, верхние и среднее течение Южного Буга и область Верхнего Поднестровья. Для этого региона, по мнению автора, характерна концентрация зарубинецких и пшеворских особенностей, привнесенных славянами, постепенно ассимилировавшими местное скифо-сарматское население. Благодаря процессу ассимиляции в культуре, языке, верованиях юго-восточной части славян явственно просматривается иранское воздействие.

Линия развития от подклешевых памятников к пшеворским, а затем к раннесредневековым пражским поддержана И.П. Русановой. Она попыталась выделить из разнородного материала пшеворской культуры отдельные компоненты, каждый из которых имеет свои особенности в погребальном обряде, характере домостроительства, в наборе инвентаря и типа посуды. Путем корреляции материалов поселений и могильников ей удалось обособить комплексы, относящиеся к трем группам пшеворской культуры. Первая из них характеризуется чертами, близкими подклешевой и раннесредневековой пражской культуре, и принадлежала славянскому населению; вторая, имеет соответствия в кельтских памятниках и вероятно связана с проникновением в Висло-Одерское междуречье кельтского населения; третья, оставлена германскими племенами, распространившимися с севера и северо-запада и принесшими свои культурные особенности. Разноэтническое население жило чрезполосно на пшеворской территории и оставило смешанные памятники.

В последние годы распространилась точка зрения возрождающая представление о сложении славян на востоке, в Поднепровье. Д.А. Мачинский рассматривая письменные источники о венетах, пришел к убеждению, что со II в до н. э. до середины IV в н. э. они обитали на территории охватывающей средний Неман, среднее и верхнее течение Буга, и ограниченной на севере средним течением Западной Двины и Днепра. Здесь жили праславяне, балты,, и «балтопрасоавяне», при этом славянам принадлежала культура штрихованной керамики(VI в до н. э. – IV в до н. э.), имевшая «общий облик» с культурой пражского типа. В середине I в н. э. славяне двинулись к югу и западу, вытесняя зарубинецкое население (по мнению автора дославянское).

Развивая положения Д.А. Мачинского, М.Б. Щукин подчеркивает отличие «структуры» черняховской и пшеворской культур позднеримского времени, для которого характерно распространение мисок и фибул, от раннесредневековых славянских культур, которым свойственны горшки. В результате событий и передвижений I-II вв. складывается киевская культура, являющаяся, по М.Б. Щукину балто-славянской. После гуннского нашествия и начавшегося передвижения населения из венедтского «котла» создаются близкие между собой раннеславянские культуры: колочинская – на основе киевской, пеньковская из киевских, черняховских и кочевнических элементов, пражская, происхождение которой пока не ясно, но возможно она сложилась на левобережье Днепра, где до сих пор не обнаружено памятников II-IV вв.

В 1972 году в своей книге археолог В.П. Петров полагает, что этническую историю древних славян необходимо начинать с трипольской культуры, хотя языковая принадлежность ее носителей остается неизвестной. С трипольского времени на Украине наблюдается бесприрывное развитие земледелия, а, следовательно, трипольцы были предками славян. В дальнейшем в Северном Причерноморье сменилось много археологических культур, менялся и язык. В период раннего железа здесь жили скифы, не иранцы а особая индоевропейская языковая группа. На зарубнинецком этапе язык скифов модернизировался в славянский.

Точка зрения советского исследователя в области языкознания и лингвистики Ф.П. Филина отличается от других. Он полагает, что в эпоху индоевропейской языковой общности предки балтов и славян находились в длительном контакте между собой, не сливаясь в единое целое (в языковом отношении). Время формирования общеславянского языка он определяет I тыс. до н. э. На основе анализа славянской лексики исследователь показывает, что славянская прародина находилась в дали от моря, в лесной равнинной полосе, изобиловавшей болотами и озерами. Подобный ландшафт обычен для многих регионов Центральной и Восточной Европы. Для более конкретной локализации праславян он использует ботанические аргументы, ограничивает славянскую территорию рубежа нашей эры между Бугом и Средним Днепром. Сказать, где размещалась прародина славян в более раннее время на основе лингвистических данных, он считает пока невозможным.

Как показывает приведенный обзор, в советской науке проблема славянского этногенеза вышла из круга тем, решаемых исключительно на материале скудных письменных источников. С конца 30-х годов она стала одной из ведущих тем археологии. Бурное развитие археологических изысканий привело к созданию прочной источниковедческой базы.

II. Зарубежная историография происхождения славян.

Изучение тысячелетней истории зиждется на двух основных видах источников: древних письменных памятниках и археологического материала. Однако, археологические материалы в силу своей специфики могут рассказать о хозяйственном укладе общества, культурных традициях, времени происхождения, характере поселения и т. д.

Историческая интерпретация памятников материальной культуры позволяет делать некоторые выводы о социальной структуре общества, наконец, восстановить его международные связи (в основном правовые), но ни политическая, ни социальная история общества в полном объеме не могут быть воссозданы с помощью только археологии.

Письменная культура пришла на Русь поздно - лишь в конце X в, литературное творчество началось не ранее середины XI в. Богатые сведения о событиях, начиная со второй половины XI в., летописи все более скупо и фрагментарно освещают события по мере удаления вглубь веков. Совершенно очевидно, что в этих условиях любая дополнительная информация о народах Восточной Европы, о славянах, бесценна.

В IX в. к античным и византийским источникам присоединяется арабская историко-географическая литература, а так же ранние латиноязычные памятники Восточно-Франкского королевства. (позднее Германии). С самого начала распространения письменности в Скандинавии с IX в. восточноевропейские сюжеты и темы насыщают памятники древнескандинавской литературы. С этого же времени о древней Руси и связях с ней распространяются по всей Европе и Ближнему Востоку и обнаруживаются в итальянских, английских, французских, армянских, грузинских и других источниках.

Разнообразие, подчас уникальность и огромный объем информации о Восточной Европе и Руси в зарбежных памятниках письменности, делает их ценнейшими источниками по древнейшей истории нашей страны, многие страницы которой остались бы, неизвестны. Так в «Бершинских анналах», написанных в IX в. на территории современной Германии, под 839 г. впервые упоминается этноним рос.

Именно поэтому важность собирания, создания и исследования по источникам Восточной Европы того времени, когда на ее просторах складывались основные этносы, когда возникали первые государства, возникло и распространилось христианство, была осознана историками в XVII в.

В зарубежной историографической науке большое значение уделяется изучению происхождения славян. Проблема этногенеза славян имеет за собой долгую историю, наполненную различными теориями, взглядами античных, средневековых историков и этнографов.

Так к средневековью восходит так называемая скифо-сарматская теория происхождения славян, из Передней Азии, продвинулись вдоль Черноморского побережья на север и осели в Южной части Восточной Европы. Древним авторам славяне были известны под именем (этнонимом) – скифы, сарматы, аланы, роксаланы. Постепенно с течением времени, славяне из северного причерноморья расселились на запад и юго-запад. Отождествление славян с различными этническими группами, упоминаемыми древними авторами, характерно для средневековья и первого этапа нового времени.. В сочинениях западноевропейских историков, можно встретить мнение, что славяне в древности назывались кельтами.

Среди южнославянских книжников было распространено, что славяне и готы один и тот же народ. Довольно часто славян отождествляли с фракийцами, даками, иллирийцами.

Научные изыскания по проблеме славянского этногенеза начинается с 30-х годов XIX в., когда появляется книга П.Н. Шафарика «Славянские древности». В основе его построений лежит анализ сведений античных авторов о венедах и данных Иордана. П.Н. Шафарик попытался доказать, что славяне исконно заселяли обширные территории Средней Европы. Славянский язык, по его мнению, впервые «зазвучал» к северу и северо-востоку от Карпат, т.е. на территории Галиции, Подолии и Волыни.

Сформированная П.Н. Шафариком прикарпатская теория происхождения славян была весьма популярна в XIX в.

В те же годы лингвист Ф. Болл, установил, что язык славян наиболее близок балтам и германцам. А так же определил родину славян между балтами, германцами, иранцами. Скорее всего, они так же соседствовали и с кельтами, фракийцами, и иллирийцами.

Анализом водных названий в связи с локализацией славянской прародины много занимался польский ученый, лингвист Я. Разводовский. Его выводы менялись. Сначала древние славянские земли были определены исследователем в пространстве между Неманом и Днепром, а в последней работе от Вислы до Днепра.

Для первой трети XX в. наиболее значительными в области славянского этногенеза является исследование Л. Нидерле, в которых были обобщены достижения различных наук истории, лингвистики, этнографии, антропологии и археологии.

Согласно Л. Нидерле проиндоевропейский язык распался на отдельные языки в начале II тыс до н. э. Наряду с другими индоевропейскими языками в течение II тыс. до н. э. существовал балтославянский язык, в результате изменения которого в I тыс. до н. э. образовался славянский язык. Имеющиеся данные привели историка к утверждению, что прародина славян находилась к северу от Карпат, была ограничена с запада Вислой, а с востока – средним Днепром, включая Березину и Десну. Судя по сообщениям Геродота, Волынь и Подолия, заселенные скифами-земледельцами, ведущими совершенно иной образ жизни по сравнению с подлинными скифами-кочевниками, должны были быть, по мнению Л. Нидерле, славянскими территориями. В то же время Л. Нидерле отмечал, что нельзя проследить славянскую культуру от исторической эпохи до тех времен, когда славяне не формировались, и в представлении археологов о славянских древностях до V в. н. э. царит путаница.

В 1908г. польский ботаник Ю. Ростафинский предпринял попытку выявить славянскую территорию на основе флорентийской лексики славянского языка. Исследователь исходил из того, что название дерева бук не является исконно славянским, название грата, тиса - славянского происхождения. Исходя из этих данных, Ю. Ростафинский. определил прародину славян. Такой областью было Припятское Полесье и Верхнее Поднепровье.

20-30-е годы характеризуются бурным развитием славистики в Польше. Почти все польские исследователи этого времени отстаивали западное происхождение славян, полагая, что их прародина находилась в Междуречье Вислы и Одера. Мысль о западном происхождении славян, зародилась еще в конце XVIII в. В период между первой и второй мировой войнами польские и чешские археологи настойчиво стали связывать с ранними славянами лужитскую культуру, распространенную в период поздней бронзы и раннего железа в бассейнах Одера и Вислы.

Наибольшую роль в развитии концепции этногенеза славян от лужитских племен сыграл польский археолог Ю. Костшевский. По его мнению, в конце I тыс. до н. э. в области расселения лужитских племен распространяются носители поморской культуры, в результате чего в междуречье верхней Вислы и Эльбы формируется пшеворская культура, связанная с историческими венедами. Верхней хронологической границей пшеворской культуры археолог считал IV в.

Эту позицию поддерживал и развивал тогдашний глава польской антропологии Я. Чекановский. К тому времени работы по палеоботанике показали, что растения, на основе которых, строились гипотезы о локализации ранних славян восточнее линии Калининград-Одесса, в древности имели иные ареалы, позволяющие включать междуречье Вислы и Одера в территории славянской прародины.

Наиболее обстоятельные вопросы славянского этногенеза были разработаны крупнейшим польским славистом Т. Лер-Сплавинским. В основе его этногенетических построений лежат материалы различных наук – языкознания, гидронимики, археологии и антропологии. Суть его теории заключается в следующем. До 2000г до н. э. Северо-Восточная Европа (вплоть до Селезии и Померании) была заселена финно-угорами оставившими культуру гребенчатой керамики, от 2000 г. до н. э из Центральной Европы в восточном направлении происходит миграция носителей культуры шнуровой керамики.. На востоке эти племена достигают Северного Кавказа. Это была одна из групп индоевропейцев. В результате их взаимодействия с финно-угорским субстратом на территории между Одером и Окой формируется балто-славяне. Лужицкую культуру он относил к индоевропейцам-венедам. Расселение их в междуречье Вислы и Одера (1500-1300 гг до н. э.), привело к отделению части прибалтов, это было первым шагом к образованию славян.

Окончательно славяне сложились к середине I тыс. до н. э., после после расселения носителей поморской культуры из Нижнего Повисленья в южном направлении. Следствием этого было формирование в Висло-Одерском междуречье пшеворской культуры и оксывской, которые рассматривались Т. Лер-Сплавинским как раннеславянские.

В польской историографии особняком стоит гипотеза историка и этнографа К. Машинского. Его построения покоятся прежде всего на предположении о древнем языковом контакте славян с тюрками. Исследователь предположил, что до VII-VI вв. до н.э. славяне жили где-то в Азии, их соседями на востоке были тюрки, на западе–угры, на юге - скифы. В последней своей работе К. Машинский утверждал, что славяне пришли в Поднепровье за несколько веков до н. э, откуда-то из пограничья Европы и Азии. Для обоснования этого тезиса исследователь много внимания уделил аргументации гипотезы о заселении славянами приднепровских территорий раньше, чем Повисленья.

Польский ученый В. Гензель связывает кристаллизацию славян со временем тшинецкой культуры. Но по его мнению, нельзя отождествлять культуру и этнос. Народы развивались не изолировано друг от друга. С одной стороны, культурные влияния и без непосредственного участия чуждых этнических элементов могут создавать новые формы культуры, а с другой стороны- одну и ту же культуру могут иметь разные народы. Так на территорию праславянской лужицкой культуры в разное время проникали иллирийцы, басты, кельты, германские племена. Так как праславяне в древности соседничали с прагеманцами, прабалтами, прафрикракийцами, пракельтами, угро-финнами, иранцами, то на этом основании можно определить территорию прародины славян между Одером и средним Днепром.

На рубеже нашей эры славянам принадлежали пшеворская, оксывская, зарубиницкая культуры.

По мнению польского исследователя К. Годловского, нет доказательств соответствия археологических культур этническим группам, и при поисках источников славян в первой половине I тыс. н. э., важны не типологические сопоставления археологических признаков, а общая модель культуры и уровень социально-экономического развития населения. Культуры славян VI-VII вв.-пражская, пеньковская – характеризуются простотой и бедностью инвентаря, неразвитостью социально-экономической структуры, и это резко отличает их от культур римского времени-пшеворской, вельбарской, черняховской, входивших в общую культурную среднеевропейскую провинцию. Вместе с тем, модель раннесредневековой славянской культуры близка уровню социально-экономического развития племен лесной зоны верхнего Поднепровья, где были распространены позднезарубинецкая и киевская культуры и где следует искать предков исторических славян. Отсюда, по мнению автора, начиналось расселение славян, а их культуры кристаллизировались не раньше V в. н. э. на новой территории между Карпатами и Днепром и впитали в себя элементы местных культур римского времени, с том числе и пшеворской (тип сосудов) и черняховской (жилища).

На территорию Польши славянская культура проникает около середины V в. н. э. Большое единство славянских языков позволяет, по мнению К. Годловского, предположить позднее формирование славянской языковой общности, приблизительно одновременно созданию их культуры в середине I тыс. н. э.

Такова общая характеристика трудов зарубежных ученых, посвященных этногенезу славянских племен.

Заключение.

Итак, рассмотрев зарубежную и русскую историографию, по данной теме, мы можем подвести итог под теми точками зрения, теориями, которые были выше изложены.

Славяне, выделившись из индоевропейской семьи, составили некий массив родственных племен, выделяющихся прежде всего в языковом отношении. Но, нельзя считать, что это массив был изолирован от других этносов, развивался сам по себе, пока не сложились славяне. На самом деле процесс этногенеза гораздо труднее и противоречивее.

Древнейшие праславяне занимали довольно значительную площадь и контактировали с населениями разных культур, смешивались с разными племенами. Этот долгий подготовительный процесс завершился образование племенных групп или союзов племен. Действительно в V-VII вв. у славян было несколько больших группировок и множество малых племен, но главное, что у них было единое самосознание. К тому же в это время шло активное перемещение славян по обширной территории.

С одной стороны - это вело к смешиванию славян из различных регионов и усиления сознания единства во всем славянском мире. Но, с другой, именно в это время славяне начинают продвигаться на новые территории и смешиваться с разными иноязычными группами. Это привело к дальнейшему (VII-IX вв.) разделению славянской общности на три ветви: западную, восточную и южную.

Но, несмотря на противоречивость изложенных точек зрения на начало формирования славянской общности и этническую принадлежность отдельных культур, почти все исследователи единодушно сходятся в том, что в первой половине I тыс. н. э., территория между средним Днепром и Бугом была занята славянскими племенами. С ними отождествляют население зарубинецкой, киевской, отчасти пшеворской и северной лесостепной части черняховской культуры. Этнические процессы происходят непрерывно, и все археологические культуры, оставленные славянским и неславянским населением, имели разное отношение к сложению славянских раннесредневековых общностей, внеся при этом свой определенный вклад в создание физического типа славян, в развитие их материальной, духовной и производственной деятельности.

В заключение хотелось отметить тот факт, что тема происхождения славян, остается еще не до конца раскрытой в мире науки. Еще сохраняется масса «белых пятен», противоречий и несоответствий.

Просмотров работы: 3825