О СУДЬБАХ КАЗАХСКОГО ЯЗЫКА И ПЕРСПЕКТИВАХ ЕГО РАЗВИТИЯ - Студенческий научный форум

IX Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум - 2017

О СУДЬБАХ КАЗАХСКОГО ЯЗЫКА И ПЕРСПЕКТИВАХ ЕГО РАЗВИТИЯ

Калыков Д.Д. 1, Кушеева М.К. 1
1Вольский военный институт материального обеспечения
 Комментарии
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Введение

О фонетике казахского языка следует говорить в свете состоявшихся и предстоящих событий. Предстоящие события – это вопрос грядущего реформирования казахского языка, т.е. перевод казахского письма с кириллицы на латинский алфавит. Вопрос изменения алфавита, безусловно, актуальный и значимый для казахстанцев, так как фонетическая система языка находится в противоречии с законами лингвистики, и как следствие: информационно-функциональные возможности языка неадекватны современным коммуникативным требованиям, от чего страдает образование, сфера науки и культуры. Очевидно, что существующее положение казахского языка не позволяет развить его и как государственный. Выбор алфавита, а это, по большому счету, определение фонетического строя и системы данного тюркского языка – вопрос щепетильный, поскольку в его решении необходимо учитывать специфичность и мелодичность звуковой системы данного таксона с одной стороны, соблюдение законов лингвистики – с другой.

Идеального решения данной проблемы, чтобы форма (звуковой строй языка) соответствовала содержанию (грамматическим, орфографическим, информационно-функциональным возможностям языка) найдено не было. Правда, были предприняты неоднократные попытки реформирования языка, но к гармоничному, идеальному разрешению данного вопроса они не привели, т.к. условия и причины определения и видоизменения фонетики казахского языка были то во власти политических событий, то во власти идеологических устремлений, но никак не лингвистических канонов и законов прогрессивного языкознания. Результат – дисгармоничность, царящая в фонетике казахского языка. Поиски идеальной формы, которая бы отвечала содержанию и специфике языка, не увенчались успехом.

Фактически ситуация возникла не одномоментно, она складывалась десятилетиями. В данной работе мы пробуем дать анализ исторических реформирований казахского языка, которые, по мнению лингвистов, привели к еще большему снижению функциональных возможностей нашего родного языка, т.к. не каждая реформа ставила перед собой ту насущную цель, которая позволила бы сблизить произношение с орфографией, приблизить письмо к живой речи. В связи с этим фатальными оказались попытки реформирования, приведшие к уничтожению фонологических основ и грамматических закономерностей, породивших многочисленные противоречия в орфографии. Вопросов, стоящих перед лингвистами Казахстана, множество. Есть ли потенциал у родного языка? Останется ли казахский язык живым и жизнеспособным или его участь – стать ритуальным и фольклорным? Возможен ли функциональный аспект развития языка, поскольку недостаточно только декларировать его статус, нужно мотивировать его значимость и востребованность. Ответ на все эти животрепещущие вопросы кроется в одном – в фонетике казахского языка, в насущной потребности определить фонетический строй языка, который бы отвечал законам прогрессивного языкознания, законам логики, законам культуры и этноса казахского народа, у которого звуковая сторона языка и музыкальные традиции – явления взаимосвязанные.

Цель работы: во-первых, опираясь на лингвистические исследования и исторические реалии, базируясь на культурологических традициях, используя анализ фонетического вокализма казахского языка, представленный в трудах лингвистов, раскрыть возможности и потенциал казахской фонетической системы, которая уникальна по своей сути. Ведь сила данного языка заключена в индивидуальности, специфичности, в особом образе мысли, который создается благодаря правилам языка, а не вопреки им. Главный вопрос, на который должны ответить казахские лингвисты, – это как правильно применять эту силу, а не соревноваться с мировыми языками (английским и русским). Неправильное применение «силы» языка неизбежно приводит его в позиционирующую как слабую систему, унижающую саму себя. Исчезает самобытная культура казахского народа.

Во-вторых, в данной работе невозможно говорить о перспективах языка, не обозначив проблему, которая привела к столь бесперспективным для языка последствиям. За нынешнее столетие четырежды менялся алфавит казахского языка. Языковая политика не может быть ошибочной постоянно! Печально, что национальный языка стал безжалостно подвергаться экспериментам, поэтому фонетика казахского языка от неоднократных исторических и политических вторжений значительно деформировалась.

Задача исследования: доказать, что на современном этапе требуется уже проведение комплексной и целостной реформы, которая позволит создать такую звуковую систему, которая наконец-то будет адекватно отражать особенности и специфику казахского языка, которая оставит все лингвистические проблемы в прошлом, но обязательно поднимет статус языка, решит вопрос сложных отношений фонетических единиц, устранит противоречия в грамматике и орфографии, и только тогда можно будет говорить о повышении и реализации информационно-функциональных возможностей языка в условиях современных коммуникативных отношений.

Объект исследования: звуковая система казахского языка.

Предмет исследования: современное состояние казахского языка.

Источниковая база: литература об особенностях фонетической системы казахского языка, о проблемах современного казахского языка.

Научная новизна исследования: В данной работе автор не только анализирует последствия непродуманных частичных реформ казахского языка, но и пытается доказать необходимость комплексной и целостной реформы, способствующей воссозданию своеобразной певческой фонетики казахского языка.

Практическая значимость работы. Работа поможет преподавателям русского языка как иностранного познакомиться с поистине трагической судьбой казахского языка, претерпевшего несколько реформ, и понять своеобразие казахского языка, его уникальность и богатство, что позволит при обучении русскому языку эффективно использовать опору на родной язык курсантов из Казахстана.

Структура работы. Работа состоит из введения, трех глав («Функциональные аспекты развития казахского языка», «Звуковая картина языка и музыкальные традиции – ключевые понятия казахской фонетической культуры», «Перспективы и прогнозы развития национального языка»), заключения и списка использованных источников.

1. Функциональные аспекты развития казахского языка

1.1. Неудачные попытки реформирования казахского языка

Древнетюркская письменность (в данном случае – казахский язык) требует уважительного отношения хотя бы потому, что возраст у нее почтенный.

В древнетюркской письменности алфавит существовал еще в VII веке до нашей эры, то есть казахский язык начал свое летоисчисление, когда не было ни классического греческого алфавита, ни латиницы, ни тем более кириллицы.

На протяжении многих тысячелетий тюркская письменность традиционно использовала арабский алфавит, на нем написана священная книга мусульман – Коран, и тысячелетиями создаются великие, бессмертные произведения многих просветителей, чьи труды вошли в мировую сокровищницу науки и культуры.

На современном этапе для фонетической системы казахского языка актуальным стал вопрос перевода казахского письма с кириллицы на латинский алфавит. Обсуждения растянулись на десятилетия. И у сторонников, и у противников есть достаточно весомые аргументы как эмоциональные, так и рациональные. Лингвисты приводят объективные и аргументированные доводы: латиница не может передать всю фонетическую специфику казахского языка, ведь латинский алфавит в английском варианте имеет 26 букв, а в нынешнем казахском уже 42 буквы (33 – из кириллицы, 9 – специфичные для казахского языка). Им парируют противники, приводя аргумент в пользу принятия латиницы: латинская графика сегодня доминирует в коммуникационном пространстве, а буквенный стандарт междунардных телекоммуникационных сетей по приему и передаче информации определяется латинским алфавитом. Реформа не должна заниматься модификацией действующего кириллического алфавита, а сразу осуществить переход на новый алфавит (на основе латинской графики), чтобы оставить все лингвистические(фонетические, фонологические, орфографические, морфологические, лексические и синтаксические) проблемы в прошлом и не путать, где новые, а где старые правила. Этого требует и компьютеризация казахского языка, чтобы каждый раз при смене поколения компьютерной техники и информационных технологий не разрабатывать казахский шрифт и соответствующие драйвера, что требует немалых финансовых и интеллектуальных затрат на ненужные «старые – новые» разработки.

Выбор алфавита – определение фонетического строя казахского языка, –вопрос щепетильный, но актуальный и важный, так как отражает лингвистические понятия и не может нарушать законы лингвистики.

Поиски решения этой проблемы были долгими, но идеального варианта для создания адекватной казхаской фонетичесокой системы найдено не было. Были и попытки реформирования языка, которые не привели к гармоничному решению данного вопроса.

Изначально казахская фонетика базисным для себя выбрала арабский алфавит, хорошо приспособленный к требованиям тюркских языков, но он все же не до конца отражал богатую, своеобразную фонетическую систему языков: ряд знаков в нем не был нужен тюркским языкам, и наоборот, немало звуков, имеющихся в тюркских языках, не находило в нем отражения. В результате сложилась лингвистическая ситуация, требующая внесения фонологических изменений в арабский алфавит, используемый тюркскими языками.

Эти изменения были внесены. Новый вид тюркского письма на основе арабской графики был создан выдающимся крымско-татарским просветителем Исмаилом Гаспаралы, графика называлась – усулджадид. В 1912 году Ахиет Байтурсынов – основоположник теории казахского языка – перевел казахскую письменность на новый алфавит на основе арабской графики. Для этого он уточнил звуковую систему казахского языка (выделил 9 гласных и 19 согласных звуков) и разработал 28-мибуквенный новый алфавит. Этим алфавитом пользовались до 1929 года, а казахи, живущие в других странах, используют его и по сей день.

По-видимому, этот вид алфавита более всего отражал специфику казахской фонетики.

Но тут судьба казахской фонетики оказалась во власти исторических событий. Как это ни парадоксально, но в нашей жизни политика имеет такую вольность: кроить язык по собственным законам, используя свои изощренные методы.

Советская власть дважды реформировала письменность казахского языка: в 1929 году – поменяли прежний алфавит на 29-тибуквенный на основе латинской графики, в 1940 году – поменяли на нынешний 42-хбуквенный на основе кириллицы, при этом сохранились все 33 буквы алфавита русского языка и добавились 9 букв для казахского языка. В обеих реформах преобладала не лингвистическая, а политическая составляющая. В первой реформе преследовался отрыв тюркских народов от влияния ислама и тысячелетней письменной культуры, так как после этой реформы в СССР началось варварское уничтожение книг и рукописей, написанных на арабской графике. Людей, которые пытались сохранить старые фолианты, подвергали репрессиям.

Основной целью второй реформы явилось объединение всех малых народов вокруг «старшего брата» и создание унифицированной общности «советский народ», оторванной от своих духовных истоков, национальных ценностей и культуры.

Таким образом, период «латинизации» стал лишь промежуточным этапом для казахской фонетики. В 20-е годы о кириллице говорить было еще рано, поскольку были живы представители национальной казахской интеллигенции, боровшиеся за сохранение исторических и культурных ценностей своего народа.Но в 1940 году власть по принципу бездумного и безумного уничтожения исторических и культурологических ценностей, посягнула не только на идеологические взгляды, но и на казахскую фонологическую систему. Если реформе 1929 года еще предшествовала видимость дискуссии: в 1922 году под председательством Н.Нариманова был создан комитет по переводу письменности тюркских народов на новый алфавит на основе латинской графики, а в 1926 году в г. Баку на 1-м съезде тюркских народов был образован комитет по созданию нового алфавита тюркских языков, то в 1940 году реформа проводилась насильственно и быстро без учета особенностей казахского языка.

Последняя реформа является полным абсурдом с точки зрения прогрессивного языкознания, так как она необоснованно «обогатила» казахский язык, добавив 12 букв для русских звуков (в, ф, и, э, у, х, ц, ч, щ, ю, я) и предписала, чтобы написание, чтение, и произношение русских слов в казахском тексте осуществлялось в соответствии с нормами русского языка. В результате этой реформы в казахском языке появляются новые слова, подчиняющиеся орфографии и фонетике русского языка, и казахский язык портится до неузнаваемости. Не надо быть специалистом в области языкознания, чтобы убедиться в том, что данная реформа разрушила фонетические основы и грамматические закономерности казахского языка.

Очевидно, что последняя реформа породила многочисленнве противоречия в классификации звуков, нарушила фонетические и фонологические закономерности казахского языка, появились противоречащие друг другу учебники и учебные пособия. Принудительная кириллизация письменности казахского языка также породила многочисленные противоречия в орфографии, что отрицательно сказалось на культуре письменной речи. Например, для слов би (танец), ми (мозг), бу (пар), су (вода), ту (флаг), заканчивающихся на гласные звуки «и», «у», притяжительные формы третьего лица будут: би+і, ми+ы, бу+ы, су+ы, ту+ы. Это противоречит имеющемуся правилу казахского языка, заключающемуся в том, что аффиксы «ы» и «і» применяются только для слов, заканчивающихся на согласные звуки. Для слов, заканчивающихся на гласные, применяются аффиксы «сы» и «сі», например, как для слов ана+сы (мать), ене+сі (теща). Если считать, что в казахском языке звуки «и» и «у» не являются гласными звуками, тогда мы получим полный абсурд, так как в словах би, ми, су, бу, туне окажется ни одного слога. Отсюда возникают два вопроса: верно ли применяются аффиксы и могут ли быть слова без единого гласного звука ? И вопросов, стоящих перед фонетикой казахского языка, множество! Причины дисгармонизации фонетики казахского языка – результат поиска идеальной формы, которая бы отвечала содержанию и специфике казахского языка, но в результате проводимых реформ в фонетике появилось больше вопросов, чем ответов.

Таким образом, реальное положение казахского языка не только не позволяет развивать его как государственный язык, но и откровенно препятствует этому. Казахский язык с каждым днем деформируется, меняя свое сингармоничное звучание и грамматические нормы, поэтому необходимо провести реформу казахского языка, которая потребует уточнения его звуковой системы и перевода письменности на новый алфавит.

1.2. Информационно-функциональные возможности казахского языка

Дельфин в своей стихии, в море,являет собой величие, красоту и гармонию природы,попав на сушу, в неадекватную для себя среду, превращается в жалкое зрелище...

В аналогичном состоянии находится и казахский язык. Вся красота и гармония языка потерялась, когда и он попал в «неадекватную для себя среду» после неоднократных реформирований.

Сила казахского языка заключена в его индивидуальности, специфичности и особом образе мысли, который создается правилами языка и его грамматикой. И главный вопрос, стоящий перед лингвистами Казахстана, звучит так: как правильно применить эту силу, а не соревноваться с русским и английским языками, у которых изначально разные структуры языковых правил. Если же эту силу неправильно применять и в несоответствующей сфере жизни, она превращается в слабость и унижение самой себя. У национал-патриотов Казахстана сложилось стойкое убеждение, что казахский язык становится нежизнеспособным. Причина – в отсутствии информационно-функциональных возможностей казахского языка, и как следствие – он полностью вытесняется русским, более того, русский язык разрушает лингвистическую базу казахского языка.

Любой язык на Земле – это не самоцель, не язык ради языка. Закон «О языках» пытается вытеснить казахский язык в те сферы жизни, в которых у него не хватает информационно-функциональных качеств, а национал-патриоты своими же руками и «благими амбициями» устилают родному языку дорогу в ад. Спасение казахского языка состоит в том, чтобы оградить его от попыток переделать под все современные науки, а дальнейшее его процветание основано на правильном выборе и четком определении тех сфер объективной реальности и предметных познаний, которые по своей природе естественным образом питают казахский язык и являются его почвой. Такой живительной почвой является вся совокупнная сфера культуры – от народного эпоса, музыки, литературы и до национальных традиций, сферы религии и нравственности – которую предстоит возродить, и конечно же, само внутринациональное общение, которое сохраняет духовную целостность и национальную индивидуальность казахского народа.

Таким образом, условием для жизни языка является адекватность его применения, а его процветание содержится в тех сферах жизни, которые жизненно необходимы и значимы для людей казахской национальности и неразрывно существуют вместе с казахским языком.

Возникает и другой насущный вопрос: есть ли потенциал для его развития?

Давайте проанализируем одну из главнейших сфер будущего – прсвещение и образование в Казахстане. Здесь уместно задать следующий вопрос: по каким лингвистическим причинам в казахских вузах, т. е. в тюркоязычной среде, все технические науки изучаются на английским языке, а не на казахском или русском? Мне кажется, что именно в образовании остро необходим принцип сочетания и соединения двух языков с точным разделением целей: русский язык как лингвистическая база для химии, физики, информатики, математики, биологии и т.д., а казахский язык должен стать лингвистической базой для целого комплекса гуманитарных наук: литературы, этики, истории, теологии и других культурологических дисциплин. Объективность и жизненные реалии свидетельствуют лишь о том, что именно в этих гуманитарных дисциплинах казахский язык имеет большой потенциал. В технических же дисциплинах, например, в химии, он превращается в механически напиханный разными терминами и неадекватный в смысловых функциях язык. Если же казахский язык станет первоосновной, лингвистической базой для химии, физики, информатики и т.д., то это превратится в бесплодные, тормозящие своей неэффективностью процессы, и откинет казахстанское образование на сто лет назад, а результаты – плоды почти векового труда советских учителей будут бездумно потеряны из-за национальных предрассудков.

Казахской интеллегенции необходимо утвердить в обществе главный идеологический тезис: казахский и русский языки дополняют друг друга и существуют не вопреки, а благодаря друг другу, выполняя разные функции в едином государстве. Однако информационно-функциональные возможности и качество грамматики казахского языка неадекватны современным коммуникативным реалиям, сейчас вся коммуникация и управление государством осуществляется на русском языке, начиная с высших дипломатических встреч, работы парламента и до элементарных конференций – это де-факто, де-юре же официальным государственным признан казахский язык.

2. Звуковая картина языка и музыкальные традиции – ключевые понятия казахской фонетической культуры

2.1. Особенности фонетической системы казахского языка

Казахский язык отличается от европейских количеством и качеством гласных, законами сингармонизма, его фонетическая система имеет свои особенности звукового состава, сочетаемости, взаимодействия звуков, ударения и т.д. Значительна разница в фонетике и структуре русского и казахского языков. Казахский язык относится к агглютинативной группе языков, русский – к флективным языкам; эти языки – разносистемные, они качественно отличаются друг от друга. Казахи использовали на протяжении веков арабскую письменность. Затем некоторое время после Октябрьской революции они использовали национальный алфавит, созданный на базе латиницы (как показал опыт Турции, оптимальным для тюркской письменности в современных условиях является латинский алфавит). Однако было принято политическое решение о переводе письма на кириллицу, и весь последующий период советской эпохи основу национальной письменности составила кириллица.

С точки зрения лингвистики, это было не лучшее решение, поскольку в результате современный казахский алфавит состоит из 42 букв, из которых пять гласных и четыре согласных не имеют аналогов в русском языке. В свою очередь, некоторые буквы кириллицы практически не используются, поскольку, например, мягкий знак и твердый знак в казахском языке вообще не нужны (в казахской грамматике слова коньки– с мягким знаком, рояль – с мягким знаком, съезд – с твердым знаком – невозможны) [4].

Фонетическая система казахского языка имеет свои специфические особенности, которые касаются звукового состава, сочетаемости звуков, их взаимодействия, ударения и т.д. Как известно, в казахском языке девять корневых гласных: «а», «о», «у», «ы», «ә», «і», «ұ», «ү», «е», а русском языке пять: «а», «о», «у», «э», «ы». Казахский язык, как и другие тюркские языки, отличается от европейских языков не только количеством и качеством, но и законами тюркского сингармонизма, так называемой гармонией гласных. Если в русском и европейских языках слово сочетает в себе как твердые, так и мягкие звуки (гласные и согласные), то в казахском языке твердый или мягкий корневой звук определяет твердость или мягкость всего слова.

Кроме того, существует так называемая губная гармония гласных, при которой под влиянием огубленного корневого гласного некоторые последующие гласные также произносятся с огублением. Имеются и некоторые другие особенности, такие, например, как особенности слогообразования.

В казахском языке двадцать пять согласных фонем, большинство которых имеется и в русском языке. Значительных различий в артикуляции однотипных звуков в русском и казахском языках не наблюдается. Специфическими звуками, которых нет в русском языке, являются четыре согласных: щелевой звонкий «қ», смычный глухой «һ», самый сонарный из всех согласных «ғ», который произносится при полностью перекрытом мягким небом и проходе в ротолатательную полость, а также заимствованный из восточных языков и чрезвычайно редко употребляемый гортанный «ң». Связки на этом звуке сближаются, но не вибрируют, и фонационный воздух проходит свободно. Даже если не рассматривать фонетические особенности этих согласных, то приходится считаться с тем, что многие устоявшиеся сочетания согласных и гласных, которые используются в русской вокальной педагогике для решения различных задач голосообразования, для казахского языка ненормативны.

Все названные особенности фонетической системы казахского языка обуславливают особую певучесть, напевность казахского языка, систему его вокализма.

2.2. О певческой фонетике казахского языка

В опере красивая музыка позволяет солистам не только прекрасно раскрыть характер своих героев, но и показать свои вокальные возможности. Свои вокальные возможности позволяет раскрыть и язык, на котором исполняется музыкальное произведение.

Во многих странах, сравнительно недавно определивших свое место на карте мирового музыкального искусства, национальные оперы исполняются на родном языке, классика – на языке автора.

По-видимому, выбор языка для казахской оперы каким-то образом выпал из сферы внимания Министерства культуры и спорта Республики Казахстан, осуществляющей масштабную Государственную программу функционирования и развития языков. Я далек от политических идей «Национального фронта борьбы за знание казахского языка» по форсированному внедрению казахского языка во все сферы общественной жизни. Но постановка казахской оперы на русском языке – повод для серьезного разговора о путях развития казахстанской вокальной школы. Вспомним: в российских императорских театрах все оперы шли только на русском языке. Приезжала итальянская или французская труппа – играли на своем языке, приезжал знаменитый гастролёр – пел на своем языке, а вся труппа театра пела по-русски [2]. Исполнение оперы в переводе на родной язык и сегодня принято в Германии, это входит и в традицию Британской национальной оперы. Они же не могут все петь на своих языках и поют на языке автора.

По-видимому, из этой мировой практики следует, что на казахстанских оперных и концертных площадках вокальные произведения должны исполняться «на языке автора» – казахском, итальянском, русском, немецком. Однако при этом возникает проблема профессиональной готовности певцов к исполнению оперно-концертных произведений на казахском языке. В свое время различия в певческой фонетике различных европейских языков послужили одной из основных предпосылок возникновения национальных школ оперно-концертного пения. Р. Вагнер призвал к созданию немецкой школы, учитывающей специфические особенности оперной немецкой музыки и фонетики языка. Ф. Шмидт и Ю. Штокгаузен, отрицая итальянский метод обучения пению, разработали собственные методики подготовки оперных певцов. Особенности фонетики французского языка стали причиной того, что «мычание», широко используемое в итальянской, немецкой, русской школах, как правило, французскими вокальными педагогами не применяется [3].

Вообще-то система вокализма казахского языка была раскрыта еще в работах В.В. Радлова. В казахской лингвистике существует классификация звуков по А. Байтурсынову. В исследовании современных казахстанских лингвистов представлены модели гласных и согласных звуков по каждому дифференциальному признаку, частные модели групп и сводные модели гласных и согласных казахского языка. На основе артикуляционного анализа казахской речи созданы модели звуковых явлений, зримо-тактильно объясняющие природу сингармонического казахского языка. Артикуляционно описаны гласные монофтонги по горизонтальному и вертикальному положению языка, по участию губ, а также дифтонги [5]. Установлено, что закон губной гармонии казахского языка отличается от некоторых тюркских языков, в казахском языке не существует дифтонгов и трифтонгов, важную роль в формировании сложных слов играет палатальная и губная гармония гласных [6]. В звуковом составе определены исконные согласные, показаны результаты системного артикуляционного описания по месту и способу образования глухих, звонких и сонорных согласных. Установлено, что в звуковой системе казахского языка щелевые согласные с позиции артикуляции, акустики и перцепции составляют особую группу звуков. Разработана акустико-артикуляционная таблица казахских звуков.

На основе фонетико-фонологического изучения звуковой системы казахского языка (синтагма, фонетическое слово, слог, фонема, звук) определен набор лингвистических моделей сегментных и суперсистемных единиц. Определены фонетические характеристики основной и дополнительной артикуляции, влияние интонации на модификации звуков. Выделены фонетические признаки, обеспечивающие естественное звучание казахской речи.

Ошибочно мнение, что для достижения «естественности» вокальной фонетики достаточно перенести в нее бытовую разговорную речь. Дикция в пении существенно отличается от речевого произношения. Одной из специфических особенностей певческой дикции является «перенесение» последнего согласного звука в слоге к началу следующего за ним слога, что в итоге способствует протяженности гласного звука в слоге. При этом велика роль согласных, нечеткое произношение которых затрудняет восприятие слушателей.

Впервые вопрос о необходимости разработки специальной методики подготовки тюркоязычных певцов к исполнению оперных арий на родном языке был рассмотрен В.Н. Орлениным в 1981 году.

Автор отмечал, что в связи со значительной разницей в фонетике и структуре русского и казахского языков тюркоязычные певцы, обучающиеся вокалу на основе русского языка, страдают при исполнении арий на родном языке «пестротой» гласных. Впоследствии вопросы формирования вокальных навыков на основе фонетики казахского языка рассматривались в работе А.Ш. Кажахметовой.

Однако ни сама гипотеза, ни практические пути решения проблемы так и не заняли должного места в практической методике подготовки казахстанских певцов.

Поэтому, по моему убеждению, сегодня, безусловно, актуальна и нуждается в дальнейшем теоретическом и практическом развитии методика вокальной работы, связанная с порядком и путями выравнивания певческих звуков казахского языка. Но это станет возможным при условии проведения комплексной реформы казахского языка, включающей создание адекватной азбуки.

3. Перспективы и прогнозы развития казахского языка

Многие лингвисты и политики, озабоченные статусом казахского языка, его востребованностью, занимающиеся сохранением культурных ценностей, видят три сценария развития событий: текущий, пессимистический и оптимальный вариант.

3.1. Текущий сценарий развития казахского языка

Исчезновение языку не грозит, но…. за 20 лет существования независимого Казахстана в статусе и сфере применения казахского языка произошли существенные изменения. С точки зрения функционального развития языка частично эти изменения можно расценивать как позитивные, другие имели нулевой и даже негативный аффект. Попробуем проследить основное направление преобразований и спрогнозировать, каков будет их среднесрочный эффект, в случае, если они будут происходить в нынешнем русле.

К позитивным явлениям можно отнести расширение сети учебных заведений всех уровней с преподаванием на казахском языке, что практически ликвидировало существовавший ранее дефицит таких заведении. Процент говорящих на казахском языке, по данным социолингвистики, выше среди представителей младших поколений, чем среди лиц среднего возраста, что свидетельствует о том, что исчезновение языку не грозит и есть потенциал для его дальнейшего развития. Увеличилось количество публикаций па государственном языке, в том числе периодики и специальной литературы. В мировой сети мы видим рост количества казахских сайтов.

В то же время наблюдается ряд не столь обнадеживающих показателей. В любой реформе, в том числе и связанной с языком, важен вопрос мотивации и реалистического определения целей. Что мы знаем о факторах, мотивирующих казахстанцев на изучение государственного языка? В ходе опросов многие респонденты относят к таким факторам переход делопроизводства на казахский язык. Попробуем убедиться в значимости этого фактора. Обратимся к истории. Во многих государствах языком делопроизводства являлся язык, непонятный большинству населения. Такая ситуация возникала либо из соображений традиции, либо в силу защиты интересов правящих кругов.

В Вавилоне официальным языком был шумерский, понятный только узкому кругу жрецов, писцов и чиновников. В Западной Европе вплоть до эпохи Возрождения языком делопроизводства была латынь, которая была сдана в архив, как только сформировались новые европейские языки. В Индии в период империи Великих Моголов и при английской колониальной администрации делопроизводство осуществлялось на персидском языке. В современной Ирландии одним из языков делопроизводства является ирландский язык, на котором говорит около 2% населения этой страны. Итак, смена языка делопроизводства для большинства граждан в реальности не является реальным мотивирующим фактором для изучения языка.

Гораздо в большей мере мотивировать к изучению языка может сфера культуры, искусства и развлечений. Но и здесь прогресс оставляет желать лучшего. Подавляющее большинство участников опроса (практически все этнические казахи, носители казахского языка) не смогли назвать ни одного современного казахского писателя. Многие респонденты смотрят казахские телевизионные программы, но испытывают затруднения с чтением текстов литературного и публицистического стиля даже на уровне периодической печати. Даже для людей, пользующихся казахским языком в повседневной жизни, лексика, фразеология и синтаксическая структура этих текстов достаточно сложны для понимания.Вызывает вопросы и перевод терминологии. Оправданный и даже необходимый в определенной мере, он может выйти из-под контроля и превратиться в необузданный процесс словотворчества, если не будет ориентироваться на удобство носителей языка и сближение с мировыми стандартами. В противном случае он будет лишь затруднять специальное и профессионально-техническое образование и препятствовать приобщению к информационной цивилизации. Общемировая тенденция – сближение, а не расхождение терминологии во всех сферах науки, технологий и экономики. В перспективе можно предположить, что при нынешнем состоянии дел сфера применения казахского языка не изменится, ситуация будет законсервирована, усилится разрыв между литературным (официальным) и разговорными вариантами языка. Одним из последствий может стать концентрация людей с родным казахским языком в государственном секторе экономики, а также на государственной службе.

3.2. Сценарий пессимистический

Развитие по первому сценарию на данный момент наиболее вероятно. Менее вероятным, но достаточно реалистическим представляется следующий сценарий.

Косвенным образом продвижение казахского языка может осложниться ввиду большей интеграции Казахстана в мировую экономику и международные организации. Следующее поколение в гораздо большей мере должно будет использовать в повседневной жизни и работе мировые языки (как минимум русский и английский). Тенденция к упрощению коммуникации оказывает влияние даже на ведущие мировые языки. В Европейском Союзе используются два официальных языка – английский и французский. С каждым годом, несмотря на отчаянное противодействие французов, английский язык все больше вытесняет французский и становится практически единственным языком этой международной организации. Законы коммуникации безжалостно прагматичны.

Очевидно, что декларируемая мотивация в отношении казахского языка не работает. Многие люди пробуют его изучать, но вскоре бросают, убежденные в своей неспособности более-менее эффективно им овладеть. Очень мало делается для позитивного пиара государственного языка. Упор делается на негативное давление (мол, стыдно не знать), а такой подход в истории человечества не срабатывал никогда и нигде.

Чрезмерная насыщенность специальных, научных и технических текстов искусственно придуманной терминологией вынуждает специалистов и учащихся выбирать тексты аналогичной тематики на других языках. Если в предыдущие эпохи государства и народы могли позволить себе долгосрочные проекты формирования национальной и языковой идентичности (Франция, Финляндия, Корея, Чехия), в эру глобализации такой роскоши нет. Вопрос, останется ли казахский язык живым и жизнеспособным, получив новый импульс развития, решится в течение ближайших лет.

Пессимистический прогноз: при совпадении и усилении имеющихся на сегодняшний день негативных факторов сфера использования казахского языка через 10 лет может значительно сократиться: он может стать ритуальным и фольклорным языком, предназначенным для официальных целей и распространённым среди менее привилегированных слоёв населения.

3.3. Оптимально-прогрессивная модель развития национального языка

Язык, как и экономика, требует деликатной и чёткой политики, но с трудом переносит чрезмерное вмешательство. Будучи живым организмом, язык должен постоянно эволюционировать, выбирая сам, какие элементы извне интегрировать, а какие отторгнуть.

Прежде всего, казахский язык нуждается в доверии. Доверии к его внутреннему потенциалу и жизнеспособности. Будучи живым языком, он неизбежно будет меняться и не всегда так, как этого хочется тем, кто обеспокоен его будущим.

Как мы видим из опыта других языков, недостаточно декларировать его статус. Процесс распространения языка может быть или ограниченным, или никаким. И здесь ключевую роль играет мотивация. Никто не учит язык из вежливости или из необходимости время от времени заполнять на нём какой-нибудь документ. Язык учат ради экономической выгоды, повышения социального статуса или доступа к культурным ценностям.

Что касается экономической мотивации, тон здесь задает не политика, а рынок. Экономический подъём в соответствующих странах повысил престиж и востребованность целого ряда языков (корейский, турецкий, финский), что было бы не под силу никаким правительственным программам.

Социальный аспект напрямую связан с модернизацией языка. Вспомним приведённые выше примеры из английской истории, и станет ясно, что открытость языка и активность межъязыковых взаимодействий свидетельствуют о его силе и здоровье. Язык не должен восприниматься как архаический памятник былых времён и объект для ностальгии. Культурный аспект способен показать более быстрые результаты. Конечно, появление талантливых писателей нельзя декларировать решением правительства.

Однако в своё время ряд литературных языков сохранил свою ценность и цельность благодаря качественным переводам на них лучших произведений мировой литературы, даже если не хватало своих собственных писателей, пишущих на этих языках (чешский и венгерский в эпоху империи Габсбургов). Кстати, литературный русский язык появился исключительно как язык переводной литературы. В некоторых странах мощным стимулом утверждения национальных языков стали конкурсы литературных переводов. Должны появиться прецеденты первого перевода значимых новых литературных или научных текстов па казахский язык.

Чтобы не замкнуться в каких-либо географических или социальных рамках, казахский язык, вероятно, должен пройти через период бурной модернизации. Носителям языка придётся проявить большую терпимость, так как, если он расширит сферу своего использования и будет применяться представителями разных народов, это неизбежно приведёт к некоторому упрощению структур и появлению фонетического многообразия (смирились ведь англичане с появлением огромного количества вариантов своего языка, и теперь на оксфордском английском говорит более 1% англоязычных жителей Земли).

Одним из преимуществ казахского языка являемся практически полное отсутствие диалектов. Это существенно упрощает стандартизацию языковых процессов.

И, конечно, необходимы эффективные, доступные и обязательные компактные методики по изучению языка.

Тогда в течение ближайшего десятилетия мы увидим ситуацию, когда подавляющее большинство населения Казахстана будет в разной степени, но свободно использовать казахский язык в любой ситуации, а интерес к нему будет возрастать и в других странах. Многие задачи, стоящие сегодня перед казахским языком, более или менее успешно решались и раньше. Даже цель «трёхъязычия» (или «триединства языков») не уникальна для Казахстана (пример Индии, Финляндии и Швейцарии). Все инструменты решения этих задач имеются. По какому же пути должен пойти казахский язык? Практика показывает, что имитация и повторение чужого опыта неприемлемы. Слишком отличаются история, характер и стартовые условия каждой страны, каждого народа и каждого языка. Тем не менее, очень важно знать и чужую историю, чтобы иметь представление об аналогичных процессах в других государствах. Стремление повторить чужой успех и избежать чужих ошибок вполне естественно.

С особым вниманием следует приглядеться к аспектам, связанным с мотивацией. Самая мудрая политика не принесёт результатов, если не будет встречного движения со стороны тех на кого эта политика направлена. Мировой опыт говорит о том, что успеха и возрождении национальных языков достигли те, кто в первую очередь сосредоточился не на ностальгических чувствах или юридической регламентации, а на следующих факторах: экономическом, социальном, культурном.

И ещё один важный момент: язык становится сильным и самодостаточным только тогда, когда не ассоциируется с конкретной этнической общностью, а воспринимается как язык страны или даже выходит за её пределы. Английский язык давно уже перестал быть языком Англии и англичан, так же, как русский язык уже не ассоциируется только с Россией и этническими русскими.

Сила мировых языков в том, что они являются эффективными и абсолютно аполитичными средствами коммуникации, которые как системы мобильной связи ценятся за максимальное количество абонентов, с которыми можно контактировать, и за объем информации, доступ к которой можно получить

Заключение

Актуальность исследования данной проблемы и потребность в её решении на государственном уровне очевидна. Как мы видим, лингвисты предлагают три сценария развития событий: текущий, оптимистический и пессимистический. По текущему сценарию, развивающемуся и по сей день, видно, что исчезновение языку пока не грозит, но безжалостно и бесповоротно усиливается разрыв между литературным и разговорным вариантами казахского языка, а значит, функциональный аспект развития языка снижается.

По пессимистическому сценарию прогноз развития казахского языка сведен к нулю. Может ли язык остаться живым и жизнеспособным, если в Казахстане вся коммуникативная сфера ориентируется на использование ведущих мировых языков: русского и английского?

По прогнозам лингвистов уже через несколько десятков лет сфера использования казахского языка может значительно сократиться и он, скорее всего, станет ритуальным и фольклорным атрибутом казахской культуры.

Для того чтобы казахский язык остался жизнеспособным, смог сохранить свою уникальность, многогранность, свою музыкальную универсальную – «певческую фонетику», а это значит, свою историю и культуру, необходимо строить государственную политику, направленную на развитие родного языки по законам прогрессивного языкознания – таков оптимистический и оптимальный вариант развития национального языка.

Резюмируя и анализируя вышеизложенные в данной работе проблемы и прогнозы, попытаюсь выразить свой взгляд на развитие и решение данного вопроса. Во-первых, очевидно, что фонетическая система казахского языка находится в противоречии с законами лингвистики. Данная ситуация, как мы видим, складывалась исторически, ведь фонетика казахского языка претерпела многое: и поиски идеальной формы, отвечающей содержанию, и период истреблений и «гонений», когда принцип бездумного и безумного уничтожения тысячелетней письменной культуры затронул и казахскую фонетику (как это ни парадоксально, но в нашей жизни политика имеет такую вольность: «кроить язык по своим законам»). Результат – негативное реформирование языка разрушило основы фонетики, грамматики, орфографии. Вывод: нужно благодарить историю и время за такой тернистый путь, за неудачный опыт, за негативный этап в истории становления казахского языка и сегодня ответить на ключевой вопрос: «Что лучше для казахского языка: арабский алфавит, кириллица или латиница?».

Как мне кажется, спор на эту тему не позволяет взглянуть и оценить внутренний потенциал казахского языка. Чтобы подтвердить тот факт, что казахский язык уникален, специфичен в своей мелодичности и многогранен в своих фонетических возможностях, мы опирались в данной работе на лингвистические исследования ученых, посвященные изучению мелодичности языков из разных таксонов. У казахского языка, относящегося к группе тюркских языков, мелодичность достаточно высока, благодаря своеобразному составу фонетической системы. Важно понимать, что казахский язык нуждается в доверии. В доверии к его внутреннему потенциалу. Недостаточно декларировать его статус, нужно мотивировать его развитие.

Выбор латиницы, я соглашусь со многими лингвистами, – это дань моде, которая претит законам языка, игнорируя, а значит, уничтожая всю историческую и культурную ценность и целостность казахской фонетической системы, судите сами: 26 латинских фонем против 42-х казахских!

Таким образом, определение структуры фонетического строя казахского языка не должно стать данью моде и времени. Учитывая весь колоссальный опыт, не приведший к упорядочению и гармонизации фонетического строя национального языка, нужно выбрать убедительный, дальновидный, возможно, консервативный, но и перспективный «сценарий», ориентированный на «вечное», на сохранение исторического наследия и культуры казахского народа.

Во-вторых, противоречия в фонетике вполне логично вызывают проблемы казахской лингвистической системы в целом, а они, в свою очередь, обуславливают неадекватность информационно-функциональных возможностей казахского языка требованиям современной коммуникативной сферы.

Спасение казахского языка – задача государственной политики, ибо желание переделать его под все современные «веяния» лишь убивают его. Важно понимать, что процветание языка будет основано на чётком определении и правильном выборе того арсенала функциональных возможностей языка, который будет согласовываться с его естественным началом, а это духовная целостность, национальная индивидуальность, сфера культуры и нравственности, и конечно же, музыкальность и мелодичность языка. Проблемы должны изучаться, анализироваться специалистами.

Ученые должны создать правовую концепцию развития и внедрения казахского языка и только потом можно будет подключить административные и иные ресурсы. Именно в языке фиксируется опыт человечества, его мышление, как мне кажется, оно не может быть чужим, инородным, иностранным, заимствованным, оно может быть только «своим», ибо утрата языка всегда ведет к утрате мышления и образа, а они, в свою очередь, ведут к утрате культуры, итог – утрата этноса и нации. Нужно понять и осмыслить роль казахского языка. Сейчас в системе культурно-языковых единиц казахский язык занимает промежуточное положение между русским и английским, но имеет статус государственного языка. Вся научная база является русскоязычной, потому что на данном этапе казахский язык не может обслуживать технические, гуманитарные, естественные науки, но любой язык должен подчиняться законам логики и поддаваться формализации, и лингвистам и политикам нужно стремиться устранить социальную и ситуативную неоднородность в использовании казахского языка. Необходимо ответить на ещё один актуальный вопрос: быть или не быть комплексной реформе в казахской системе языкознания или дело закончится очередной сменой алфавита? Таким образом, на основе лингвистических исследований, исторических тенденций и современных реалий, отражающих условия функционирования и развития языка, представленных в данной работе, обозначены основные проблемы казахского языка, его достоинства и недостатки.

Казахский язык уникален, так как сила его заключена в индивидуальности, специфичности, в особом образе мысли, который создаётся благодаря правилам, а не вопреки им.

Язык – это всё: и народный эпос, и музыка, и литература, и религия, и душа, и нравственность. Важно понимать, что применение родного языка во всех сферах жизни казахского народи – это необходимость, очень значимая для людей казахской национальности, а одним из ориентиров в решении этого лингвистического вопроса должен стать культурологический аспект, поэтому необходима реформа, которая позволит составить такую звуковую систему, которая будет отражать особенности и специфику казахского языкознания, с одной стороны, с другой – «оставит» все лингвистические проблемы в прошлом, «поднимет» статус языка, решит вопрос сложных отношений фонетических единиц, устранит противоречия в грамматике и орфографии, сохранит фонетику казахского языка, его мелодичность. Результатом реформирования должно стать повышение информационно-функциональных возможностей языка, решение политических, культурологических и, конечно же, языковых вопросов обсуждаемого нами тюркского языка.

Список использованных источников:

1. Веб-сайт Министерства культуры и спорта Республики Казахстан http://mks.gov.kz/rus/

Выступление К. Парманова на научно-практической конференции «Русский язык – фактор интеграции народов России и Казахстана» – 12 августа 2006 г. Информационное агентство «REGNUM»: URL: http://www.regnum.ru

2. Жунисбек А.А. Артикуляционные модели звуков казахского языка: дис. канд.филол.наук. – Алматы: ИЯ, 2004. – 117 с.

3. Кляшторный С.Г., Савинов Д.Г. Степные империи древней Евразии. СПб: 2005. – 346 с.

4. Оразалин С.К. Модификация щелевых согласных звуков в казахском языке: Дис. канд. филол. наук. – Усть-Каменогорск: ВКГУ, 2001. – 161 с.

5. Садукас Н.А. Фонологические основы дифференциального познания звуков казахского языка в трудах профессора Кудайберген Куановича Жубанова: Дис. канд. филол. наук. – Актобе: Актоб ГУ, 1999. – 145 с.

6. Шнайдер В.А. В.В. Радлов и фонетика современного казахского языка: Дис. канд. филол. наук. – Павлодар: ПаУ, 2003. – 130 с.

7. Ярославцев Л.К. Зарубежные вокальные школы: учеб. пос. по курсу истории вокал. искусства. – М.: ГМПИ, 1891. – 90 с.

Просмотров работы: 490