ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЙ ФАШИЗМ – МИФ ИЛИ РЕАЛЬНОСТЬ - Студенческий научный форум

IX Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум - 2017

ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЙ ФАШИЗМ – МИФ ИЛИ РЕАЛЬНОСТЬ

Тимирова Ю.Ф. 1
1Южно-Уральский государственный гуманитарно-педагогический университет
 Комментарии
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF
Актуальность изучения феномена образовательного фашизма обусловлена его скрытой активностью, на фоне которого происходит нарушение основного образовательного принципа, о доступности образования, и одновременно до сих пор идет поиск причин и факторов, вызывающих данное явление. К нарушению принципа о доступности образования приводят два фактора – это коммерциализация образования и постоянное реформирование, с упущением наполнения содержательности образования. В совокупности эти факторы делают получение образования недоступным, то есть фактически для определенных слоев населения нарушают образовательный процесс, но в образовательной литературе, данные факторы изучаются по отдельности и не интегрируются в единый феномен, несмотря на то что, имеют общий признак фашисткой идеологии, который упущен современными исследователями. Именно поиск нового взгляда, на причины нарушения принципов образовательного процесса, интеграция данных принципов в единый феномен, позволит изучить проблему полноценно и избежать снижения качества образования.

Таким образом, нами были определены следующие задачи исследования:

- теоретически исследовать особенности феномена «фашизма»,

- изучить феномен образования и особенности применения образования в практической деятельности,

- рассмотреть факторы нарушающие принципы образования,

- выявить методы организации образовательной системы, и сопоставить с методами фашизма,

- изучить проявления образовательного фашизма в методах организации образовательной системы, выявить факты, свидетельствующие о насаждении диктаторства в рамках образовательного процесса,

- изучить мнение исследователей на данную тему,

- сформулировать заключение о мифичности или реальности феномена образовательного фашизма.

Данную проблему исследовали Бок Д., Лубков А.В., Четверикова О.

Базой исследования выступают основные идеи работ Лубкова А.В., Четвериковой О., официальные документы (постановления ООН, документы Общероссийской общественной организации защиты семьи «Родительское Всероссийское Сопротивление», документ обращения президента к Федеральному собранию)

Методы исследования: теоретический анализ литературы по проблеме образовательного фашизма

Содержание (результаты исследования темы):в результате исследования темы мы определили реальность существования феномена образовательного фашизма, проявляемого в совокупности факторов коммерциализации образования и постоянного реформирования образовательной системы, без наполненности содержания, которые ведут к недоступности образования

Фашизм подразумевает существование доктрин, основанных на форме диктаторского правления, где могут проявляться такие феномены как вера в господство элит и естественную социальную иерархию, провозглашение расизма и геноцида [1].

Фашистская идеология, в общем, обусловлена диктаторским правлением, утвержденным по какому-либо признаку, имеющемуся у правителя или лидера, данный признак насильственно внедряется в массовое сознание как исключительный и «идеальный». В аспекте образования фашистская идеология проявляется в убежденности в том, что образование есть структура, которая нуждается в постоянных изменениях и реформах, в постоянном насильственном внедрении инноваций и экспериментов, без учета результатов и отрицательного влияния данных экспериментов.

Образование с точки зрения юридической трактуется в первую очередь как «одно из прав человека», которое комиссия ООН характеризует следующими критериями: наличием, доступностью, приемлемостью и адаптированностью[2].

В настоящее время образование рассматривается как образовательная услуга. Образовательные услуги – это услуги, которые предоставляются в процессе обучения, результатом которых является достижение личностью определенного уровня воспитания и обучения. Здесь, мы сталкиваемся с феноменом коммерциализации образования, где большинство образовательных услуг является только платными. Д. Бок описывает примеры коммерциализации университета: «Речь может идти о щедром финансировании исследований в обмен на исключительное право коммерческого использования их результатов, о получении прибыли от заочного обучения или о заключении выгодного контракта с фирмой […] в обмен на размещение на этой форме своей корпоративной эмблемы» [3]. И это положительный пример коммерциализации образования, но основными ее минусами являются:

- принятие на работу педагогического состава из коммерческих мотивов;

- позиционирование отметок, обучающихся как предмета купли-продажи;

- зависимость оценок, обучающихся от связей, деловых контактов;

- изменение предметов и содержания учебных программ исходя из ориентиров на «популярные предметы»,

- ориентация образовательного учреждения не на качество образовательных услуг, а на стоимость образования на рынке.

Таким образом, от коммерциализации образования страдает качество образовательной деятельности, подрывается авторитет научно-исследовательской деятельности, в целом обучение в стенах таких учебных заведений становится невозможной, а репутация такого учебного заведения неизменно падает. Сравнивая определения, трактующие образование как право на получение знания, и определение образовательной услуги, под которой мы понимаем, услугу, предоставляемую в процессе обучения – мы можем вывести общий знаменатель что образование — это совокупность прав и услуг, в ходе которых личность получает знания.

Полная коммерциализация образования обнажает все вышеуказанные минусы и схожа с фашистской идеологией: все преимущества достаются только «великим», в случае с коммерциализацией образования, обучающиеся кластеризуется и делятся на классы богатых и бедных, где богатым, как «высшей расе» достается все.

Несмотря на провозглашенные ООН принципы, принцип доступности образования нарушается, так как высшее образование и среднее профессиональное образование подчинено профессиональным стандартам в отрасли. Помимо нарушения принципа доступности, при организации образовательной системы происходит иерархизирование населения по социальному классу.

Одной из главных проблем выступает постоянное, навязываемое педагогическому сообществу реформирование образования, вызывающее социальное расслоение и иерархизированность общества.

В 1920-х годах в России царила педология как теоретическая основа образования, разработанная Л. Выготским и П. Блонским. С помощью диагностики, детей распределяли в классы по типу: «умные», «средние», «глупые» - то есть обучение было вариативным. Между тем, такая «вариативность» образования снижала его качество. По словам Е.Ю. Спицына, образовательный фашизм проявлялся в «отборе умненьких и из хороших или богатых семей — в элиту, а остальных — в оставшиеся кластеры: обслугу, пролетариат, сельхозрабочих и группу «необучаемых дебилов» [4].

Оценивая цель внедрения технологии, содержание, последствия педологии как образовательной технологии, можем сказать, что этот 16-летний период был проявлением образовательного фашизма в России, так как его последствиями стало деление людей на классы, социальные слои. Авторы полагают, что практика педологов свелась в основном к ложно-научным экспериментам и проведению среди школьников и их родителей бесчисленного количества обследований в виде бессмысленных и вредных анкет, тестов и т.д. С целью доказать, якобы с «научной» точки зрения, наследственную и социальную обусловленность неуспеваемости многих учеников, найти максимум отрицательных влияний и патологических извращений самого школьника, его семьи, родных, предков, общественной среды, и тем самым найти повод для удаления школьников из нормального школьного коллектива[4].

В 1936г. данная реформа образования была оценена ЦК ВКП (б) как «извращение» и запрещена. Многолетнее существование педологической идеологии кластерилизовало общество на «богатых» и «бедных», «умных» и «глупых».

Следующей наиболее масштабной образовательной реформой стало введение ЕГЭ, о котором впервые стали говорить в 1995 году, но окончательно ввели в 2007-2009 годах в рамках перехода России на Болонскую систему образования. В нашей стране, под эти программы не были подготовлены ни учебные планы, ни программы. Данные реформы были реализованы административным путем, грубо и резко. Школьники и педагоги не были готовы к этому переходу, следствием чего стало снижение ценности образования.

Бесконечное реформирование содержания образования с началом разработки образовательных стандартов, по мнению А.В. Лубкова, привело к потере фундаментальности в его содержании. «Содержания ноль, мировоззрения ноль, главное — технология. Неважно, что ты будешь знать, главное, какими приемами и методами ты овладеешь»[5].

Отрицательными последствиями этого становятся то, что педагогической состав учится работать с технологиями, способами, но не пополняет знания о самом содержании. По сути, содержание образования теряет свою фундаментальность, но преподается с учетом новых технологий. Здесь встает вопрос, нужно ли это педагогам? Современные технологии разумнее внедрять в том случае, если произошло усовершенствование учебного материала, учебных программ, которые требуют иных подходов.

Постоянное экспериментирование в образовательной системе проводилось без учета особенностей русской культуры, особенностей понимания обществом целей и ценностей образования, что нанесло урон отечественной системе образования.

И если благодаря сталинской образовательной политике Советский союз в 50-60 годы был ведущей страной по уровню образования, сегодня Россия по уровню образования значительно отстает от других стран.

Доцент кафедры истории и политики стран Европы и Америки МГИМО, член-корреспондент Академии геополитических проблем Четверикова О. считает, что такая потребность в постоянном реформировании образования имеет своей целью разрушение России. Автор пишет: «Их главная задача – добиться создания таких условий, чтобы можно было спокойно ставить эксперименты над человеком. Если раньше было христианское понимание человека, гуманистическое понимание, в котором человек является вершиной, существом совершенным, то новая концепция исходит из того, что он является несовершенным существом, которое необходимо радикально изменить»[6].

Вне зависимости от того, кто является автором идеи реформы, само внедрение реформы, ее сущностная характеристика, цель реформы образования, последствия реформы показывают, является ли реформа проявлением фашизма.

Отражение нарушения принципов образования во внедрении реформ, или в целом нарушение принципов образования – является примером образовательного фашизма и в контексте этого образовательный фашизм является реальностью для России.

Начиная с 2012 года, против постоянного внедрения западных технологий, в России начала свою деятельность общественная организация «Родительское Всероссийское Сопротивление». На последнем съезде, родители и педагоги представили документ, в котором описана альтернативная концепция образования, где указано, каким должно быть образование[7]:

  • всеобщим — без разделения по уровням, профилям и по достатку родителей;

  • гармоничным — развивающим одновременно и ум, и чувства, и волю обучаемых, и их интеллект, и их ценностные представления;

  • фундаментальным, а не обслуживающим только сегодняшние практические нужды корпораций;

  • разносторонним, развивающим все стороны личности, благодаря широкому спектру образовательных предметов, приобщающим ученика к культурной традиции в ее полноте;

  • комплексным и системным, дающим целостную картину мира, а не обрывки знаний.

Организованное родительское сообщество потребовало от чиновников:

  • восстановить отношение к образованию как к государственной функции, а не к сфере услуг; отказаться от рыночных методов регулирования образовательной деятельности; отказаться от нарастающей фактической коммерциализации образования;

  • заявить о принципиальной недопустимости отказа от всеобуча, вернуться к всеобщему обязательному среднему образованию;

  • восстановить единые требования к знаниям, умениям, навыкам по всем предметам на каждый год обучения, тем самым наполнив реальным предметным содержанием Федеральный государственный образовательный стандарт;

  • отменить ЕГЭ в качестве выпускного экзамена; восстановить классические выпускные экзамены по всем основным школьным предметам;

  • восстановить главенствующее положение учителя в образовательном процессе;

  • выйти из Болонского процесса.

Родители и педагоги объясняют свое сопротивление существующим образовательным реформам, не только потому, что детям сложно адаптироваться, но и потому что сам образовательный процесс стал единой подготовкой к экзамену, а обучение в ВУЗе сузилось до компетенций.

Учитывая, что ЕГЭ существует 9 лет, а по системе Болонского процесса Россия работает 7 лет – это слишком длительный срок для адаптации, что вновь указывает на реформаторский «фашизм».

Таким образом, рассматривая данный вопрос, определили, что существование образовательного фашизма является реальностью, которая проявляется в насильственном применении реформ, вредящих образовательному процессу.

Сохраняет наше образование обратный этому процесс, о необходимости которого неоднократно заявлял В.В. Путин. В послании к Федеральному собранию РФ президент заявил, что главная задача образования «давать знания и воспитывать нравственного человека, исходя из принципа, что каждый ребенок одарен» [8]. В своем обращении к федеральному собранию президент делал акцент на том, что главным является в первую очередь содержание образования, ввиду этого одними из важных задач образовательной системы являются: «сохранить глубину и фундаментальность отечественного образования», «давать знания и воспитывать нравственность» - это станет одной из альтернатив образовательному фашизму.

Таким образом, образовательный фашизм является реальностью и проявляется в коммерциализации образовании, постоянном реформировании образования, последствиями которых становятся недоступность образования и кластеризация общества в связи с этим, что всецело противоречит самой сущности термина образования, как права на обучение.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Милза П. Что такое фашизм? // Полис, 1995 г., № 2

  2. Конвенция о борьбе с дискриминацией в области образования, ЮНЕСКО, 1960

  3. Бок Д. Плюсы и минусы коммерциализации в образовании. Статья. Журнал «Отечественные записки», 2003 год, выпуск 6 [Электронный ресурс] http://magazines.russ.ru/oz/2003/6/2004_1_18.html

  4. Спицын Е.Ю. Педология – буржуазная лженаука. Видеолекция [Электронный ресурс] https://www.youtube.com/watch?v=RYhpEetbK5c&t=37s

  5. Лубков А.В. Образование и идентичность в меняющемся мире. Статья [Электронный ресурс] http://isgi.ru/article/av-lubkov-obrazovanie-i-identichnost-v-menyayushchemsya-mire

  6. Четверикова О. Цели глобального образования будущего [Электронный источник] http://russnov.ru/olga-chetverikova-celi-globalnogo-obrazovaniya-budushhego-29-03-2016/

  7. Резолюция Второго съезда Общероссийской общественной организации защиты семьи «Родительское Всероссийское Сопротивление» по вопросам образования, от 12 июля 2015 года [Электронный ресурс] http://eot.su/node/19636

  8. Путин обращение к Федеральному собранию, от 23 ноября 2016 года [Электронный источник] http://kremlin.ru/events/president/news/53313

Просмотров работы: 547