ВРОЖДЕННОЕ ЗАБОЛЕВАНИЕ – СИНДРОМ ПФАЙФФЕРА - Студенческий научный форум

IX Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум - 2017

ВРОЖДЕННОЕ ЗАБОЛЕВАНИЕ – СИНДРОМ ПФАЙФФЕРА

Халитова А.Д. 1
1Тюменский Государственный Медицинский Университет
 Комментарии
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF
История

Синдром описан Pfeiffer в 1964 г., обнаружившим в трех родословных восемь случаев заболевания, основными клиническими проявлениями которого были краниосиностоз, широкие большие пальцы кистей и стоп, частичная синдактилия мягких тканей кистей рук. Для данного синдрома характерен аутосмонодоминантный тип наследования с полной пенетрант-ностью и вариабельной экспрессивностью. С Синдромом Пфайффера рождается один ребёнок на 100 000 новорождённых.

Cohen (1993) предложил три клинических подтипа синдрома, которые не имеют самостоятельного статуса, но имеют важное диагностическое и прогностическое значение: 1-й тип имеет аутосомно-доминантный тип наследования, мутации носят спорадический характер; 2-й и 3-й типы носят только спорадический характер.

Частота встречаемости

В литературе описано не многим более 30 случаев этого синдрома .Расовые и половые отличия. Расовые и половые отличия не выявлены.

Анамнез. Синдром диагностируется в раннем возрасте за счет обнаружения деформации костей черепа и характерных аномалий конечностей.

Симптомы и проявления

Одной из главных особенностей синдрома Пфайффера является преждевременное слияние некоторых костей черепа (краниосиностоз). Это раннее слияние приводит к нарушениям в росте черепа и, как следствие, к аномальной форме головы и лица. При синдроме Пфайффера также часто отмечаются аномалии костей рук и ног.

Многие из характерных лицевых особенностей синдрома Пфайффера являются результатом преждевременного слияния костей черепа. У большинства детей отмечаются широко расположенные и выпуклые глаза, высокий лоб, слаборазвитая верхняя челюсть и нос в форме клюва. У более половины всех детей также отмечаются потеря слуха, стоматологические проблемы, аномалии костей конечностей (большие пальцы часто широкие, пальцы ног необычно короткие, в некоторых случаях отмечаются синдактилии)

Классификация

Синдром Пфайффера подразделяется на три типа.

  • «1 тип» - характеризуется классическим проявлением краниосиностоза, широкими большими пальцами, синдактилией и нормальным интеллектом. Эта форма синдрома совместима с жизнью. Большинство людей с этим типом имеют достаточно полноценную жизнь и владеют нормальным интеллектом.

Лицо ребёнка с синдромом Пфайффера I типа:

  • грубый проптоз глазных яблок

  • выраженная брахицефалия с недоокостенением свода черепа

  • Кисти рук ребёнка с синдромом Пфайффера I типа:

  • лёгкая синдактилия III и IV пальцев правой кисти

  • уплощённые большиепальцы

Рентгенограмма стопы ребёнка с синдромом Пфайффера I типа:

  • широкий I палец

  • укороченная и частично удвоенная первая плюсневая кость

  • отсутствие средних фаланг II-V пальцев

  • «2 и 3 типы» более серьёзные и связаны с проблемами нервной системы. Преждевременное "срастание" костей черепа может ограничить рост мозга, что может привести к задержке в развитии и другим неврологическим проблемам. Череп в виде листка клевера, экзорбитизм, широкие большие пальцы, анкилоз локтевого сустава, сниженный интеллект и серьезные нарушения со стороны ЦНС. Большинство больных с синдромом Пфайффера (Pfeiffer) 2-го типа умирают вскоре после рождения от дыхательной недостаточности, аномалий головного мозга, недоношенности или послеоперационных осложнений.

    • «2 тип» отличается от «3 типа» тем, что может привести к формированию головы в виде клеверного листа, причиной этого является обширное "срастание" костей черепа.

Лица детей с синдромом Пфайффера II типа:

  •  
    • череп в виде «трилистника»

«3 тип» - краниосиностоз без деформации черепа в форме трилистника, выраженный экзорбитизм, анкилоз локтевого сустава и различные серьезные нарушения со стороны ЦНС. Прогноз негативный, так как заболевание приводит к ранней смерти. В литературе описано немногим более 30 случаев этого синдрома .

Лицо ребёнка с синдромом Пфайффера III типа:

деформация черепа по типу «трилистника» отсутствует

грубый проптоз глазных яблок за счёт плоских глазниц

Стопа ребёнка с синдромом Пфайффера III типа:

широкий I палец

Описан немецким медицинским генетиком Рудольфом Артуром Пфайффером в 1964г. (Pfeiffer R.A. Dominant erbliche Akrocephalosyndaktylie // Z.Kinderheilk., 1964. – Bd.90. – S.301-320

Клинические проявления

Черепно-лицевая область. Акроцефалия — основной и постоянный признак синдрома, но краниостеноз при этом отмечается не всегда. Возможен синостоз коронарного, сагиттального и ламбдовидного швов. В отдельных случаях наблюдается асимметрия черепа. Черепно-лицевые дисморфии сходны с таковыми при синдроме Аперта: уплощенная спинка носа, гипоплазия верхнечелюстных костей, гипертелоризм, антимонголоидный разрез глазных щелей, высокое арковидное небо, сверхкомплектные зубы. Вместе с тем каждый из названных признаков встречается реже, чем при синдроме Аперта, и выраженность их меньше. Расщелины неба встречаются в 14% случаев. Экзофтальм и косоглазие выявляются примерно стой же частотой.

В части случаев при синдроме Пфайффера отмечают необычную патологию черепа — в форме трилистника или листа клевера. В основе этого дефекта лежит преждевременный синостоз коронарного и ламбдовидного швов и развивающаяся внутриутробно гидроцефалия, в результате чего лобно-теменной отдел мозга как бы отделяется от боковых височных долей. В случае сочетания синдрома Пфайффера с аномалией черепа в форме трилистника, у больных обнаруживаются пороки развития мозга (микрополигирия, аплазия мозолистого тела, недоразвитие островков Гейла), патология глаз (колобомы радужки, афакия), сердца (аплазия створок аортального клапана), а также атрезия хоан и пилоростеноз.

Soekarman описал классический синдром Пфайффера у матери и сына. Сын имел форму черепа в виде трилистника. Развитие ребенка после хирургического лечения было нормальным, что доказывает: дети с формой черепа в виде трилистника могут иметь благоприятный прогноз.Конечности и скелет. Широкие пальцы на нижних конечностях являются классическим клиническим признаком синдрома Пфаифера. Изменения нижних конечностей при этом синдроме могут обладать значительной вариабельностью. Anderson в 1999 г. клинически и рентгенологически обследовал 22 пациента с синдромом Пфайффера. Только у 4-х из них рентгенологическая картина была нормальной.

Поражение конечностей обычно сводится к резкому расширению первых пальцев кистей и стоп, частичной синдактилии кистей (73%) и стоп (82%). Синдактилия при синдроме Пфайффера никогда не бывает тотальной, как при синдроме Аперта. Реже в процесс могут вовлекаться IV пальцы или вся кисть. Достаточно часто в литературе встречается описание брахимезофалангии обеих кистей и стоп, реже — клинодактилии. Anderson также описал изменения коленных суставов при синдромальных краниосиностозах . Синдромы Аперта, Крузона, Пфайффера, Сетре-Хотцена включают в себя аномалии коленного сустава, но частота и тяжесть их проявлений различна. Для выявления суставной патологии пациентам выполнялось рентгенологическое исследование.

Более выраженные изменения суставов были отмечены при синдромах Пфайффера и Аперта. При синдроме Сетре-Хотцена коленные суставы были нормальными. При синдроме Крузона наблюдались незначительные изменения. Наиболее тяжелыми аномалии суставов были у детей с пансиностозами, что в ряде случаев требовало хирургического вмешательства. У остальных — рентгенологические изменения отмечались не только в фалангах пальцев, но и в костях предплюсны и плюсны.

Центральная нервная система. Для синдрома Пфаифера характерен нормальный интеллект, но дальнейшее его развитие во многом определяется адекватным по срокам оперативным вмешательством. В редких случаях у больных обнаруживается гидроцефалия и мальформация Арнольда Киари, микрополигирия, аплазия мозолистого тела, недоразвитие островков Гейла. Robin в 1998 г. описал 7 детей с синдромом Пфайффера III типа . Хотя у них у всех имелись серьезные проявления синдрома, развитие было по существу нормальное только в 3 случаях, отсрочено — в 2-х, а задержка развития отмечалась в 1 случае. Cohen и Вагопе в 1994 г. свели в таблицу данные о всех типах синдрома Пфайффера . Ранняя деменция была характерна для II и III типов, которые до настоящего времени описаны только как спорадические случаи.

Внутренние органы и системы. Нарушения со стороны внутренних органов и систем организма представлены патологией костей таза, coxa valga, пилоростенозом, пупочной грыжей, патологией лорорганов, тугоухостью, частичной атрофией зрительных нервов. Stone в 1990 г. описал ребенка с синдромом Пфайффера, у которого в трахее произошла замена хрящевых колец на хрящевую пластину, продолжавшуюся на полную длину и за пределами черепа. Это привело к стенозу трахеи. Vallino-Napoli (1996) изучал аудиологические и отологические особенности у 9 пациентов с синдромом Пфайффера в течение периода от 2 до 12 лет .

Снижение слуха было обнаружено у 8 из 9 пациентов. Степень снижения слуха была различна. 7 пациентов имели кондуктивную тугоухость и 1 — потерю слуха смешанного генеза. Сенсоневральное снижение слуха не было обнаружено ни у одного пациента. Четверо больных имели в анамнезе воспаление среднего уха. Первичные результаты компьютерной томографии (КТ) показали стеноз и/или атрезию наружного слухового канала, гипоплазию средней впадины уха. Слуховые косточки были гипоплазированы в нескольких случаях. Только в одном случае анатомия внутреннего уха была нормальна.

Этиология

Tartaglia в 1997 г. сообщил о мутации de novo G -> С в экзоне Ilia FGFR2, приводящей к миссенс-мутации trp290cys у больного с хорошо выраженным фенотипом синдрома Пфайффера. Пациент имел форму черепа в виде трилистника, а также другие типичные аномалии глазниц, ног и рук, наблюдаемые при этом синдроме. Подобная миссенс-мутация в кодоне 290 гена FGFR2 была описана ранее при синдроме Крузона. Schaefer в 1998 г. так же нашел мутацию trp290cys при синдроме Пфайффера II типа. Пациент имел череп в виде листка клевера, экзоорбитизм, сращение костей запястья, широкие большие пальцы рук и большие пальцы ног. Однако было много признаков, схожих с синдромом Antley-Bixler. Замена trp290arg была найдена Meyers в 1996 г. при классических случаях синдрома Крузона, хотя ранее эта мутация была описана при легкой форме синдрома Крузона .

Shotelersuk в 2002 г. описал 15-летнего тайского мальчика с неуказанным синдромом с краниосиностозом, характеризующегося мультишовным краниосиностозом, постоянным передним родничком, склерозом роговицы, стенозом хоан, атрезией слухового хода, широкими большими пальцами ног, выраженным сколиозом, acanthosis nigricans, гидроцефалией и умственной отсталостью. Рентген показал костный анкилоз тел позвонков в Т9-Т12, также как анкилоз костей кисти и фаланг пальцев рук и ног. Пациент оказался носителем мутации G870T, приводящей к замене W290C во внеклеточной области FGFR2. Как оказалось позже, у пациента был синдром Пфайффера.

Все известные случаи рождения пациентов с синдромом II типа были спорадическими, получившимися в результате новых мутаций в гене FGFR2 или в каком-то другом, не идентифицированном гене. Plomp в 1998 г. описал 5 пациентов (3 мальчика и 2 девочки) с синдромом II типа. Большинство пациентов с этой формой умерло вскоре после рождения. Причины смерти включали дыхательную недостаточность, патологию головного мозга, ранние и поздние осложнения. У двух пациентов обнаружили мутацию cys342arg.

Rossi в 2003 г. описал 4 семьи с общей мутацией гена FGFR1 P252R, однако не у всех носителей мутации череп был изменен. На ногах имелся широкий и сглаженный hallux, который обычно в середине отклоняется; кроме того, определялась синдактилия вторых и третьих пальцев ног. Авторы предположили, что эта характерная деформация ног, даже в случае отсутствия краниосиностоза, может быть основанием для поиска мутации P252R в FGFR1. При изучении спорадических случаев синдромов Крузона и Пфайффера, Glaser и соавт. в 2000 г. исследовали 4 внутригенных полиморфизма при скрининге 41 семьи. В 22 случаях (по 11 для каждого синдрома) полиморфизмы были информативны. Авторы нашли 11 различных мутаций в этой выборке. С помощью молекулярных методов было показано, что все мутации были отцовского происхождения. Больший возраст был отмечен у отцов пациентов с синдромом Крузона и Пфайффера по сравнению с отцами детей контрольной группы (34.50+/-7.65 лет против 30.45+/-1.28 год; р < 0.01). Telbi в 2002 г. выявил фенотипы тяжелой и легкой форм синдрома Пфайффера при мутациях акцепторного сайта сплайсинга экзона FGFR2. Выявлены 2 различные мутации З'акцепторного сайта сплайсинга экзона ШС этого гена.

У первого больного с тяжелой формой (экзоорбитизм, анкилоз, аномалии развития внутренних органов) найдена сложная мутация сделецией 10 п.н. и инсерцией 3 п.н.— C9523dell0insACC. У второго больного с легкой формой синдрома Пфайффера (брахицефалия, гипертелоризм, синостоз) обнаружена точечная мутация 962IG > А. Разный фенотипический эффект данных мутаций скорее всего обусловлен тем, что вторая мутация не ведет к полному нарушению нормального сплайсинга премРНК FGFR 2.

В качестве примера, иллюстрирующего клинические проявления синдрома Пфайффера, рассмотрим выписку из истории болезни больного ребенка К. в возрасте 2 лет 8мес., находившегося на лечении в психоневрологическом отделении для детей раннего возраста № 4 городской детской больницы (ГДБ) г. Белгорода с 12.05 2015 г. по 18.05.2015 г. Больной ребенок 2012 года рождения поступил в отделение с жалобами на нарушение сна, беспокойство, задержку речи, повышенную потливость.

Из анамнеза жизни известно, что ребенок от 1 беременности, 1 оперативных родов путем кесарева сечения на 36 неделе беременности. Беременность у матери протекала на фоне хронической фетоплацентарной недостаточности (ХФПН), хламидиоза, анемии, токсикоза в виде тошноты в первой ее половине и нефропатии. Вес при рождении ребенка был 2240 г, рост – 45 см. Оценка по шкале Апгар – 7-8 баллов. К груди был приложен на 3 сутки, грудь не взял в виду отсутствия сосательного рефлекса. Кормление осуществлялось через зонд. Из роддома на 8 сутки после рождения был переведен в отделение патологии новорожденных (ОПН) областной детской клинической больницы (ОДКБ) г. Белгорода на дальнейшее обследование и лечение с диагнозом: перинатальное поражение центральной нервной системы смешанного генеза. Синдром Пфайффера? В ОПН был установлен и генетически подтвержден диагноз: синдром Пфайффера. На 9 день жизни ребенок был прооперирован в отделении детской хирургии ОДКБ по поводу синдрома Ледда. После выписки из отделения ребенок наблюдался в детской поликлинике у специалистов по месту жительства с диагнозом: перинатальное поражение центральной нервной системы смешанного генеза, синдром Пфайффера. Гипохромная анемия 1 степени. Ангиопатия сетчатки, субатрофия дисков зрительных нервов обоих глаз (ДЗН ОИ). Малые аномалии развития сердца (МАРС): открытое овальное окно (ООО), НК 0 ст. Состояние после операции по поводу синдрома Ледда. Тимомегалия 1 ст. Гипокальциемия. На грудном вскармливании находился до 1 года. Сроки прикормов и пищевых корригирующих добавок назначались согласно возраста по рекомендациям участкового педиатра. Аллергоанамнез не отягощен. В наследственном анамнезе у матери ребенка отмечается хронический пиелонефрит. Из перенесенных заболеваний до 1 года: ОРЗ, острый бронхит. В возрасте 1 года в феврале 2013 г. ребенок был впервые прооперирован по поводу краниостеноза в нейрохирургическом отделении Морозовской детской городской клинической больницы г. Москвы. Проведена реконструктивная краниопластика, установка металлоконструкций. Состояние после операции было удовлетворительным. Через полгода после краниопластики в плановом порядке проведено повторное оперативное вмешательство с целью удаления металлоконструкций в нейрохирургическом отделении Морозовской детской городской клинической больницы г. Москвы. 03.03.2014 г. проведено оперативное лечение: установка наружного люмбального дренажа. Реконструктивная краниопластика лобной кости. Пластика твердой мозговой оболочки (ТМО) лобной области. Операция прошла успешно. Состояние после операции удовлетворительное. По результатам компьютерной томографии головного мозга от 06.03.2014 г. отмечалось уменьшение размеров желудочков мозга по сравнению с исследованием от 11.02.2014 г. В правой лобной доле, в области порэнцефалической кисты, сообщающейся с передним рогом правого бокового желудочка, выявлялись гематома до 1.5 см в диаметре, признаки пневмоцефалии. Срединные структуры – не смещены. Срединно и справа в лобнотеменной и лобновисочной области прослеживались титановые сетки, скрепляющие костные лоскуты. После операции на фоне ОРЗ у ребенка появился кашель. В общем анализе крови отмечался лейкоцитоз до 17.7×109/л, ускорение СОЭ до 17 мм/час. Со стороны других лабораторных исследований крови и мочи патология не была обнаружена. Педиатр диагностировал острый бронхит, очаговое поражение легких? Рентгенологическое исследование органов грудной клетки показало неоднородное затемнение в нижне- медиальных отделах слева на уровне отрезков 4-5 ребер. 17.03.2014 г. послеоперационные швы были сняты. Воспалительных изменений в области послеоперационного рубца не было. Однако, учитывая физикальные изменения в легких, усиление кашля, данные лабораторно-инструментальных исследований, ребенок был переведен на дальнейшее обследование и лечение в педиатрическое отделение, где он лечился с диагнозом: сепсис, двусторонняя полисегментарная деструктивная пневмония, двусторонний гидроторакс. Задержка речевого развития, миотонический синдром. Гипохромная анемия 1 ст., тимомегалия 1ст. Ангиопатия сетчатки. Из отделения был выписан по месту жительства в удовлетворительном состоянии с соответствующими рекомендациями под наблюдение участкового педиатра. В течение последующего времени ребенок регулярно наблюдался у невролога, генетика, ортопеда, логопеда и педиатра по месту жительства. В двигательной сфере отмечалась положительная динамика: ребенок ходит самостоятельно, объем активных и пассивных движений полный. Однако, учитывая появившиеся жалобы на затруднение движений в пальцах верхних конечностей, беспокойный сон, ребенок был госпитализирован в психоневрологическое отделение для детей раннего возраста № 4 ГДБ г. Белгорода для контрольного обследования и лечения, где находился на госпитализации с 11.08.2014 г. по 26.08.2014 г. с диагнозом: резидуально–органическое поражение ЦНС на фоне синдрома Пфайффера. Краниосиностоз, состояние после повторной реконструкции. Аффективно- респираторный синдром. Пирамидная недостаточность в ногах. Задержка психоречевого развития. Ринит. В отделении ребенок получил следующее лечение: внутрь – диакарб, аспаркам, фенибут, сонапакс; внутримышечно – актовегин, мексидол; физиолечение (массаж общеукрепляющий, лазеротерапия на речевые зоны), капли в нос. После выписки из отделения у ребенка наблюдалась незначительная положительная динамика со стороны психоречевого развития. В последующем выполнялись рекомендации невролога отделения по дальнейшему лечению и наблюдению под контролем педиатра и детского невропатолога по месту жительства. Однако за последнее время у ребенка отмечается нарастание проявлений аффективно-респираторного синдрома. Аффективно-респираторные пароксизмы чаще возникают в ответ на эмоциональное возбуждение, провоцируются плачем, негативными проявлениями на осмотр врача и на проведение медицинских манипуляций. С целью дообследования ребенка, определения динамики основного патологического процесса и исключения очаговых и диффузных изменений мозга ребенок был вновь госпитализирован в психоневрологическое отделение для детей раннего возраста № 4 ГДБ 12.05.2015 г. с жалобами на повышенное беспокойство, повышенную потливость, нарушение сна. При поступлении в отделение общее состояние ребенка средней степени тяжести, обусловленное неврологической симптоматикой. Кожные покровы бледные, чистые. При осмотре определяются лицевые стигмы дизэмбриогенеза (СДЭ): акроцефалия, плоское лицо, антимонголоидный разрез глаз, выраженный экзоорбитизм, гипертелоризм глаз, сходящееся косоглазие, проптоз глазных яблок, диспластичные низко посаженные уши, гипопластический короткий плоский нос с поднятым широким кончиком и ноздрями, глубокая переносица, эпикант, гипоплазия верхней челюсти с выступающим альвеолярным отростком, прогнатия, высокое «готическое» небо, неправильный рост зубов, короткая шея с низким ростом волос. Также определяются СДЭ со стороны верхних и нижних конечностей: брахидактилия, пальцы верхних конечностей короткие и толстые, широкие большие пальцы стоп, вальгусная деформация стоп. Грудная клетка при осмотре деформирована. Частота дыхания (ЧД) – 24 в минуту. Перкуторно – звук ясный легочный с обеих сторон. При аускультации – дыхание в легких пуэрильное, хрипов нет. Область сердца при осмотре не изменена. Границы относительной тупости сердца при перкуссии в норме. При аускультации тоны сердца приглушены, ритмичные. Частота сердечных сокращений (ЧСС) – 110 ударов в минуту. При осмотре на передней брюшной стенке определяется послеоперационный рубец. Живот мягкий, безболезненный при пальпации. Печень выступает из-под края реберной дуги на 1.0 см. Селезенка не выступает из-под края левой реберной дуги. Почки не пальпируются. Стул и мочеиспускание – без патологических особенностей.

Неврологический статус: ребенок активен, сознание ясное. На осмотр реагирует негативно. Общемозговых, менингеальных симптомов нет. Череп «башенной» формы. Глазные щели симметричны, движения глазных яблок вверх, вниз в полном объеме. Зрачки округлой формы, S=D. Фотореакция сохранена. Точки выхода тройничного нерва безболезненны. Нижняя челюсть по средней линии. Корнеальный и конъюнктивальный рефлексы сохранены. Лицо симметричное.

Слух ориентировочно не нарушен. Нистагма нет. При глотании не поперхивается. Глоточный и небный рефлексы оживлены. Гиперсаливация. Голова по средней линии. Язык в полости рта по средней линии. Фасцикуляций и фибрилляций нет. В двигательной сфере: ходит самостоятельно. Отмечается атаксия. Объем активных и пассивных движений полный. Атонии мышц нет. Контрактуры отсутствуют. Дистония. Отмечается нарушение мелкой моторики. Сухожильно-периостальные рефлексы с конечностей оживлены. Со стороны психоэмоциональной сферы: ребенок активный, эмоционально беден. В контакт вступает ситуативно, избирательно. Задержка психоречевого развития. Уровень развития ниже возрастной нормы. Отмечается моторная алалия с элементами эхолалии.

Риск рецидива.

Различный, зависит от этиологии. В тех случаях, когда заболевания наследуются аутосомно-доминантно, то риск составляет 50%. Если же синдром возникает вследствие новых мутаций, то риск рецидива очень низок.

Патогенез

Патология со стороны ЛОРорганов выражается в виде кондуктивной тугоухости, стенозе и (или) атрезии наружного слухового прохода, гипоплазии среднего уха, девиации носовой перегородки, уменьшения назофарингеальных размеров. В ряде случаев при синдроме Пфайффера (Pfeiffer) встречается необычная деформация черепа в форме трилистника или листа клевера. В основе этой деформации лежит преждевременный синостоз коронарного и лямбдовидных швов и внутриутробно развивающаяся гидроцефалия. В результате лобно-теменной отдел мозга отделяется от боковых височных долей. В случае сочетания синдрома Пфайффера (Pfeiffer) с аномалией черепа в форме трилистника у больных обнаруживаются пороки развития мозга (микрополигирия, аплазия мозолистого тела, недоразвитие островков Гейла), со стороны глаз патология выражается в виде колобом радужки и афакии, со стороны лорорганов - в виде атрезии хоан, со стороны сердца - в виде аплазии створок аортального клапана, со стороны пищеварительной системы - в виде пилоростеноза.

Нарушения со стороны внутренних органов представлены патологией костей таза, соха valga, пилоростенозом, пупочной грыжей. К редким аномалиям, встречающимся при синдроме Пфайффера (Pfeiffer), можно отнести стеноз трахеи, вызванный заменой ее хрящевых колец на хрящевую пластину.

Генетика

Синдром Пфайффера (Pfeiffer) вызывается мутацией генов FGFR1 и FGFR2 (I тип этого синдрома связан с мутациями в генах FGFR1 и FGFR2,типы II и III связаны с мутациями в гене FGFR2) и значительно связан с мутациями Фактора роста фибробластов 1 и 2. Эти рецепторы очень важны для правильного развития костей. Неожиданным было обнаружение идентичных мутаций в различных семейных случаях «истинных» синдромов Пфайффера (Pfeiffer) и Крузона (Crouzon) с различным фенотипом.

Мутации в данном гене приводят также к развитию: синдрома Аперта, синдрому морщинистой кожи Беаре-Стевенсона, синдрома дисплазии Bent bone, краниофациально-скелетно-дерматологической дисплазии, неспецифическому краниосиностозу, синдрому Джексона-Вейсса, синдрому LADD, синдрому Антли-Бикслера, синдрому Крузона, синдрому Сетре-Чотзена, скафоцефалии и аномалии Аксенфельда-Ригера, синдрому скафоцефалии, западения верхней челюсти и умственной отсталости, соматическая мутация приводит к раку желудка.

Литература

1. Козлова С. И., Демикова Н. С. Наследственные синдромы и медико- генетическое консультирование. – М.: КМК, 2007 – 448 с.

2. Кеннет Л. Джонс «Наследственные синдромы по Девиду Смиту» Атлас-справочник. Москва, Практика, 2011.

3. Naveh, Y., Friedman, A. Pfeiffer syndrome: report of a family and review of the literature. J. Med. Genet. 13: 277-280, 1976.

4. OMIM.

5. Koltunov D.E. 2010. Sindrom Pfayffera: klinicheskie proyavleniya i etiologiya. Voprosy diagnostiki v pediatrii [Pfeiffer syndrome: clinical manifestations and etiology]. (3), 3:42-46 (in Russian).

6. Koltunov D.E., Bel'chenko V.A. 2012. Kharakteristika skeletnykh deformatsiy u patsientov s sindromami Aperta, Kruzona, Pfayffera. Voprosy prakticheskoy pediatrii [The characteristic of skeletal deformations at patients with Apert, Kruzona, Pfeiffer syndromes]. (6), 6:57-62 (in Russian).

7. Koltunov D.E., Bel'chenko V.A. 2013. Diagnostika sindromal'nykh form kraniosinostozov. Voprosy prakticheskoy pediatrii. [Diagnosis of craniostenosis sуndrom forms]. (3), 3:52-55 (in Russian).

8. Rossi M., Jones R. L., Norbury G. et al. 2003. The appearance of the feet in Pfeiffer syndrome caused by FGFR1 P252R mutation. Clin. Dysmorph. 12:269-274.

9. Vogels A, Fryns JP. Pfeiffer syndrome. 2006. Orphanet Journal of Rare Diseases, 1:19.

Просмотров работы: 2179