ЗАХА ХАДИД. ОТРАЖЕНИЕ НА ОПЕРЕЖЕНИЕ - Студенческий научный форум

VIII Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум - 2016

ЗАХА ХАДИД. ОТРАЖЕНИЕ НА ОПЕРЕЖЕНИЕ

Рощаховская В.В. 1
1Ростовская государственная консерватория им. С. В. Рахманинова
 Комментарии
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF
Заха в переводе с арабского означает «блистательная». И действительно, девочка, родившаяся в Багдаде в 1950 году, уже в 11 лет твердо решившая, что хочет стать архитектором, сделала блестящую карьеру, победив на множестве международных конкурсов и став первой женщиной, получившей Притцкеровскую премию – высшую награду в области архитектуры (аналог Нобелевской премии). Оригинальный творческий язык Захи Хадид, основанный на принципах неомодернистской архитектуры, уходит корнями в конструктивизм и супрематизм начала XX века. Архитектор считает, что архитектура прошлого была аутентична своей эпохе, а сейчас совершенно бессмысленно воспроизводить этот стиль в силу того, что такие здания не отражают время, в которое мы живем, не соответствуют стилю жизни современного города и чем дальше, тем больше становятся чисто декоративными постройками. З. Хадид: «К сожалению, в XVII и XVIII веках архитекторы занимались не столько организацией пространства, сколько созданием "интерьерной моды"».

В 1972, после окончания математического факультета Американского Университета в Бейруте, Хадид поступила в школу Архитектурной Ассоциации в Лондоне (The Architectural Association School of Architecture). Архитектурная Ассоциация предоставила богатую почву для развития творческого воображения. По окончании школы, в 1977 году, один из ее педагогов Колхаас предложил Хадид работу в своей студии The Office for Metropolitan Architecture (ОМА). Здесь будущая «королева деконструктивизма» проработала недолго. В 1980 году она сама начала преподавать в Архитектурной Ассоциации, где организовала собственную студию. По словам Захи ее идеи стали по-настоящему востребованы только после участия в строительстве Центра современного искусства Розенталя в Цинциннати США, открывшегося в 2003 году.

По продуктивности – числу реализованных объектов по всему миру – британское бюро Zaha Hadid аrchitects на сегодняшний день уступает лишь архитектурной «машине» Foster+Partners, несмотря на то, что почти все проекты замораживались (во многом — из-за неготовности заказчиков принять её нестандартный и оригинальный дизайн или же недостатка денежных средств).

Сильное влияние на Заху как архитектора оказал русский архитектурный авангард 1920-х годов и творчество Казимира Малевича, но ее творческий язык остается ярко оригинальным. Колхас назвал ее «планетой на своей собственной орбите». Зенгелис считал ее самым талантливым человеком, который когда-либо у него учился. Но, по его воспоминаниям, ей требовалась помощь при разработке второстепенных деталей – особенно с лестницами, которые в ее студенческих проектах всегда упирались в потолок.

Все реализованные (а особенно нереализованные) ее проекты стремятся к изменению традиционных представлений об архитектуре и градостроении. В работах Хадид всегда есть место экспериментам, которые создают особую эстетику, диктующую новые правила современному дизайну. Ее дипломный проект, удостоенный в 2004 году самой престижной архитектурной награды в мире, называется «Архитектон Малевича» в честь знаменитого супрематиста, который считал, что пространство можно ощутить, лишь оторвавшись от Земли и потеряв точку опоры. Тот же принцип лежит в основе многих проектов Захи Хадид – ее архитектура как будто порывает с гравитацией.

Поначалу архитектура Захи была более тектонической, а теперь в ней сильнее проявляется органическое начало. В каждом проекте она пытается изобрести что-то заново. З. Хадид: «Архитектура в этом смысле ничем не отличается от искусства. Ты не узнаешь, что возможно, до тех пор, пока не попробуешь это сделать. В любом случае за всем этим стоят принципы наложения различных уровней друг на друга, принципы направления объектов в разные стороны и принцип фрагментирования. Я хочу создать бесконечную композицию, чтобы у здания не было одного входа и одного выхода, чтобы проект не предусматривал только одного способа использования пространства».

В каждом проекте Заха ищет для себя особенную динамическую организацию. Это может проявляться в том, что у здания будет несколько уровней, которые постоянно переходят друг в друга, или в создании отделенных пространств другим способом, например с помощью ниш. Но в любом случае это будет действительно новый способ организации, обусловленный сильно изменившимся образом жизни: многие люди живут и работают в одном пространстве, едят не на кухне и не в столовой, а на диване в гостиной перед телевизором.

Самой Захе не нравятся дома, где все помещения выглядят одинаково. З. Хадид: «Когда две или три комнаты похожи по объему и по форме - это еще ничего, но когда этот принцип применяют ко всем комнатам в доме - это ужасно однообразно. Я не говорю только о разнообразии форм». Сегодня наблюдается тенденция к созданию экспрессивных зданий (по мнению архитектора Антонио Читтерио) и упрощению интерьеров. Тем более, что интерьерами занимаются преимущественно дизайнеры, и редко для архитектора это становится интересным.

В значительной степени на внешний вид зданий архитектора повлияли инновации в области строительных технологий. Как признается Заха, она и сама поверила в иллюзию того, что здания могут висеть в воздухе, будто они не касаются поверхности. Впоследствии проекты Захи становились для инженеров постоянной головной болью. Хочется заметить, что Заха использует именно конструктивное направление строительных технологий, обходя вниманием стилистическое, несущее декоративную форму. Ее интерес направлен на строительство таких зданий, в которых инженерная составляющая становится невидимой. З. Хадид: «Например, вы не видите колонн, но не потому, что у здания отсутствует структура, а потому, что нет колонн: вся структура спроектирована по-другому».

На одной из выставок, в организации которой принимала участие, Заха пришла к идее, что пол не обязательно должен быть плоским и лишенным препятствий, к идее того, что препятствия могут быть частью пола, как в ландшафте. Сами проекты архитектора - это своего рода ландшафт. В них Заха большое внимание уделяет тому, как будут расположены в этом ландшафте необходимые элементы, какой будет его топография, каков будет угол падения света. Она ни на секунду не забывает о том, будет ли человеку просто ориентироваться в таком пространстве, сможет ли он легко найти путь назад, если захочет вернуться и еще раз посмотреть на что-то, что уже видел. Интересно, что по мнению Захи в проекте обязательно должна присутствовать значительная доля странного. З. Хадид: «Проект, как любой подлинный объект желания, сначала должен казаться загадочным, словно незнакомая территория, которая ждет, чтобы ее открыли и исследовали».

Однажды Заха, делая студенческий проект, посвященный стулу из гнутого пластика по дизайну Вернера Пантона, стала его растягивать и тянуть, превращая то в шезлонг, то в барный стул. Вытянутым стул сразу требовал для себя текучего пространства, а будучи вытянутым вверх, напротив, - сжатого. Во время работы над этим проектом у Захи появилось много идей: идея текучих или сжатых пространств, идея эластичных пространств и так далее. Заха: «Когда меняется форма, к которой мы привыкли, это развивает мышление человека в целом. Расположение предметов в пространстве - очень увлекательная тема».

Отсюда становится понятна идея ледяных и снежных ландшафтов, по мнению Захи удивительно гармоничных природных сущностей с замечательными текучими формами. Главное для нее здесь то, что лед тает и находится в постоянном движении.

В проектах Захи мало прямых линий и часто не существует четкой границы между стеной и полом, между стеной и потолком, они переходят друг в друга. Она объясняет это тем, что массовому производству проще делать дома-блоки с прямыми стенами, как в то время, когда архитектура попала под диктат массового производства, и архитектор поверил в то, что может иметь дело только с прямым углом, хотя в природе есть еще 359 других углов. Теперь мы освободились от этого диктата и не нуждаемся в стандартных планах. Архитектор может создавать более индивидуальные проекты, приспособленные под конкретные потребности человека. Каждое место застройки отличается от другого: другое качество жизни, другие условия, другие культуры. Само разнообразие жизни помогает бороться типичными формами. Создавая непрерывную, бесшовную поверхность, как в ландшафте, архитекторы стали придумывать новые способы организации пространства, новые способы восприятия ситуаций. З. Хадид: «Ландшафтная архитектура — это посредник между природой и архитектурой, у неё можно взять идеи ассимиляции, подобия, развития и так далее».

Заха, в свою очередь, пытается передать эмоции, которые испытывает человек, оказавшийся в дикой природе, в незнакомом, неисследованном месте. Постижение природы не имеет ничего общего с линейной системой координат, ей просто интересно создавать пространство, где у человека есть выбор системы координат. З. Хадид: «Когда вы оказываетесь в дикой природе, у вас нет определенного маршрута, и вы обнаруживаете места и вещи, которые не стремились обнаружить. Иногда вы чувствуете себя потерянным, но это лишь акцентирует внимание на том, что есть и другие пути».

Привлекательна для Хадид появившаяся в 70-х возможность остекления зданий, которая технологически развившись и став совершенней, сегодня позволяет создать стеклянный фасад совершенно другой формы для уже существующего здания (часто такие фасады называют второй кожей). Это обусловлено еще и тем, что в европейских городах довольно мало солнечного света и прозрачность постройкам просто необходима. З. Хадид: «Стекло мне нравится тем, что оно придает зданию легкость, появляются дополнительные тени, можно сделать интересную подсветку, - все это неоспоримые достоинства стекла. На мой взгляд, в области технологий остекления предстоит еще немало всего придумать». На первый план она выдвигает изобретение очень больших по площади бесшовных поверхностей, затем создание альтернативы силикону, который применяется для изоляции швов, поскольку Захе интересно использовать стекло для создания более открытых пористых конструкций, позволяющих зданию активнее взаимодействовать с внешней средой, для чего и требуется более пластичное стекло.

Заха считает себя женщиной арабского происхождения, но не ограничивается рамками мусульманской культуры и вообще не относит себя к какой-то культурной общности. Что касается дискриминации по половому признаку - трудностей становилось гораздо больше по мере того, как ее работы приобретали убедительность. З. Хадид: «Женщине очень тяжело стать архитектором, потому что профессия оказывает на человека сильное давление и отнимает чудовищное количество времени, которое женщине хочется потратить на семью и детей. Посмотрите на меня: я все время работаю, и у меня ни семьи, ни детей. Но у меня другая цель. Вся моя жизнь была непрестанной борьбой за то, чтобы воплотить свои идеи в бетоне».

Заха относится к тем, кто с легкостью поменяет свое мнение, не останавливаясь на закостенелых представлениях о правильном и неправильном. Крайне важен эксперимент. Ее «космическая» архитектура, так же, как и ее создатель, находясь в заурядном окружении, кричит: «Пора перемен». Проекты отличаются целостностью, фирменной «текучестью» и прозрачностью внутреннего пространства, а в то время как Заху называют архитектором, опережающим время, сама она говорит о том, что ее проекты отвечают современному времени и ритму жизни.

Архитектор всегда пыталась разрушить общепринятые каноны и «растянуть» рамки привычного пространства, придав ему мощный динамический импульс. С этой же целью — усиления внутреннего движения и деформации — Заха Хадид, полностью отметая общепринятую геометрию, использует искажённую перспективу, выявляющую кривые линии.

Кроме чисто архитектурной работы с крупными формами, Заха Хадид охотно экспериментирует в жанре инсталляции, а также создаёт театральные декорации, выставочные и сценические пространства, интерьеры, обувь, картины и рисунки. Здесь она оттачивает новые формы в условиях полной композиционной свободы или, напротив, в условиях жёстких задач.

Заха — автор нескольких экспериментальных коллекций мебели.

Живопись и рисунки Захи Хадид многократно экспонировались во многих странах. Она читает лекции и устраивает мастер-классы по всему миру, каждый раз собирая полные аудитории.

Постройки:

Первая постройка: 1994 — Пожарная часть компании-производителя дизайнерской мебели «Витра», Вайль-на-Рейне, Германия.

Самые известные:

- трамвайная станция и автопарк (Страсбург, Франция);

- лыжный трамплин и станция канатной дороги (Инсбрук, Австрия);

- центр современного искусства (Цинциннати, США).

Выделяемые Хадид:

- центр водных видов спорта (Лондон), Англия и музей транспорта в Глазго.

Список Интернет - источников:

  1. http://archi.ru

  2. http://architector.ua

  3. http://arx.novosibdom.ru

  4. http://kommersant.ru

  5. http://www.salon.ru

  6. https://ru.wikipedia.org

6

Просмотров работы: 807