«ЯЗЫК» ФОЛЬКЛОРНОЙ ПЕСНИ В АСПЕКТЕ ДИАЛЕКТНЫХ ОСОБЕННОСТЕЙ - Студенческий научный форум

VIII Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум - 2016

«ЯЗЫК» ФОЛЬКЛОРНОЙ ПЕСНИ В АСПЕКТЕ ДИАЛЕКТНЫХ ОСОБЕННОСТЕЙ

Никишёва А.М. 1, Коноваленко С.П. 1
1Белгородский государственный институт искусств и культуры
 Комментарии
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Согласно проведённым исследованиям, современный исполнитель традиционной песни определённо знает, что первое, с чем нужно познакомиться, работая над музыкальным произведением – это фольклорный текст и его диалектные особенности. Все чаще меняющий свою постоянную сельскую среду бытования на городскую, музыкальный фольклор, меж тем, стремится к узнаваемости, аутентичности песенных традиций. Изучение, реконструкция и точное воспроизведение традиционной культуры (в том числе и диалектных особенностей) позволяет продлить жизнь многим произведениям фольклора, а для обрядовых форм фольклора – сохранить живую память о народных традициях. Особенности языка, говора, речи являются частью народной культуры. Знакомясь с диалектом, мы приобретаем познания о том, как назывались = «понимались» предметы быта, продукты жизнедеятельности (например: тво`рог/ тваро`г). В говоре определённой местности мы узнаём о способах ведения хозяйства (допустим: орать/пахать/ходить), особенностях семейного уклада (голова=глава=батька), человеческих отношений («Ой, да, гляну, г(ы)ляну, то-та ж на свякровью, ой, да абальётся да серца кровью… Ой, да гляну, г(ы)ляну, то-та ж я на мужа, ой, да абальётся да серца дюжа» с. Фощеватово Волоконовского района Белгородской области), обряды («коровья смерть», «хоронить стрелу», «водыть Мыланку», «кстить кукушку», «водить русалку» и т.д.), обычаи (когда «шапка жениха приходит» вместо жениха, или, «доглядины», свадебные чины: «святная девка», дружка, подружье, дядькя и т.п.), народный календарь (Евдокия – замочи подол, Герасим-грачевник, Алексей-тёплый, Никола-травный, Фалалей-огуречник, Моргоски, Сямик-Троица, Сила и Силуян – веками выверенный срок сева озимых и т.п.). В каждом говоре большое количество выразительных словесных образов, фразеологизмов, передающих восприятие и видение жизни деревенским жителем. Поэтому, благодаря говору, мы знакомимся с народным мышлением, сознанием, целым комплексом разнообразных народных представлений о мире.

Встречаясь с народными исполнителями или просматривая записи прошлых лет, мы постепенно приобретаем слуховые навыки, накапливаем знания по исполнению местных традиций. Прежде всего, проводится работа по воссозданию этнографического контекста. Здесь необходимо дать обоснованные, достоверные ответы на такие вопросы, как: где, когда, кем и зачем исполнялось фольклорное произведение, то есть место, время и принадлежность песни к какой-либо ситуации или обряду, и диалекту здесь отводится немаловажное место.

Одной из задач реконструкции, изучения народного песенного стиля является воссоздание достоверного звучания [1]. Главная проблема для «вторичных» ансамблей, стремящихся к реконструкции аутентичного звучания определенной песенной традиции – не воспроизведение фонической окраски звука, способов вокализации, интонирования, что достаточно легко, а в представлении песенной традиции как конкретного музыкального диалекта со своим попевочным словарем, набором музыкальных лексем, ритмическими и звуковысотными моделями, ладовыми формами. В этом случае наилучших результатов достигают те ансамбли, которые исследуют только одну певческую традицию.

Вокалисты, изучающие таким образом особенности исполнения фольклорных песен, то есть посредством «погружения» в местную певческую культуру, приобретают речевые и певческие навыки, а именно:

- мыслить и исполнять песню только по правилам местного диалекта;

- применять знания по особенностям говора села или диалектной зоны, например, южнорусский говор соединяет в себе следующие черты: вместо «ч» произносить «щ», вместо «ц» - «с», замена букв «е, о» в окончаниях на «я», аканье, слова произносятся по-особому – «пышол, кукушачка, пащяму, улиса» [2];

- петь в местной манере.

«На том боке, на талоке там Ванькя арёть,

Дай Мареюшке, да Степановне, да голас падаёть…»

«Да падумаю-пагадаю, на щом волюш(и)ку ш(и) згадаю…»

(с. Фощеватово Волоконовский район Белгородская область).

Делая некоторые выводы, мы можем утверждать, что диалект – это языковая система, которая служит средством общения небольшой территориально замкнутой группы людей, «обычно – это жители одного или нескольких населенных пунктов сельского типа» [3]. Исследования показали, что говор двух отдалённых друг от друга русскоязычных сёл (Камызино Красненского района и Фощеватово Волоконовского района Белгородской области) значительно отличается и имеет свои особенности. Наша работа только наметила пути продвижения в изучении южнорусского диалекта на территории Белгородской области. Однако, нами выявлен ещё один немаловажный аспект: нужно помнить всем вокалистам, исполнителям фольклорной песни, что диалектная речь не может быть приблизительной и небрежной, отстаивая право фольклорной музыки оставаться самобытной, следует добиваться абсолютной органичности и стилистической точности речевого произнесения.

Список литературы:

1. Сысоева, Г.Я. Локальный песенный стиль воронежско-белгородского пограничья в контексте традиционной культуры // Вестник Российского научного гуманитарного фонда. – М., 2005. – № 4 (41).

2. Щуров, В.М. Песельники села Фощеватова / В.М. Щуров // Народные певцы и музыканты. – М.: Изд-во «Советский композитор», 1989 г. – С. 62.

3. tapemark.narod.ru

Просмотров работы: 956