РОЛЬ КАЛЕНДАРНЫХ ПЕСЕН И ОБРЯДОВ В ЖАНРОВОЙ СИСТЕМЕ ФОЛЬКЛОРА - Студенческий научный форум

VIII Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум - 2016

РОЛЬ КАЛЕНДАРНЫХ ПЕСЕН И ОБРЯДОВ В ЖАНРОВОЙ СИСТЕМЕ ФОЛЬКЛОРА

Савельева Я.А. 1, Коноваленко С.П. 1
1Белгородский государственный институт искусств и культуры
 Комментарии
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Рассматривая календарные песни, мы имеем ввиду, в первую очередь, приуроченные к праздникам и обрядам песенные образцы. Нами выявлены следующие жанры, исполняющиеся в сёлах Ураково и Большебыково: колядки, овсени, посевальные, масленичные, троицкие. Не приуроченные песни, которые «играли круглый год» – плясовые, карагодные, протяжные.

Описание праздников и обрядов годового круга можно начать со Святок. Под Рождество молодёжь и дети рядились в вывернутые тулупы, лица мазали сажей и ходили колядовать. Мехоноша нёс мешок с гостинцами. Вместе шли по селу с балабайкями, гармонями и, заходя во двор, кричали: «Хозяева, разряшите нам коляду кликать!». Если хозяин разрешал, ряженые запевали «Ой, калёда, Иван господин, ты повыди сюда и повыноси нам. Уж мы табе коня привяли, а жане твоей лисью шубу, а дочери сапоги, а сыну – шапку».

В основе текста колядки лежат символы мифосознания: конь – основа хозяйства, добротное его ведение; лисья шуба (огонь, бурая туча) – пожелание жизненных сил в обустройстве семейного очага хозяйке дома; красные сапоги – пожелание дочери хозяина определиться в жизни, сыну – ума [1]. За такие поздравления хозяева щедро угощали колядовщиков лесными орехами, пирогами, свеклой, салом. Считалось, что чем больше одаришь колядовщика, тем счастливее пройдёт год, богаче будет урожай. Если колядовщиков не пускали, им кричали корилки: «Колод, колод, на дворе холод, а в хате тихо, чтоб вам лихо. Хозяин – жадница!». Потом дети уходили домой, унося с собой заработанное, а молодежь просилась к кому-нибудь в дом. Тут они играли в поцелуйные игры «у репку», пели.

В щедрый вечер пели овсени: «Овсень коляду, подбил на ляду, уставай коляда под тобою вода» [2].

Зимние гуляния заканчивались Масленицей. Весело и разгульно проходил вечера. Ребята запрягали тройки, украшали дуги звонами и ехали кататься. Во время катания исполнялись песни «Полно, полно вам ребята», «Ох, что же вы, ребятушки не женитеся» и т.п. После катания на тройках народ собирался у «закатанной» горы, делали чучело и сжигали его.

Последнее воскресенье Великого поста называлось Вербным. В этот день жители носили в церковь веточки вербы, где их святили. Потом приходили домой, вербой хлестали всех близких и скотину, приговаривая при этом: «Вербохлёст, бей до лёз, не я бью, верба бьёт». С этого дня молодёжь собиралась на грань или на выгон песни играть.

На Пасху вся округа одевалась в праздничные наряды, хозяйки пекли куличи и красили яйца [3]. Три дня на Пасху, а затем на Красную горку, на Моргоски и три дня на Троицу можно было видеть «силу людей» в золотых сороках, пляшущих в карагодах. В субботу перед Троицей шли в лес за берёзовыми и кленовыми ветками и травой. К вечеру начиналась уборка хат. В «красные» углы дома ставились ветки, пол и подоконники дома усыпались душистыми травами: мятой, любистой, чебрецом. Девки с едой шли на луг и там обедали, плели венки, пели и плясали [3], под удары косы завивали венки, а после несли их на кладбище, тем самым, почитая память усопших родителей. Пели «Да в нас вы лугу», «Шёл я лесом», «Вселиственный венок», «У барина хороша была жена». В этот день женщины одевались в одежду красного цвета. На второй день Троицы жители села гуляли в лесу на большебыковской поляне. Женщины надевали белые торговые рубахи и завески белого цвета. Дети играли в игры: «шар», «репка», «маслища».

Таким образом, проанализировав календарные традиции двух сёл восточной Белгородчины, мы можем говорить об общих чертах, характерных для Белгородско-Воронежского региона в целом, что подтверждает мысль об исторических корнях локальной культуры.

Литература

  1. Фасмер, М. Этимологический словарь русского языка: В 4-х тт. / Под ред. Б. А. Ларина, пер. с нем. О. Н. Трубачёва. – 4-е изд., стереотип. – М.: АСТ, 2009. – Т. I – 592 с.; Т. II – 672 с.; Т. III – 832; T. IV – 864 с.

  2. Щуров, В.М. Южнорусская песенная традиция / В.М. Щуров. – М., 1987.

  3. www.bykowo.ru/fakty.html

Просмотров работы: 712