КОЛЛИЗИЯ ФОРМ ОХРАНЫ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНЫХ ПРАВ - Студенческий научный форум

VIII Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум - 2016

КОЛЛИЗИЯ ФОРМ ОХРАНЫ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНЫХ ПРАВ

Сахарова Г.К. 1
1Владимирский государственный университет
 Комментарии
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF
В соответствии со статьей 1225 ГК РФ [1] товарный знак и персонаж являются самостоятельными и независимыми друг от друга охраняемыми результатами интеллектуальной деятельности, и средствами индивидуализации. Исходя из этого, один материальный носитель может является объектом правовой охраны исключительного авторского права и одновременно быть зарегистрирован в качестве товарного знака. На практике, возникают такие случаи, когда суд в своем решении устанавливает наличие у истца как исключительных прав на товарные знаки, так и исключительные авторские права. Например, когда на одном материальном носителе изображены три персонажа, два из которых являются также товарными знаками. Имеются судебные решения, когда суд взыскивает компенсацию в минимально установленном размере десяти тысяч рублей, за нарушения исключительных прав на товарный знак и персонажи в целом [2]. Или же возможна такая ситуация, когда суд взыскивает компенсацию пятьдесят тысяч рублей, то есть в минимально установленном размере применительно к персонажам, которые являются элементом товарных знаков, и к товарным знакам. В обоснование своей позиции суд указывает, что в силу статей 1225, 1259, 1515 ГК РФ каждый из товарных знаков, наряду с персонажами из аудиовизуальных произведений являются самостоятельными объектами исключительных прав, подлежащих защите [3].

В ранее действующей редакции статьи 1252 пункта 3 было не вполне понятно, что следует понимать под "каждым случаем неправомерного использования". Можно трактовать как отдельно взятый результат интеллектуальной деятельности, отдельно выявленный факт правонарушения или как одну единицу товара. Новая редакция данной статьи тоже не дает ответа на коллизию форм охраны. Законодатель разграничивает используемые результаты интеллектуальной деятельности и количество материальных объектов, на которых использован такой результат или такое средство. К примеру, когда несколько товарных знаков, изображены на одном товаре. В данном случае количество нарушений исключительных прав будет соответствовать количеству товарных знаков. В связи с этим возникает теоретический вопрос понятия формы охраны и отграничения ее объекта интеллектуальной собственности.

В соответствии с философской трактовкой категории "форма", это есть способ существования и выражения содержания предметов и явлений [4]. К примеру, как отмечает С.П. Гришаев [5], авторское право направлено на охрану прежде всего формы, а не содержания произведения. В соответствии с этим можно заключить, что внешняя форма выражения произведения будет охраняться авторским правом и в данном случаем совпадать с формой охраны. Произведение не будет охраняться в случае если у него не будет внешней формы выражения. Другое дело товарный знак. Для возникновения иной формы охраны необходима регистрация товарного знака. На основании этого можно заключить, что под формой охраны интеллектуальной собственности понимается правовой режим, объектов интеллектуальной собственности. Например, изобретение может быть запатентовано, защищено с помощью коммерческой тайны, или же опубликовано. В соответствии с этим можно заключить, что форма выражения произведения, процессуальная форма защиты интеллектуальных прав и форма охраны как правовой режим – разные категории права. Как отмечает М.В. Опарина [5], разграничивая защиту и охрану интеллектуальных прав, защита исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности осуществляется в административном либо судебном порядке в зависимости от характера спора. Защита осуществляется законом, конкретными нормами. Суд же являясь правоприменительным органом применяет эти нормы в связи с иском против правонарушителя. Охрана прав авторов и изобретателей включает права «промышленной собственности» («промышленные права»), под которыми понимаются исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности, используемой в производстве, а также на охраняемые законом символы и обозначения, используемые в торговом обороте (товарные знаки, наименования мест происхождения товаров и др.).

Объекты интеллектуальных прав представляют собой особый объект гражданских прав с характерным только для них правовым режимом [6]. То есть товарному знаку соответствует режим главы 76 ГК РФ: «Права на средства индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий». В статье 1225 ГК РФ обозначены именно сами объекты, а не права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации [7]. Объекты не могут отчуждаться или иными способами переходить от одного лица к другому. Как пишет С.П. Гришаев: «Результаты интеллектуальной деятельности сами по себе необоротоспособны, однако исключительные права на них являются объектом гражданского оборота. Так, автор литературного произведения может уступить исключительное право на него, которое включает правомочия использования и распоряжения другому лицу (например, издательству) [8]».

Таким образом, они ограничены в обороте, следовательно, они не могут охраняться. Форму охраны приобретают субъективные права на них. Само понятие интеллектуальные права включает несколько видов гражданских прав: исключительные, личные неимущественные и иные права. Как отмечает Е.А. Кондратьева, термин "интеллектуальные права" используется законодателем во множественном числе, совсем не обязательно, чтобы права всех трех групп возникали у правообладателя одновременно и существовали параллельно [8]. Однако, именно исключительное право, обладая имущественным характером, имеет особое значение для вовлечения объектов интеллектуальной собственности в оборот и использования их не только автором [9]. В соответствии с этим, стоит заключить, что при коллизии форм охраны, вправе требовать компенсации, как способа защиты права, будет обладатель исключительных прав.

В случае с рассматриваемым ранее примером, когда суд взыскивает компенсацию в размере десяти тысяч рублей, за нарушения исключительных прав на товарный знак и персонажи в целом, не учитывается, что предметом судебной защиты по заявленном иску являются различные объекты, воплощенные хоть и на одном носителе, но являющиеся самостоятельным нарушением исключительных прав правообладателя.

В ситуации, когда суд взыскивает за каждого персонажа и каждый товарный знак, также является необоснованной. Так как в данном случае речь идет не о двух отдельных объектах охраны, а о различных формах охраны, то есть о товарном знаке и о таком охраняемом элементе товарного знака как персонаж. В соответствии с этим необходимо отличать самостоятельный объект и форму охраны, которая как таковая не влечет создания нового объекта. Соответственно, согласно статьи 1482 пункту 2 ГК РФ в качестве товарных знаков могут быть зарегистрированы словесные, изобразительные, объемные и другие обозначения или их комбинации. То есть изображение является элементом товарного знака. Согласно статьи 1483 пункту 9, когда включенное в товарный знак изображение является охраняемым авторским правом произведением, то для правомерного осуществления регистрации и последующего использования товарного знака необходимо согласие автора (правообладателя). Исходя из этого, можно заключить, что сама по себе передача исключительных авторских прав не создает новый объект. Появляется право использовать данный персонаж, в том числе, как элемент товарного знака. Таким образом, форму охраны можно применить лишь к правам, которыми могут обладать и несколько субъектов.

Такие случаи в практике судов, говорят о недостаточной регламентированной данного вопроса и законодательного закрепления правила о том, что использование в коммерческих целях персонажа, как элемента товарного знака, защищается режимом правовой охраны исключительных прав на товарный знак. Если же персонаж используется не для индивидуализации товаров и услуг и продвижению их на рынке, то охраняется авторским правом.

БИБЛИОГРАФИЯ

[1] Гражданский кодекс Российской Федерации (часть четвертая) [Текст]: кодекс от 18.12.2006 № 230-ФЗ (в ред. от 13.07.2015) // СЗ РФ. 2006. № 52 (1 ч.). Ст. 5496; 2014. № 11. Ст. 1110.

[2] Решение Муромского городского суда Владимирской области от 25 июля 2014 года N 2-1386/2014 по делу N М-1312/2014.

Апелляционное определение Владимирского областного суда от 11 декабря 2014 года N 33-4158/2014 по делу N 3-4158/2014.

[3] Философский энциклопедический словарь. — М.: Советская энциклопедия. Гл. редакция: Л. Ф. Ильичёв, П. Н. Федосеев, С. М. Ковалёв, В. Г. Панов. 1983.

[4] Гришаев С.П. Правовая охрана произведений науки, литературы и искусства как объектов авторского права по новому законодательству Российской Федерации // СПС КонсультантПлюс. 2007.

[5] М. В. Опарина Гражданско-правовая ответственность за нарушение авторских прав в российском и зарубежном законодательстве // Политика и Общество. - 2012. - 4. - C. 147 - 152.

[6] Кондратьева Е.А. Объекты интеллектуальных прав и их правовой режим: Дис. ... к.ю.н. М.: РАГС при Президенте РФ, 2010.

[7] Постановления Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 26 марта 2009 г. N 5/29 "О некоторых вопросах, возникающих в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации"

[8] Гришаев С.П. Эволюция законодательства об объектах гражданских прав // СПС КонсультантПлюс. 2015.

[9] Кондратьева Е.А. Интеллектуальные права и их субъекты // Юрист. 2015. N 5. С. 36 - 41.

[10] Аникин А.С. Природа гражданско-правового обязательства, возникающего при нарушении исключительного права // Материалы I Всероссийской научно-практической конференции "Юридическая наука и практика: проблемы современности и перспективы развития". Н. Новгород, 2013. С. 96 - 102.

Просмотров работы: 1056