ОТ ТРАГЕДИИ «РОМЕО И ДЖУЛЬЕТТА» У. ШЕКСПИРА К МЮЗИКЛУ «ВЕСТСАЙДСКАЯ ИСТОРИЯ» А. ЛОРЕНЦА И Л. БЕРНСТАЙНА (СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ПОЭТИЧЕСКИХ МОТИВОВ) - Студенческий научный форум

VIII Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум - 2016

ОТ ТРАГЕДИИ «РОМЕО И ДЖУЛЬЕТТА» У. ШЕКСПИРА К МЮЗИКЛУ «ВЕСТСАЙДСКАЯ ИСТОРИЯ» А. ЛОРЕНЦА И Л. БЕРНСТАЙНА (СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ПОЭТИЧЕСКИХ МОТИВОВ)

 Комментарии
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

История создания «Вестсайдской истории» приходится на 1949 год, когда у Бернстайна возникают первые попытки создания мюзикла по произведению У. Шекспира «Ромео и Джульетта». Н. Симеон отмечает, что сам автор так объясняет выбор сюжета: «глобальная идея создать мюзикл, который расскажет трагическую историю в жанре музыкальной комедии, используя только приёмы музыкальной комедии, не попадая в “оперную” ловушку. Можно ли добиться успеха? Его ещё нет в нашей стране. Я взволнован» [4, 17]. Для создания либретто Бернстайн приглашает к сотрудничеству Артура Лоренца. Об особом значении драматурга для становления концепции мюзикла пишет Г. Шнеерсон: «Нельзя не признать также высокое мастерство драматургии пьесы, смелость фантазии либреттиста, дерзнувшего переосмыслить содержание “печальной повести” о Ромео и Джульетте, перенести её содействие в современную Америку, сохранив при этом основные линии развития драматических событий» [3, 212].

В данной статье в фокусе внимания два произведения: трагедия У. Шекспира «Ромео и Джульетта» и либретто А. Лоренца «Вестсайдская история» в мюзикле Л. Бернстайна. Между созданием этих двух произведений более 300 лет: первое появилось в 1594 – 1595 годах, второе в 1957 году. Несмотря на большую историческую отдалённость, их сближает художественная тема – родовая и расовая вражда между людьми, порождающая конфликты в обществе. Сравнительный анализ нацелен на выявление поэтических мотивов, рассмотрение которых позволит представить сходство и различие литературного источника и созданного по нему либретто.

Трагедия Шекспира «Ромео и Джульетта» состоит их пяти актов. В I и II актах – по 6 сцен, в III и IV – по 5, в V, финальном акте – 3 сцены. В либретто Лоренца II действия: в I– 9 картин, во II – 4 картины.

Общим для данных текстов становятся поэтические мотивы любовного томления, клятвы, венчания, прощания, смерти. При этом сквозными поэтическими мотивами становятся два, которые определяют суть конфликта и формируют две линии в драматургии – это мотивы любви и вражды.

В I д. 1 сцене трагедии Шекспира главным является мотив вражды. Представителям родов Монтекки и Капулетти Герцог делает предупреждение о том, чем может завершиться их противостояние и требует примирения: «Бунтовщики! Кто нарушает мир? Кто оскверняет меч свой кровью ближних? Чтоб унимать грызущую в вас злобу, теперь немедля разойдитесь. Итак, под страхом смерти разойдитесь!»1.

В I д. 1 картине мюзикла мотив вражды экспонируется в № 1 «Интродукция и сцена». В данном случае примиряющим становится не Герцог, а полицейский Крапки: «Хватит! Заканчивай! Пожалуйста, хоть убивайте друг друга… но не на моём участке! Ладно, Бернардо, забирай свою шваль и проваливай. Ракеты, с сегодняшнего дня вы будете дружить с пуэрториканцами. До свидания, мальчики!».

В I действии трагедии и 1 картине мюзикла экспонируется мотив любви. В сюжете возникает образ возлюбленных: Джульетты у Шекспира и Марии у Лоренца-Бернстайна. Отношение к возлюбленным оказывается различным: для Ромео это уже состоявшееся чувство любви: «Мне покажи красавицу любую – в её красе я лишь прочту о том, что милой красота – гораздо выше. Так не учи, забыть я не могу»2. Однако для Тони это лишь грёзы, мечта, поиск идеала: «Мечта сверкнёт кометой средь бела дня, ярче огня будет сиять! Счастье придёт, будет моим». Тем самым в одном случае возникает портрет возлюбленной, в другом передаётся чувство влюблённости.

Сходным в произведениях является мотив любовного томления: герои связывают с возлюбленной надежду на счастье и одновременно сомневаются в его возможности из-за роковых обстоятельств, которые и Ромео, и Тони ясно осознают.

Следующим этапом развития сюжета служит «Сцена встречи». Данный раздел встречается как у Шекспира в I акте 5сцене, так и у Лоренца в I действии 4 картине. В сцене встречи главные герои прикасаются друг к другу – губами Ромео и Джульетта, руками Тони и Мария. Очевидно, что характер этих прикосновений различен. Так, для героев Шекспира – это момент святости, божественного наслаждения, – романтическая встреча проходит в зале дома Капулетти тёплым итальянским вечером в Вероне: «Недвижно дай ответ моим мольбам. Твои уста с моих весь грех снимают», – говорит Ромео. Джульетта отвечает: «Одна лишь в сердце ненависть была, и жизнь любви единственной дала, не зная, слишком рано увидала или слишком поздно я, увы, узнала. Но победить я чувство не могу: горю любовью к злейшему врагу».

В мюзикле герои встречаются в совершенно иных условиях – холодной ночью в трущобах Вест-Сайда. Они согревают друг друга – и руки, и душу: «У меня руки замёрзли», – Тони берёт её руки в свои. В ответ: «И у тебя». Тони гладит себя по лицу её руками и произносит: «Какое тёплое». Затем и Мария гладит себя по лицу его руками.

В «Сцене встречи» углубляются отношения главных героев, их любовь становится сильнее. Ромео сравнивает Джульетту с красотой природы: солнцем, звёздами, струящимся с небес воздухом, пением птиц: «О там восток – Джульетта это солнце. О вот моя любовь, моя царица. Прекраснейшие в небе две звезды глазам её моленье шлют».

Тони не столько описывает свою возлюбленную, сколько передаёт чувства к Марии: он бесконечно повторяет её имя – «будто мир красоту всю собрал в слове том одном», «скажешь громко и песне литься, скажешь тихо – захочешь молиться», «прекраснее звука в мире нет» – Мария!

«Сцена у балкона» – важный этап в развитии сюжета. У Шекспира это I акт 2 сцена, у Лоренца-Бернстайна – I действие 5 картина. В обоих случаях это развёрнутая сцена, состоящая из нескольких разделов: сначала герои говорят о том, что для них не важно родовое происхождение и связанная с этим вражда. В трагедии читаем: «Меня любовью окрестишь, и с той поры не буду я Ромео». В мюзикле звучит: «Но я не один из них» (Тони).

Далее влюблённые клянутся в вечной любви и верности друг другу: «Но верь мне, друг, – и буду я верней всех, кто себя вести хитро умеет», пишет Шекспир. Близки слова в мюзикле: «Для тебя, теперь я твоя вечно», – шепчет Мария. Кульминацией становится признание в любви и завершает сцену романтическое прощание. В трагедии это снова «спокойный сон очам твоим, мир – сердцу», в мюзикле – «Когда заснёшь, то думай обо мне и во сне всю ночь».

«Сцена венчания» у Шекспира развёртывается во II акте 6 сцене, у Лоренца-Бернстайна в I действии 7 картине. На данном этапе развития сюжета сцены решаются по-разному. В трагедии речь лишь идёт о церемонии, которая предполагает, что Ромео и Джульетта венчаются по канонам католического богослужения. Брат Лоренцо произносит: «Идём, идём, терять не будем время, вдвоём вас не оставлю всё равно, пока не свяжет церковь вас в одно».

В мюзикле сцена венчания подробно воспроизводится по форме католического богослужения, кульминацией которой является клятва новобрачных:

Тони: Я, Антон, беру тебя, Марию…

Мария: Я, Мария, беру тебя, Антона…

Тони: В богатстве или бедности…

Мария: Больным или здоровым…

Тони: Чтобы любить и почитать…

Мария: Чтобы беречь и хранить…

Тони: От зари до зари…

Мария: Изо дня в день…

Тони: Отныне и навечно…

Мария: Пока смерть не разлучит нас.

Однако сама обстановка «снижает» церемониальный характер происходящего, так как Тони и Мария не могут по-настоящему организовать свадьбу по ряду причин: они бедны, их разделяет враждующее окружение, которое никогда не смерится с их чувствами. Лоренцом и Бернстайном найден тонкий приём через иносказание, обыгрывания ситуации – воображаемыми гостями, родственниками для Тони и Марии становятся манекены. Они, находясь в ателье по пошиву свадебных платьев, превращают манекенов в своих родителей, знакомят их друг с другом и благословляют себя на брак сами:

Мария: Мама заставит его спросить о твоих намерениях. Да ходишь ли ты в церковь. А папе ты, может быть, понравишься.

Тони (вставая на колени перед манекеном – «папой»): Могу ли я просить руки вашей дочери?

Мария: Он говорит «да»!

Тони:Gracias!

Мария: А что говорит твоя мама?

Тони: Даже боюсь спросить её.

Мария: Скажи ей, что она избавляется от сына, а не приобретает дочь!

Тони: Она согласна.

Мария: У неё хороший вкус.

В «Сцене драки» вновь возобновляется и с бо́льшей силой мотив вражды: в I акте 1 сцене трагедии, в I действии 7 картине мюзикла. В сюжете возникает такой момент, когда апогея достигает и мотив любви, и мотив вражды, тем самым неизбежным становится появление мотива смерти.

«Сцена драки» осуществляется показательно ритуально, с подчёркнуто «вежливо-издевательским тоном». У Шекспира Меркуцио произносит: «Любезнейший кошачий царь, я хочу взять всего лишь одну из ваших девяти жизней», добавляя, «угодно вам вытащить вашу шпагу за уши из футляра?». У Лоренца-Бернстайна Рифф приглашает к сражению: «Выходите на середину и подайте друг другу руки», а Бернардо иронично задаётся вопросом «Опять правила хорошего тона?».

Здесь же звучат и слова предупреждения о возможных последствиях – причём, и в трагедии, и в мюзикле. Ромео произносит: «Меркуцио, вложи свой меч в ножны», а Тони восклицает «Рифф, стой!», «Бернардо не надо!».

Трагической развязкой становится гибель Меркуцио и Тибальда у Шекспира, Риффа и Бернардо у Лоренца-Бернстайна. Мотив смерти заявляет о себе как яркая кульминация в сюжете о враждующих родах и группировках.

Развитие женских образов после трагических событий – важный этап в развитии сюжета. И Джульетта, и Мария принимают данные обстоятельства, скорее, не разумом, а сердцем – любовь оказывается выше вражды. В трагедии Шекспира это III акт, 2 сцена; в либретто Лоренца-Бернстайна – II действие, 1 картина.

Обе героини готовы идти ради любви до конца: Джульетта и сострадает Ромео, и сама готова умереть: «Теперь умру я девушкой-вдовой. Возьму тебя, в покой пойду я свой. Идём ко мне, и не супругу там, а смерти девственность свою отдам».

У Марии чувство любви лишь укрепляется, когда она говорит: «Ведь любовь так сильна, я вся его, я вся до дна, я вся до дна принадлежу лишь ему», даже если «он плох, но это мой рай». Для неё самое главное быть с ним «сегодня, завтра и так на всю жизнь!».

При очевидном сходстве есть и небольшое различие: Джульетта готова идти на смерть, что и произойдёт с ней в финале трагедии, а Мария сосредоточенна только на чувстве любви и в финале мюзикла, рыдая над телом убитого Тони, она продолжает любить его, оставшись одна.

«Сцена прощания» становится последней лирической сценой перед трагической развязкой – гибелью влюблённых. У Шекспира это III акт 5 сцена, у Лоренца-Бернстайна II действие 1 картина.

Следует подчеркнуть, что данная сцена решается в трагедии и мюзикле по-разному: раннее утро – поздний вечер, осознание невозможности быть вместе – мечта быть вместе навсегда, мотив смерти – мотив любви.

Так, у Шекспира прощание влюблённых происходит когда «жаворонок становится предвестником утра ночь тушит свечи: радостное утро на цыпочки встаёт на горных кручах». Однако Ромео, предчувствуя трагедию, произносит: «Уйти – мне жить; остаться – умереть». И даже после слов Джульетты с просьбой «побыть ещё и не торопиться», Ромео восклицает: «Пусть меня застанут, пусть убьют!».

У Лоренца-Бернстайна в ремарке отмечено время «9.15 вечера. Спальня». Герои мечтают: «Уедем куда-нибудь, где нас никто не найдёт, никто и ничто…», «где-нибудь должен же быть уголок, где мы будем свободны».

Финальная сцена – апофеоз мотива смерти. В трагедии – это V акт 3 сцена, в мюзикле I действие, 4 картина.

В трагедии Шекспира сцена развёртывается как цепочка роковых обстоятельств. Сначала Ромео выпивает яд, видя «мёртвую-спящую» Джульетту: «Любимая моя, пью за тебя!».

И если Ромео оттягивает момент вечного расставания с возлюбленной, то Джульетта, доставая кинжал из ножен Ромео, напротив торопится: «Сюда идут? Я поспешу. Как кстати – кинжал Ромео! Вот твои ножны! Останься в них и дай мне умереть». Но оба умирают со словами любви: Ромео произносит «О ты, любовь моя, моя супруга? Смерть выпила мёд твоего дыханья, но красотой твоей не овладела». Джульетта говорит: «Тебя я прямо в губы поцелую».

Тем самым смерть здесь – образ, который делает историю о двух влюблённых символом вечной любви. Монтекки восклицает: «Из золота ей (Джульетте) статую воздвигну. Пусть людям всем, пока стоит Верона, та статуя напоминает вновь Джульетты бедной верность и любовь». На что Капулетти отвечает: «Ромео статую воздвигну рядом: ведь оба наших сгублены разладом». В завершении Герцог произносит «Нам грустный мир приносит дня светило – лик прячет с горя в облаках густых. Но нет печальней повести на свете, чем повесть о Ромео и Джульетте».

В мюзикле трагический накал более сильный, так как погибает один из влюблённых, а другой остаётся жить в этих страшных обстоятельствах. Тони погибает от пули, пущенной в него Чино. Узнав об «убийстве» Марии, Тони ищет её убийцу: «Чино?!... Где ты? Кончай со мной!!! Будь ты проклят, убей и меня!». Но, увидев в конце улицы Марию, он бросается ей навстречу, и в этот момент раздаётся выстрел.

В предсмертном диалоге вновь возникает мотив возможного счастья, и они снова мечтают уехать: «тогда уедем отсюда. Да, уедем». Тем острее Мария воспринимает смерть Тони, она в отчаянии выхватывает пистолет: «Как стрелять из него, Чино? Просто нажать курок? Сколько пуль в нём осталось, Чино? Хватит ли для тебя? Для всех вас? Мы все убили его, и я тоже. Теперь и я могу убивать, потому что я ненавижу». Но, не сумев выстрелить, рыдая, опускается на землю и тихо произносит «Teadore, Антон».

Иными словами, в отличие от трагедии Шекспира эта история в мюзикле Лоренца и Бернстайна не становится символом вечной любви, а является репортажем об одной из социальных проблем современного общества – расовой вражды.

Литература
  1. Бернстайн Л. Вестсайдская история. Переложение для пения с фортепиано (клавир). М., 1979. 189 с.

  2. Шекспир У. Ромео и Джульетта // У. Шекспир Собрание сочинений. Воронеж, 1993. С. 301–40.

  3. Шнеерсон Г. Портреты американских композиторов. М., 1977. С. 201–229.

  4. Simeon N. Leonard Bernstein: WestSideStory. UK, 2009. P. 177.

1 Здесь и далее цитируются строки из трагедии У. Шекспира «Ромео и Джульетта» [2].

2 Здесь и далее цитируются строки либретто из клавира Л. Бернстайна «Вестсайдская история» [1].

8

Просмотров работы: 4913