«ВРАЧЕБНАЯ ТАЙНА», ИЛИ О ПРОСВЕЩЕНИИ КАК ИСХОДНОЙ КЛЕТОЧКЕ КОНСТРУИРОВАНИЯ ПРАВОВОЙ РЕАЛЬНОСТИ - Студенческий научный форум

VII Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум - 2015

«ВРАЧЕБНАЯ ТАЙНА», ИЛИ О ПРОСВЕЩЕНИИ КАК ИСХОДНОЙ КЛЕТОЧКЕ КОНСТРУИРОВАНИЯ ПРАВОВОЙ РЕАЛЬНОСТИ

 Комментарии
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF
В современном обществе с его бешеными скоростями и быстро растущими лавинами информации люди не прилагают особых усилий, чтобы знать свои права и обязанности, но наше незнание имеет какие-то границы. До тех пор, пока не столкнетесь с какой-то ситуацией, касающейся Вас лично, Вы не задумываетесь о границах правовой безграмотности. Причем, порой Вы совершенно не представляете возможных нарушений этой границы, ее последствий. Просто потому, что Вас это не касалось. В этом и кроется целесообразность постановки вопросов, касающихся правового воспитания, его необходимости. Собственно, наш материал и был инициирован потребностью привлечения внимания к подобному роду случаев.

Основная цель нашей статьи – артикуляция проблемы правовой безграмотности населения. Эта цель реализуется на материале наших наблюдений в медицинских учреждениях, проводимых автором в рамках дисциплины «Информационная безопасность» по теме «Конфиденциальное делопроизводство».

В статье речь идет о правах, которые нужно знать всем, чтобы личная «конфиденциальная» информация незаконно не распространялась в каких-либо целях, без Вашего ведома. Каждый человек за свою жизнь, хотя раз, обращался в учреждение здравоохранения. Наверно, каждый хотел бы, чтобы его причина, как и сам факт обращения, а также заболевание и метод его лечения – оставались бы конфиденциальными сведениями, недоступными больше ни для кого, кроме лечащего врача, обязанного соблюдать врачебную тайну.

Целесообразно для осуществления поставленной нами цели опираться на правовые законы, что предполагает обращение к документам, их анализ, согласно которому человек приобретает элементарные навыки ориентации в правовом пространстве. Как известно, законы регламентируют возможные границы дозволенного поведения в той или иной сфере, определяя в нашем случае и такое понятие, как «конфиденциальная информация». Именно освоение законов, знание которых позволяет нам быть свободными, т.е. дает возможность ориентироваться в правовом пространстве. Это и означает элементарную правовую защищенность потребителя типичной услуги в учреждении здравоохранения. Так, элементарное, т.е. каждодневная работа над собой по усвоению законов, их использованию в жизни, становится исходной клеточкой конструирования правовой реальности. Ведь процесс хабитуализации («опривычивание»), по Н.Бергеру и Т.Лукману, и есть составляющая процесса конструирования реальности, в нашем случае правовой реальности. Поэтому инструментальнойцелью статьи является исследование возможностей, при которых конфиденциальная информация, а именно врачебная тайна, ибо в данной статье речь пойдет именно о врачебной тайне, – не может быть использована без согласия гражданина, или его законного представителя.

Рассмотрим Федеральный Закон – 323 «Об основах охраны здоровья граждан в РФ», регулирующий отношения, возникающие в сфере охраны здоровья граждан в Российской Федерации. В статье 20 Федерального Закона – 323 «Об основах охраны здоровья граждан в РФ» в пункте 3 сказано: С ПИСЬМЕННОГО СОГЛАСИЯ гражданина или его законного представителя допускается разглашение сведений, составляющих врачебную тайну, другими гражданами, в том числе должностными лицами. В целях медицинского обследования и лечения пациента, проведения научных изданий, использования в учебном процессе и в иных целях [4].

Существенной особенностью являются законы, регламентирующие возможные границы поведения гражданина, особенность которых состоит в том, что разрешается информирование содержащие врачебную тайну, в действующем законе в статье 13, есть сведения о предоставлении информации, содержащей врачебную тайну, без согласия гражданина или его законного представителя. Последнее представляет интерес в плане осмысления материала по этой проблеме.

Итак, рассмотрим эти условия, во-первых, в целях проведения медицинского обследования и лечения гражданина, который в результате своего состояния не способен выразить свою волю. Во-вторых, при угрозе распространения инфекционных заболеваний, массовых отравлений и поражений. Согласитесь, если люди не будут знать такую информацию, это приведет к большой беде, и конфиденциальность таких сведений только усугубит ситуацию. В-третьих, по запросу органов дознания и следствия, суда, по запросу органов прокуратуры, по запросу органа уголовно-исполнительной системы (в связи с проведением расследования или судебным разбирательством, осуществлением прокурорского надзора или исполнением уголовного наказания, осуществления контроля за поведением условно осужденного), по запросам комиссаров, кадровых служб и военно-врачебных комиссий федеральных органов исполнительной власти (это случаи, когда нужны проведения военно-врачебной экспертизы). [4]. Сюда же относятся пункты 5 и 7 действующего закона. Согласно этим пунктам, для информирования органов внутренних дел о поступлении пациента, в отношении которого есть достаточные основания полагать, что вред его здоровью причинен в результате противоправных действий или в целях расследования несчастного случая на производстве, профессионального заболевания, а также несчастного случая обучающегося во время пребывания в организации, осуществляющей образовательную деятельность. В-четвертых, в случае оказания медицинской помощи несовершеннолетнему (не достигшему 15 лет) для информирования одного из его родителей или иного законного представителя.

Конфиденциальная информация может быть разглашена при обмене информацией медицинскими организациями в целях оказания медицинской помощи с учетом требований законодательства Российской Федерации о персональных данных, в целях осуществления учета и контроля в системе обязательного социального страхования и контроля качества и безопасности медицинской деятельности в соответствии с настоящим Федеральным законом [4].

Возможно, о некоторых из этих случаях нам известно из фильмов, газет, новостей, но данный закон позволяет нам увидеть особенности предоставлении информации, содержащей конфиденциальную тайну.

Этической нормой отсылающей к сущности профессии, является этическое обязательство, которое давал каждый врач в Древней Греции. Эти нормы и представляют институт врачебной тайны. Именно Клятва Гиппократа, формулирующая моральные нормы поведения врача, есть альфа и омега врачебной профессии, осуществление которой, кроме профессионального мастерства, предполагает соблюдение этических норм. Её важность, важность приобщения к самому сокровенному данной профессии как некоему закону предполагает соответствие содержанию статьи 71. «Клятва врача», согласно этому закону, гласит о том, что лица, завершившие освоение образовательной программы высшего медицинского образования, при получении документа об образовании и о квалификации, дают клятву врача следующего содержания: «Получая высокое звание врача, приступая к профессиональной деятельности, я торжественно клянусь: честно исполнять свой врачебный долг, посвятить знания и умения предупреждению и лечению заболеваний, сохранению и укреплению здоровья человека; быть всегда готовым оказать медицинскую помощь, хранить врачебную тайну, внимательно, заботливо относиться к пациенту, действовать исключительно в его интересах независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного, должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям; проявлять высочайшее уважение к жизни человека, никогда не прибегать к осуществлению эвтаназии; хранить благодарность, уважение к своим учителям, быть требовательным и справедливым к своим ученикам, способствовать их профессиональному росту; доброжелательно относиться к коллегам, обращаться к ним за помощью и советом, если этого требуют интересы пациента, и самому никогда не отказывать коллегам в помощи и совете; постоянно совершенствовать свое профессиональное мастерство, беречь и развивать благородные традиции медицины» [4]. Таковы этические нормативы этой бескорыстной профессии, сущность которой – в служении людям.

Отсюда следует, что клятва врача является честным, сокровенным и тайным мероприятием, проводящимся в торжественной обстановке, что придает самому событию принятия клятвы ответственности, особенность и торжественность, символизирующие приобщение к профессии.

В свете рассматриваемой проблемы представляет интерес обращение к Федеральному Закону 152 «О персональных данных», регулирующему отношения, связанные с обработкой персональных данных. Он осуществляется федеральными органами государственной власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, муниципальными органами, юридическими лицами, физическими лицами с использованием средств автоматизации. В том числе он реализуется в информационно-телекоммуникационных сетях, или без использования таких средств, если обработка персональных данных без использования таких средств соответствует характеру действий (операций), совершаемых с персональными данными с использованием средств автоматизации. Он позволяет осуществлять в соответствии с заданным алгоритмом поиск персональных данных, зафиксированных на материальном носителе, содержащихся в картотеках или иных систематизированных собраниях персональных данных и (или) доступ к таким персональным данным [3]. В законе есть статья 7 «Конфиденциальность персональных данных», в которой говорится, что операторы и иные лица, получившие доступ к персональным данным, обязаны не раскрывать третьим лицам и не распространять персональные данные без согласия субъекта персональных данных [3].

Конституция РФ определяет структуры основных аспектов гражданско-правовой этики и медицинской деонтологии. Согласно конституции, во второй главе «Права и свободы человека и гражданина», в статье 23, говорится о том, что каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени. В настоящее время особую актуальность имеет знание о том, что каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения [2, с.10].

В статье 24 действующего закона говорится, что сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица не допускаются без его согласия, что, с нашей точки зрения, весьма привлекательно и значимо, ибо совершенствование информационных технологий приводит к качественно новым возможностям несанкционированного доступа. У каждого есть возможность, подкрепленная законом, пунктом 2 данной статьи, на обеспечение возможности ознакомления с документами, непосредственно затрагивающими его права и свободы [2,С.10].

Как известно, любое нарушение законов влечет за собой какую-либо меру ответственности. Так, за разглашение врачебной тайны или причинение нравственных или физических страданий при исполнении своих должностных обязанностей, наступает гражданско-правовая ответственность. Это регламентируется статьёй 150 Гражданского кодекса РФ, в которой указано, что личная тайна относится к нематериальным (неимущественным) благам человека, неотчуждаемым (неразрывно связаны с личностью их носителя, что означает невозможность их отчуждения) и непередаваемым иным способом. Гражданин, чьё право на сохранение врачебной тайны нарушено и по этой причине причинен моральный вред, имеет право потребовать компенсацию морального вреда в соответствии со статьей 151 Гражданского кодекса РФ [6]. Важно помнить, что под моральным вредом понимаются нравственные и физические страдания гражданина вследствие нарушения нематериальных благ или личных неимущественных прав. Моральный вред подлежит возмещению в полном объеме, но при определении размеров компенсации должны учитываться требования разумности и справедливости [1].

Помимо привлечения гражданско-правовой ответственности имеется не менее важная для нас мера ответственности, регламентирующая права в статье 13.14. Кодекса Российской Федерации «Об административных нарушениях». Ее цель – констатация факта возможности доступа к информации, являющейся конфиденциальной, в том случае, если доступ к ней ограничен федеральным законом, регламентирующим некую «инструкцию», согласно которой доступ к информации возможен в связи с исполнением служебных или профессиональных обязанностей (врачебная тайна) [5].

В статье 13.14. Кодекса Российской Федерации «Об административных нарушениях» рассматривается возможность, согласно которой субъективная сторона правонарушения предполагает умышленное разглашение конфиденциальной информации, вследствие чего основанием уголовной ответственности за умышленное разглашение конфиденциальной информации является виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное Уголовным кодексом РФ под угрозой наказания. В главе 19 Уголовного кодекса – «Преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина» – имеется статья, в соответствии с которой квалифицируется ответственность за нарушение врачебной тайны. Более того, информационное общество развивается стремительными темпами и распространение сведений в публичном выступлении или в средствах массовой информации становится сделать все проще и проще, если эти деяния совершены из корыстной или иной личной заинтересованности, причинение вреда правам и законным интересам гражданина наказывается штрафом [7].

Некомпетентное отношение к своим профессиональным обязанностям приводят к правонарушениям, а незнание современного законодательства гражданами позволяет данным правонарушениям исполняться и быть безнаказанным. Как известно, опора на законодательство, знание законов которого позволит нам быть свободными в правовом пространстве, означает элементарную защищенность, даже тогда, когда мы не задумываемся об этом.

Опора на законодательство, как некий массив нормативного знания, позволяет быть свободными в правовом пространстве, что означает элементарную защищенность в пространстве здравоохранения. Ограниченность, незнание современного законодательства приводит нас к правонарушениям; чтобы избавиться от «слепоты» безграмотности, знание законов, их применение в жизненных ситуациях должно стать привычкой, необходимым элементом правовой культуры. «Опривычивание» (хабитуализация), говоря словами Н.Бергера и Т.Лукмана, есть важное основание конструирования правовой реальности, и тогда врачебная тайна будет «работать» на нас, потребителей услуг системы здравоохранения.

Литература:

1. Поскотина, М.И. Введение в медицинское право. Права и обязанности пациентов. Права и ответственность медицинских работников: учебное пособие/ М.И. Поскотина – Новосибирск, 2010. – 40с.

2. Конституция Российской Федерации. Государственный гимн Российской Федерации. – М.: Издательство Юрайт, Серия: Правовая библиотека ,2011. – 48с.

3. Федеральный Закон от 27.07.2006 №152-ФЗ (ред. от 04.06.2014) «О персональных данных» [Электронный ресурс] // Справочно-правовая система «Консультант плюс». – Режим доступа: www.consultant.ru, свободный. – Загл. с экрана. – Англ.

4. Федеральный Закон от 21.11.2011 №323-ФЗ (ред. от 01.12.2014) «Об основах охраны здоровья граждан в РФ» [Электронный ресурс] // Справочно-правовая система «Консультант плюс». – Режим доступа: www.consultant.ru, свободный. – Загл. с экрана. – Англ.

5. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях (отдельное издание). М.: ООО «ВИТ-РЭМ», 2002. – 288 с.

6. Гражданский кодекс РФ (часть первая) от 30.11.1994 №51-ФЗ (ред. от 05.05.2014) (с изменениями и дополнениями вступает в силу с 01.09.2014) [Электронный ресурс] //Справочно-правовая система «Консультант плюс». – Режим доступа: www.consultant.ru, свободный, – Загл. с экрана. – Англ.

7. Уголовный кодекс РФ от 13.06.1996 №63-ФЗ [Электронный ресурс] //Справочно-правовая система «Консультант плюс». – Режим доступа: www.consultant.ru, свободный. – Загл. с экрана. – Англ.

Просмотров работы: 988