АВТОРСКАЯ РЕЧЬ ДРАМАТУРГИЧЕСКОГО ПРОИЗВЕДЕНИЯ (НА МАТЕРИАЛЕ АНГЛОЯЗЫЧНЫХ ПЬЕС ТОМА СТОППАРДА) - Студенческий научный форум

VII Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум - 2015

АВТОРСКАЯ РЕЧЬ ДРАМАТУРГИЧЕСКОГО ПРОИЗВЕДЕНИЯ (НА МАТЕРИАЛЕ АНГЛОЯЗЫЧНЫХ ПЬЕС ТОМА СТОППАРДА)

Потапова Л.Л. 1
1Международный институт рынка
 Комментарии
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF
Каждое художественное произведение является результатом образного познания и отображения реальной действительности художником. Изображая действительность, автор отражает свое видение мира, свое к нему отношение, сочетает правду и вымысел.

В драматургических произведениях изображаются события жизни персонажей, их действия, протекающие в пространстве и времени. Поэтому в основе драмы лежит действие.

Поскольку специфика драматургических произведений связана с тем, что они предназначены для сценического воплощения, основное место в драматургическом произведении занимают диалоги и монологи персонажей. Однако авторские ремарки, включенные в драматургический текст, играют не меньшую роль.

В своей авторской речи писатель-драматург не может использовать все средства повествовательно-описательного изображения, имеющиеся в распоряжении автора эпического произведения. Авторская речь пьесы ограничена авторскими ремарками, которые вводят читателя в коммуникативную ситуацию, содержат описание места и времени действия, действующих лиц и указывают на развитие действия, его продвижение.

На авторскую речь драматурга во многом влияет его принадлежность к тому или иному литературному направлению. Том Стоппард принадлежит к авторам, работающим в жанре абсурдистской драмы, для которой характерны видимое отсутствие логических связей, наличие аллюзий и других элементов интертекстуальности.

Интерпретация интертекстуальности пьес Тома Стоппарда как простого подражания была бы слишком односторонней, поскольку в его пьесах сталкиваются не только «несовместимые» характеры, образы, но и тексты от классических трагедий, философских трудов, политической публицистики и эссе до театра абсурда и стихов модерна. Стоппард не подражает никаким авторам, он создает свой текст, свой театр.

Тексты пьес Тома Стоппарда являют собой подтекст, они становятся частью гипертекста, в виде которого представляется мировая история; подтекст, который взаимодействует с другими текстами не только в рамках параллельного литературного контекста, но и культурно-исторического. Подтекст как комментарий необходим для правильного восприятия пьесы; это то, что не сказано в тексте пьесы, проистекает из того, как текст интерпретируется актерами (читателем, зрителем или слушателем) [2]. Это психологический инструмент, информирующий зрителя о внутреннем состоянии персонажа.

Одним из примеров проявления интертекстуальности выступает пьеса «Rosencrantz And Guildenstern Are Dead», поскольку она связана с пьесой У. Шекспира «Гамлет», а название пьесы Стоппарда представляет собой цитату из указанной трагедии У. Шекспира. Главными героями пьесы Тома Стоппарда становятся второстепенные персонажи пьесы Шекспира. Автор делает отсылку читателя к тексту У. Шекспира, используя в некоторых авторских ремарках ссылку на пьесу «Гамлет» и применение лексики, характеризующей эпоху Шекспира. Например, первое действие пьесы «Rosencrantz And Guildenstern Are Dead» начинается со следующей фразы: «TwoELIZABETHANS passingtimeinaplacewithoutanyvisiblecharacter» (Два человека, в костюмах елизаветинской эпохи, проводят время в местности, лишенной каких бы то ни было характерных признаков) [8]. Существительное «elizabethan» указывает читателю на то, что речь в пьесе идет о людях, являющихся современниками королевы Елизаветы I, в период правления которой жил Уильям Шекспир, современниками эпохи Шекспира. Учитывая название пьесы, данный факт говорит нам о том, что действия пьесы Стоппарда будут связаны с именем Шекспира и его знаменитой пьесой. В конце первого действия находится завершающая его обстановочная ремарка: «Afade out. That is to say, the conversation - see Shakespeare, Act II, Scene ii - runs down quickly; it is still animated and interspersed with laughter, but it is overtaken by rising music and fading light» [8]. Здесь автор включает в текст ремарки информацию о том, где можно найти монолог Гамлета, и тем самым, автор готовит читателя ко второму действию, и делает переход от первого действия к следующему. Интересен тот факт, что и второе действие Стоппард начинает с вводной обстановочной ремарки, содержащей включение такой же информации: «HAMLET, ROSandGUILtalking, the continuationofthepreviousscene. Their conversation, on the move, is indecipherable at first. The first illegible line is HAMLET's, coming at the end of a short speech – see Shakespeare Act II, scene ii»[8]. Используя синтаксический повтор, автор словно, настаивает на том, что действие второй сцены второго акта пьесы «Гамлет», в частности, монолог Гамлета, читатель должен знать, и это очень важно для автора, для читателя, для режиссера, для актера. Автор рассчитывает на интеллектуальность читателя и его кругозор, его фоновые знания, и, несмотря на это, подсказывает ему, где можно найти монолог Гамлета, для полного понимая рассматриваемой пьесы и авторского замысла. В данной ситуации ремарка играет не только компенсаторную функцию или обращает внимание читателя на источник дополнительной, а возможно, даже основной информации, касающейся содержания пьесы. Данные примеры показывают, насколько автору важно, чтобы реципиент (читатель) его пьес понял не только внешние проявления драматургического произведения, но также и ее смысл, услышал «голос» автора. Автору важно, чтобы в будущем при сценическом воплощении его пьесы режиссер смог донести авторскую интенцию и до зрителя.

Текст пьесы Тома Стоппарда структурно состоит из трех составляющих компонентов: диалога, монолога и авторских ремарок. Под влиянием времени и современных тенденций развития общества и восприятия культуры реплики персонажей постоянно стремятся быть «живыми» и движутся к «живой» разговорной речи, можно сказать, диалог упрощается до значения бытового. Авторские же ремарки приближаются к тексту художественной прозы, они всё больше приобретают признаки описательного повествования. Стремясь и приближаясь к стилю художественного эпического повествования художественной прозы, авторские ремарки наделяются такой чертой, как модальность автора, которая показывает читателю авторское отношение как к сказанному персонажем по ходу действия его пьесы, так и к самому персонажу [2].

Нельзя не согласиться с тем, что свойства языка и стиля драматургического произведения выявляются всей совокупностью речевых пластов, раскрывающих идейные, сюжетные и композиционные стремления автора так же как в прозе или поэзии. Перспектива театрального воплощения (исполнения) отражается на способах организации языкового материала в пьесе. В них заключается как причина обособления драматургии в художественной литературе, так и определение прямой речи и авторской ремарки самостоятельными средствами художественного выражения.

Анализ текста пьес и авторских ремарок Тома Стоппарда показывает, что структурно пьесы разнообразны, а авторские ремарки многофункциональны. Пьеса «The Real Inspector Hound» представляет собой единое целое произведение, не делимое на акты и сцены. «Rosencrantz And Guildenstern Are Dead», «The Real Thing», «Squaring The Circle», «Indian Ink» и «The Invention Of Love» – пьесы, имеющие обычное деление на акты или действия, картины или сцены. Диалог в них является главным речевым средством выражения. Таким образом, пьесы Стоппарда имеют необходимые и неотъемлемые элементы в своем структурно-композиционном построении: название пьесы (Title), перечень действующих лиц (Characters), разделение на акты или действия (Act) (если пьеса многоактовая), разделение на сцены или картины (Scene), ремарки (Stage direction and Notes), реплики персонажей (Cue).

Однако обладая такими традиционными чертами в своей структуре, данные произведения обладают некоторыми неожиданными особенностями.

В первую очередь хотелось бы отметить, что действие пьесы «Indian Ink» происходит в разной временной последовательности(theplayissetintwoperiods) [7], растягивающейся на несколько десятилетий, которые служат диахроническими срезами в жизни героев, о чем нам сообщает автор в вводной постановочной ремарке к пьесе. Действие данной пьесы происходит и в разных странах, Индии и Англии (inEnglandandIndia) [7]. Таким образом, при наличии традиционного конструктивного вида пьесы, здесь вклинивается двойное место действия, подчиненное сценическому способу синхронизации разных событий. Это не только вызывает необходимость дополнительных разъяснений в ремарках, но и прерывает реальное течение времени и диалога персонажей. В письменном тексте нарушается его протяженность во времени и возникает дополнительный импульс к неожиданной смене темы, а на сцене он развивается одновременно в двух точках игровой площадки, разделяя сценическое пространство.

В пьесе «The Real Inspector Hound» также имеются две игровые площадки: одно сценическое пространство, на котором разворачиваются действия «театра в театре», другое сценическое пространство, в котором действуют критики Мун и Бердбут, пришедшие на спектакль.

Игра «театра в театре» и нарушение законов единства места и законов единства времени в пьесах Тома Стоппарда влекут за собой и значительное изменение в объеме и характере ремарки.

Иными словами, всякий сюжетно-композиционный прием, уводящий построение пьесы от канонической формы, приводит к внешним изменениям в структуре драмы в количественном соотношении реплик и ремарок, в числе и объеме последних, в формировании диалогического целого, теряющего естественный ход диалогического общения.

Исходя из результатов анализа авторских ремарок в пьесах Тома Стоппарда, не менее важным отличительным их признаком является проявление их изобразительных возможностей и приобщение ремарки к экспрессивно и стилистически выраженному языковому средству. Сохраняя служебное назначение, ремарка включает в себя самостоятельные языковые средства выражения.

Если рассмотреть вводную сценическую обстановочную ремарку пьесы «The Real Inspector Hound», то обнаруживается и другая характерная черта, присущая некоторым ремаркам пьес Тома Стоппарда – наличие двутекста [1] и, как следствие, ведение диалога автора с читателем, например: «Thefirstthingisthattheaudienceappeartobeconfrontedbytheirownreflectioninahugemirror. Impossible. However, back there in the gloom – not at the footlights – a bank of plush seats and pale smudges of faces» [6].

Как видно из данного фрагмента текста, в настоящей авторской ремарке присутствуют маркеры «двутекста»: the first thing, appear to be confronted, impossible, however, not at the footlights. Автор описывает обстановку начала действия пьесы, и маркируя речь такими выражениями, как «поначалу», «должно представиться», используя вводные конструкции и лексику с оценочной коннотацией (невозможно, тем не менее, не у рампы), он обращает внимание читателя на внутреннюю интенцию автора, его модальность. В связи с этим, можно сказать, что у читателя возникает внутренний диалог с автором, и тем самым, можно говорить о наличии в тексте авторской ремарки диалога между автором и читателем (или режиссером). Автор будто бы реагирует на возможную реакцию читателя и особое восприятие им данной обстановочной ремарки. Он говорит, что создать эффект «собственного отражения в огромном зеркале» невозможно – немыслимо – поэтому он начинает рассуждать и предлагать другие варианты для создания эффекта присутствия зрителя в самом действии, чтобы заставить его почувствовать и увидеть свое участие в происходящем событии. Можно сказать, что авторская ремарка наделяется «голосом» автора.

Хотелось бы отметить, что в данном примере автор, сочетая такие лексические единицы, как pale, smudge, face, стилистически окрашивает свою речь в пьесе и придает тексту элемент экспрессивности в виде выражения «palesmudgesoffaces» - расплывчатые очертания лиц.

Здесь же автор дает особые указания режиссеру, подробно описывая и уточняя их в ремарке, взятой в скобки: «…(The total effect having been established, it can be progressively faded out as the play goes on, until the front row remains to remind us of the rest and then, finally, merely two seats in that row – one of which is now occupied by MOON.)…» [6]. И снова благодаря модальной лексике can be, маркерам двутекста finally, временных рамок progressively, until,and then, as the play goes on автор ведет беседу с читателем.

Пьесы Тома Стоппарда богаты прецедентными феноменами, в них присутствует большой объем когнитивной и фоновой информации. На это указывают, например, прецедентные имена – имена исторических персон или известных личностей, выраженные в именах героев и персонажей. Например, такие имена героев можно увидеть в пьесе «Squaring The Circle» (Breznev, Walesa – политические деятели Леонид Брежнев и Лех Валенса, лидеры СССР и Польши) [5], а в пьесе «The Invention Of Love» (Оскар Уальд (Oscar Wilde) – английский философ, писатель, поэт; писатель Джером К. Джером (Jerome K. Jerome); журналисты Франк Харрис (Frank Harris) и Уильям Томас Стед (W. T. Stead); политический деятель Генри Лабушер (Henry Labouchere) [9]. В пьесе «Squaring The Circle» присутствует лексика, обозначающая советские реалии: politburo (политбюро) и «roundtable» ofBANKERS (вид официального заседания или совещания – «круглый стол», в данном случае – заседание банкиров) [5]. В пьесе «The Real Thing» в авторских ремарках автор упоминает имена композиторов Верди и Баха (Verdi, Bach), названия музыкальных групп и музыкальных композиций (ProculHarum’s ‘AWhiterShadeofPale’ – аранжировка пьесы Баха «Белее белого» в исполнении группы «Прокьюл Хэрем»), здесь же автор указывает на поп-музыку группы «Herman’sHermits» с композицией «I’mIntoSomethingGood» («Мне предстоит что-то хорошее», группа «Херманс Хермитс») и др. [7].

В пьесе «The Invention Of Love», например, упоминается название библейского места – Thesummitof 'MountPisgah' – вершина горы Фасги [9].Согласно «Библейской энциклопедии Брокгауза», это гора в земле Моав за Иорданом, где пророчествовал Валаам и умер Моисей. Кавычки, обрамляющие название горы, указывают на прецедентный текст Библии [4], и соответственно, на наличие «другого» текста в тексте указанной пьесы.

Прецедентные феномены указывают на интертекстуальность текстов пьес Тома Стоппарда, которая определяется не только репликами персонажей, но в первую очередь, авторскими ремарками. Такое проявление интертекстуальности связывает ситуацию или коммуникацию драматургического произведения с «другим» речевым высказыванием, относит изучаемый текст к гипертексту, влияет на эмоциональное восприятие пьесы читателем. Рассмотренный элемент интертекстуальности придает тексту пьес Тома Стоппарда выразительность, стилистически обрамляет текст авторских ремарок и всего драматургического произведения, передает настроение той или иной ситуации и коммуникации, описываемой в авторской ремарке. Тем самым, гипертекст раскрывает самостоятельную функцию ремарки в передаче авторской интенции и настроении пьесы.

Если автор хочет показать, на кого из персонажей или на какой предмет направлено действие, и привести его пространственные характеристики, то в состав авторской ремарки включается номинация данного лица или предмета. Это явление можно проследить по ремаркам пьесы «The Real Inspector Hound». «…A telephone fairly well upstage (i.e. towards MOON)… … The phonerings. MRS. DRUDGE seems to have been waiting for it to do so and for the last few seconds has been dusting it with an intense concentration. She snatches it up……The phone rings SIMON picks it up… ».

Thephoneпереходит в местоимениеit. В представленных в качестве примеров обстановочных ремарок первое упоминание о телефоне маркируется неопределенным артиклем (Atelephonefairlywellupstage…), после чего – определенным артиклем (Thephonerings),и далее вовсе переходит в местоимение it (SIMON picksitup). Приведенные примеры говорят о том, что ремарки в пьесах Тома Стоппарда связаны между собой тематически, логически выстроены и показывают формирование внешних связей между соседними авторскими пояснениями.

Исходя из вышеизложенного, авторские ремарки в пьесах Тома Стоппарда представляют собой целостные и замкнутые прозаические фрагменты, и только в соединении с ними диалог выступает как средство «вербализации» художественно-типизированного отражения действительности по замыслу автора. В связи с этим действие пьесы разделяется на разное количество разных по величине отрывков, своеобразие их временных и территориальных взаимоотношений отражается и на развитии диалога.

Вводные и завершающие сценические ремарки в пьесах Тома Стоппарда объемны и содержательны, чаще всего включающие в себя другие типы сценических ремарок, они экспрессивны и в соединении с межрепликовыми авторскими ремарками выражают авторскую речь драматургического произведения. Поэтому можно сказать, что авторская речь в пьесах разрастается по объему и по функциям. При всех изложенных в настоящей статье наблюдениях, следует отметить, что ремарка имеет не только служебное, но и самостоятельное назначение. Ремарки в пьесах Тома Стоппарда представляют собой обширные повествовательные фрагменты, являясь сверхфразовыми единствами, текстом, определяют главный замысел автора и общую тональность пьесы. Они включают рассуждения, оценки и дополнительное освещение событий, происходящих вне сценического действия. Вот такое, например, рассуждение Тома Стоппарда с оценкой поведения героев, имеется в тексте пьесы «The Real Thing» [7]: This is bold as brass and, consequently, safe as houses: in this way Annie and Henry continue to speak quite privately to each other in the interstices of the general conversation, under or over the respective preoccupations of Charlotte and Max. Стоппард повествует, что манера, в которой будут общаться герои его пьесы, будет непонятна другим участникам коммуникации, созданной в пьесе, будет скрыта от их понимания. При этом он указывает, что их речь звучит беспредельно откровенно, но в тоже время безопасно, так, что комар и носа не подточит. Автор в данном примере использует идиоматические выражения:boldasbrass – наглый, бесстыдный; safeashouses - в полной безопасности [3], которые придают тексту экспрессивность, являются эмоционально-оценочным маркером текста. Можно сказать, что Том Стоппард в данной ремарке выражает свое отношение к поведению героев, а значит, в ней «звучит» его голос.

Авторской ремарке пьес Стоппарда характерно ведение диалога с читателем, поэтому можно сказать, что авторская ремарка вводит этого автора в круг участников сценического действия. Он говорит не только устами своих героев, но и обращается к читателю. Интересна в этом плане ремарка к пьесе «The Real Thing»: … Two years later. … The two years ought to show on Henry and Annie. Perhaps he now uses glasses when he is reading… < >… or he may even have grown a moustache. Annie may have cut her heir short…< >… Annie enters from bedroom or kitchen and glances at Henry, not casually… В данной ремарке Стоппард указывает, что прошло два года и настойчив в этом, на что указывает повтор и применение определенного артикля перед числительным:twoyearslater. … thetwoyearsoughttoshow... Однако при этом тут же предлагаются варианты: perhapshenowusesglasseswhenheisreading (возможно, он пользуется очками, когда читает) … … or he may even have grown a moustache (или, он, допустим, отрастил усы); Annie may have cut her hair short (у Анни может измениться прическа) … … Annieentersfrombedroomorkitchen (Анни появляется из спальни или из кухни) … Таким образом, автор предоставляет читателю и режиссеру выбор.

Очевидно, что Стоппард пытается не столько указать на детали и события пьесы, сколько передать настроение, созданное к этому моменту в пьесе, на котором она развивается. Ему важно создать верную атмосферу разыгрываемых партий и выразить свое отношение к происходящему на сцене и в пьесе.

Результат анализа авторских ремарок Тома Стоппарда показывает, что автор при описании коммуникативной ситуации использует экспрессивную лексику (идиоматические выражения, сравнения likeagangster, оценочную лексику), в его ремарках сильны и разнообразны языковые выражения модальности. Содержание его авторских ремарок близко к повествованию. Поэтому, можно сделать вывод о том, что для данного автора существенны не только факты, но и характер их освещения. И без текста, способного передать этот характер, пьеса не будет законченным и жанрово определенным художественным произведением, соответственно, тогда, можно сказать, что авторская речь призвана «настроить» пьесу, придать ей эмоциональность. Ремарка несет значительную часть информационно-характеристических нагрузок, но содержательно и экспрессивно насыщенная она усиливает сам диалог, раскрывает действие пьесы, и получается, что авторская ремарка развивает сюжет самой пьесы.

От структуры ремарки (текста авторской речи драматургического произведения), зависит и структура диалогической реплики и языковой характер связи «реплика – ремарка». Но в самом тексте пьесы значимыми остаются языковые стилистические связи прямой и авторской речи.

Исходя из вышеизложенного, основываясь на анализе авторских ремарок пьес Тома Стоппарда, можно сделать вывод о том, что авторская речь драматургического произведения обладает не только служебной функцией и выполняет не только компенсаторную функцию по восполнению в действии драмы утраченной информации, в части, комментирования или пояснения самого происходящего действия, указания на совершение режиссером определенных действий при постановке пьесы на сцене театра, но главным образом, несет самостоятельную смыслообразующую функцию и функцию по передаче настроения или настроя пьесы, созданного в действии, на что, несомненно, влияют выбранные автором выразительные средства языка и лингвостилистические приемы.

Список литературы

  1. Вежбицка А. Метатекст в тексте // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. VIII: Лингвистика текста. – М.: Прогресс, 1978. – с. 402 – 421.

  2. Гальперин И.Р. Текст как объект лингвистического исследования. – М.: КомКнига, 2007. – 144 с.

  3. Словарь современных английских идиом / Сост. Соломоник Т.Г. – Спб.: Золотой век, 2003. – 416 с.

  4. Статья «Библейской энциклопедии Брокгауза» (дата обращения 13.01.2015г.) http://dic.academic.ru/dic.nsf/enc_bible/4243/%D0%A4%D0%B0%D1%81%D0%B3%D0%B8

  5. Squaring The Circle // Tom Stoppard: Plays Three. – London: Faber and Faber Ltd, 1998. – p. 187 – 264.

  6. The Real Inspector Hound // Tom Stoppard: Plays One. – London: Faber and Faber Ltd, 1996. – p. 1 – 44.

  7. Tom Stoppard: Plays Five. – London: Faber and Faber Ltd, 1999.

  8. Tom Stoppard. Rosencrantz And Guildenstern Are Dead // http://lib.ru/PXESY/STOPPARD/r_g_engl.txt

  9. Tom Stoppard. The Invention of Love. – New York, GROVE PRESS, 1998.

Просмотров работы: 2140