ЛЕКСИКО-МОРФЕМНЫЕ И МОРФОЛОГИЧЕСКИЕ СРЕДСТВА ВЫРАЖЕНИЯ КАТЕГОРИИ ОТРИЦАНИЯ В ТУРКМЕНСКОМ И РУССКОМ ЯЗЫКАХ - Студенческий научный форум

VII Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум - 2015

ЛЕКСИКО-МОРФЕМНЫЕ И МОРФОЛОГИЧЕСКИЕ СРЕДСТВА ВЫРАЖЕНИЯ КАТЕГОРИИ ОТРИЦАНИЯ В ТУРКМЕНСКОМ И РУССКОМ ЯЗЫКАХ

Розыева Д.М. 1, Новикова Л.В. 1
1Владимирский государственный университет
 Комментарии
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF
Отрицание - одна из присущих всем языкам мира исходных смысловых категорий, которая проявляется на всех уровнях языковой структуры. В связи с этим вопрос об отрицании, как необходимом элементе характеристики окружающего мира, является важным для науки и вызывает огромный интерес к этой понятийно-языковой категории. В традиционной грамматике средства выражения отрицания по причине своей разнородности рассматриваются в разных частях лингвистического описания - лексикологии, словообразовании, морфологии, синтаксисе.

Проблема отрицания относится к числу ключевых проблем теории грамматики, и поэтому, естественно, она давно привлекала внимание исследователей. Однако всё ещё остаётся достаточное количество вопросов, требующих дальнейшего изучения.Отрицание - одна из фундаментальных категорий языка. Категория отрицания присутствует во всех языках, отрицание является одним из древнейших явлений в языке, причём выражается в них самыми различными способами. Отрицание в языке может быть выражено двояким образом: 1) при помощи специальных средств выражения отрицания и 2) без употребления специальных языковых единиц - в таком случае отрицание носит имплицитный характер и содержится в самой семантике слова. В соответствии с этим выделяют два способа выражения отрицания в языке: эксплицитный (формальный) и имплицитный (скрытое отрицание). Лингвистическое отрицание рассматривают как языковую универсалию. Лингвистическая суть данной многоаспектной и сложной универсальной категории в разных языках проявляется определенными типологическими сходствами и различиями, которые основываются на синтезе грамматических и неграмматических маркированных средств выражения.

Отрицание относится к такому числу категорий, которое рассматривается не только в языкознании. В логике отрицание представляет собой объект исследования, отражающий действительность и является той категорией, где единство мышления и языка проявляется наиболее отчетливо. По этому поводу А.И.Бахарев замечает, что "чем более универсальна понятийная категория, тем более она соответствует одновременно мышлению и языку. Таким образом, лингвистическое отрицание относится к тем языковым категориям, которые наиболее полно соответствуют логическим категориям" (Бахарев, 1980, с. 8).

В языке отрицание занимает особое место в силу своей многомерности: негация, в отличие от других грамматических категорий, в той или иной степени пронизывает все уровни языковой системы. Основным содержанием грамматической категории отрицания является логическое отрицание (Е.Шендельс, О.Васильева). Е.Шендельс отмечает , что логическая категория утверждения и отрицания составляет основное содержание языковой категории, но не заполняет её целиком. Языковая категория утверждения и отрицания выполняет ещё и другие функции, обладает относительной самостоятельностью и имеет свой объём значений, не адекватный логической категории.

О.В.Трунова различие между логическим и грамматическим отрицанием усматривает в универсальности логического отрицания и его способности быть выраженным различными языковыми средствами.

Многие лингвисты выделяют отрицание как самостоятельную языковую категорию, а в качестве объекта отрицания рассматривают отсутствие объективных связей в действительности. Однако нельзя ограничиваться рассмотрением только объективных связей, так как отрицание может выражать несуществование не только связей, но и самих предметов, явлений и их признаков. Правы те авторы, которые под отрицанием, прежде всего, понимают выражение именно отсутствия, несуществования чего-либо в объективной действительности (С.А.Васильева, Н.А.Булах). Сторонники концепции отрицания как особого вида предикативности рассматривают значения утверждения и предикативности (А.И.Смирницкий, Н.М.Толстой, Т.П.Ломтев, Г.Н.Головин). Например, Н.М.Толстой и Т.П.Ломтев понимают предикативность как синтаксическую категорию, проявлением которой является утверждение и отрицание. Но предикативность как отнесенность содержания всего предложения к действительности не зависит от положительной или отрицательной формы предложения. Некоторые типы предложений (номинативные) не могут быть отрицательными, но они всегда предикативны.

С точки зрения грамматической семантики функционально-семантического поля ( далее ФСП) отрицание включается лингвистами в группировку полей с предикативным ядром, к числу которых относят комплекс полей аспектуально-темпоральных отношений. Так, А.В.Бондарко рассматривает поле отрицания в комплексе модально-бытийных отношений, в составе группировки модальных полей, куда входят объективная и субъективная модальность, негативность, повествовательность / вопросительность. Место, которое отводит А.В.Бондарко ФСП отрицания в системе полей, соответствует грамматической традиции в трактовке отрицания как семантической категории, характеризующей предикативные отношения предложения.

В центре ФСП отрицания всегда находятся специальные языковые средства выражения этого значения ( нет, не, отрицательные частицы, местоимения и наречия), а отрицательные аффиксы, которые являются средством выражения отрицания на морфологическом уровне, занимают удаленное от центра положение. Но следует отметить, что данное положение характерно для русского языка, тогда как в туркменском языке аффиксы занимают центральное положение.

М.Н. Сметанина выдвигает предположение, что на периферии поля отрицания находятся средства выражения отрицания, не имеющие формально выраженных показателей, т. е. разнообразные формально положительные средства, что приводит к несоответствию плана выражения и плана содержания.

Таким образом, признаётся существование открытого, формально выраженного (эксплицитного) отрицания, реализуемого разными средствами.

Так как отрицание является сложной многоаспектной универсальной категорией, оно представляет и лингвистический, и общенаучный интерес. Фундаментальность категории отрицания определяется тем, что категория отрицания может изменять ход коммуникации, а также устанавливать новые отношения и "новый порядок" в логико-грамматическом членении предложения..

Туркменский и русский языки обладают полинегативной системой выражения отрицания. Возможность употребления нескольких средств выражения отрицания в одном предложении характерно и для русского, и для туркменского языков, что позволяет выразить массу разнообразных семантических оттенков, сопровождающее общее для них значение отрицания.

В туркменском языке имеются такие отрицательные конструкции, которые в русском языке имеют место в ином виде, или вообще не имеют семантических и структурных аналогов и, наоборот, некоторые конструкции русского языка не имеют эквивалентов в туркменском языке.

Ученые-лингвисты ставят перед собой задачи: изучить основные закономерности развития и функционирования отрицания в туркменском и русском языках, выявить наиболее существенные тенденции, характеризующие процесс развития отрицания, исследовать средства выражения отрицания в туркменском языке в сопоставлении с русским, проанализировать системы языковых средств выражения отрицания в туркменском языке в сопоставлении с русским и их функционально-семантическое описание с учётом межуровневых связей .

Исследования в данном направлении позволяют заключить, что различные языковые уровни занимают специфические положения по отношению типологической структуры "центр - периферия" как в структуре макрополя, так и в структуре входящих в неё отдельных функционально-семантических микрополей, о чём свидетельствует структурная организация поля утверждения / отрицания в ряде тюркских и индоевропейских языков. Исследование внутренней динамики полевой структуры, дислокация ядерных и периферийных компонентов в функционально-семантических микрополях, характер и способ перераспределения инвариантной семантической нагрузки даёт интересный и обширный материал для сопоставительно-типологического изучения языков. Продолжая наблюдения над функционально-семантическим полем отрицания в сопоставляемых языках, можно увидеть, что если, например, в русском языке не выступает одновременно доминантой микрополей дифференциально-предикативного и фрагментарного отрицаний, то в туркменском языке функциональные центры этих микрополей вследствие их координативного строения не имеют единой доминанты.

Список используемой литературы.

1. Абдыгалиева Т. Семантика отрицания и способы её выражения в современном казахском языке. Кандид.дис.- Алма-Ата, 1991.

2. Бахарев А.И. Отрицание на морфологическом уровне в русском и узбекском языках. // Тезисы докладов и сообщений Междунар. научн.-практич. конф.- Ташкент, 1993. С. 219.

3. Высоцкая И. Морфологический статус и синтаксические функции слова «ничего». // РЯШ, М., 1992, № 2.

4. Гурдов А. Структура и семантика грамматических форм английского и туркменского языков. Ашхабад, 1986..

5. Розенталь Д.Э., Теленкова М.А. Словарь-справочник лингвистических терминов. М., 1976.

твия. Докт.дис. -М., 1994.

6. Щур Г.С. О старом и новом в теории поля в лингвистике. Учёные записки Ярое, пед.ин-та, вып. 73, Ярославль, 1970.

7. Ярцева В.Н. Иерархия грамматических категорий и типологическая характеристика языков. // В кн: Типология грамматических категорий. М., 1975.

8.Научная библиотека диссертаций и авторефератов disserCat http://www.dissercat.com/content/leksiko-morfemnye-i-morfologicheskie-sredstva-vyrazheniya-kategorii-otritsaniya-v-tipologich#ixzz3MhdBqAnf

Просмотров работы: 2130