ФУНКЦИОНАЛЬНО-СЕМАНТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ СЮБЖОНКТИВА И КОНДИЦИОНАЛА В СТАРОФРАНЦУЗСКОМ И СРЕДНЕФРАНЦУЗСКОМ ЯЗЫКАХ - Студенческий научный форум

VII Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум - 2015

ФУНКЦИОНАЛЬНО-СЕМАНТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ СЮБЖОНКТИВА И КОНДИЦИОНАЛА В СТАРОФРАНЦУЗСКОМ И СРЕДНЕФРАНЦУЗСКОМ ЯЗЫКАХ

Попов С.А. 1, Горбатов В.И. 1
1Владимирский государственный университет
 Комментарии
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF
Сослагательное наклонение является наклонением, вызывающим самые острые дискуссии. Это наклонение, как носитель некоторых грамматических значений, помещается в центр проблемы наклонения во французском языке. Важность проблемы морфологической формы сюбжонктива не вызывает сомнения, поскольку любая грамматическая категория, в том числе и категория наклонения, может существовать лишь в том случае, если язык располагает особой грамматической формой для выражения определенного значения. При этом следует подчеркнуть важность различения двух разновидностей значения: парадигматического, то есть значения, которое входит в систему языка и синтагматического, возникающего в контексте, на уровне речи, а не языка.

Когда речь идёт о значении той или иной грамматической категории, подразумевается только лишь парадигматическое значение, то есть значения языкового, а не речевого уровня, значение и функции, которыми обладает грамматическая форма в изолированном положении, а не модальные, стилистические значения, которые она может приобрести в контексте.

Однако Е. Курилович предлагает дифференциацию «первичных» и «вторичных» функций. Автор предлагает считать «вторичной» функцию, проявляющуюся в специальных контекстных условиях. «Первичной» же функцией следует считать ту, которая не зависит от воздействия контекста. Первичная функция отражает парадигматическое значение в «чистом» виде и контекстуально не маркирована. Вторичная функция является результатом взаимодействия разноуровневых языковых единиц и контекстуально маркирована. Первичные и вторичные функции различаются качественно: наличием или отсутствием зависимости от значения других единиц языка. Поэтому первичная, или доминирующая, функция не обязательно связана с наибольшей употребительностью.

Относительно вторичных функций может возникнуть вопрос о том, считать ли их достоянием языковой системы или явлением уровня речи. Основанием для последнего суждения может служить тот факт, что вторичные функции всегда связаны с реализацией парадигмы и проявляются в определенных речевых условиях. Однако вместе с тем, вторичные функции количественно ограничены, они конечны и регулярно сопряжены с определенными типами разноуровневого взаимодействия языковых единиц. Типовой характер маркированных контекстов может быть представлен отвлеченно в виде модели. Вторичные функции, систематически повторяясь в речи, становятся достоянием всех членов языкового коллектива, а не случаем индивидуального употребления. Это даёт основания считать их фактом языка.

Среди лингвистов нет единого мнения по поводу признания/ непризнания сюбжонктива особым наклонением. Так, Дюбуа, Галише, Допань (Doppagne) и другие не признают сюбжонктив отдельным наклонением. Небезызвестно привести поэтому поводу высказывание одного из самых известных французских романистов Антуана Мейе (A. Meillet) для которого сюбжонктив в настоящее время – это лишь “surveillance appelée à disparaître”. Доводы этих лингвистов, с формальной точки зрения, следующие: глаголы I группы (которые являются самыми многочисленными), используют грамматические формы изъявительного наклонения. Что касается модального значения сюбжонктива в независимом предложении, то он используется очень редко и дублирует «волитивное значение» изъявительного наклонения. А в придаточных предложениях, где сюбжонктив употребляется часто, он дублирует, как правило, значение глагола или безличного выражения, которые используются в главном предложении.

Рассмотрим другую точку зрения, диаметрально противоположную предыдущей. Её разделяют А. Доза (A. Dozat), М. Коэн (M. Cohen), Жорж и Роббер Бидуа (Les Bidois: Georges - отец и Robert - сын). Они считают, что наклонение сюбжонктив – самое модальное из всех наклонений и что оно обладает большой жизнеспособностью, даже в живом, разговорном языке. Тем не менее, эти учёные понимают под термином «модальность» эмоциональность, чувственность. Они полагают, что сюбжонктив выражает не важно какое чувство: волю, желание, сомнение и т.д. Однако Жерар Муане (Gérard Moignet), выступая против этого мнения, справедливо отмечает, что грамматика не предназначена для выражения чувства.

Согласно третьей точки зрения сюбжонктив признается отдельным наклонением с особой функцией, но амодальной. Его функция (или значение) состоит в том, чтобы реализовать с помощью сюбжонктива подчинение мысли, выраженной в придаточном предложении, содержанию главного предложения. Действительно, многие лингвисты отмечают особенно тесную связь между главным и придаточным предложениями в том случае, если в придаточном употребляется сюбжонктив. Поэтому, парадигматическое значение сюбжонктива, опираясь на эту точку зрения, заключается в том, чтобы выражать подчинение. Что касается модального значения, то оно появляется лишь в речи, на синтагматическом уровне. Вне контекста, сюбжонктив – амодальная форма, которая только называет действие. Это мнение было впервые сформулировано Ф. Брюно (F. Brunot) и развито Фуле (Foulet), Корнелисом де Буром (Cornelis de Boer), Н.М. Васильевой, Л.П. Пицковой.

Особого внимания заслуживает оригинальная теория, выдвинутая Г. Гийомом (G. Guillome), одним из самых известных французских лингвистов. По его мнению, «время» - «вид» - «наклонение», представляют собой сверхкатегорию, в которой понятия наклонения и вида подчинены понятию времени. Этой теорией Гийом подчёркивает главенство категории времени. По его мнению, во французском языке существует 3 отдельных наклонения, которые отражают различные этапы эволюции действия во времени. Первое наклонение, выраженное причастием и инфинитивом, даёт лишь общую идею действия, представляя его как процесс, но скорее, как свойство или как абстрактное понятие, которое не связано непосредственно ни с определенным моментом времени, ни с объектом действия.

Второе наклонение представляет для нас особый интерес, так как оно, по мнению Г. Гийома, выражено сюбжонктивом. Сюбжонктив представляет собой промежуточный этап между I и III наклонениями. На этом этапе процесс уже связан с агентом действия, но он представлен как действие возможное, предполагаемое, потому что оно пока ещё недостаточно локализовано во временном плане.

Третье, изъявительное наклонение, в отличие от предыдущих, представляет действие во времени с большой степенью ясности и точности.

Итак, для Гийома, I-ое наклонение, выраженное инфинитивом и причастиями, - не временное и не личное наклонение; второе – сюбжонктив, – личное наклонение, но не временное; третье наклонение, изъявительное – временное и личное наклонение одновременно. Таким образом, эти 3 наклонения отражают различную степень актуализации действия во времени. Весь этот процесс называется автором «формирование образа времени» (“formation de l’image – temps”).

Действительно, сюбжонктив, в качестве носителя некоторых грамматических значений, помещается в центре проблемы наклонения во французском языке.

Однако понимание особенностей употребления наклонений во французском языке невозможно без изучения истории их развития.

М.К. Собанеева определяя содержание категории наклонения, отмечает, что во французском языке наклонения образуют два типа оппозиций по модальному значению. Напомним, что модальностью глагольного действия является представление говорящего об отношении действия к действительности. Оппозиция наклонений по модальному содержанию включает два признака:

1. Наличие/ отсутствие констатации действия в реальности со стороны субъекта речи.

2. Отсутствие/ наличие фактора субъективного сознания (то есть, волеизъявления или гипотезы) как способа связи нереального действия с действительностью.

Основное модальное содержание индикатива состоит в выражении действия, констатируемого говорящим как реальность. При этом естественно, отсутствуют такие субъективные факторы сознания, как волеизъявление или гипотеза.

Модальное содержание императива состоит в выражении действия, не констатируемого в реальности и представляющегося в сознании говорящего через призму волеизъявления.

Основное модальное содержание кондиционала заключается в выражении действия, также не констатируемого в реальности, но представленного в сознании говорящего через призму гипотезы.

Второй тип оппозиции наклонений основан на выраженности/ невыраженности модального содержания, то есть на модальности/ амодальности наклонений. Индикатив, императив и кондиционал имеют в качестве основного значения модальность действия в её различных проявлениях. Иначе обстоит дело с французским сюбжонктивом, который в большинстве случаев не выражает представления говорящего о способе связи действия с действительностью. Так, например, в предложении “Il a réussi sans qu’on lui soit venu en aide” сюбжонктив обозначает действие, не имевшее места в реальности, а в предложении “Il n’a pas réussi sans qu’on lui soit venu en aide” сюбжонктив обозначает действие, имевшее место в реальности. В предложении “Je doute qu’il soit venu” сюбжонктив отображает действие, реальность или нереальность которого говорящему неизвестна, а в предложении “Je suis heureux qu’il soit venu” сюбжонктив отображает действие, о котором говорящий знает, что оно имело место. Основное содержание французского сюбжонктива состоит в безразличии к признаку реальности/ нереальности действия. Сюбжонктив в большинстве случаев амодален, то есть не передает позиции говорящего по отношению к обозначаемому действию.

Таким образом, семантика современного французского сюбжонктива представляет собой, по сути дела, отрицательную величину, выявляемую по сравнению с семантикой модальных наклонений. Модальные значения сохранились только у двух форм сюбжонктива, употребляемых в независимом предложении. Презенс сюбжонктива выражает нереальное действие, на которое направлено волеизъявление (Qu’il vienne.), а плюскваперфект сюбжонктива, именуемый традиционно «вторая форма прошедшего времени кондиционала» (Il fût venu.), выражает нереальное действие, на которое направлена гипотеза. Как видно, содержание сюбжонктива в современном языке разнородно: его содержание в придаточных предложениях в основном амодально, в то время как в самостоятельных предложениях употребляется лишь две видо-временные формы сюбжонктива, причём выражающих различные модальные значения. Такое своеобразное положение сюбжонктива является результатом сложного и длительного процесса развития, начиная от конъюктива в латинском языке, к которому он восходит.

Литература

  1. Васильева, Н.М., Пицкова, Л.П. Французский язык: Теоретическая грамматика: Морфология: Синтаксис: Ускоренный курс [Текст] / Н.М. Васильева, Л.П. Пицкова. – М.: Высшая школа, 1991.

  2. Гак, В.Г. Теоретическая грамматика французского языка. Морфология и синтаксис [Текст] / В.Г. Гак. – М.: Добросвет, 2000.

  3. Катагощина, Н.А. История французского языка. Для институтов и факультетов иностранных языков. Учебник [Текст] / Н.А. Катагощина. – М.: Высшая школа, 1976.

  4. Курилович, Е. Очерки по лингвистике (русский перевод) [Текст] / Е. Курилович. – М., 1962.

  5. Сабанеева, М.К., Щерба, Г.М. Историческая грамматика французского языка [Текст] / М.К. Сабанеева, Г.М. Щерба. – Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1984.

  6. Скрелина, Л.М., Становая, Л.А. История французского языка: Учебник [Текст] / Л.М. Скрелина, Л.А. Становая. – М.: Высшая школа, 2001.

  7. Шигаревская, Н.А. История французского языка (на французском языке). Учебник для студентов фак. иностр. яз. пед. ин-тов [Текст] / Н.А. Шигаревская. – Л.: Просвещение, 1973.

Просмотров работы: 876