ИССЛЕДОВАНИЕ СТРЕССА И СТРЕССОУСТОЙЧИВОСТИ В ЗАРУБЕЖНОЙ ПСИХОЛОГИИ - Студенческий научный форум

VII Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум - 2015

ИССЛЕДОВАНИЕ СТРЕССА И СТРЕССОУСТОЙЧИВОСТИ В ЗАРУБЕЖНОЙ ПСИХОЛОГИИ

Варютина Ю. С., Никуленкова О. Е.
 Комментарии
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF
В психологию и физиологию понятие «стресс» попало больше полувека назад. Впервые термин «стресс» ввел Уолтер Кэннон в своей работе «бороться или бежать», в которой описал реакцию организма человека при стрессовых ситуациях. Но широкую огласку данное явление получило лишь в 1936 году, когда в журнале «Nature», в разделе «Письма к редактору», было опубликовано короткое сообщение канадского физиолога Ганса Селье под названием «Синдром, вызываемый разными повреждающими агентами». Однако автор длительное время избегал употребления термина «стресс», поскольку тот использовался во многом для обозначения «нервно-психического» напряжения. И только в 1946 году Селье начал использовать понятие «стресс» для общего адаптационного напряжения, который обозначал следующим образом: «особое состояние организма человека и млекопитающих, возникающее в ответ на сильный внешний раздражитель», а затем был им расшифрован в 1956 году как: «Стресс есть неспецифический ответ организма на любое предъявленное ему требование» [8].

Особенности адаптационного синдрома Селье на психологическом уровне соотносится с теорией фрустрации Розенцвейга. Фрустрация рассматривается им как столкновение какой-либо жизненной потребности человека с непереносимым психологическим препятствием, внутренним барьером. При этом развивается стрессовое состояние и в зависимости от длительности неразрешенного внутреннего конфликта может возникать невроз. Данная теория фрустрации лишь дополняет учение Селье и не касается биохимических изменений, происходящих при этом.

В концепции Г. Селье стресс трактуется в статусе «генерального адаптационного синдрома». Он выделяет три структурно-динамические характеристики этого феномена: «Общая стадия тревоги»; «Стадия ризистентности» и «Стадия истощения». В большинстве случаев ответные реакции человеческой психики на внешние раздражители касаются только первой и второй стадий. Таким образом, человек, сначала испытывает определенную степень тревоги, а затем вырабатывает противодействующие ей ресурсные возможности. «Стадия истощения» встречается значительно реже [8].

Первая стадия стресса по Г. Селье - общая стадия тревоги (фаза шока), выражается в мобилизации всех ресурсов организма, и в первую очередь сложных физиологических и биохимических, способствующих быстрому проявлению оборонительной реакции, или, как ее часто называют, «реакции борьбы и бегства». Эта реакция была сильно развита у наших предков и при малейшей угрозе обеспечивала им максимальную быстроту мобилизации сил, необходимых для борьбы за выживания. Но некоторые личности не выдерживают такой мобилизации, и при воздействии интенсивных стрессогенных факторов у них могут возникнуть «острые стрессовые реакции», которые более заметны на поведенчески-психопатологическом уровне. Хотя по своей сути они тоже являются стрессогенно-посттравматическими, многие не считают их таковыми.

Стресс вызывает, прежде всего, активацию симпатической нервной системы (и ее медиаторов - адреналина и норадреналина) - ведь именно она является посредником между внешними воздействиями и состоянием внутренних органов. Активность этой системы направлена на мобилизацию ресурсов организма, на создание или увеличение его готовности к действию: учащаются или усиливаются сокращения мышцы сердца; глюкоза освобождается и выделяется в кровь, где служит готовым «топливом» для мышечной активности; кровоснабжение кожи и внутренних органов уменьшается (бледность лица при волнении), а мышц и мозга - увеличивается. Регуляцию работы внутренних органов, кровообращения, пищеварения, процессов обмена, осуществляет вегетативная нервная система, дыхания, которая старается всегда сохранить постоянство и равновесие внутренней среды организма - его гомеостаз - с помощью еще одной подсистемы - парасимпатической [8].

Парасимпатическая нервная система, в основном, обеспечивает снижение энергетического обмена, восстановление «запасов энергии», торможение, замедление и нормализацию функций систем организма. Медиатором (посредником), осуществляющим передачу возбуждения путем электрического импульса в нейроне, в парасимпатической нервной системе является ацетилхолин. Для развития стрессовых реакций у конкретной личности необходимо включение главного звена - «реакции борьбы или бегства». Только тогда происходит рефлекторная активация коры надпочечников и мощный вторичный выброс в кровь адреналина и норадреналина, при этом повышается артериальное давление, учащаются пульс и дыхание, повышается уровень холестерина в крови.

Вторая стадия - адаптации, или сопротивления, когда организму удается за счет предшествующей мобилизации успешно справиться с вредоносными факторами. В этот период может наблюдаться повышение стрессоустойчивости, которое происходит путем глубокой адаптационной перестройки гомеостатических механизмов организма. Раскрытые на первой стадии адаптационные резервы продолжают функционировать, человек приобретает опыт устойчивости и уверенности в своей силе и действиях.

Еще исследования В. Кэннона показали, что организм стремится всегда обеспечить постоянство и равновесие состава своей внутренней среды и уровней функционирования всех систем. Но когда организму предъявляются новые требования, происходит перестройка, которая через цепь преобразований восстанавливает прежнее равновесие, но уже на ином уровне. При этом он подчеркнул, что новые условия могут определяться не только физическими раздражителями, но и психологическими причинами.

Если же не удается приостановить действие стрессогенных факторов, наступает третья стадия стресса - стадия истощения. Приспособительные возможности организма снижаются, накапливается усталость. В этот период он хуже сопротивляется воздействию новых стрессоров, увеличивается опасность заболеваний. Вновь возникают сигналы тревоги, как в первой стадии, но теперь уже «внутри» на фоне истощения адаптационной энергии. В это время необходима помощь «извне»: либо поддержка систем адаптации (психологическая и психотерапевтическая), либо устранение стрессоров. При достаточно сильных и частых стрессах в реакцию организма личности дополнительно вовлекаются эндокринные системы, действие которых может отрицательно влиять на внутренние органы.

Т. Кокс, рассматривая такой подход к концепции стресса, считает его близким по ассоциации и к модели, основанной на ответных реакциях организма, и к физиологической модели стресса. Общим недостатком теории Селье он считает недооценку психологических факторов в развитии стрессовых состояний, аргументируя это тем, что в основном физиологическая реакция определяется непосредственно не присутствием стресса, а его психологическим воздействием на личность. Далее Т. Кокс представляет концепции стресса с точки зрения модели, основанной на стимулах, которые считаются в какой-то мере беспокоящими или разрушающими, и, наконец, модели, основанной на взаимодействии. Другой подход основан на утверждении, что стресс возникает вследствие существующих особых взаимоотношений между человеком и окружающей его средой. Ни один из этих подходов, по заключению самого автора, не дает должного толкования физиологических механизмов стресса [4].

Осмыслив общие механизмы функционирования человека в стрессе и дистрессе, перейдем к рассмотрению исследований направленных на изучение более частных проявлений стресса у людей из различных социальных групп находящихся в тех или иных условиях и подвергающихся воздействию различных стрессоров.

В свете рассматриваемых нами проблем большой интерес представляет концепция стресса Давида Меканика, являющаяся разновидностью бихевиористического определения стресса как «ответная реакция». Эта модель была сформулирована и выдвинута в начале 60-х годов

Стрессом автор называет «дискомфортную ответную реакцию личности в особых ситуациях». Личность испытывает и проявляет интенсивный дискомфорт, когда не готова к данной ситуации. Это переживание является одновременно и причиной, и следствием недостаточной самоуверенности человека, а более подготовленные люди чувствуют себя лучше и действуют более уверенно. Особое значение Меканик уделяет рассмотрению стрессовых ситуаций. По его мнению, стрессогенную ситуацию детерминируют четыре фактора:

  • способности личности;

  • традиции, привычки, ценности, навыки и ограничения (предъявляемые малыми группами);

  • средства, предъявляемые индивиду более широкой социальной средой;

  • области и ситуации, в которых индивид может (способен и имеет право) реализовать и актуализировать эти средства [3].

Модель стресса, предложенная Мекаником, имеет положительные стороны. Стресс органически связывается с процессом адаптации личности, он отмечает, что «стресс» относится к трудностям, испытываемым индивидом в результате воспринятых им «вызовов». А термин «адаптация» относится к путям (лучше сказать к стратегии и тактике личности), с помощью которых личность справляется со стрессовой ситуацией и своими конфликтующими чувствами, возбужденными данной ситуацией. В модели Меканика учитываются детерминанты не только микросреды, но и макросреды.

Но его адаптационная модель стресса не лишена и недостатков. Автор не учитывает явления чисто внутрипсихического порядка, то есть возможность возникновения стресса, например, от ожиданий встречи с неприятными ситуациями. Он непоследователен также в дифференциации понятий «стресс» и «фрустрация». В адаптационной модели стресса учитываются только отрицательные воздействия и последствия стресса, то есть игнорируется факт существования оптимальных уровней стресса и фрустрации.

Одной из самых интересных представляется «модель профессионального стресса» Т. Кокса, в которой нашла воплощение идея динамики возникновения и разрешения стрессогенной ситуации. Согласно ей, необходимо анализировать источники стресса в непосредственной связи с потребностно-мотивационной сферой работающего человека (мотивами, ценностями, установками). Предпочтение отдается такому диагностическому материалу, благодаря которому возможно достаточно надежно определить индивидуальные особенности личности, ее направленность на восприятие возникающих ситуаций как несущих угрозу, а также - индивидуального набора копинг-стратегий [4].

Психолог Ирвин Джейнис свою модель стресса выдвинул еще в 50-х годах и развил ее в последующие годы. По его мнению понятие «стресс» лишено психического смысла, поэтому он использует этот термин в качестве прилагательного и в двух смыслах – «стрессовая ситуация» и «стрессовая реакция»). Он исследовал те ответные реакции людей, которые возникают вследствие травматических событий. Разносторонне и основательно изучив внутрипсихические и ситуативные детерминанты этих ответных реакций, он отметил, что ответные реакции на стрессор обуславливаются ожиданиями личности, предварительной тренированностью, защитной стратегией и тактикой личности, уровнем тревожности и силой потребности личности в зависимости, самовосприятием собственной роли в данной ситуации. И. Джейнис различает постоянные и ситуативные факторы стрессового поведения личности. Постоянными факторами стрессового поведения он считает национальную и религиозную принадлежность, этническое происхождение, социально-экономический статус и другие факторы, связанные с социальны­ми и культурными различиями. А основными ситуативными факторами являются личная предрасположенность, социальная основа, источник, величина и качество опасности.

Джейнис рассматривает стресс и как процесс, и как психическое состояние. Процесс стресса он исследует сначала с точки зрения психоанализа, а потом – бихевиоризма. Он ясно и четко представляет и конструктивно анализирует основные преимущества и недостатки этих двух подходов в исследованиях по стрессу. Его концепция стресса, в отличие от концепции Г. Селье и его школы, дает верное представление о поведении людей в катастрофических условиях. В своих исследованиях он всесторонне анализировал соматопсихические факторы в этиологии неврозов, а также психодинамические факторы в хирургии. Он глубоко анализирует эмоциональные и когнитивные процессы человека в стрессовой ситуации [1].

Несколько позднее, в 70-х гг. ХХ столетия, сформировались основные концептуальные положения «транзактного анализа», основанные на описательной модели психологического стресса Р. Лазаруса. Нормативные физиологические проявления стресса, транслирующие идеи регуляции гомеостаза, перестают быть объектом исследований. Стрессу все больше придается обозначенный вышеуказанным Г. Селье статус «специфической», то есть индивидуально опосредованной адаптивной реакции на возникающие фрустрационные ситуации. Уделяется особое внимание процессуальному анализу индивидуально-психологических детерминант переживания стресса, а именно когнитивной составляющей восприятия человеком различных жизненных ситуаций и используемым им стратегий совладания и преодоления («копинг-стратегий»). Таким образом, формируются основания для уточнения и дифференциации понятий «физиологического» и «психологического» стресса. «Психологический» аспект стрессовой реакции, с точки зрения Р. Лазаруса, предполагает высокую степень субъективности в оценке человеком имеющихся у него на данный момент внутренних ресурсов для эффективного сопротивления сложившейся угрожающей ситуации. Он, развивая учение о стрессе, выдвинул концепцию, согласно которой разграничивается физиологический стресс, связанный с реальным раздражителем, и психический (эмоциональный) стресс, при котором человек (на основе индивидуальных знаний и опыта) оценивает предстоящую ситуацию как угрожающую, трудную. В последние годы отмечают условность полного разделения физиологического стресса и стресса психического. В физиологическом стрессе всегда есть психические элементы и наоборот. Что же касается терминов «психический стресс» и «эмоциональный стресс», то они часто используются как равнозначные, поскольку почти все ученые признают, что основной причиной психического (психологического) стресса является эмоциональное возбуждение [2].

Субъективисты обозначают свой подход как интеракционную проблему, и представитель данного направления Н. Эндлер, рассуждая о любых проявлениях личности, в том числе о стрессе, отмечал в нем специфический способ взаимодействия субъекта с самим собой и с окружающей средой.

  • Основоположником субъективистского подхода считается уже упоминавшийся ранее Р. Лазарус, который обусловливал стресс двумя личностными особенностями:

  • представлениями о мире и себе и способностью брать на себя обязательства;

  • представлением о своих способностях влиять на последствия.

Согласно регуляторному подходу, человек может использовать различные механизмы регуляции, выбор которых детерминирован разными факторами. В «двухуровневой модели управления ресурсами» Д. Бродбента и Р.Хокки особое внимание уделяется разному уровню саморегуляции, в зависимости от уровня осознанности-неосознанности контроля и автоматизма действий. Такая точка зрения способствует организации продуктивного анализа уровня психологического стресса, который переживает человек, решая в ходе выполнения профессиональной деятельности различные по сложности когнитивные задачи. Подчеркивается, что уровень сознательной регуляции имеет более высокую «психологическую цену» для личности, поскольку предполагает высокую концентрацию внимания и эмоциональную вовлеченность.

В настоящее время накоплены обширные электрофизиологические данные о различных формах вовлечения кортико-лимбико-гипоталамической системы в ответную реакцию при разных формах стрессовой нагрузки на организм. В литературе показано значение при стрессе афферентно-эфферентных связей гипоталамуса, таламуса, миндалевидного комплекса, гиппокампа и различных отделов коры больших полушарий головного мозга. В этой связи интересен подход Дж.С. Эверли и Р. Розенфельда к раскрытию психофизиологических механизмов стресса. Авторы рассматривают его с позиций активации одной (или более) из трех основных психосоматических «осей» стресса:

  • нервной - через прямую нейронную иннервацию концевых органов;

  • нейроэндокринной - через реакцию «битвы-бегства»;

  • эндокринной (адренокортикальная, соматотропная и тиреоидная) [9].

Активация нервной оси и воздействие ее через симпатический и парасимпатический отделы вегетативной нервной системы на концевые органы при стрессе происходит сразу и длится недолго. Это объясняется ограниченной способностью симпатических и парасимпатических нервных окончаний продолжать постоянный выброс медиаторов в условиях длительного сильного раздражения. Для поддержания стрессовой активации более длительное время используется дополнительная нейроэндокринная ось реакции «битвы-бегства». Центральным органом, как указывалось ранее, участвующим в этой реакции, является мозговой слой надпочечников. Его стимуляция приводит к выделению адреналина и норадреналина в систему кровообращения.

Хотя действие катехоламинов мозгового слоя надпочечников гораздо продолжительнее влияния нервной оси, наиболее пролонгированные соматические реакции на стресс являются результатом активации эндокринных осей. Они представляют собой пути, по которым реагирование на стрессоры происходит в последнюю очередь. Активация каждой оси может взаимно перекрываться эффектами других осей. Наиболее часто отмечается активация нейроэндокринной и эндокринной осей. Не внедряясь более глубоко в механизмы развития стресса по каждой из осей, укажем на то, что Дж. С. Эверли и Р. Розенфельд не смогли ответить на главный, с их точки зрения, вопрос о способе, при помощи которого организм человека выбирает, на какой орган и через какую ось воздействует стрессовая реакция [9].

В завершении так же хочется обратить внимание на концептуальные модели А. Марселла и П.Варры в которых можно обнаружить интересные эмпирические данные относительно взаимодействия двух факторов: личности и среды. Авторы подробно рассматривали структурно-содержательные и динамические характеристики стрессогенных ситуаций и их влияние на снижение эффективности трудовой деятельности, нарушения психического и физического здоровья работников. Причем предпочтение отдавалось методологии системного изучения средовых факторов проявлений психологического стресса и их взаимообусловленности. Исследования, выполненные в контексте экологической парадигмы, позволили расширить научные представления относительно происхождения и последствий психологического стресса.

Список использованной литературы и других источников:

  1. Абабков В.А., Перре М. Адаптация к стрессу. - СПб.: «Речь», 2010.- 169 с.

  2. Брайт, Джонс - Стресс. Мифы, теории, исследования. - СПб.: ПРАЙМ-ЕВРОЗНАК, 2003. - 214-219 с.

  3. Гринберг Дж. Управление стрессом. - СПб.: Питер, 2011. С. 128-133.

  4. Кокс Т. Стресс. - М.: Медицина, 2011. - 264, 275 с.

  5. Почебут Л.Г., Чикер В.А. Индустриальная социальная психология. - Спб.: Изд-во СПбГУ, 2009. С. 97-115.

  6. Роджерс К. Взгляд на психотерапию. Становление человека. - М.: «Прогресс», 2011. С. 211-247.

  7. Селье Г. Очерки об адаптационном синдроме - М,: Медгиз, I960, 254 с,

  8. Селье Г. Стресс без дистресса. - М.: «Прогресс», 2009. С. 123-139.

  9. Ясперс К. Общая психопатология. - М.: Практика, 2009. С. 812-877.

Просмотров работы: 10903