ИРОНИЯ В ПРОЦЕССЕ КОММУНИКАЦИИ - Студенческий научный форум

VII Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум - 2015

ИРОНИЯ В ПРОЦЕССЕ КОММУНИКАЦИИ

 Комментарии
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Среди функций иронии одна из важнейших коммуникативная. Она основана на потребности взаимопонимания, более устойчивого эмоционально-ценностного контекста, более сильного впечатления при экономии выражения эмоций, на потребности высказаться тогда, когда возможности высказывания невелики, привлечь при этом внимание, заинтересовать собеседника предметом обсуждения.

Именно формы объективации иронической рефлексии в коммуникативных актах и восприятие этих форм людьми Ю. М. Лотман обозначил как семиосферу. Важнейшей характеристикой оценки является взаимодействие субъективного и объективного факторов, так как сама оценка (по А.А. Ивину) есть «установление определенного отношения между субъектом оценки и ее объектом», « потенциальным или осуществленным конфликтом» [1, c.100].

Содержательная структура иронической коммуникации включает в себя три стороны: информационную, регуляционную и аффективную. Ирония имеет особую семантико-семиотическую структуру и специфические формы выражения в качестве приема, формы комического, а также риторического, стилистического и художественного тропа.

Специфической особенностью выражения иронии является параллельное существование двух смысловых планов, объединенных антитетической, антонимической или амбивалентной связью. [2]

Целью любого акта коммуникации является создание смыслов и взаимообмен ими. Человек как биологический вид – не просто homo loquens, но homo significans. Любое высказывание, от простого «ага» до многочасового выступления, является результатом сложного, хотя и не всегда осознаваемого процесса отбора и комбинирования языковых знаков.

Коммуникативный процесс - непрерывное взаимодействие участников коммуникации. В ситуации коммуникации на выбор адресантом использования иронических замечаний могут влиять как личностные, так и ситуационные экстралингвистические факторы. При этом ирония становится частью речевой стратегии и коммуникативно-значимым феноменом, когда главный внутренний мотив – воздействовать на адресата и заставить его изменить свое поведение или точку зрения на данную ситуацию, а внешний мотив – моделирование коммуникативной ситуации.

Сфера коммуникации включает время, место, посторонних наблюдателей, участников коммуникации, их статусные и ситуационные роли, межличностные отношения. В вербально - эстетической коммуникации – это взаимодействие автора и читателя, автора и персонажей, речевые интеракции персонажей в определенных пространственно – временных координатах.

Сюда же относятся правила общения в любой как непосредственной, так и опосредованной коммуникативной ситуации. В процессе коммуникации как внешние, так и внутренние факторы, мотивирующие обращение к иронии, выступают в своей совокупности. Обращаясь к иронии при характеристике лица, адресант стремится непосредственно повлиять на объект иронии, если он является партнером в ситуации общения, или показать свое отношение к третьему лицу или лицам.

Основные черты коммуникации формальной части военного дискурса-четкость, субординация, логичность - становятся предметом насмешки в неформальном военном дискурсе. Особенно ярко это проявляется в военном анекдоте. Например, «Прапорщик обьясняет новобранцам суть земного притяжения: - Если вот, примером, камень подбросить вверх, то он, естественно, упадет на землю. Это означает, что на него действует сила земного притяжения. - А если он упадет в воду? - А вот это нас уже не касается. Этим занимаются во флоте.»[3]

В следующем примере военный врач рассказывает, как однажды враг был так хорошо экипирован, что генерал отдал приказ стрелять в каждый предмет на поле, который не похож на солдата, «A war vet was retelling about this experiences: "The enemy was once so well camouflaged that the general gave orders to fire at every object on the battlefield looking unlike soldier»[4].

Иронический дискурс с его главным событием: текстом или диалогом - должен обладать целостностью иронической иллокуции и единством всех уровней текста - речи /дискурса, объединенных как самой иллокуцией, так и средствами ее реализации, прежде всего – вербализации. Ирония соединяет в себе субъективность и объективность инициатора речи, направленную на самого себя и на внешний мир, критику и игру, смеховое начало и строгость аксиологической системы. Ирония – явление преимущественно имплицитное, извлекаемое из контекста (подтекста, когнитивно – онтологического ареала), но может быть – не прямо - эксплицирована («материализована») в знаках и символах вербальной и невербальной семиотики, в стилистических фигурах и языковых явлениях. [5, c.260] Например,

- Рядовой Иванов, выйти из строя!

Иванов падает без сознания. Грохот...

Командир: - Что с ним?

- Вышел из строя...[3]

Ещё пример. На вопрос сержанта Стимсона, что новобранец будет делать, если, стоя на посту ночью, увидит подозрительную крадущуюся мимо фигуру, новобранец отвечает, что поможет капитану Брауну добраться до кровати, «Sergeant Stymson was examining a recruit's knowledge of the sentry's special orders. "Suppose you stand sentry at night and see a suspicious shape crawling past your post. What will you do?" "I'll rush to help Captain Brown to get to his bed, sergeant". [4]

Для реализации иронического послания и его картины мира необходимы, как минимум, две системы ценностей: утверждаемая, в качестве идеала или новой аксиологической парадигмы, - и отвергаемая без инвектив и очевидной коммуникативной агрессии, в игровой амбивалентности, одновременно соединяющей и разъединяющей обе части аксиологической антитезы.

Ирония предъявляет повышенные требования не только к инициатору речи, но и к ее получателю, востребуя тонкие инструменты интеллектуальной рефлексии и декодирования неявной иллокуции (интенции).

Иронический дискурс может быть составной частью авторского и персонажного дискурса внутри художественного текста или, что гораздо реже, полностью совпадать с самим текстом - событием и сформированным на его основе лингвоэстетическим дискурсом. Однако может и превосходить один текст и его дискурс, расширив свои масштабы до группы объединенных по разным основаниям произведений или даже художественного стиля, включающего в себя множество произведений мировой культуры и литературы.

Инициатор иронического послания возвышен как неявный, но безусловный судья, взвешивающий разные системы ценностей, и регулирующий сами весы, добиваясь относительного игрового равновесия между теми и другими противостоящими аксиологическими картинами мира и их компонентами. [6,c. 650]

Стремясь к большей выразительности и к интенсификации перлокутивного эффекта, автор при помощи средств выражения экспрессивности текста и контекста вводит специфические элементы передачи смысла, в частности, в иронический текст (произведение) и дискурс элементы парадокса, амбивалентности, сатиры, многосторонней метафорики и т.д. В любом случае, иронический дискурс востребует собственные специфические и нестандартные средства его реализации. Например, «Дождь. Грязь. Генерал едет в армию. По дороге видит застрявший грузовик своей части. Ну ладно так и быть - надо помочь. Вылезли с шофером стали толкать. Извозились в грязи, но грузовик вытолкнули. Генерал, вытирая пот и пожимая руку шоферу грузовика, говорит:

- Тяжелый однако.

- Да, отвечает тот. - У меня там рота дембелей домой едет.»

Юмор обнажает несоответствие между формой и содержанием, устоявшимися представлениями о предмете или явлении и их реальным смыслом. За шутками всегда стоят социальные, психологические и культурные ситуации, в которых юмор представляет собой игру со смыслом, высвечивает нечто новое и неожиданное, от чего человек получает огромную радость. Каждый юмористический акт происходит внутри определенной культуры, которая, в свою очередь, принадлежит определенному обществу, т.е. шутки смешны людям, относящимся к определенной социальной группе, таким образом, юмор социален. Юмор заставляет думать, тем самым развивает гибкость ума. В юморе, как и в решении математических задач, есть элементы, которые нужно «вычислить». Способность осознать и понять шутку в большей мере связана с высокой интеллектуальной активностью и накопленными знаниями о мире, об окружающей действительности. Представляя собой игру со смыслом, юмор высвечивает нечто новое и неожиданное для человека, который в свою очередь, подключает воображение и получает яркие эмоции. Поэтому юмор представляет собой основную часть психологического Я человека.

Литература

  1. Ивин А.А. Основание логики оценок./ А.А. Ивин - М.: Изд-во МГУ, 1970. - 240 с.

  2. Борев Ю.Б. Комическое. / Ю.Б.Борев – М., Искусство, 1970. – 239 с.

  3. www.tveedo.ru/humor/24/85.html

  4. humor.zooclub.ru/anekdots.php?id=18

  5. Вежбитцка А. Речевые акты / А. Вежбитцка // Новое в зарубежной лингвистике. Лингвистическая прагматика. Вып.16 -М.: Прогресс, 1985. -С. 251-276.

  6. Виноградов, В.В. О языке художественной прозы. Избранные труды / В.В. Виноградов. – М.: Наука, 1980- 658с.

 

6

 

Просмотров работы: 1279