ОТ РАССВЕТА ДО ЗАКАТА: ИСТОРИЯ УМИРАЮЩЕЙ ДЕРЕВНИ - Студенческий научный форум

VII Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум - 2015

ОТ РАССВЕТА ДО ЗАКАТА: ИСТОРИЯ УМИРАЮЩЕЙ ДЕРЕВНИ

Стрелюхина М.В. 1
1Финансовый университет при Правительстве России
 Комментарии
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Введение

В селе Урусово я была не один раз 1. И всегда меня поражала разруха: развалившийся ток, остовы ферм2, пустыри в центре села, заросшие травой3. А что же было до этого? Почему так произошло? Для заглянем в ХIХ – нач. ХХ вв.

Чтобы восстановить историю села Урусово в ХХ веке, мне пришлось собирать информацию буквально по крупицам. В основе моей работы – воспоминания старожилов села. Чернецова Нина Дмитриевна, Вавилова Анна Егоровна, Савин Владимир Дмитриевич, Савина Татьяна Андреевна, Усик Евгения Григорьевна – последние живые очевидцы событий ХХ века. Именно благодаря их рассказам мне удалось проследить, какую роль в жизни села сыграли Гражданская война, нэп, коллективизация, раскулачивание, голод, Великая Отечественная война. Большую помощь в восстановлении истории села Урусово мне оказали записи Тренина А.И. «История села Урусово в первой половине ХХ века»4 и дневник Морозова А.Г., переданный мне на время его внучкой Санинской Татьяной. Особенно ценным источником в работе стали воспоминания моего дедушки В. М. Селивёрстова, судьба которого также связана с селом Урусово. Стихи, которые я использовала в работе, помогают проследить, как человек оценивал исторические события, происходившее вокруг (стихи напечатаны мною без изменений5).

Другие воспоминания мне удалось получить благодаря школьному музею села Урусово. В работе использован архивный материал: АРГРИ (Архив Ртищевского городского районного исполкома), ГАСО (Государственный архив Саратовской области), база данных «Мемориал».

В приложении я разместила интересные, на мой взгляд, документы и фотографии, большинство из которых никогда и нигде не были опубликованы.

1. Жизнь крестьян села Урусово до 1917 года

Во второй половине XVIII века стали появляться поселения между реками Хопер и Медведица. В это время в живописном уголке природы на берегу реки Песчанки, притока Хопра, возникло одно из старейших сёл Саратовского края – Урусово.

Из «Сборника статистических сведений по Саратовской губернии том IX Сердобского уезда от 1892г.»: «…село Урусово (Песчанка). Говорят селение существует более 100 лет; преданий о возникновении его не осталось, но по тем названиям, которые носят улицы: «Шатчина», «Самара», «Тростянка», «Николаевка», нужно полагать, что заселение данной местности имеет прямую связь с Шацким уездом Тамбовской губернии, с Самарской губернией, да и сам ответ крестьян: «слыхали, что с разных мест пригоняли»6.

Село Урусово, деревни Дивовка, Ивановка, Александровка в нач. ХХ века входили в Урусовскую волость Сердобского уезда Саратовской губернии.

Село в те далёкие времена было довольно большое. Ровная в два ряда улица тянулась вдоль глубокой и широкой речки Песчанки7 (сейчас сильно обмелевшей). Волостное правление, школа, приходская церковь находились в селе Урусово. Численность населения в волости составляла, по переписи 1886 года, 3255 человек8. Из них в селе Урусово проживало 1576 человек, в деревне Ивановка – 373 человека, в деревне Александровка –171 человек и в деревне Дивовка – 1135 человек. Общее количество домохозяйств волости составляло 570 дворов.

После отмены крепостного права, наряду с земледелием, в селе Урусово быстро развивалось ремесло. Разными промыслами занимались 249 жителей села, из них 80 человек были портными, 24 подёнщика, 11 батраков и др.

В 1912 году в селе Урусове проживал уже 3591 человек9.

2.Село Урусово с 1917 до 1929 г.

В 1917 г. жизнь села меняется. Помещица Гагарина уезжает из села в начале октября, оставив вместо себя управляющего Тарасова. Жители после её отъезда разграбили принадлежащую ей усадьбу.

Из воспоминаний Давыдовой Александры Михайловны 1914 г. р:

«Помню, как из дома Гагариной всё тащили, мой отец принёс керосиновую лампу «Молния» (она очень светло горела) часы с боем . Помню разграбленную прачечную в подвале, там стояли котлы; помню балконы, веранды, цветники»

В начале ноября 1917 года в селе устанавливается советская власть. Первые коммунисты – Панкратов Семён Иванович, Барышев Фёдор Петрович, Панкратов Степан Иванович, Гришина Варвара Ивановна, Гордеев Иван Иванович, Новоженов Михаил Иванович, Тащилин Сергей Петрович, Лапшов Владимир Степанович.

В 1920 году в селе произошёл сильный пожар, улица от церкви до речки выгорела вся ( пожары случались часто, так как крыши домов были соломенными и дома располагались близко друг к другу). Советская власть погорельцам оказала помощь: выдала стройматериалы; и улица переселилась в Рощу, образовав посёлок Новосветский10.

Гражданская война не обошла стороной Урусово. Участниками гражданской войны были Тренин Я.И., Мослов М.А., Симбирцев Д.И., Суслов Ф.А., Фатеев Г.Е., Хлебников П.М., Чернецов Д. К., Шишкин И.Я.

В мае 1919 г. армия Деникина находились недалеко от Урусова на железнодорожной линии «Балашов – Поворино».

Из воспоминаний Гришина Н.С. 1901 г.р. (по материалам школьного музея): «В 1919 году я приехал из Саратова в Урусово. Здесь от Деникина делали оборонную линию, проходящую возле кладбищ, находящихся на горе. Всё трудоспособное население рыло окопы, тянули проволочные заграждения. Зимой заготавливали для паровозов в лесу дрова и возили их на станцию г.Ртищева, женщины их грузили на платформы».

В феврале 1921 года через село проходил полк восставших крестьян во главе с Антоновым.

Из воспоминаний Гришина Н.С.:

«В 1921 г был налёт банды Антонова. Всего погибло шесть коммунистов: Рыбин, Бреди, Гордеев Скачков, Ступкин, Шашонков Иван. Казнили коммунистов (рубили им головы) на месте современного медпункта».

После завершения гражданской войны в село вернулась обычная жизнь. Очень многое о жизни села мне удалось узнать из беседы со старейшей жительницей с. Урусово Чернецовой Ниной Дмитриевной, 1928 г.р.11 Из её воспоминаний видно, что село в 20- ые гг. было процветающим. В своих воспоминаниях Нина Дмитриевна большое внимание уделяет церкви. Религия играла важную роль в жизнь человека. Подтверждением слов Н. Чернецовой являются сохранившиеся фотографии церкви с. Урусово начала ХХ века. На них церковь представляет собой грандиозное архитектурное сооружение12. Однако, с приходом советской власти всё меняется. Власть начинает притеснять церковь, примером являются танцы, которые устраивались во время крестного хода рядом в клубе.

Во времена нэпа в Урусово процветала индивидуально-трудовая деятельность. В селе было много кустарей: сапожников, портных, шорников, мастеров по выделке кож, валяльщиков валенок и т.д. В посёлке Николаевском (образовался в ходе реформ П.А. Столыпина и находился на правом берегу реки Песчанки) ветряные и паровые мельницы имели Марахонины. Собственные чесальни были у Фомичёвых и Шелугиных. Наиболее талантливые кустари получали «Свидетельство на личное промысловое занятие первого разряда». Такое свидетельство, например, в 1922 году получила мать Рубцова Евгения Ивановича Рубцова Мария Серафимовна13, которая была хорошей портной, шила одежду, а также его отец Иван Киреевич, который шил верхнюю одежду.

Перед образованием колхозов появились общественные мастерские. Из воспоминаний Симбирцева Василия Андреевича (1915 г.р.) мне удалось узнать, что в Урусове была сапожная мастерская на правом берегу реки Песчанки. Заведовал этой мастерской отец Василия Андреевича Симбирцев Андрей Сергеевич. С ним работали ещё семь человек. Сырьё сапожники привозили из города Ртищева. А рядом с современным зданием почты, на месте которого стояла паровая мельница, находилась столярная мастерская.

Село в то время практически сливалось с деревней Дивовкой и посёлком Николаевским. Дома в два порядка тянулись вдоль левого берега реки Песчанки. Улицы Пыльная, Самарка, Шатчина были очень плотно заселены14 (сейчас они полностью исчезли).

До 1929 года большинство семей имели в собственности земельный надел и инвентарь. Была развита торговля. Из воспоминаний Савина Владимира Дмитриевича 1921 г.р. (по материалам школьного музея):

«Я помню, как при единоличном хозяйстве каждый хозяин работал в поле, помню старого деда Молоканова, он знал, как обрабатывать землю, лучше агронома, у него каждый год, несмотря на плохие погодные условия, был хороший урожай; за ним мужики следили, но не всегда им удавалось: он мог сеять даже ночью. Мы с семьёй работали в поле с отцом, он косил крючьями, а мы, ребятишки, и мать вязали в снопы и возили на гумно. В поле сеяли рожь, сечку, горох, чечевицу, просо, подсолнух. Осенью возили чечевицу в Беково на ярмарку, её закупали немцы, она стоила дорого. Перед продуктовой ярмаркой была «скотская», на ней шла торговля скотом. Перед ярмаркой дети нанимались молотить семечки, чтобы заработать денег. Молотили их палками прямо в поле. Однажды я заработал 11 коп. Это были большие деньги, если на одну копейку можно было купить 3- 4 чибрика. На ярмарку съезжались со всей округи семьями, всё было заставлено телегами. На ярмарке можно было купить всё: хомуты, обувь, ткани, горшки и т.д. Ели щи в харчевне: за 1 коп. – с мясом, а за полкопейки – без мяса; катались на карусели. Через несколько дней можно было ехать на дешёвую ярмарку, потому что нераспроданный товар продавали дешевле. Возле лавок стояли завалы, приглашали купить товар. Если наберёшь много товару, давали платок в придачу».

В середине 20- ых. годов в селе появилась первая техника – трактора. В 1923 году была организована артель «Красный пахарь», руководил ею коммунист Панкратов С.И. и учитель Барышев. В 1924 году артель купила американский трактор «Фордзон». Артель ежегодно росла: в 1925 году было 18 домов, а к 1928 году стало 40.

В селе Урусово существовала и другая артель – «Коммунар». Из воспоминаний Савина В.Д.:

«В 1927 г. мы с братьями ходили в детский садик от артели «Коммунар», который был расположен в жёлтом доме. Нам выдавали форму. Когда приходили в детский садик, свою одежду снимали, одевали их. Кормили нас хорошо, давали молочные продукты, каши, печеные яблоки. После обеда нас водили гулять в барский сад. В саду был порядок: красивые аллеи, огромные сосны».

По воспоминаниям старожилов можно сказать, что народ не бедствовал: нэп быстро наладил жизнь села после гражданской войны.

3.Село Урусово в годы коллективизации (1929-1933 гг.)

1929г. стал переломным в жизни села Урусово. Наряду с коллективизацией активно проводится раскулачивание крестьянских хозяйств под лозунгом: «Объявить войну не на жизнь, а на смерть кулаку и, в конце концов, смести его с лица земли». Условием для раскулачивания было наличие мельницы, кузницы, корпорушки, маслобойки, столярки и т.д. Такая неумелая политика привела к тому, что крестьянство было уничтожено и убито желание трудиться на земле-кормилице.

Как всякое эпохальное мероприятие, раскулачивание планировалось. Сверху спускались разнарядки. Лозунг «Уничтожить под корень кулачество как класс» выполнялся неукоснительно. Зачастую дело доходило до абсурда: под раскулачивание попадали семьи, которые сами еле-еле сводили концы с концами. Члены активных ячеек иногда записывали в кулаки своих односельчан, чтобы свести счеты или из-за зависти.

Дома несчастных, попавших под «метелку», передавались бедноте под сельсоветы, клубы, под жилье или разрушались до основания. Имущество подлежало конфискации, частично разворовывалось самими экспроприаторами, терялось на складах или выставлялось на аукцион и продавалось за бесценок. Первой попыткой правительства решить хлебозаготовительный кризис стало повышение налогов на единоличные крестьянские хозяйства.

Из воспоминаний Симбирцева Василия Андреевича 1915 г.р. (по материалам школьного музея):

«Накануне коллективизации в 1927- 1928 г. накладывали на крестьян большие налоги, не выплатил — отбирали хлеб, весь выметали под метёлку. Но всё же пока жили единолично. У каждой семьи была земля и свой инвентарь: соха, дробач с сошняком, лошади».

Первые колхозы были образованы в 1929г. В селе Урусово образовался колхоз имени Володарского, председатель колхоза – Риппати. В Дивовке (3 км от Урусово) – колхоз «Борьба», председатель колхоза –Панкратов Иван, на Раёвке (2 км от Урусово) был образован колхоз «Будённый», председатель – Охотников Александр Емельянович15.

Из воспоминаний Симбирцева Василия Андреевича 1915 г.р., в то время жившего в посёлке Новосветском:

«В 1929 году начали собирать всех жителей в колхоз, заставляли вступать насильно, в нашем посёлке Николай Мелин, уполномоченный, приказывал женщинам записываться в колхоз, грозил наганом, говоря: «Вы что? Против советской власти?» Вручал карандаш – записываться добровольно. Я сам добровольно отвёл лошадь, мне было 14 лет, отвёз дробач с сошняком, соху, борону. А в марте 1930 вышла статья Сталина «Головокружение от успехов» в газете «Путь Ленина» (так называлась местная газета ), жители бросились забирать своё имущество из колхоза, и я забрал свою лошадь. Но потом опять сгоняли в колхоз».

Из воспоминаний Чернецовой Н.Д. 1928 г.р.:

«Сначала с плачем вели лошадей на общественный двор, сдавали инвентарь: бороны, сохи, затем обобществляли коров. Вскоре лошади и коровы начали дохнуть от бескормицы. Прошёл слух, что и жён обобществлять будут».

Всё это свидетельствует о том, что создание колхозов обернулось бедой для жителей села. Присланные люди из городов, которые должны были организовывать колхозы, мало разбирались в сельском хозяйстве. Действия власти в свою очередь вызвали ответную реакцию крестьян. Люди стали разбегаться из села.

Из воспоминаний Симбирцева Василия Андреевича, 1915 г.р.:

«Из села убежали Малюгин и Малакановы в Брянские леса. Всех не помню… В сельсовете (двухэтажном здании, где находился старый клуб) командовал уполномоченный – коммунист из райкома Мелин и Новоженов (по уличному Комарь).Часто проводили собрания, на которых подводили итоги коллективизации, искали кулаков. К 1930 году практически половина жителей села Урусово была раскулачена и угнана в Сибирь и Казахстан».

Власть нашла для себя союзника в лице сельской бедноты. Страна разделилась на жертв и палачей. Идея раскулачивания – получить все, ничего не делая. Такая вседозволенность расхолаживает людей, лишает их человеческого обличия. Ведь по сути своей раскулачивание – тоже грабительство, только официальное, прикрытое ничем не обоснованными распоряжениями и постановлениями Советской власти.

Пострадавшей в годы коллективизации стала Акинтеева (Марахонина) Валентина Тимофеевна16. Валентина Тимофеевна родилась 20 марта 1917 года в семье крестьян Марахонина Тимофея Максимовича и Марахониной Василисы Петровны. Семья была большая: отец, мать, два брата с жёнами и детьми.

Из воспоминаний Акинтеевой (Марахонина) Валентины Тимофеевны17:

«В 1928 году семью раскулачили, отобрали скотину, хлеб, мельницы (паровую, водяную), отца и братьев посадили. В доме остались одни женщины с маленькой девочкой на руках. Однажды ночью в дверь постучали. Мать открыла. Вошли представители местной власти и милиция, сказали: «Одевайтесь и берите с собой, что хотите». Мы взяли сухари и мешок пшена. Нас привезли в Ртищево в деревянную церковь возле базара. Церковь была полна народу, их охраняли милиционеры. Помещение не отапливалось, было очень холодно и сыро. В церкви нас продержали несколько дней. Затем подогнали вагон для перевозки скота и всех погрузили. Я запомнила, как один из жителей Ртищева в тот день хотел передать маме горшок молока и хлеб, ей удалось всё взять и спрятать. Долго везли, наконец привезли в Вологодскую область, на станцию Копыши и высадили. Посадили на сани, повезли в лес. Мы сделали шалаши из еловых веток. В них и жили. Много людей умирало с голоду и холоду. Занимались лесозаготовкой. Не мылись, «вши ели»; голодали. Хоронили людей каждый день. Прошло время, детей стали отпускать, а потом те, кто остался в живых, тоже стали расходиться по близлежащим деревням, просить милостыню. Затем из тюрьмы выпустили старшего брата Василия. Он и нашёл нас, потом перебрались к отцу в Кирсанов, жили там три года. Затем спустя этот срок переехали в посёлок Бакунинский, недалеко от Урусова. Вернуться домой не было возможности, так как дома не было, всё было разграблено. От всего нашего посёлка Николаевский ничего не осталось»18.

Из воспоминаний Желудковой Лидии Васильевны19 1922 г.р. (по материалам школьного музея):

«Жили единолично (Отец Желудков Василий Захарович, мать Желудкова (Безулуцкова) Анна Андреевна) до 1929 года. В 1931 году отобрали корову, полуторного телёнка и всё имущество. Жили на улице Шатчина. Отец был членом правления колхоза, а мать не пошла в колхоз, поэтому и отобрали имущество. Отца посадили за невыплату зерна. Отсидел он в Энгельсе 11 мес. Жена возила ему пареную свёклу. Потом его выпустили».

Этих воспоминаний множество, как много и искалеченных судеб. Многие раскулаченные тайно бежали из мест ссылки в родное село.

Раскулачена была и семья Колотилиных. О судьбе своих родителей мне рассказала Савина Татьяна Андреевна20 1926 г.р. Всю жизнь она проработала в родном селе, но мало кто знает о трагедии, которая постигла её родных в 30- ые гг. Отца семейства Колотилина Андрея Ивановича арестовали в 1932 году за то, что на собрании выступил против колхоза. Умер он в тюрьме в 1933 г. В этом же году была раскулачена его семья. Взяли корову, лошадь, картошку, все личные вещи, а дом растащили. Колотилина Анастасия Яковлевна с маленькими детьми вынуждена была жить у тётки в сарае. Но на этом бедствия для семьи не закончились. «В 1937 году забрали и маму. Я осталась с тёткой. Мне было 11 лет. Её арестовали за вероисповедание. … На допросе заставляли читать молитвы, псалмы. Предъявили обвинения ещё в том, что не ходила на работу (но ведь совсем недавно премию за хорошую работу получила) и якобы избивала колхозницу. Когда же она попросила назвать фамилию её, то ей ответили, что Служеникин (председатель Совета) знает, а ты разве нет? Вначале отправили в тюрьму в Ртищево, затем – в ссылку в город Кемь у Белого моря. Когда началась война, была отправлена в Горьковскую область на станцию Сухо- Безводная, там её и парализовало. После срока привезли маму на вокзал совсем больную, и она даже не узнала своих родных. Мы приехали на лошади в медпункт за ней. Мы, я и сёстры, очень плакали, глядя на неё. Она сильно похудела, постарела. Положили её на фуру и привезли домой. Умерла мама в 1953 году, ей было 66 лет». Вот такая плачевная жизнь сложилась у нас. Много горя пришлось нам испытать и вынести».

Население села Урусово сокращается. Полностью исчезают два посёлка Новосветский и Николаевский21. Более половины высланных кулаков в качестве «спецпереселенцев» были направлены в лесную и горнорудную промышленность, а также на стройки первой пятилетки. Униженный, оскорбленный русский работящий трудолюбивый мужик, превозмогая и преодолевая трудности, обживал непригодные для жизни дикие места.

4. Голод 1932-1933 гг.

В 1933 году Поволжье охватил голод. Урожай был немного ниже обычного, но сверху спускались нереальные планы по продразверстке. У крестьян отбиралось все. Голод стучался в каждый дом. Скудные запасы картофеля, овощей не могли прокормить крестьянские семьи. Запас корма для скота был сделан минимальным. Приходилось есть все подряд: хомяков, сусликов, мышей, собак, падаль. Питались мякиной, лебедой, желудями, различными травами. За зиму пожгли часть надворных построек, чтобы не замерзнуть.

Уровень смертности в 1933 году в Правобережье увеличился по сравнению со средним уровнем в 1928-1932 годах в 4,5 раза, в Левобережье – в 2,6 раза. Люди питались суррогатами, распространялись инфекционные заболевания (тиф, дизентерия, малярия и др.). В ряде мест наблюдались факты людоедства. Но власти замалчивали действительные масштабы продовольственной катастрофы. Введение в 1932 году паспортной системы фактически лишило крестьян возможности покидать свои сёла22.

А в газетах и кино в то время рассказывалось о счастливой колхозной жизни, о том, что колхозы избавили крестьян от вечной нужды. Так, в местной газете «Путь Ленина» в 1933 г. появилась статья, которая меня поразила. В ней писалось, что в г. Ртищево плохое обслуживание в столовой работников железной дороги: якобы мало скатертей и салфеток. Сокрушались по поводу нехватки скатертей и салфеток, а голодные горожане отдавали детям последние крохи и умирали раньше своих детей. А те, оставшись одни, разбредались по дорогам, чтобы тоже в конце концов умереть где-нибудь в пыльной траве.

О страшных событиях голодного 1933 г. сохранились воспоминания жителя с. Салтыковка (в 5 км от Урусова) Морозова Александра Георгиевича23, которые он записал в своем дневнике. Семья Морозова А.Г. была многодетной: отец, мать, тётка, три сестры.

«Через пять-шесть домов от нас жил дядя Силашка. У него было пятеро детей один другого меньше. Когда дома не осталось ни крошки, дядя Силашка взял ружье и пошел в дом председателя сельсовета Сергея Яковлевича Аверина. Жена его, тетя Варя, как раз вынимала из печи хлеб, который он и отобрал. Ночью дядю Силашку увезли, и больше его никто не видел. Я ходил к ним, дружил с Ванькой, моим ровесником. Тетя Маша, его мать, слегла, она совершенно обессилела, опухла и не могла ходить….

Все лето по селу ходил мальчик лет десяти, Ваня. Ходил и плакал, каждому встречному он говорил:

Я из Бахметьевки. Маманя и папаня померли с голоду. Дайте поесть что-нибудь...

Однажды его нашли в траве мертвым. Он лежал, поджав ноги, прижав к груди руки, высохший, большеротый... Он напоминал выпавшего из гнезда и разбившегося о дорогу птенца»24.

В селе была высокая детская смертность. Учительница сельской школы Пелагея Самсоновна постоянно не досчитывалась учеников в классах. После недельного отсутствия, делая обход домов, из которых не приходили дети, с ужасом обнаруживала трупы всех членов семей. Люди умирали в домах поодиночке и семьями, умирали в борозде, по дороге за водой к кринице. В графе «причина смерти» были записи: «от кровавого поноса», «от геморройного кровотечения вследствие употребления суррогата», «от отравления затирухой», «от отравления суррогатным хлебом». Значительно увеличилась смертность и в связи с «воспалением кишечника», «желудочной болью», «болезнью живота» и т. д. Несоответствие записи в актах о смерти и реальной ее причины объясняется тем, что на работу органов ЗАГС в голодающих районах влияла общая политическая обстановка в стране. Устами Сталина на всю страну и на весь мир заявлялось, что в 1933 г. «колхозники забыли о разорении и голоде» и заняли «положение людей обеспеченных». А амбары в это время были полны зерна.

В Урусове от голода умерло очень много людей. Вспоминает об этих событиях Усик Евгения Григорьевна25 1928 г.р.:

«Родилась в семье Белкиных, отца звали Григорий, мать Мариной. В семье было четверо детей, жили на «отрубах». Умерли двое детей от голода, голод страшный, умерло много людей. Из свёкольных листов варили щи, из лебеды пышки пекли. Дядя Ваня Белкин, Таня, его жена, собирали колоски просяные, а у них всё отобрали. Осенью дядя Ваня умер. Поминали его, пожарили немного картошки. За бутылку зерна судили, поэтому дробили на жерновах в подполье».

Жители села после уборки зерна ходили на поле собирать колоски. Эти колоски все равно пропали бы. Но если с колосками попадались взрослые, их судили и угоняли куда-то, откуда не было возврата. Тогда родилась горькая частушка:

Колоски вы, колоски!

А за эти колоски

Угоняют в Соловки!

Поэтому в основном собирали колоски маленькие дети. Садились в овраге и оттуда высматривали: нет ли поблизости объездчика. Насобирав пригоршни две-три колосков, бежали домой, обмолачивали. С этим очень жёстко боролась местная власть.

Из воспоминаний Симбирцевой Анастасии Михайловны, 1922 г.р.:

«В колхозе жилось трудно. Голод в 1933 г. был сильный, люди умирали на ходу, хотя зерно на току было. Но взять его с тока было нельзя, могли посадить. Люди ходили в поле собирать колоски, тайно в подполье на жерновах размалывали, чтобы никто не видел. Эту дроблёнку ели, готовили из неё кашу. Ходили на Хопёр, собирали ракушки, варили. По ночам вдоль реки горели костры. За счастье было даже поймать воробья. Смерть пришла практически в каждый дом. В этот год очень много жителей села умерло: детей, взрослых, стариков. Хоронили в общую могилу на кладбище, расположенном на горе».

Сейчас ничто не напоминает об этой могиле, хотя кладбище сохранилось. Умерших от голода хоронили даже не в гробах. Тело заворачивали в простую материю. Особенно тяжело приходилось детям. Детская смертность выросла в разы.

Сохранились и более страшные воспоминания о голоде. Кузнецова Валентина Павловна 1939 г.р. рассказала мне историю, которую узнала от своей матери:

«Однажды я пришла к соседям, семья у них была многодетной. Смотрю, все сидят за столом, едят похлёбку и мясо. Я очень удивилась, откуда у них столько много мяса? Только когда я пришла домой, поняла, что не видела самого маленького ребёнка. И больше никогда не видела маленького Гришеньку. Соседка потом мне сказала, что он умер от голода и она закопала его труп за огородами».

И это был не единственный случай людоедства. Об этих фактах до сих пор не говорят и не пишут. Но это было. Деревня умирала, а вместе с ней гибло русское крестьянство. Те, кому становилось невмоготу, а может, наоборот, кто находил еще в себе силы, покидали Урусово. Уезжали куда-то искать счастья. Так оставались дома-сироты, в которых постепенно выламывали на топку окна, двери, добирались до стен. В порядках, где недавно домам было тесно, образовались огромные прогалины, зараставшие лебедой и лопухами. Позднее эти прогалины расширились за счет снесенных домов, хозяева которых были лишены всех прав и выселены в места не столь отдаленные за то, что якобы представляли собой социально опасный элемент. День и ночь их везли в Саратов по дороге через село в автомашинах – полные кузова людей в сопровождении вооруженных милиционеров.

В Новобурасском, Энгельсском, Ровенском, Красноармейском, Марксовском, Дергачевском, Озинском, Духовницком, Петровском, Балтайском, Базарно-Карабулакском, Лысогорском, Ершовском, Ртищевском, Аркадакском, Турковском, Романовском, Федоровском, Аткарском, Самойловском районах Саратовской обл. и в Камешкирском, Кондольском, Никольском, Городищенском и Лопатинском районах Пензенской обл. в 1933—1934 гг. рождаемость упала в 3,3 раза по сравнению с ее средним уровнем за 1929—1932 годы. Причинами этого явления были высокая смертность во время голода потенциальных родителей, отток взрослого населения, уменьшивший число потенциальных родителей, снижение у взрослого населения способности к воспроизводству потомства вследствие физического ослабления организма в результате голодания26.

5. Репрессии за веру

В 1937 году была разгромлена община верующих села Урусово27. Арестовали 40 человек, всех, кто поставил подписи под прошением против закрытия храма села Урусово.

Воспоминание Белохвостиковой Н.И.28, дочери Трениной Елизаветы Ефремовны, о матери, которую забрали в 1937 году.

«…. В 1937 году в ноябре месяце нашу маму по линии НКВД арестовали перед выборами (12 декабря 1937 года). Пришли арестовывать её ночью, а утром мы, дети, с отцом пошли в сельсовет узнавать, за что её взяли, но нас не допустили, сказав, что эти люди – враги народа. Нас осталось трое детей, мне было 15 лет, сестре – 13, брату – 10. За что взяли от нас маму? Она была совершенно безграмотной. Судили их «тройкой». Осудили её на восемь лет, не зная в чём была её вина. Отбывала она срок на крайнем Севере: Котлас, Печора, Воркута. Работали на самых трудных работах. [На фотографии видны сторожевые вышки, бараки, в которых они жили29]. Безлюдная холодная тундра. Маме в то время было 40 лет. Письма нам писали за неё другие люди. Когда нам сообщили, что из Саратова эшелон с заключёнными должен проходить через Ртищево на Север, то мы с отцом в ночь пошли в надежде увидаться с мамой. Но пока мы искали этот эшелон, он двинулся. Мы бежали за ним, за вагонами и плакали. Вагоны были товарные, никого не было видно, но из одного вагона стала нам махать рукой в окошко какая-то женщина и кричать, чтобы мы не плакали, это была наша мама. Эшелон ушёл, мы не повидались. Вот такая была печальная встреча с мамой. Потом редко, но стали получать от неё письма. Пришла мама, отбыв срок полностью в апреле 1946 года. А ведь в 1937 году она была в колхозе ударницей, ей дали премию (шаль-пуховку). В сентябре 1946 года её парализовало, и вот такой больной она прожила 26 лет с сыном Трениным А.И. Сколько хватили мы, дети, горя, это знаем только мы. Мы росли униженными, оскорбленными. Каково было нашей маме, когда при освобождении ей сказали, что она отсидела свой срок напрасно».

В конце 1935 или начале 1936 года с храма были сняты колокола. Верующие села собрали подписи и направили жалобу в Ртищевский райисполком, но тот на своем заседании 29 февраля 1936 года «жалобу оставил без удовлетворения»30.

Чернецова Н.Д. в беседе со мной рассказала, как шло разорение церкви:

«В 1936 г. с церкви стали снимать колокола. Пришли с перемены смотреть, как снимали колокола. Сделали проем и решили раскачать и сбросить. Колокол был огромный, когда он звонил, слышно было в Ртищево. Все смотрели, а уполномоченный пошел смотреть в клети. Клети не выдержали, обломились, и колокол полетел, и с ним уполномоченный. Колокол задавил его. Паперть была выложена литым асфальтом или что-то наподобие него. Верующие крестились и шептали: «Бог наказал!»

Официально церковь закрыли в 1941 г31. С 1953 г. до 1989 г. её стали использовать под склад32. В настоящее время церковь закрыта.

Из воспоминаний Желудковой Л.В. 1922 г.р. (по материалам школьного музея):

«Моя тётя [Безулуцкова Прасковья Андреевна, 1888-1975 гг.] с 16 лет прислуживала в церкви. В 1937 г. её посадили за веру в Горьковскую область на станции Сухо-Безводной. Шила военную форму. Отсидела 10 лет. Вернулась после войны. В колхозе не работала. Жила с крёстной Безулуцковой Евдокией Андреевной (сейчас её дом практически развалился)33».

Из воспоминаний сына Симбирцева В.Т.: «В 1936 г. служил я в армии, получил из дома письмо, из которого узнал, что отца забрали по линии НКВД, так как он был певчий в церкви. Отправили его на станцию Сухо – Безводная, там он и погиб».

По архивным данным удалось установить имена людей, которые были репрессированы в 30-ые гг. за то, что они входили в общину верующих. Главным пунктом обвинения была антисоветская агитация.

Гордеев Иван Алексеевич 1903 года рождения, уроженец и житель с. Урусово Ртищевского района Саратовской области, шорник в колхозе. Арестован 07.02.34г. Ртищевским РО ПП ОГПУ. Осужден 10.04.34г. тройкой ПП ОГПУ НВК за а/с агитацию к 3 годам лишения свободы. Реабилитирован 25.09.89г. Саратовской областной прокуратурой. (Арх. уголовное дело №ОФ-2512).

Гордеев Иван Алексеевич 16.05.1903 года рождения, уроженец и житель с. Урусово Ртищевского района Саратовской области, член колхоза им. Володарского. Арестован 09.11.37г. Осужден 14.11.37г. тройкой УНКВД по Саратовской области за а/с агитацию к ВМН. Расстрелян 16.11.37г. в г. Саратове. Реабилитирован 07.08.89г. Саратовской областной прокуратурой. (Арх. уголовное дело №ОФ-30402).

Беляков Николай Александрович 1876 года рождения, уроженец с. Можарки Сергатского уезда Нижегородской губернии. Проживал в с. Урусово Ртищевского района, священник Урусовской церкви. Арестован 10.12.1932г. Осужден тройкой ПП ОГПУ по НВК от 23.12.1932г. за а/с агитацию, приговорен к 3 годам лишения свободы. Реабилитирован 20.09.1989г. Саратовской областной прокуратурой. (Арх. уголовное дело №ОФ-13659).

Бортников Федор Карпович 1896 года рождения, уроженец д. Окупинки Шулинской волости Володорского уезда, Польша. Проживал в с. Урусово Ртищевского района НВК. Крестьянин-единоличник. Арестован 19.12.1930г. Осужден тройкой ПП ОГПУ по НВК 12.05.1931г. за участие в к/р группировке и а/с агитацию, приговорен к 3 годам лишения свободы. Реабилитирован 26.07.1989г. Саратовской областной прокуратурой. (Арх. уголовное дело №ОФ-26141)

Бузулуцкова Прасковья Андреевна родилась в 1887 году в селе Урусово. Была арестована 2 декабря 1937 года. Тройкой при УНКВД по Саратовской области 16 декабря 1937 года за проведение антисоветской агитации была приговорена к 10 годам лагерей34. Вернулась в село Урусово только через десять лет и продолжала свой труд в колхозе.

Бушнев Матвей Андреевич (1882 г.р.) работал пекарем в Урусовском СПО. Был арестован 23 октября 1937 года, так как он был одним из тех, кто участвовал в собрании верующих. Тройкой при УНКВД по Саратовской области от 31 октября 1937 года был обвинён в антисоветской агитации. Приговор был вынесен суровый - 10 лет35. Его жена Феклиса Бушнева тоже была репрессирована, отбывала заключение в сибирских лагерях.

Плотнянщикова-Золотарева Матрена Ефимовна (1896 г.р.) в колхозе не состояла. Арестована Ртищевским РО УНКВД 25 ноября 1937г. Тройкой УНКВД по Саратовской области 29 ноября 1937г. за антисоветскую деятельность была приговорена к расстрелу. 4 декабря 1937 года приговор был приведён в исполнение в городе Саратове36.

Зайцева Пелагея Андреевна родилась в 1897 году. Проживала в селе Урусово Ртищевского района. Арестована РО УНКВД 2 декабря 1937 г., была приговорена тройкой УНКВД по Саратовской области 16 декабря 1937 года к 8 годам за антисоветскую агитацию37.

Хлебников Павел Михайлович, участник гражданской войны, воевал в дивизии Чапаева. На колхозном собрании сказал, что власть с народом живёт как кошка с собакой. Осуждён был на 10 лет без права переписки, из мест лишения свободы не вернулся.

На основе базы данных «Мемориала», местного краеведческого материала, воспоминаний старожилов села Урусово мне удалось составить список репрессированных села Урусова. Всего пока известно 28 фамилий.

Ф.И.О. репрессированного

Терёшина Мария Ильинична

Терёшин Фёдор

Тренин Дмитрий Игнатьевич

Филюнин Василий

Филюнина Евдокия

Филюнин Герасим Васильевич

Бушнева Ефрасинья

Парамонов Емельян

Хлебников Павел Ефимович

Тренина Елизавета Ефимовна

Золотарёва Матрона Ефимовна

Симбирцева Варвара Ивановна

Безулуцкова Прасковья Андреевна

Колотилина Пелагея

Лосенков Ефим Иванович

Камышов Василий Гаврилович

Симбирцев Андрей Семёнович

Гордеев Иван Михайлович

Симбирцев Дмитрий Васильевич

Симбирцева Екатерина Ивановна

Сазонов Тимофей

Колотилин Андрей

Золотарёва Матрона Ефимовна

Колотилина Анастасия Яковлевна

Симбирцева Варвара Ивановна

Бушнева Ефросинья

Бушнев Матвей

Малюгин Павел

Голод 1933 г., раскулачивание, репрессии сократили численность села Урусово почти в 4 раза по сравнению с 1917 годом.

Численность населения с. Урусово38

год

количество жителей

1886

1576

1895

3470

1906

3217

1912

3591

1917

3588

1938

822

1969

560

1977

442

2001

409

2012

322

Не могли простые люди не замечать, что происходит с селом, со страной, со всем народом. Живой отклик эти страшные события вызвали и у моего дедушки Владимира Максимовича Селиверстова, в 1978 году он написал стихотворение о событиях 20-40- ых гг., где коммунизм сравнил с сатаной, который уничтожал всё на своём пути.

Призрак (или обращение к стоящим у власти)

Призрак долго шатался по свету,

Не везло, видно, всюду ему.

Ту страну он проехал и эту,

Но не нужен нигде, никому.

Карл Маркс его первый заметил,

Коммунизмом его он назвал.

А потом его Ленин приветил,

Жить в России ему наказал.

И с тех пор он у нас поселился,

Будоража умы и сердца.

И народ наш ну будто взбесился:

Брат на брата, а сын на отца.

Истребление собственного народа, которое было в СССР при И. Сталине, поражает своими масштабами. Всего жертвами репрессий за советский период, по данным правозащитной организации «Мемориал», стало от 11-12 до 38-39 млн. человек. За этими цифрами скрываются трагедии миллионов людей: раскулачивание, репрессии за религиозные убеждения, депортация миллионов людей, осуждение по знаменитой 58 статье.

5. Итоги коллективизации

Политика коллективизации поломала много судеб. Численность жителей села Урусово резко уменьшилась. Не многие крестьяне, сосланные в Сибирь, вернулись назад живыми. Точное количество раскулаченных до настоящего времени неизвестно. Крестьяне, оставшиеся в селе, создали колхоз имени Володарского. Жизнь в колхозе была далеко не радостная. Работали не за деньги, а за трудодни.

Из воспоминаний Савина Владимира Дмитриевича39 1921 г.р.:

«В 1933 г. наша семья жила на станции Курдюм Саратовской области, отец работал на железной дороге (в те годы многие бежали из села, так как годы были тяжёлые, голодные). Но начались сокращения на железной дороге, отца уволили, поэтому наша семья переехала в город Кинешма Московской области. Но отец заболел туберкулёзом и умер, мать решила с четырьмя детьми вернуться домой в Урусово. Домишко наш уже был продан, поэтому мы поселились у родственников (у Парамонова Ивана Петровича и его родителей), жили они в маленьком домишке, но они нас приютили. Жить надо было как-то, кормиться, поэтому я, мальчишка, в 1936 г. летом пошёл пасти коров ещё с двумя стариками. В этот год не было ни одного дождя. Напал ящур на скотину, всё стадо поставили на карантин. Урожай списали на всех полях. Год был очень тяжёлым, голодным. А 1937 г. был урожайным, но в уборочную пошли дожди. Машин не было, убирали вручную, косили крючьями, складывали рожь в крестцы в поле».

Из воспоминаний Кошкина Василия Степановича 1918г.р. (по материалам школьного музея):

«После коллективизации поехал на работу в Москву на химзавод. После смерти отца Степана Ивановича пришлось вернуться в Урусово: меня назначили бригадиром-полеводом. В основном сеяли овёс, рожь, очень мало пшеницу. Сроки посевной сообщали «сверху», заставляли сеять на проталинах, что ни к чему хорошему не приводило. В Урусово тракторов не было, они были в МТС, в Ртищеве, оттуда вызывали бригады, отряды. Основной силой в поле были лошади. Жилось в колхозе очень трудно, за работу денег не платили, работали за трудодни. В конце года подсчитывали трудодни и выдавали плату – чулок зерна или мешок».

В колхозе наравне с мужчинами трудились женщины и подростки. Снисхождения не было ни к кому.

Из воспоминаний Тренина Александра Ивановича 1923 г.р.40(по материалам школьного музея):

«Во время каникул 1936 и 1937 годов работал в колхозе «Володарский» на быках, лошадях. В поле возили зерно от комбайнов на ток. Лошадей в колхозе было три бригады, одна бригада возле дома Терёшина Егора, там была конюшня; вторая конюшня – возле дома Якова Ивановича Тренина; на месте дома Паси; третья конюшня, которая принадлежала раньше княгине Гагариной, там были и лошади, и коровник, и телятник».

Из воспоминаний Симбирцева Василия Андреевича 1915 г.р.41(по материалам школьного музея):

«До Великой Отечественной войны работал я трактористом в колхозе. Трактористам давали на трудодень 3 кг. ржи, 2 руб. 50 коп. Такая плата была только у трактористов. Во время посевной или уборочной техника стояла на станке в поле, там же трактористы жили. Домой редко ходили, работали сутками. В поле нас кормили, с нами жили повара. От комбайнов зерно отвозить не успевали, ссыпали его прямо на землю. Возили хлеб на лошадях и быках бабы и ребятишки».

Восстановить довоенную и военную историю села Урусово мне помогли воспоминания моего дедушки Селиверстова Владимира Максимовича42 1938 г.р. Отец его, Селиверстов Максим Петрович 1908 г.р., работал шофером в колхозе. Мать, Селиверстова Марина Федоровна 1906 г.р., работала в колхозной бригаде.

«В довоенное время мама с утра до вечера проводила в поле, а иногда и ночевала там. Дома дети оставались с восьмидесятилетним дедом, старшие по возрасту помогали родителям: ухаживали за скотиной, следили за огородом. Ведь тогда колхозы сами по себе были бедными, зарплаты в колхозе не платили, писали трудодни. Потом в конце уборки урожая, в июле-августе, давали зерно на заработанные трудодни. 300-400 гр. зерна за один трудодень, вот и вся плата, больше ничего не давали. А надо было самим есть, курочек покормить и коровку накормить, чтобы молочка дала побольше, ведь тогда в деревне без коровы невозможно было прожить. Каждый дом должен был платить государству налог: 40 кг мяса, 10 кг масла коровьего, 100 яиц и 4 кг шерсти и денег – энную сумму. А где было их взять?! Вот и продавали последнюю овечку или телка и платили, а себе ничего не оставалось. Спасибо, картошка выручала да молоко. Картофель сажали лопатой и копали лопатой. Трудились все: и взрослые и дети, чтобы выжить. А кто просто не выдерживал от голода, шли в поле собирать зерно, чтобы дома на крутилке смолоть и испечь детям хоть какую лепешку. Если кто попадался, судили за воровство. За этот несчастный карман зерна давали 10 лет тюрьмы. При этом не глядели на то, что в семье дети и старики. Поэтому тогда и жили все бедно, боялись насыпать этот карман зерна, чтобы не угодить в тюрьму, даже были случаи, люди умирали от голода, но не воровали».

7. Жизнь села в годы Великой Отечественной войны и в послевоенные годы.

В 1941 году приходит новая беда – война. Погибло на фронте 150 жителей села.

Из воспоминаний Тренина Александра Ивановича 1923 г.р. (по материалам школьного музея):

«Перед войной я, ученик 7 класса, читал газету «Путь Ленина», в которой была опубликована статья «опровержения ТАСС». В ней писали, что ходят слухи о подготовке Германии к войне с СССР. Немцы лишь перемещаются к границам нашей страны для отдыха после войны с Англией».

Ещё до войны в селе провели радио, поэтому жители села узнали о том, что началась война, услышав знаменитый голос Левитана.

В селе оставались женщины, старики, дети. Они заменили мужчин на фермах, в поле, на их плечи легла самая тяжёлая работа. Подростки трудились наравне со взрослыми плугочистами, возили на быках зерно во время посевной и уборочной. Мужчин-трактористов заменили женщины. Осталось в селе несколько мужчин, которые получили «бронь».

На годы войны приходится строительство газопровода «Саратов – Москва». В Государственном архиве Российской Федерации сохранились данные о численности и составе лиц, работавших на сооружении этого объекта. Всего здесь было занято вольнонаёмных НКВД 14,2 тыс. человек, заключённых – 8,8 тыс., спецконтингента – 3,8 тыс., рабочих стройколонн – 47,7 тыс., привлечённого местного населения – 1,4 тыс. человек43.

В своих воспоминаниях колхозник с. Урусово Михаил Антипов отмечает (по материалам школьного музея): «Из района пришло указание, что надо копать под этот газопровод траншею. Для рытья траншеи дана разнарядка: на каждого взрослого человека по 5 погонных метров. Разнарядка распространялась на мужчин от 16 до 60 лет и женщин от 20 до 50 лет. Всё взрослое население деревень, которые оказались в этой 14-километровой зоне на всём протяжении будущего газопровода, было мобилизовано на земляные работы. Уклониться от этой работы исключено. Оплата за труд была сразу объявлена на собрании за трудодни»

Вавилова А.Е. рассказала мне, что две недели жители села работали на строительстве газопровода. Она вместе с Евдокией Прониной и Евдокией Безулуцкой ездила на работу копать канаву. Каждому давали норму – 15 погонных метров глубиной 1,15 метра и шириной 1,5-2 метра. Копали землю тупыми лопатами, поэтому на руках оставались мозоли. Рабочие жили на улице, спали под открытым небом.

Война принесла с собой в село жуткий голод. Жители села ели гнилую мёрзлую картошку, воровали колоски на колхозных полях, дробили зерно жерновами ночью в подполье, чтобы никто не видел. Из мёрзлой картошки, которую собирали в поле весной или зимой под снегом пекли пышки. Налоги были большие, сдавали государству шерсть, мясо, яйца и масло.

Из воспоминаний Писаревой Антонины Фёдоровны44 1934 г.р.:

«Когда началась война, мне было неполных 7 лет. В лесу дрова брать не разрешали, дров не было, поэтому топили кизяками (сушёным навозом). В доме было холодно, ночью в ведре замерзала вода, да и дом был ветхий. Одежда была плохая: кофтёнки, чулки, платки были вязаны из шерсти. Был голод. Ели конёвник, лепёшки из лебеды. Весной в поле собирали мороженую картошку, по луговинам собирали щавель, дикий чеснок и капусту. В поисках пищи ходили по полям, собирали колоски, объездчики не разрешали, били нас кнутами, но мы всё равно ходили по гороховым стогам, добывали по горсти гороха или чечевицы. Дома колоски ржи, пшеницы обмолачивали и дробили, из этой дроблёнки варили кашу, пекли хлеб».

Из воспоминаний Вавиловой А.Е 1926 г.р.:

«В годы войны работала в поле, полола свёклу, по посевам рвали траву, зимой ученики делали снегозадержание на полях. Приходилось работать плугочистами на ЧТЗ, счищали траву с плугов. Жили плохо, голодно, мать болела бруцеллезом, поэтому приходилось работать ещё и за неё в колхозе. Учиться мне было некогда. Приходилось нам, ребятишкам, ездить зимой в лес за дровами на салазках. Брать дрова в лесу запрещено было, лесник Дерябин мог разрубить салазки, отобрать топор, поэтому приходилось набирать сучья».

Из воспоминаний Усик Евгении Григорьевны 1928 г.р.:

«В годы войны в лесу и по лугам копали торфяную канаву. Рабочим давали норму 1,5 метра глубины, стояли в воде по колено, обуты были в брезентовые бахилы. Хотели около Урусова начать торфоразработки, но так и не открыли. Нас перебросили в Александровку, село было недалеко от Урусова. Труд был тяжёлый, сначала снимали землю лопатами, затем резали торф, клали его на тачанки и возили по доскам. Но мне пришлось не только на торфоразработках побывать, но и работать в поле, веять вручную хлеб».

Много бедствий претерпела в годы войны и семья моего дедушки.

Из воспоминаний Селиверстова В.М.: «Бедно жили люди, а тут вдруг война… Отца забрали на войну, он служил шофером, подвозил боеприпасы на передовую. После его ухода в семье родился четвёртый ребенок. В 1942 г. получили известие, что отец пропал без вести, и до сих пор о нем ничего не известно. Много наших дедов, отцов, братьев, сестер и просто мирных граждан поглотила и разлучила эта ненавистная война, и до сих пор люди ищут своих родных. Будем надеяться, что горе никогда не повторится на нашей земле. Нашей победой закончилась эта кровавая война, люди приступили к восстановлению разрушенных городов, сел, деревень, заводов, фабрик, мостов. Самой войны мы не видели: ни немцев, ни бомбежек. До нас она не дошла, слава Богу! Старшая сестра пошла работать в колхоз на свиноферму, и брат работал в колхозе, мать в полеводческой бригаде, а я, младший брат и старый дед управлялись дома, так и жили… В 1946 г. пошёл в школу, а летом работал на лошади, возил воду в бригаду. Учился хорошо, но приходилось пропускать много занятий, потому что нечего было ни одеть, ни обуть. После семи классов пошел учиться в школу механизации в г. Аркадак. В 1954 г. закончил и стал работать трактористом в колхозе вместе со взрослыми, мне было всего 15 лет. К тому времени старшего брата призвали в армию, а я получил новую специальность киномеханика. Так совмещал должность киномеханика и тракториста. Однажды чуть не поплатился жизнью, работая ночью. Пахал зябь и заснул (ну что – пацану 15 лет) и свалился в овраг с трактором, чудом остался жив. В 1957 г. призывают в армию. Служил во Владивостоке в морфлоте. До места службы везли 8 дней в телячьих вагонах (так называли тогда деревянные грузовые вагоны)».

Не только семья дедушки, но и многие другие жители покидают село после войны.В 1964 г. создаётся совхоз «Юбилейный». Но уже ничего не напоминало о процветающем селе. В 70- 80-ые гг. усиливается отток населения, особенно молодежи. В 90-ые гг. произошёл развал совхоза. Совхозная собственность осталась бесхозной, и её постепенно растащили. Практически исчезло близлежащее село Раёвка45. За 10 лет с 1990 по 2000 гг. происходит сокращение численности учеников школы в два раза. Советская власть за десятилетия убила у жителей сел стремление к труду. Большая часть мужского населения спилась. Мне удалось насчитать шесть дворов, которые отличаются от других ухоженностью, наличием сельскохозяйственных построек. Но в целом картина села удручающая, оно умирает. У истоков этой смерти находятся те процессы, которые начались в 20-ые гг. ХХ века.

Вместо заключения

Когда в первый раз я была на конкурсе «Человек в истории. Россия – ХХ век», участникам для написания эссе была предложена тема о памятниках. Спустя три года я бы написала, что для меня памятником истории является небольшое, практически исчезнувшее село Урусово. Оно прошло все страшные испытания, которые для него уготовила история. И не враги уничтожили село, а собственное государство. Простой народ, который жил, работал, созидал, воспитывал детей, превратился в объект для страшных экспериментов власти, шагающей по трупам детей, женщин, стариков… Сколько слёз впитал этот маленький кусочек земли, сколько горя он смог увидеть... И наш долг заключается в том, чтобы спасти от забвения имена людей пострадавших от власти в эпоху сталинизма, чтобы не допустить повторения ошибок, совершённых в ХХ веке.

Литература.

  1. Кондрашкин В. Голод 1932—1933 годов в деревнях Поволжья // «Вопросы истории», № 6, 1991. - С. 176-181.

  2. Морозов А. Г. Девять ступеней в небытие. — Саратов: Приволж. кн. изд-во, 1991.

Источники

  1. Ведомость о церкви Сердобского уезда Саратовской епархии села Урусова за 1905 г.

  2. Госархив Саратовской области. Ф р- 526. Оп. 4. Д. 154. Л. 120.

  3. Госархив Саратовской области. Ф р- 521. Оп. 4. Д. 154. Л. 128.

  4. Госархив Саратовской области. Ф р- 521. Оп. 4. Д. 154. Л. 133.

  5. Госархив Саратовской области. Ф р- 521. Оп. 4. Д. 154. Л. 123.

  6. Госархив Саратовской области. Ф р- 521. Оп. 4. Д. 154. Л. 129.

  7. Госархив Саратовской области. Ф р- 521. Оп. 4. Д. 154. Л. 127.

  8. Госархив Саратовской области. Ф р- 521. Оп. 4. Д. 154. Л. 126.

  9. Госархив Саратовской области. Ф р- 521. Оп. 4. Д. 154. Л. 122.

  10. Госархив Саратовской области. Ф р- 521. Оп. 4. Д. 154. Л. 119а.

  11. Госархив Саратовской области. Ф р- 6576. Оп. 492.

  12. АРГРИ: Ф. 29, Оп. 1, Ед. хр. 2. Протокол № 47 заседания Президиума Ртищевского Райисполкома от 29.02.36 – С. 89.

  13. Распоряжение № 23 от 12 марта 1931 Урусовского с/с; Ф. № 13, оп.1, ед.хр.7.

  14. АРГРИ: Ф. 29, Оп. 1, Ед. хр. 2. Протокол № 56 заседания Президиума Ртищевского Райисполкома от 13.05.36 – С. 223.

  15. АРГРИ: Ф. 29, Оп. 1, Ед. хр. 2. Протокол № 62 заседания Президиума Ртищевского Райисполкома от 13.06.36 – С. 291-292: Итоги работы комиссии Президиума Райисполкома по обследованию состояния церквей и культового имущества в районе и проверку правильности поданной жалобы Урусовского коллектива верующих.

  16. АРГРИ: Ф. 29, Оп. 1, Ед. хр. 29. Протокол № 66 заседания Президиума Ртищевского Райисполкома от 2.07.41 – С. 59.

  17. Ведомость о церкви за 1917 год.

  18. Ведомость о прихожанах церкви за 1906 год.

  19. Данные переписи населения Сердобского уезда Саратовской губернии 1886 года.

Материалы школьного музея: воспоминания, фотографии.

Материалы автора работы (интервью):

Чернецова Нина Дмитриевна, ( с. Урусово) 2013 г.

Вавилова Анна Егоровна, ( с. Урусово) 2013 г.

Савин Владимир Дмитриевич, ( с. Урусово) 2013 г.

Савина Татьяна Андреевна, ( с. Урусово) 2013 г.

Усик Евгения Григорьевна, ( с. Урусово) 2013 г.

Фотографии автора работы: 11 фотографий, 2013 г.

Приложение 1

«Сборник Статистических сведений по Саратовской губернии 1892 года»

Приложение 2

Ведомость о церкви за 1917 год

Приложение 3

Ведомость о прихожанах церкви за 1906 год

Приложение 4

Ведомость о приходе 1917 год

Приложение 5

Данные переписи населения Сердобского уезда Саратовской губернии 1886 г.

Приложение 6

Свидетельство о рождении Шишкина В.И.

Приложение 7

Церковь в селе Урусово в начале ХХ века

Внутреннее убранство церкви села Урусово в нач. ХХ века

Приложение 8

Посёлок Новосветский. 1928 г.

Приложение 9

Семья Рубцовых. 1928 г.

Приложение 10

Давлетова А. Е. (из семейных фотографий семьи Давлетовых)

Приложение 11

Чернецова Н.Д. с мужем

«В Урусово было 1000 домов, потом 600, а сейчас мало. В селе жили русские. Люду много было. Межи были. Сейчас все сломали. Гумна были крытые, общественные и одноличные. У помещицы Гагариной было 3 дочери. Кое-кто из села работал у них. За церковью был сад. Священниками были Лебедев, Финансов. Лебедев долго служил (1880-1905 г.г.), авторитетный был, видный. Жили рядом с церковью. Дом был белый, кирпичный рядом с нынешней конторой. В конторе в сторону клуба было крылечко. У церкви ограда была красивая, кирпичная. Через кирпич проходил стержень. Из кирпича выложена выемка. Когда шла Пасхальная литургия, служитель наливал во что-то душистое масло и поджигал. Такое было благовоние. Звонил дядя Миша. В средине ограды был лужок, и были сосны. В церкви было 3 паникадила (2 паникадила по крылам и один в центре). Алтарь и все вокруг в иконах. 2 паникадила по крылам. Аналой деревянный стоял напротив крыльцев. К выходу для стареньких старушек и старичков стояли скамеечки, и они присаживались во время службы. Церковь была состоятельная, хорошая. На все праздники убирается красиво. На Троицу березки в церкви стоят, как в лесу. Наверху были крыльца, там пел хор. Службы были красивые. Батюшка на Пасху выходил из алтаря, легонько, тихонько пел. Когда был крестный ход на Пасху, в клубе рядом шли танцы.

Весной в Пасхальные праздники речка Песчанка, что за церковью, разливалась. Из ближайших деревень стекался народ в село Урусово на Пасхальную службу. Старички и старушки вынуждены были на лодках переплывать непокойную весной речушку. В узелках они везли на освящение в храм куличи, крашеные яички.

На каждый праздник свои песни, свой ритуал. На Вербное воскресение вербочку заранее сделают. Батюшка выходит, а по обе стороны тюки вербы. Он дает целовать крест и выдает вербочку. «Верба хлест бей до слез. Вставай рано, режь барана, к обеденке одевайся!»

«Рождество твое Христе боже наш, воссияей свет очей разума! …». Мы с Владимиром, с братом, лежим на печке и подсчитываем, кто сколько даст на Рождество: вот та бабка даст копеечку, а та оладышком обойдется. Батюшки ходили по праздникам по домам и поздравляли тех, кто был болен и не мог прийти в церковь. У одной бабки муж больно пил. Она его постоянно ругала. И тут она его только что отругала. Он свалился и уснул. Было Рождество. Слышит она: кто-то входит. Она думала муж, встретила его матом, закричала: «Иди отсюда!» Батюшка повернулся и ушел. Был праздник Кресты. Пекли крестики весной на четвёртой неделе поста. Их берегли, клали за иконы. Когда нужно было выезжать сеять, хозяин брал крестик коня покормить. Коровке давали и всякой другой скотинке.

Был праздник Жаворонки. Мы с Володькой маленькие были. Мать напекла жаворонков целый лист. Мы залезли на навозную кучу и запели. Поем и кидаем жаворонков, а собаки подхватывают. Мы слезли с кучи и не одного жаворонка не нашли. Разревелись, но мать пожалела нас и еще дала».

Приложение 12

Марахонин Тимофей Максимович

(из семейного архива семьи Марахониных)

Марахонина В.Т. с семьёй

Приложение 13

Симбирцев В.А.

(из семейного архива семьи Симбирцевых)

Приложение 14

Чернецова Н.Д.

Приложение 15

Тренина Е.Е (в центре фотографии)

(из семейного архива семьи Трениных)

Тренина Елизавете Ефремовне вместе с дочерью, 1968 г.

Приложение 16

Писарева Антонина Фёдоровна

Приложение 18

Желудков Василий Захарович, Желудкова (Безулуцкова) Анна Андреевна,

1927 г.

Приложение 19

Внешний облик дома Бузулуцковой Прасковьи Андреевны. 2013 г.

Фотография автора работы

Приложение 20

Талон – вкладыш Акинтеевой В.Т.

Приложение 21

Здание бывшей школы села Урусово ( в настоящее время здесь находится сельский дом культуры). 2013 г.

Приложение 22

Усик Евгения Григорьевна (слева), 1988 г.

Приложение 23

Из записей Тренина А.И. «История села Урусово в первой половине ХХ века».

Приложение 24

Свидетельство о рождении Савина Владимира Дмитриевича. 1921 г.

Приложение 25

Морозов Александр Георгиевич

Биография Морозова А.Г.

Морозов Александр Григорьевич (р.1924) журналист

1924, 7 декабря. — Родился в селе Крутец Ртищевского района Саратовской области в крестьянской семье.

1942, 15 сентября. — Поступление в Симферопольское пулеметно-минометное училище.

1942. — Арест (13 ноября). Помещение в камеру предварительного заключения (КПЗ). Допрос. Отправка под конвоем в тюрьму в г. Вольск. Тюремный быт. Следователь старший лейтенант П.А. Дубинин. Избиения. Пытки. Помещение в тюремную больницу. Окончание следствия.

1943, 17 апреля. — Приговор Военного трибунала: 10 лет ИТЛ и 5 лет поражения в правах.

Перевод в саратовскую тюрьму. Отправка в Каменлаг. Гриммская пересыльная тюрьма.

1943–1944. — Прибытие в Каменлаг. Истощение. Инвалидность. Помещение в больницу. Начало переписки с родными. Работа на уборке свеклы. Участие в выпуске лагерных стенгазет. Истощение. Перевод в лагерный пункт Шукк. Работа в огородной бригаде, помощником сапожника, на молотьбе. Знакомство с лагерным художником Е.И. Морозом. Дружба с А. Стельмахом. Отправка по этапу в бухту Находка.

1945, 1 января. — Прибытие в лагерь в Находке. Медицинская комиссия. Направление в больничный барак.

Работа в порту, на лесопильном заводе, в каменоломне. Получение первой посылки из дома. Прибытие новых партий заключенных – власовцев и бандеровцев.

1945, 19 июня. — Перевод в лагерь на Колыму.

1945, 24 мая – 1951, 10 мая. — Прибытие в трюме парохода «Дальстрой» в Магадан. Переезд на прииск «Дебинская терраса». Работа старателем на золотодобыче, помощником фельдшера в санчасти, бурильщиком в шахте, на взрывных работах. Голод. Дистрофия. Членовредительство. Помещение в санчасть. Возвращение на общие работы. Цинга. Отправка на дорожные работы в Сусуман. Строительство дамбы. Лагпункты: Сусуман, Нексикан, Пятый. Строительство дороги на прииск «Верхний Беличан». Режим содержания заключенных. Перевод в лагпункт № 16. Работа на трассе.

1951, 2 июня. — Освобождение. Подписание обязательства о невыезде.Попытки получить разрешение на выезд с Колымы. Получение паспорта с отметкой, запрещающей проживание в ста городах страны («минус 100»).

1951, 1 сентября. — Переезд в составе группы освобожденных в Магадан. Погрузка на теплоход «Ильич». Прибытие в порт Находка. Переезд по железной дороге в Саратовскую область.

1951, 27 сентября. — Приезд в деревню Салтыковка. Встреча с родными и друзьями. Известие о смерти матери. Попытки устройства на работу.

1952. — Работа на строительстве зерноскладов, штурвальным на комбайне.

1953. — Поступление в сельскохозяйственный техникум. Сокрытие в автобиографии факта судимости. Направление письма Генеральному прокурору СССР с просьбой о пересмотре дела.

1954, 18 января. — Сообщение об отказе в пересмотре дела.

1954, 18 февраля. — Рассмотрение «персонального дела Морозова А. К.» в связи с обнаружением судимости. Исключение из профкома.

1955, сентябрь. — Перевод на заочное отделение сельхозтехникума. Работа заведующим сельским клубом.

1956. — Снятие с работы в связи с судимостью (по доносу в райком КПСС).

1956–1958. — Работа агрономом в колхозе, затем в редакции районной газеты. Получение справки о снятии судимости.

1965. — Подача заявления в Верховный Совет СССР с просьбой о пересмотре дела.

1966, 16 мая. — Реабилитация.

1969, декабрь. — Увольнение из редакции газеты «по политическому недоверию» – за устные и письменные протесты против ввода советских войск в Чехословакию в 1968 и за выступления в защиту А.И. Солженицына и других диссидентов.

1970–1982. — Работа информатором стола услуг, затем сторожем.Написание воспоминаний.

 
 

Приложение 26

Первые активисты, которые проводили коллективизацию в селе Урусово.

1929 г.

Приложение 27

Село Урусово в 20- ые гг ХХ века

Дом Баркова Максима Федоровича, 1933 г.

Приложение 28

Село Урусово в 20- ые гг ХХ века

Приложение 29

 

Селивёрстов Владимир Максимович, фотографии из семейного архива Стрелюхиной М.В.

Приложение 30

Грамоты Селивёрстова В.М.

Приложение 31

Из тетради стихов Селивёрстова В.М.

Приложение 32

Новикова (Жирнова) Т.С.

Приложение 33

Тренин Александр Иванович

Приложение 34

Справка о реабилитации Белохвостиковой Н.И.

Приложение 35

Постановление Ртищевского волостного исполнительного комитета об изъятии церковного имущества. 1926 г.

Приложение 36

Внешний облик церкви в селе Урусово в начале 50-ых годов

(фотография из семейного архива семьи Новиковых)

Приложение 37

Урусовская средняя школа. 2013 г.

Фотография автора работы

Приложение 38

Вид фермы в с. Урусово. 2013 г.

Фотография автора работы

Приложение 39

Пустырь в центре Урусово. 2013 г.

Фотография автора работы

Приложение 40

Один из домов в центре села Урусово. 2013 г.

Фотография автора работы

Приложение 41

Вдоль этой дороги была улица. 2013 г.

Фотография автора работы

Приложение 42

с. Раёвка. 2013 г.

Фотография автора работы

Приложение 43

Исчезнувший посёлок Николаевский. 2013 г.

Фотография автора работы

Приложение 44

Исчезнувший посёлок Новосветский. 2013 г.

Фотография автора работы

Приложение 45

Здание Урусовской администрации. 2013 г.

Фотография автора работы

1 На XII Всероссийский конкурс исторических исследовательских работ «Человек в истории. Россия – ХХ век» мною была представлена работа по истории церкви и жизни верующих села.

2Фотография. Современный вид ферм, 2013 г. Приложение 38.

3 Фотография. Пустырь в центре Урусова и один из домов. 2013 г. Приложение 39, 40.

4 Из записей Тренина А.И. «История села Урусово в первой половине ХХ века» См.приложение 23.

5 Из тетради стихов Селивёрстова В.М. См. приложение 31 Из тетради стихов Селивёрстова В.М.

6 «Сборник Статистических сведений по Саратовской губернии 1892 года».Приложение 1.

7 Фотография. Исчезнувшая улица. Приложение 41.

8 Данные переписи населения Сердобского уезда Саратовской губернии. 1886 г. Приложение 5.

9 Ведомости о церкви 1906, 1917 гг. См. приложение 2-4.

10 Фотография. посёлок Новосветский, 1928 г. См. приложение 8.

11 Фотография и воспоминания. Черницовой Н.Д. с мужем. См. приложение 11.

12 Фотография. Церковь в селе Урусово в начале ХХ века. Приложения 7 – 8.

13 Фотография. Семья Рубцовых. 1928 г. См. приложение 9.

14 Фотография. Село Урусово в 20- ые гг. ХХ века. См. приложение 28.

15 Первые активисты, которые проводили коллективизацию в селе Урусовою 1929 г. См. приложение 26.

16 Талон – вкладыш Акинтеевой В.Т.См. Приложение 20.

17 Фотография. Семьи Марахониных. См. приложение 12.

18 Исчезнувший посёлок Николаевский, 2013 г. См. приложение 43.

19 Фотография. Желудков Василий Захарович, Желудкова (Безулуцкова) Анна Андреевна, 1927 г.См. приложение 18.

20 Интервью взято 13 декабря 2013 г. в с. Урусово.

21 Исчезнувший посёлок Николаевский, 2013 г. См. приложение 4.

22 Кондрашкин В. Голод 1932—1933 годов в деревнях Поволжья // «Вопросы истории», № 6, 1991. - С. 176-181

23Фотография Морозова А.Г и его биография. См. Приложение 25.

24 Из дневника Морозова А.Г.

25 Фотография.Усик Евгения Григорьевна. См. приложение 22.

26 Архив ЗАГС Ртищевского райисполкома Саратовской области, книги записей актов гражданского состояния о рождении по Первомайскому сельсовету за 1927—1934 годы.

27 Госархив Саратовской области. Ф р- 526. Оп. 4. Д. 154. Л. 120. Л. 128. Л. 33. Л. 123. Л. 129. Л. 127. Л. 126. Л. 122. Л. 119а. Протоколы заседаний и постановлений о закрытии церкви

28 Интервью взято 2 ноября 2013 г. г. Ртищево

29 Фотографии Трениной Елизавете Ефремовне 1944, 1968 гг.

30 АРГРИ: Ф. 29, Оп. 1, Ед. хр. 2. Протокол № 47 заседания Президиума Ртищевского Райисполкома от 29.02.36 – С. 89. АРГРИ: Ф. 29, Оп. 1, Ед. хр. 2. Протокол № 56 заседания Президиума Ртищевского Райисполкома от 13.05.36 – С. 223. АРГРИ: Ф. 29, Оп. 1, Ед. хр. Протокол № 62 заседания Президиума Ртищевского Райисполкома от 13.06.36 – С. 291-292: Итоги работы комиссии Президиума Райисполкома по обследованию состояния церквей и культового имущества в районе и проверку правильности поданной жалобы Урусовского коллектива верующих. См. приложение 35

31 АРГРИ: Ф. 29, Оп. 1, Ед. хр. 29. Протокол № 66 заседания Президиума Ртищевского Райисполкома от 2.07.41 – С. 59.

32 Внешний облик церкви в селе Урусово в начале 50-ых годов. См. Приложение 36

33 Внешний облик дома Бузулуцковой Прасковьи Андреевны, 2013 г. См. приложение 19

34 База данных Мемориала Номер дела: ОФ-12901. http://lists.memo.ru/d13/f376.htm

35База данных Мемориала Номер дела: ОФ-5993. http://lists.memo.ru/d13/f376.htm

36 База данных Мемориала Номер дела: ОФ-12935. http://lists.memo.ru/d13/f376.htm

37 База данных Мемориала Номер дела: ОФ-12901. http://lists.memo.ru/d13/f376.htm

38 По статистическим данным: Архив Ртищевского городского районного исполкома (АРГРИ):. АРГРИ Ф. 29, Оп. 1, Ед. хр. 9;

39 Свидетельство о рождении Савина Владимира Дмитриевича. 1921 г. См. приложение 24.

40Фотография. Тренина А.И. См. приложение 33.

41 Фотография. Симбирцев В.А. См. приложение 13.

42 Фотография. Селивёрстова В.М. См. приложение 29

43Александр МАТВЕЙЧУК Тайны газопровода имени тов. Сталина http://www.oilru.com/nr/229/5653/

44 Фотография Писарева Антонина Фёдоровна. См. приложение 16

45 Фотография с. Раёвка, 2013 г. См.приложение 42

97

Просмотров работы: 2986