НЕМЕЦКИЕ ВОЕННОПЛЕННЫЕ В СССР (1941-1956 ГГ. ) - Студенческий научный форум

VII Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум - 2015

НЕМЕЦКИЕ ВОЕННОПЛЕННЫЕ В СССР (1941-1956 ГГ. )

Козлов Р.В. 1, Маркушина С.В. 1
1ВВИМО
 Комментарии
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Введение

Пребывание иностранных военнопленных в СССР является одной из сложных и малоизученных проблем. Согласно статистике НКВД СССР, в советском плену оказалось около 3,5 млн солдат и офицеров Вермахта. Большинство из них содержалось на объектах Главного управления по делам военнопленных и интернированных (ГУПВИ) НКВД-МВД СССР. Около 5 тыс. советских лагерей для военнопленных, рассеянных по всей территории СССР, образовали «архипелаг ГУПВИ», ставший филиалом ГУЛАГа для иностранных военнопленных. В изучении истории немецких военнопленных в СССР выделяются два периода: вторая половина 1940-х — конец 1980-х гг. и с начала 1990-х гг. по настоящее время. В конце 1980-х гг. был снят негласный запрет на эту тему и открыт доступ к ранее засекреченным архивным материалам НКВД и МВД СССР. Публикация документов ГА РФ, РГВА, РГАСПИ и других, в том числе региональных, архивов дали мощный импульс изучению истории военнопленных Второй мировой войны. Новизна исследования обусловлена введением в научный оборот локально-географического и историко-краеведческого материала с опорой на архивные документы, а также на устные источники — свидетельства респондентов — ветеранов промышленных предприятий, где трудились немецкие военнопленные. Вышедшие до конца 1980-х годов работы о пребывании немецких военнопленных в СССР были немногочисленными; они опирались главным образом на воспоминания бывших советских политработников и предназначались в основном для немецкого читателя. Проблема использования военнопленных в качестве рабочей силы в народном хозяйстве СССР в советской историографии была полностью обойдена вниманием.

И сегодня надо признать, что тема германских военнопленных в СССР многогранна и сложна. Несмотря на строгости лагерного режима, немецкие военнопленные, особенно после окончания войны, имели возможность познакомиться с особенностями государственного устройства СССР, а также с менталитетом русских, их культурой.

Мы попытались подойти к этой теме с позиций одного из самых влиятельных в Европе и только еще начинающего развиваться в нашей стране научного направления – изучения истории представлений (ментальностей). Последние включают совокупность идей и образов — своего рода посредников между людьми и окружающей их социальной действительностью. Известно, что тот или иной менталитет часто заставляет воспринимать окружающий мир не совсем таким, какой он есть, а как бы через призму устоявшихся образов, идей, идеологических клише.

В основу исследования положен анализ разнообразных источников по истории немецких военнопленных в СССР: документы, хранящиеся, как в российских, так и германских архивах, мемуары, сообщения и отчеты репатриантов, изданные специальной комиссией ФРГ, а также интервью, собранные отечественными и зарубежными историками в рамках современные проектов по «устной истории».

Глава 1. Международные документы 1920-1940-х гг.

о положении и содержании военнопленных

Одним из резко дискуссионных вопросов истории советских пленных в Германии и германских в СССР является вопрос об обязательности/необязательности исполнения по отношению к ним Гаагской Конвенции «О законах и обычаях сухопутной войны» от 18 октября 1907 г. и Женевской Конвенции «О содержании военнопленных» от 27 июня 1929 г.

При этом доходит до того, что намеренно или по незнанию «путают» уже упомянутую Женевскую Конвенцию «О содержании военнопленных» от 27.06.1929 г. с Женевской Конвенцией «Об улучшении участи раненных, больных и лиц, потерпевших кораблекрушение, из состава вооруженных сил на море» (также от 27.06.1929 г.). Разница между ними не только в предмете ведения. Если первую из упомянутых Женевских конвенций СССР не подписал, то ко второй присоединился еще в 1931-м.

Предпосылками для обязательности исполнения Гаагской Конвенции «О законах и обычаях сухопутной войны» являются: 1) подписание и ратификация договаривающимися сторонами данной конвенции; 2) участие в сухопутной войне только тех сторон, которые являются договаривающимися сторонами (так называемая «оговорка clausulasiomnes» – «о всеобщем участии»).

Таким образом, если только договаривающиеся стороны С1 и С2 подписали и ратифицировали Конвенцию и затем между ними начинается война, то достаточно вступления в войну стороны С3, не являющейся участником данной Конвенции, чтобы Конвенцию не считать обязательной и для соблюдения между сторонами С1 и С2. Перейдем теперь от гипотетических стран к государствам реальным. Указанную Гаагскую Конвенцию не ратифицировали такие страны – участницы Второй Мировой, как Болгария, Греция, Италия, Турция и Югославия). Следовательно «всеобщего участия» не было и соответствующая Гаагская Конвенция перестала быть обязательной для воюющих сторон. Предпосылками для обязательности исполнения Женевской Конвенции «О содержании военнопленных» 1929 г. являлись уже только подписание и ратификация договаривающимися сторонами данной конвенции. Ее ст. 82 гласила «Положения настоящей конвенции должны соблюдаться высокими договаривающимися сторонами при всех обстоятельствах. Если на случай войны одна из воюющих сторон окажется не участвующей в конвенции, тем не менее положения таковой остаются обязательными между всеми воюющими, подписавшими конвенцию. Таким образом, статьи данной Конвенции не только не содержат «оговорки clausulasiomnes», но и специально оговаривается ситуация, когда державы С1 и С2 являются участниками Конвенции и затем стали воюющими сторонами и в войну вступает держава С3, не являющаяся участницей Конвенции. В такой ситуации нет больше формальной возможности не соблюдать данную Конвенцию со стороны держав С1 и С2 между ними. Должны ли державы С1 и С2 соблюдать Конвенцию по отношению к державе С3 – непосредственно из ст. 82 не следует. Однако, следуя общим принципам международного договорного права, международные договора, заключенные письменно, действуют только между сторонами их подписавшими (и - если это обусловлено международным договором - ратифицировавшими его). Упомянутая Конвенция 1929 г. по военнопленным является международным договором. Следовательно, действие ст. 82 распространялось только на страны, подписавшие и ратифицировавшие его. Таким образом, ни Германия по отношению к советским пленным, ни СССР по отношению к германским пленным не были обязаны соблюдать ни одну из этих двух Конвенций. Что фактически позволяло им предпринимать по отношению к военнопленным какие угодно репрессивные меры и устанавливать сколь угодно жесткие условия их содержания. Результаты такого «правового вакуума» не замедлили сказаться. Условия, установленные сначала Германией к советским пленным, а затем и СССР в отношении военнопленных из числа военнослужащих Вермахта и войск СС, а также вооруженных сил союзных Германии государств нельзя было назвать человеческими даже в первом приближении. Так у немцев в начале войны считалось достаточным, чтобы пленные жили в землянках и питались в основном «русским хлебом», изготовленным по изобретённому немцами же рецепту наполовину из очисток сахарной свеклы, наполовину из целлюлозной муки, муки из листьев или соломы. Неудивительно, что зимой 1941/42 гг. эти условия привели к массовой смертности советских военнопленных, которую усугубила эпидемия сыпного тифа. По данным управления по делам военнопленных Главного командования вооруженных сил Германии (ОКВ) к 1 мая 1944 г. общее число истребленных советских военнопленных достигло 3,291 млн человек., из них: умерло в лагерях – 1, 981 млн человек, расстреляно и убито при попытке к бегству – 1,03 млн , погибло в пути - 0,28 млн (большая часть жертв пришлась на период июнь 1941 – январь 1942 гг. – тогда за семь месяцев погибло более 2,4 млн советских пленных). Для сравнения – всего за 1941-1945 гг. немцами было захвачено 6,206 млн советских военнопленных. Такими же тяжелыми были первоначально и условия содержания германских военнопленных в СССР. Хотя, конечно, жертв среди них было меньше. Но только по одной причине – их и было меньше. Например, в советский плен по состоянию на 1 мая 1943 г. попало всего 292630 человек. военнослужащих (как германской, так и союзных германской армий). Из них к этому же времени умерло 196944 человек.

1 июля 1941 г. правительство СССР утвердило «Положение о военнопленных» [Приложение №4]. Военнопленным гарантировалось соответствующее их статусу обращение, предоставление медицинской помощи на равных с советскими военнослужащими основаниях, возможность переписки с родственниками и получения посылок. Формально разрешались даже денежные переводы. Однако Москва, широко используя «Положение о военнопленных» для направленной на Вермахт пропаганды, не спешила выполнять его. В частности, СССР отказался обменяться через Международный Красный Крест списками военнопленных – что являлось основополагающим условием для получения ими помощи с родины. А в декабре 1943 г. Советский Союз вообще разорвал все контакты с этой организацией.

Впервые суточные нормы питания военнопленных на приемных пунктах, во фронтовых лагерях и в пути следования были установлены на второй день после начала Великой Отечественной войны и доведены до исполнителей телеграммами Генерального штаба от 23 июня и от 26 июня 1941 г., а также ориентировкой УПВИ HКВД СССР от 29 июня 1941 г. По утвержденным суточным нормам, на одного военнопленного полагалось 600 г ржаного хлеба, 90 г круп, 10 г макарон, 40 г мяса, 120 г рыбы, по 20 г муки 85%-го помола, масла растительного, сахара и соли, 600 г картофеля и других овощей, 1,5 г суррогатного чая, 6 г томат-пюре, 0,13 г перца и 0,2 г лаврового листа (подробнее в Приложении). Кроме того, на месяц военнопленному полагалось 5 пачек махорки и 5 коробок спичек, 200 г хозяйственного мыла. Эти нормы питания мало чем отличались от норм питания заключенных в СССР и могли обеспечить нормальную жизнедеятельность а. Однако вскоре нормы питания военнопленных пересмотрели в сторону уменьшения. В соответствии с постановлениями Совета народных комиссаров CCCР от 30 июня и 6 августа 1941 г., были установлены четыре нормы суточного пищевого довольствия военнопленных: 1 – основная; 2 – для находящихся в лечебных заведениях лагерей и приемных пунктах HКВД; 3 – для находящихся в оздоровительных командах; 4 – для этапируемых с приемных пунктов в глубь страны. Кроме того, военнопленным, занятым на внутрилагерных работах или на заготовке дров, дополнительно полагалось 100 г хлеба в сутки. Таким образом, из основной нормы питания военнопленных мясо исчезло совсем, выдача хлеба сократилась на 200 г, картофеля и овощей – на 100 г, рыбы – на 20 г. Установленная основная норма питания оказалась заниженной. Калорийность суточного рациона военнопленных снизилась до 1750 калорий (здесь и далее имеются в виду принятые в физиологии так называемые «большие калории», равные 1000 «малых калорий» или 1 килокалории, принятых в физике), а работающих пленных, с учетом дополнительных 100 г хлеба – до 1945 калорий. Но даже последний уровень калорийности покрывал только энергетических затраты а, находившегося в полном покое. Эти нормы поучительно сравнить с нормами питания военнопленных, установленными в Германии приказом главного командования Вермахта от 8 октября 1941 г. Сравнительным расчетом калорийности мы не располагаем, но даже и без него – «невооруженным глазом» - видно, что советские военнопленные находились в значительно худших условиях в смысле питания, чем не только их коллеги по несчастью из стран, подписавших Женевскую Конвенцию «О содержании военнопленных» (которые, к тому же, получали дополнительную – и, как правило, значительную – продовольственную помощь через Красный Крест), но и германские военнопленные в СССР. Однако вернемся к пленным немцам. В 1941 г. Больших проблем с питанием военнопленных не было, так как число плененных вражеских солдат и офицеров было незначительно, а использование их на работах – не слишком интенсивным. За первый месяц войны на советско-германском фронте было взято в плен всего 1494 военнослужащих противника, на 1 августа – 2385 и на 1 октября – 6681. Всего за 1941 г. Через приемные пункты прошло чуть более 9 тыс. военнопленных (для сравнения: в 1942 г. Их было уже 71 тыс. человек.). Но уже в 1942-м, в условиях использования труда военнопленных на тяжелых физических работах, положение резко меняется. В наскоро созданных производственных лагерях отсутствовали элементарные условия жизни. Перебои с поступлением продуктов питания при интенсивном тяжелом физическом труде резко повысили заболеваемость и смертность военнопленных. Так, в начале 1942 г. На лесоразработки в Унженский лагерь Управления лагерей лесной промышленности HКВД СССР было направлено около 2500 . Через три месяца из-за недостаточного питания более 600 из них умерло, а свыше 1500 – заболело тяжелой формой дистрофии. Лагерь пришлось закрыть. Следующий этап в ухудшении условий содержания военнопленных наступил 25 августа 1942 г., когда НКВД СССР отменил дифференцированные нормы питания. Все военнопленные, независимо от состояния их здоровья, стали получать продукты по основной норме (исключение делалось лишь для работающих, которым продолжали выдавать ежедневно дополнительно 100 г ржаного хлеба). Между тем недостаток пищи вел к дистрофии и авитаминозу. Эти заболевания составляли тогда 70% среди других болезней и были причиной 80% всех смертельных случаев среди военнопленных. Тем не менее, во второй половине 1942 г. Открывается ряд новых производственных лагерей, военнопленные которых использовались на добыче угля, торфа, строительстве дорог, лесоразработках и других видах работ. К началу 1943 г. из 30 действовавших лагерей для военнопленных HКВД СССР 6 имели производственный характер. При этом картина всегда была одинаковой: практически во всех производственных лагерях военнопленные, проработав 2-5 недель, снижали норму выработки. Если в первые дни существования производственных лагерей средние показатели вывода военнопленных на работы составляли от 70 до 80% по отношению ко всем военнопленным, находившимся в этих лагерях, то по прошествии двух месяцев – уже менее 50%. Норма выработки при этом падала с 60-80% и более до 15-20%. Одновременно росли заболеваемость и смертность, которые достигали катастрофических показателей. О том, что причиной роста заболеваемости и смертности в первую очередь была недостаточность питания, красноречиво свидетельствует заключение о рационе питания военнопленных по вышеназванным нормам и влиянии этих норм на организм работающего, сделанное заведующей отделом физиологии Центрального института питания народного комиссариата здравоохранения СССР профессором Молчановой. В этом документе, датированном 6 ноября 1942 г., подчеркивалось: «Такая калорийность (1945 калорий) может покрыть траты а, находящегося в полном покое… В настоящее время уже имеется достаточное количество клинических наблюдений, показывающих, что при длительном питании рационом с низким калоражем возникает заболевание, получившее название алиментарной дистрофии… Предлагаемый набор продуктов беден не только углеводами и жирами, но и витамином «А», что может привести к поражениям слизистых путей и развитию куриной слепоты. При тяжелой физической работе расстройство наступает значительно быстрее, и часто бывает невозможно уловить те границы, при переходе через которые процесс становится необратимым. Как минимум калорийности при тяжелой физической работе все же следует считать 3000 калорий, при легкой – 2400 и при так называемом комнатном покое – 2000 калорий». Однако даже эта заниженная норма питания не всегда выдерживалась из-за перебоев в снабжении отдельными продуктами. Особенно тяжелое положение с питанием военнопленных сложилось в период завершения ликвидации сталинградского «котла» в последних числах января – первых числах февраля 1943-го. К 22 февраля 1943 г. Только в Сталинграде оказалось сосредоточено около 92 тыс. пленных, которые находились в чрезвычайно тяжелых условиях. Отсутствовали не только подходящие помещения для их содержания, но и топливо для обогрева, обмундирование по сезону. Положение усугублялось еще и тем, что многие из попавших в плен были очень истощены за то время, которое они находились в окружении, до 45-50% из них нуждались в немедленной госпитализации. В этих условиях плохо организованное, недостаточное питание и холод способствовали росту смертности среди военнопленных. Из 91545 «сталинградских» военнопленных, сосредоточенных в Бекетовском лагере №108, по состоянию на 10 июня 1943 г. Умерло в лагере и спец госпиталях 27078 человек, госпитализировано 35099 человек. И отправлено в другие лагеря 28098 человек. В лагере № 108 осталось всего 1270 военнопленных. Позднее медицинский отдел 1-го управления ГУПВИ МВД СССР при подведении и обобщении опыта работы по медицинскому обеспечению военнопленных в 1941 – 1950 гг. подчеркнет, что «помимо указанных … причин столь тяжелого физического состояния поступавших военнопленных в зимний период 1942/1943 гг., необходимо отметить серьезные нарушения действовавших положений, коими определялся порядок содержания, обеспечения и эвакуации военнопленных до передачи их в лагеря и приемные пункты HКВД. Питание выдавалось с большими перебоями (на фронтах и в пути к лагерям), а когда выдавалось, то в небольших количествах, ниже нормы, обычно сухим пайком. С места пленения до погрузки в эшелоны военнопленные совершали длинный путь пешим порядком – по 200-300 км в течение 7-10 суток и более, во время которого располагались на привал в холодных помещениях и сараях или на открытом воздухе, не получая достаточного питания, оставаясь подчас вовсе без пищи по несколько суток, без медицинской помощи, при недостаточном обеспечении теплой одеждой и обувью». Hе лучше было положение и тех военнопленных, которые добирались до приемных пунктов. Например, 16 февраля 1943 г. Начальник конвойных войск HКВД СССР генерал-майор Кривенко докладывал заместителю наркома внутренних дел СССР генерал-лейтенанту Аполлонову, что на приемном пункте, расположенном на станции Воробьевка, где на 12 февраля находилось 5400 военнопленных, из-за холода в помещениях и отсутствия регулярного питания смертность составляет 20-30%, наблюдаются случаи людоедства. Случаи людоедства отмечались и в Хреновском лагере военнопленных № 81 в Воронежской области. Надо было что-то делать и 16 декабря 1942 г. HКВД СССР вновь ввел шесть дифференцированных норм питания, которые затем были закреплены во «Временном положении о порядке обеспечения лагерей HКВД военнопленных и спец контингентов», утвержденном приказом HКВД СССР 16 марта 1943 г.. Норма 1 распространялась на военнопленных рядового и унтер-офицерского состава, 2 – на офицерский состав, 3 – на содержащихся на гауптвахте и 4-6 – на больных. В соответствии с новыми нормами в рацион питания военнопленных было возвращено мясо (30 г – для рядовых, 50 г – для офицеров и 70 г – больным), введено сало или комбижир (3 г), но при этом количество рыбы было уменьшено со 100 до 50 г, крупы – со 100 до 80 г, растительного масла и сахара – с 20 до 10 г, соли – с 30 до 10 г. Hорма выдачи хлеба военнопленным офицерам и больным увеличилась до 600 г. Здоровый же рядовой и унтер-офицерский состав отныне стал получать хлеб дифференцированно – в зависимости от выполнения норм выработки. Выполняющие производственную норму до 50% получали 400 г хлеба, от 50 до 80% - 500 г, от 80 до 100% - 600 г, от 100 до 125% - 700 г, от 125 до 150% - 800 г и от 150% и выше – 900 г. Кроме того, военнопленным, выполняющим тяжелую физическую работу, полагалось на 100 г хлеба больше, чем прочим военнопленным соответствующей группы довольствия. Принятых мер оказалось недостаточно, поэтому 9 апреля 1943 г. HКВД СССР издал приказ «Об изменении норм продовольственного снабжения для военнопленных», в соответствии с которым питание пленных еще раз улучшилось. В приказе большое внимание уделялось военнопленным, занятым на тяжелых работах. Для них основная норма продуктов (кроме хлеба) увеличивалась на 25%. Резко возрастала и выдача хлеба. Выполняющие нормы выработки на тяжелых работах до 50% получали теперь 650 г хлеба, от 50 до 80% - 750 г, от 80 до 100% - 850 г, от 100% и выше – 1000 г. Военнопленным, занятым на других работах, хлеб выдавался в размере от 500 до 700 г также в зависимости от выполнения производственных норм [Приложение №1, 2] Для ослабленных военнопленных предусматривалась увеличенная на 25% основная норма питания, в том числе и по хлебу. С введением новых норм и правил организации питания военнопленных калорийность основного пайка несколько возросла и составила 1840 калорий. Военнопленные, занятые на тяжелых физических работах, получали паек, калорийность которого составляла от 2015 калорий (для выполняющих норму выработки в пределах до 50%) до 2770 калорий (для перевыполняющих производственные нормы). Таким образом, при выполнении производственной нормы на 100% и более на тяжелых физических работах калорийность пайка приближалась к минимальным физиологическим нормам. Но положение военнопленных, которые из-за тех или иных физических недостатков не могли выполнять тяжелую работу, по-прежнему было очень тяжелым. Калорийность их пайка колебалась от 1650 калорий (для выполняющих нормы выработки в пределах до 50%) до 2030 калорий (для выполняющих нормы на 100%). Если на второй из этих пайков еще можно было жить, то «1650-калорийники» фактически были обречены: военно-политическое руководство СССР и НКВД на тот момент не видело необходимости в выживании пленных, не способных много работать. Вообще, начиная с весны 1943 г. HКВД СССР все большее внимание уделяет военнопленным как дополнительной рабочей силе. Именно с целью увеличения количества военнопленных, используемых на производстве и строительных площадках, руководство ведомства стало больше внимания уделять улучшению условий их содержания – в первую очередь питания и медицинского обслуживания. Для большей части из них это действительно облегчило жизнь – можно сказать, что период массовой смертности среди военнопленных в СССР был к лету 1943-го пройден.

Таким образом, в 1920-1940-х гг. вопрос о правах военнопленных серьезно волновал международную общественность, что отразилось в многочисленных документах об обеспечении военнопленных продовольствием, имуществом и медикаментами.

Глава 2. Положение и содержание военнопленных

в СССР в 1941-1956 гг.

Более трех млн солдат и военачальников Вермахта, сдавшихся во время Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Красной Армии, были размещены в СССР по трем тысячам лагерей и лагерным отделениям в системе НКВД-МВД СССР. Немецкие солдаты очень опасались советского плена, так как понимали, что в СССР никогда не забудут тех зверств, которые фашистские войска творили на оккупированных территориях. Множество препятствий приходилось пережить немцам за время пребывания в поезде по дороге в лагеря, никто не знал, куда они едут. Плохое питание, теснота и непогода, появилась вшивость, не хватало воды. Многие умирали по дорогам. Когда поезд походил к той или иной станции, выносили мертвых иногда, их оставляли рядом с рельсами на снегу. Пленные узнавали, что они едут по территории СССР только по заснеженным полям. Как вспоминают многие из них, они боялись не столько смерти, сколько легендарной Сибири. Бывший военнопленный Карл Хайнц Люлинг рассказывает о том, что он с друзьями имел честь пройти по Красной площади, увидеть стены древнего Кремля и был в восторге от увиденного.

Пленные понимали, что русское население само жило впроголодь и не могло в достаточной мере обеспечить питанием пленных немцев. Поэтому их быт мало отличался от жизни советских людей. Судя по воспоминаниям, лагерное начальство тоже было заинтересовано в том, чтобы пленные были физически здоровы и трудоспособны. Регулярно проводились медицинский осмотр, прививки. Здоровых отправляли на наружные работы, слабых оставляли в лагере на легких работах. Внутри лагерей работали на кухне, хлеборезке, портными, сапожниками, в бане, туалетах, санитарами, в похоронной команде.

Бывший военнопленный Люлинг вспоминает стол, накрытый белой скатертью. Пленным принесли «огромный чан с едой и другими сюрпризами». Сердобольные русские несли им кто, что мог: кто котелок жидкого супа, кто картошку. К военнопленным обратились с речью, в которой говорилось об искупление и возмещение убытка, о том, что немецкие военнопленные будут переобучены и переквалифицированы. После выступления каждый пленный получил блюдо с овсяной кашей, большую тарелку с картофелем, подливкой и жареной рыбой. Затем главный оратор попросил оркестр сыграть музыку. Она оказалась прекрасной и задушевной. Однако, «мы, пленные солдаты, - пишет Люлинг,- почувствовали недоброе, как будто это был наш последний обед, приготовленный к смерти».

По воспоминаниям Хуберта Денезера, немецкого солдата, попавшего в русский плен в Румынии в 1944 году, когда они проходили мимо нескольких деревянных домов, на улице появлялись дети, старики и женщины. Со слезами на глазах они крестились и смотрели на них как на несчастных. С истинно немецкой педантичностью пленные обустраивали свой быт. Один из лагерей находился близ того места, где сейчас располагается шиноремонтный завод. Бывшие солдаты рейха буквально вылизали территорию лагеря, разбили клумбы, поставили скамейки и соорудили беседки. Отношение охраны к военнопленным было в основном нормальное. Конечно, были и случаи грубого обращения. Однажды, вспоминает Хуберт, к пленным пришел русский в гражданской одежде с дубинкой в руках и стал выгонять их из барака на работу, при этом кричал и ругался: «Давайте выходите, проклятые фашисты…» Такие и подобные крайности повторялись, но редко. Иногда пленных выстраивали перед бараками со своими вещами и проверяли часами. Зимой в холод или во время дождя это было наказание. Сам труд был для военнопленных искуплением вины. Мальчишки-солдаты, призванные на войну в нежном возрасте, овладели рабочими профессиями. Для военнопленных устанавливались нормы выполнения плана. Если кто-то из них выполнял объем работы на 100% и более, получал дополнительную порцию супа, каши или даже белого хлеба. К тому же «передовиков» производства могли репатриировать на родину. Таким образом, между пленными образовалась гонка за выполнением стопроцентной нормы, которая приводила к тяжелым заболеваниям и даже смерти. После такого напряженного труда, пишет Хуберт, мы тащили своих товарищей в лагерь к врачу. При этом каждый военнопленный старался сохранить трудоспособность и получить, таким образом, дополнительную порцию пищи. Продовольственное снабжение было крайне скудным: 150 г хлеба на каждый день, консервы, немного белокочанной капусты, суп, подкрепленный крапивой, и горстка селедки. В связи с большой смертностью, дополнительно стали выдавать порцию супа и селедку каждый день. Все были истощены. Голод и нужда заставляли их быть изобретательными. Поэтому каждый из них старался в виде наказания попасть на кухню и там получать хотя бы какую-нибудь дополнительную пищу. Трехразовое питание в день строго контролировалось. Особенно внимательно следи за чистотой посуды. У кого посуда оказывалась грязной, тех записывали в «черный список» и вечером отправляли на дополнительную работу, на кухню чистить картошку или рыбу. И на протяжении многих недель работали на кухне, получая дополнительную пищу. Достаточно хорошо была развита система трудового стимулирования: передовикам предоставляли лучшие условия проживания, питания и вещевого снабжения, разрешалась переписка с родными в Германии, давалось премиальное денежное вознаграждение. Вообще, заработная плата строго ранжировалась: рядовым и младшим командирам платили по 7 рублей в месяц, офицерам – 10, полковникам – 15, генералам – 30 рублей. Перевыполняющим рабочие нормы полагались ежемесячные премии в размере 50 рублей. Эти же деньги получали и бригадиры. При отличной работе сумма вознаграждения могла вырастать до 100 рублей.

В послевоенные годы немцев привлекали к восстановлению разгромленных во время войны промышленных предприятий, железных дорог, плотин, портов. Восстанавливались старые и строились новые дома во многих городах СССР. Широко известен факт того, что во многом благодаря немцам было построено главное здание МГУ в Москве. Целые районы Екатеринбурга возведены руками военнопленных. Немцы привлекались на работы по строительству дорог в глухих местах, они добывали уголь, железную руду, уран.

Сначала к работам привлекали только рядовой состав бывших военных, но в ноябре 1945 г. НКВД СССР издаёт указ “О привлечении к труду военнопленных бывших офицеров немецкой национальности бывшей германской армии, имевших воинское звание от младшего лейтенанта до капитана включительно”. На работы выводились только те, кто по заключениям военно-трудовых комиссий был отнесён к 1-й и 2-й группе трудоспособности [Приложение №3]. Для таких людей устанавливался 8-часовой рабочий день, однако, довольно часты были переработки.

Немцы вели реконструкцию Московского проспекта и Волжской набережной. Руками военнопленных была построена большая часть «старой» пятерки, район улицы Чайковского. Как вспоминают ветераны труда, большинство пленных были высококвалифицированными рабочими, соскучившимися по созидательному труду. Немцы принесли на местные предприятия свою производственную технологию, секреты, высокие навыки в труде, выработанную веками дисциплину и привычку «делать все наилучшим образом». Любо-дорого было посмотреть на инструменты, изготовленные в цехах умелыми руками дрезденских, магдебурских и берлинских слесарей. После войны военнопленные чаще стали шутить, смеяться и даже стали думать о развлечениях в свободное время. На Перекопе в 1944 -1947 гг. военнопленные жили в храме Петра и Павла. Солдаты и сержанты располагались на втором этаже, офицерам отвели алтарь. Военнопленные работали на фабрике и земляных работах.

В воспоминаниях все указывают на хорошие отношения между военнопленными, русскими рабочими и местным населением. Нельзя сказать, чтобы они подружились с местными жителями, но ненависть россиян к завоевателям прошла. Русские рабочие, например, постоянно сообщали им о фронтовых новостях и ходе войны, о боях за Берлин и капитуляции Германии. Не было в России, пожалуй, ни одной семьи, где бы кто-нибудь не сгинул, а русские женщины подкармливали, отрывая крохи от себя, людей, которые еще вчера, может быть, стреляли в их мужей и сыновей. Потом и немцы стали делиться с ними продуктами, которые после войны приходили по линии Красного Креста. Живо всегда было исконно русское милосердие, свято блюлось правило чести: не топтать наземь поверженного. Немолодая женщина вспоминает: на ее глазах охрана месила сапогами пленного после не удавшегося побега. Она тогда, пятнадцатилетняя, упросила не убивать, потом сама и выходила. А у нее отец погиб в 1941 г., а брат в 1943-м.

А. Люлинг описывает поразительный эпизод. Однажды они зашли в крестьянский дом. Их встретила женщина, посадила за стол, дала по блюду картофельного супа и оладий из картофеля. В этом доме они встретили русского солдата, который сам был в немецком плену и знал, что такое голод. Люлинг и его друзья были поражены гостеприимством и в своих воспоминаниях очень благодарят эту семью за теплоту души. От общения с русскими людьми у них остались самые добрые воспоминания. Их поразила простота, доброта и отзывчивость русских, а главное - они делились последнем куском хлеба с пленными, хотя сами жили очень бедно. Никакой ненависти и злобы. Люлинг пишет: «Я убедился, что и среди русских людей есть хорошие и плохие. Плохих забываешь, хороших – нет». И еще, наверное, сыграло роль, что испокон веку на Руси ценились умелые руки, уважалось мастерство. А среди пленных, судя по архивным данным, было немало механиков, электриков, радиомонтеров, шоферов, даже имелись скульпторы, художники, музыканты.

Немецкий бортрадист бомбардировщика Хе-111 Клаус Фритцше, проведший в советских лагерях 6 лет и сменивший множество пунктов назначения от Астрахани до Горького, пишет в своих воспоминаниях, что в лагере под Астраханью по утрам давали людям полкило каши из разных круп и 200 грамм хлеба; в обед 3 блюда: литр супа с бараниной или рыбой, полкило каши и хлеб и компот из сухофруктов, на ужин – опять литр супа и хлеб. Однако, затем он попал в лагерь под Красноармейском, где на пайке в виде хлеба, кипятка и селёдки он похудел на 26 кг.

Солдат немецкого ПВО Герберт Бамберг, находившийся в плену под Ульяновском около года, приводил в своих мемуарах жуткие факты голодной смерти. По его словам, в ульяновском лагере заключённых кормили всего раз в день – наливали литр супа, клали в тарелку половник пшённой каши и выдавали четвертинку хлеба.

Поскольку нормы питания, несмотря на строгое распоряжение НКВД, прыгали вверх и вниз, то часто при отсутствии нужного типа продуктов его заменяли на хлеб.

Генрих Эйхенберг писал: «Вообще, проблема желудка была превыше всего, за тарелку супа или кусок хлеба продавали душу и тело. Голод портил людей, коррумпировал их и превращал в зверей. Обычными стали кражи продуктов у своих же товарищей».

Любые неслужебные отношения между советскими людьми и пленными расценивались как предательство. Советская пропаганда долго и упорно выставляла всех немцев зверьми в человеческом облике, вырабатывая к ним крайне враждебное отношение.

По воспоминаниям одного военнопленного: «Во время рабочего наряда в одной деревне, одна пожилая женщина не поверила мне, что я немец. Она сказала мне: «Какие вы немцы? У вас же рогов нет!» [Приложение №5]Наряду с солдатами и офицерами немецкой армии в плену были и представители армейской элиты третьего рейха – немецкие генералы. Первые 32 генерала во главе с командующим шестой армией Фридрихом Паулюсом попали в плен зимой 1942-1943 гг. прямиком из Сталинграда. Всего в советском плену побывало 376 немецких генералов, из которых 277 вернулись на родину, а 99 умерли (из них 18 генералов были повешены как военные преступники). Попыток сбежать среди генералов не имелось.В 1943-1944 гг. ГУПВИ совместно с Главным политуправлением Красной Армии вело напряженную работу по созданию антифашистских организаций среди военнопленных. Так, широко известен политический центр немецких антифашистов «Свободная Германия», созданный 12 июля 1943 г. на территории СССР (в подмосковном Красногорске) по инициативе Коммунистической партии Германии. Для офицерского состава в декабре 1943 г. был создан «Союз германских офицеров», который возглавлял генерал артиллерии Вальтер фон Зейдлиц-Курцбах. Своими целями эти организации видели широкую антигитлеровскую пропаганду. Также в манифесте «Свободной Германии» были пунктирно прописаны меры по восстановлению Германии после войны. К «Свободной Германии» примкнуло множество высокопоставленных офицеров Вермахта, в том числе Фридрих Паулюс.

В июне 1943 г. был сформирован Национальный комитет «Свободная Германия». 38 вошли в его первый состав. Отсутствие старших офицеров и генералов вызвало у многих немецких военнопленных сомнения в престиже и важности организации. Вскоре желание вступить в СНО объявили генерал-майор Мартин Латтманн (командир 389-й пехотной дивизии), генерал-майор Отто Корфес (командир 295-й пехотной дивизии) и генерал-лейтенант Александр фон Даниэльс (командир 376-й пехотной дивизии). 17 генералов во главе с Паулюсом написали им ответ: «Они хотят выступить с воззванием к германскому народу и к германской армии, требуя смещения немецкого руководства и гитлеровского правительства. То, что делают офицеры и генералы, принадлежащие к «Союзу», является государственной изменой. Мы глубоко сожалеем, что они пошли по этому пути. Мы их больше не считаем своими товарищами, и мы решительно отказываемся от них». Зачинщик заявления Паулюс был помещен на специальную дачу в Дуброво под Москвой, где подвергся психологической обработке. Надеясь, что Паулюс выберет героическую смерть плену, Гитлер произвел его в фельдмаршалы, а третьего февраля 1943 г. символически похоронил его, как «павшего смертью храбрых вместе с геройскими солдатами шестой армии». Москва, тем не менее, не оставляла попыток подключить Паулюса к антифашистской работе. «Обработка» генерала проводилась по особой программе, разработанной Кругловым и утвержденной Берией. Спустя год Паулюс открыто заявил о переходе в антигитлеровскую коалицию. Главную роль при этом сыграли победы нашей армии на фронтах и «заговор генералов» 20 июля 1944 г., когда фюрер по счастливой случайности избежал смерти.8 августа 1944 г., когда в Берлине был повешен друг Паулюса генерал-фельдмаршал фон Витцлебен, он открыто заявил по радио «FreiesDeutschland»: «События последнего времени, сделали для Германии продолжение войны равнозначным бессмысленной жертве. Для Германии война проиграна. Германия должна отречься от Адольфа Гитлера и установить новую государственную власть, которая прекратит войну и создаст нашему народу условия для дальнейшей жизни и установления мирных, даже дружественныхотношений с нашими теперешними противниками».Впоследствии Паулюс писал: «Мне стало ясно: Гитлер не только не мог выиграть войну, но и не должен ее выиграть, что было бы в интересах человековечества и в интересах германского народа».

Выступление фельдмаршала получило широчайший отклик. Семье Паулюса предложили отречься от него, публично осудить этот поступок и сменить фамилию. Когда они наотрез отказались выполнять требования, то сын Александр Паулюс был заключен в крепость-тюрьму Кюстрин, а жена Елена Констанция Паулюс – в концлагерь Дахау. 14 августа 1944 г. Паулюс официально вступил в СНО и начал активную антинацистскую деятельность. Несмотря на просьбы вернуть его на родину, в ГДР он оказался лишь в конце 1953 г.

Несмотря на тяжесть жизни в лагерях немцы старались отвлечься от суровых реалий в часы досуга. Они организовывали театральные кружки, литературные группы, песенные хоры. Пленным разрешалось читать газеты и играть в неазартные игры. Множество пленных изготавливало шахматы, шкатулки, портсигары, игрушки и разнообразную мебель. Иногда устраивались спортивные состязания, летом по желанию администрации лагерей могли организовываться импровизированные футбольные поля. Среди военнопленных проводилась широкая массово-политическая работа.

Крупномасштабных восстаний немецкие военнопленные в лагерях не устраивали, хотя отдельные инциденты всё же отмечены были. Так, например, известен случай уклонения от работы пленного Мензака в лагере в лагере № 75, размещавшегося у деревни Рябово в Удмуртии. Чтобы не работать Мензак отрубил себе кисть левой руки, затем умышленно затягивал лечение. Итогом стало предание его военному трибуналу, по решению которого Мензака отправили в спецлагерь в Воркуте.

Известен также и случай саботажа в лагере № 119, под Зеленодольском. Здесь содержались бывшие румынские военные, и один из них – бывший лейтенант Чампаеру – публично нанёс несколько ударов доской своему земляку за то, что тот подписал обращение в адрес известного румынского антифашиста Петру Гроза. Позже Чампаеру заявил, что будет так же расправляться и с другими военнопленными, подписавшими этот документ. Что касается побегов из лагерей, то как ни удивительно – вроде бы куда бежать? – бежали многие. Большинство из них, конечно, были пойманы и наказаны, но кое-кого так и не нашли. Согласно статистике ГУПВИ НКВД СССР с 1943 по 1948 из лагерей для военнопленных совершили побег 11 403 . Из них было задержано 10 445 немцев. Не пойманными остались 3%.

Таким образом, права военнопленных в СССР старались соблюдать, но тяжелые военные условия не давали выполнить их в полном объеме.

Заключение

Среди наиболее болезненных тем истории Второй мировой войны, безусловно, едва ли не на самое первое место должна быть поставлена проблема военного плена. В советский плен с 1941 по 1945 гг. попали по разным источникам от 2,5 до 3 млн немцев, из них от полумиллиона до 1 млн остались лежать в нашей земле.

В результате проведенного исследования по данной теме были сделаны следующие основные выводы:

- В годы Второй мировой войны на территории СССР была создана развитая сеть лагерей для содержания военнопленных, среди которых подавляющее большинство составляли военнослужащие германского вермахта. Анализ имеющихся в нашем распоряжении источников указывает на то, что режим лагерей для военнопленных был схож с условиями содержания советских заключенных в тюрьмах и лагерях ГУЛАГа. Лишь после окончания войны в трудовых лагерях наблюдалось некоторое послабление режима для военнопленных даже по сравнению с остальными категориями спец контингента.

- В годы Великой Отечественной войны основными целями УПВИ НКВД являлась своевременная эвакуация попавших в плен солдат и офицеров противника в тыловые лагеря, поддержание их трудоспособного физического состояния и постепенное привлечение к труду на предприятиях Советского Союза, а также проведение оперативной и политической работы среди немецкого контингента. В послевоенное время для руководства НКВД-МВД приоритетной задачей становится организация и использование труда военнопленных в промышленности, строительстве и сельском хозяйстве. Несмотря на то, что немецкие пленные внесли существенный вклад в восстановление экономики и разрушенных войной городов СССР, большая часть лагерей оставались нерентабельными, а труд контингента малопродуктивным. От государственных дотаций могли отказаться лишь некоторые лагеря, где военнопленные работали в добывающих отраслях промышленности.

- В течение первых лет пребывания немецких военнопленных в советских лагерях наблюдались существенные трудности и перебои в снабжении военнопленных продовольствием. В связи с недостатком квалифицированных кадров медицинское обслуживание оставалось на весьма низком уровне. Все это напрямую отразилось на уровне заболеваемости и смертности немецких пленных, уровень которой в 1943 г. достигал 70%. Однако в отличие от нацистской Германии Советский Союз никогда не проводил целенаправленной политики уничтожения военнопленных, в том числе — голодом. Главной причиной их высокой смертности в годы войны было поступление в лагеря тяжело раненных, обмороженных и истощенных солдат и офицеров вермахта, которые до плена несколько недель провели в сталинградском котле в условиях суровой русской зимы, а также неготовность НКВД принять большое число пленных в короткие сроки. В послевоенное время заметное улучшение условий жизни пленных позволило существенно сократить уровень заболеваемости и смертности.

Список литературы

  1. Васинский А. У Бога все равны // Известия.- 1991. - 20 июля

  2. Военнопленные в СССР 1937-1956. Документы и материалы / Сост. М.М. Загорулько, С.Г. Сидоров, Т.В. Царевская. Под ред. М.М. Загогулько. – М: Логос, 2000.

  3. Воспоминания немецкого военнопленного в плену в Ярославской области // «Век нынешний, век минувший…» Исторический альманах. – Ярославль, 1999. – С. 83-87

  4. Всеволодов В. А. «Срок хранения — постоянно!» Краткая история лагеря военнопленных и интернированных УПВИ НКВД-МВД СССР № 27 (1942—1950). — М.: Московский издательский дом, 2003.

  5. Всеволодов В. А. Ступайте с миром: к истории репатриации немецких военнопленных из СССР (1945—1958 гг.) — М.: Московский Издательский Дом, 2010.

  6. Гергерд Л. Искупление // Юность. – 2002. № 6. – С. 4-18.

  7. Международное гуманитарное право. Учебно-методические материалы. – М.: Издательство ФНИИ МП ФЗ, 2000

  8. Морозов С. Мир праху… // Городские новости. – 1993. –№18. –С. 3

  9. Немецкие военнопленные в СССР. Документы и материалы. 1941-1955 гг.// Русский архив: Великая Отечественная. Под общей редакцией генерал- майора Золоторева В.А., доктора исторических наук, профессора, академика РАЕН. Т.34 (13-2). – М.: ТЕРРА,1999.

  10. Смарагдова М. Немецкие военнопленные приносили доход городу. //Культурная эволюция. – http://yarcenter.ru/content/view/30386/53/

  11. Смирнова Г. Здесь лечили пленных немцев // Золотое кольцо.- 2001 . – 5 декабря.

  12. Солеников //Вольное слово. – 1991. –июль.- № 12

  13. http://warfiles.ru/26495-nemeckie-voennoplennye-v-sssr.html

Приложение №1

№ 4.1

ПИСЬМО НКВД СССР НА ИМЯ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ

ЭКОНОМИЧЕСКОГО СОВЕТА ПРИ СНК СССР А.И. МИКОЯНА

С ПРОСЬБОЙ ВЫДЕЛЕНИЯ ГУЛАГУ СВЕРХ ЕГО ФОНДОВ

ПРОДОВОЛЬСТВЕННЫХ И ПРОМЫШЛЕННЫХ ТОВАРОВ

ДЛЯ ДОВОЛЬСТВИЯ ВОЕННОПЛЕННЫХ

Москва 20 сентября 1939 г.

№6235/ч

Зам. Председателя

Экономического совета при СНК Союза ССР

Т. Микояну А.И.

Для вновь организуемых лагерей военнопленных прошу Вашего распоряжения о немедленном отпуске ГУЛАГу НКВД сверх его фондов:

Муки ржаной

Пшеничной 85%

1880 т

70 т

Крупы овсяной

Ячменной

Гречневой

пшена

88 т

88 т

88 т

88 т

Макаронных изделий

35 т

Мяса

176 т

Рыбы

528 т

Растительного масла

105 т

Сахаров

70 т

Картофеля

1232 т

Капусты квашеной

528 т

Корнеплодов

141 т

Лука

106 т

Огурцов и помидор соленых

106 т

Томат пюре

35 т

перца

0,47 т

Лаврового листа

0,7 т

Соли

70 т

Мыла хозяйственного

23,5 т

Махорки

5,9 т

Спичек

1 173 000 коробок

Сена

280 т

Приложение №2

№4.4

Циркуляр НКВД СССР № 353

О ВВЕДЕНИИ НОРМ ДОВОЛЬСТВИЯ ВОЕННОПЛЕННЫХ

Москва 25 августа 1942 г.

Сов. секретно

Всем лагерям военнопленных

Копия: ФИНО УНКВД (НКВД)

С получением сего немедленно введите следующие нормы довольствия военнопленных:

Хлебное и котловое довольствие

Хлеба ржаного 400 гр. На 1 человек. В сутки

Муки первого сорта 20

Крупы 100

Рыбы 100

Растительного масла 20

Сахара 20

Овощей и картофеля 500

Томата пюре 10

Соли 30

Уксуса 20 гр. На 1 человек. В месяц

Перца 4

Лаврового листа 6

Чая суррогатного 20

По этим нормам довольствовать все категории военнопленных, содержащихся на приемных пунктах и в лагерях военнопленных включая офицерский состав, больных, этапируемых, находящихся в оздоровительных командах и пр.

Работающим военнопленным выдавать дополнительно 100 гр. Ржаного хлеба.

При этапировании военнопленных на близкое расстояние (до 3 суток) разрешает заменить установленные для них нормы сухим пайком:

Хлеба 600 гр. На 1 человек. В сутки

Сельдей 250

Чая суррогатного 2

Сахара 20

Продукты по этим нормам должны отпускаться полностью. Отсутствующие продукты обязательно заменять согласно прилагаемой таблице замен. Котловое и хлебное довольствие выдается бесплатно.

Табачное довольствие

Для поощрения работающих военнопленных устанавливаются следующие дифференцированные отпуска за плату махорки (на одного человек. В месяц):

Военнопленным, работающим на нормированных работах;

А) Вырабатывающим в среднем от 40% до 50 %

Производственных норм 50 гр.

Б) то же от 51 до 80 % 100 гр.

В) то же от 81 до 100 % 150 гр.

Г) то же от 100% и выше 250 гр.

2. Бригадирам и десятникам 100 гр.

Им же при выработке бригадой не менее 60 % нормы 150 гр.

Им же при выработке бригадой не менее 80 % нормы 200 гр.

Им же при выработке бригадой свыше 80 % нормы 300 гр.

3. Военнопленным, работающим на ненормированных работах, включая хозсанобслугу, больным и инвалидам 100 гр.

4. Врачам и фельдшерам из военнопленных 150 гр.

5. Офицерскому составу (от мл. лейтенанта и выше) 150 гр.

Примечание: отказавшимся от работ, содержащимся на гаупвахте без вывода на работы, а также неработающим военнопленным махорка за нерабочее время не выдается.

При отсутствии махорки разрешается замена табаком или папиросами низших сортов из расчета 100гр. Махорки заменяется 50 гр. Табака или папиросами 100 шт.

Денежное довольствие

Для приобретения предметов первой необходимости военнопленным выплачивается:

Рядовому и младшему начсоставу по 7 руб. в месяц каждому;

Среднему комначсоставу по 10 руб. в месяц каждому;

Старшему комначсоставу по 15 руб. в месяц каждому;

Высшему комначсоставу по 30 руб. в месяц каждому.

Военнопленным, используемым на работах, дополнительно выплачивается:

  1. Военнопленным работающим на нормированных работах:

А) при выработке в месяц в среднем от 40 до 50 % нормы 10 руб.в месяц

Б) то же от 51 до 80 % нормы 15 руб. в месяц

В) то же от 81 до 100% нормы 25 руб. в месяц

Г) перевыполняющим нормы 50 руб. в месяц

2.Бригадирам и десантникам 30 руб. в месяц

Им же при выработке бригадой не менее 60 % 50 руб. в месяц

Им же при выработке бригадой не менее 80 % 70 руб. в месяц

Им же при выработке бригадой не менее 100 %100 руб. в месяц

3.Врачам из военнопленных 40 руб. в месяц

4. Фельдшерам 20 руб. в месяц

5. Хозяйственно-санитарной обслуге 10 руб. в месяц

6. Военнопленным, работающим на основным ненармированных работах 20 руб. в месяц

Мыльное довольствие

Мыло отпускается бесплатно:

Для личных нужд- 100 гр. Каждому в месяц;

Для мойки в бане (по 20гр. при каждом посещении бани)-100 гр. Каждому в месяц;

В прачечную для стирки белья и постельных принадлежностей-100 гр. каждому в месяц.

Зам.начальника Управления НКВД СССР по делам о военнопленных и интегрированных ст. лейтенант госбезопасности Слуцкий

Приложение №3

6.5

СОГЛАШЕНИЕ МЕЖДУ НАРКОМАТОМ ВНУТРННИХ ДЕЛ СССР И НАРКОМАТОМ ЧЕРНОЙ МЕТАЛЛУРГИИ СССР ОБ ИСПОЛЬЗОВАНИИ ВОЕННОПЛЕННЫХ НА ПРЕДПРИЯТИХ ЧЕРНОЙ МЕТАЛЛУРГИИ

Москва 7 февраля 1940 г.

Сов.секретно

Размещение военнопленных произвести в следующих пунктах:

I группа

Военнопленные с бывшей территории Польши отошедшей к СССР

По Главруде:

Трест Дзержинскруда 2100 человек.

Октябрьруда 1100

Ленинруда 1300

Николь-Марганец 513

По Главспецстали:

Запорожсталь 600

Всего 5613 человек.

II группа

Военнопленные с бывшей территории Польши, отошедшей к Германии и Литве:

По Главнеруде:

Каракубское рудоуправление 1050 человек.

Еленовское рудоуправление 1000 человек..

Новотроицкое рудоуправление 247 человек.

Всего 2297 человек.

Военнопленные на предприятиях первой группы используются на любых преимущественно сдельных работах.

Военнопленные на предприятиях второй группы используются отдельно от вольнонаемных рабочих компактными группами, как правило, не менее 100 человекю на массовых работах с тем, чтобы обеспечить работу под конвоем и надзором за военнопленными.

Наркомчермет представляет НКВД бесплатно соответственно оборудование, утепленные, компактно расположенные помещения для устройства лагерей военнопленных, а также для из охраны.

Наркомчермет представляет НКВД во временное использование бесплатно имеющиеся у военнопленных постельные принадлежности и белье. Новое пополнение бельем и постельным принадлежностями производится НКВД.

Наркомчермет обеспечивает каждого военнопленного соответствующим рабочим местом необходимым инструментом, спецодежой по нормам ВПСПС за счет предприятий, техническим руководством и организует учет труда военнопленных, за что нечет полную ответственность.

Приложение № 4

Секретно Положение о военнопленных

Приложение к Постановлению Совета Народных Комиссаров СССР

№ 1798-800с от 1 июля 1941 г. I. Общие положения

1.Военнопленными признаются:

а) лица, принадлежащие к составу вооруженных сил государств, находящихся в состоянии войны с СССР, захваченные при военных действиях, а также граждане этих государств, интернированные на территории СССР; б) лица, входящие в состав вооруженных отрядов, не принадлежащие к вооруженным силам противника, если они открыто носят оружие; в) гражданские лица, сопровождающие с соответствующего разрешения армию и флот неприятеля, как-то: корреспонденты, поставщики и другие лица, захваченные при военных действиях.

2. Воспрещается:

а) оскорблять военнопленных и жестоко обращаться с ними; б) применять к военнопленным меры принуждения и угрозы с целью получения от них сведений о положении их страны в военном и иных отношениях;

в) отбирать находящиеся при военнопленных обмундирование, белье, обувь и другие предметы личного обихода, а также личные документы и знаки отличия. Ценные вещи и деньги могут быть изъяты у военнопленных на хранение под официальные квитанции уполномоченных на то лиц. 3. Инструкции и правила, издаваемые НКВД СССР в развитие настоящего положения, вывешиваются в местах, где они могут быть прочитаны всеми военнопленными. Эти инструкции и правила, а также приказы и распоряжения, относящиеся к военнопленным, объявляются им на русском и на знакомых им языках. II. Эвакуация военнопленных

4. Военнопленные после взятия их в плен должны быть немедленно направлены в лагеря для военнопленных.

5. При взятии в плен производится по поручению командования части или соединения регистрация военнопленных. При регистрации каждый военнопленный обязан назвать свою действительную фамилию, имя и отчество, возраст, место происхождения и матрикулярный номер. Данные сведения передаются одновременно с военнопленными в пунктах их дальнейшего следования. 6. Раненые или больные военнопленные, нуждающиеся в медицинской помощи или госпитализации, должны быть немедленно направлены командованием чаcnb в ближайший госпиталь. Военнопленные после выздоровления передаются администрацией госпиталя в лагеря для военнопленных. 7. Содержание военнопленных (питание, санитарное, медицинское и другое обслуживание) производится: а) до момента поступления военнопленных в приемные пункты лагерей для военнопленных - распоряжением командования армии; б) в дальнейшем - распоряжением органов НКВД СССР.

III. Условия содержания военнопленных и их правовое положение

8. Приемные пункты лагерей для военнопленных, развертываются в армейском тылу по указанию командования армии, а лагеря организуются вне зоны военных действий распоряжением НКВД СССР по согласованию с наркомом обороны.

9. Военнопленные обеспечиваются жилыми помещениями, бельем, одеждой, обувью, продовольствием и другими предметами первой необходимости, а также денежным довольствием по нормам, установленным Управлением НКВД СССР по делам военнопленных и интернированных. Список предметов и продуктов снабжения военнопленных с указанием норм и выдачи их вывешиваются на видном месте в бараках, госпиталях и других помещениях, где размещены военнопленные. Получение военнопленными продовольственной и иной помощи со стороны не должно вызывать уменьшение видов довольствия, получаемого ими за счет государства.

10. Военнопленные офицеры и другие приравненные к ним лица размещаются отдельно от других военнопленных и обеспечиваются жилыми помещениями, одеждой, бельем, обувью, продовольственными и другими предметами первой необходимости, а также денежным довольствием по установленным нормам.

11. Военнопленным разрешается носить их форменную одежду и знаки различия и отличия. Ношение и хранение военнопленными оружия воспрещается.

12. Военнопленные в медико-санитарном отношении обслуживаются на одинаковых условиях с военнослужащими Красной Армии. Для медико-санитарного обслуживания военнопленных помимо штатного состава лагерей возможно привлечение лиц медицинского состава неприятельской армии из числа военнопленных.

13. Военнопленным предоставляется право:

а) при первой возможности сообщить на родину о своем нахождении в плену; б) приобретать за свой счет продукты, одежду, белье, обувь и другие предметы личного обихода и первой необходимости;

в) беспошлинно, безлицензионно и без уплаты акцизов получать с родины и из нейтральных стран посылки с продовольствием и продуктами, одеждой и прочими предметами первой необходимости;г) получать с родины и из нейтральных стран денежные переводы.14. Для поддержания внутреннего порядка и связи с военнопленными администрация назначает из состава военнопленных уполномоченных или старших комнат, групп, бараков и т. л. (в зависимости от условий размещения военнопленных), через которых военнопленные и сносятся с администрацией лагерей по всем вопросам.

15. Почтовая корреспонденция (закрытые и открытые письма, денежные переводы и письма с объявленной ценностью), отправляемая и получаемая военнопленными, пересылается бесплатно в порядке, определенном Управлением НКВД СССР по делам военнопленных и интернированных. 16. Деньги в иностранной валюте, присылаемые военнопленным, обмениваются на советскую валюту по существующему курсу. Военнопленным разрешается иметь на руках деньги в пределах норм, устанавливаемых Управлением НКВД СССР по делам военнопленных и интернированных.

Излишки денег сверх норм сдаются администрацией лагерей в государственные трудовые сберегательные кассы. Выдача денег сверх установленных норм производится разрешением администрации лагерей.

17. Военнопленные могут составлять завещание. Порядок удостоверения факта смерти военнопленных и места погребения их должны быть надлежащим образом оформлены.

18. Деньги и документы умерших военнопленных для направления наследникам передаются Центральному справочному бюро при Исполкоме Союза обществ Красного Креста и Красного Полумесяца. Продовольственные посылки, прибывшие на имя умерших военнопленных, передаются через уполномоченных или старших для распределения между военнопленными. 19. Военнопленные обязаны подчиняться администрации и выполнять как все правила, указанные в настоящем Положении, так и правила внутреннего распорядка, издаваемые Управлением НКВД СССР по делам военнопленных и интернированных.

IV. Трудовое устройство военнопленных

20. Военнопленные рядового и унтер-офицерского состава могут привлекаться к работе как в лагере, так и вне лагеря в промышленности и сельском хозяйстве Союза ССР на основании особых правил, разрабатываемых Управлением НКВД СССР по делам военнопленных и интернированных. Офицеры и приравненные к ним военнопленные могут привлекаться к работам лишь с их согласия.

21. На военнопленных, привлекаемых к работе, распространяется постановление об охране труда и рабочем времени, применяющееся в данной местности к гражданам Союза ССР, работающим в той же отрасли труда. 22. Военнопленные, привлекаемые к работе в различных отраслях народного хозяйства, получают зарплату в размере, установленном Управлением НКВД СССР по делам военнопленных и интернированных. Из заработной платы военнопленных производится удержание на возмещение расходов по содержанию (оплата жилой площади, коммунальных услуг, питание, если организовано общее котловое довольствие).

23. Обеспечение военнопленных жилой площадью и коммунальными услугами производится за счет предприятий и организаций, в которых военнопленные заняты на работе.

24. Военнопленные с момента поступления их на работу снимаются со всех видов довольствия, получаемого ими за счет государства.

25. Использование труда военнопленных воспрещается:

а) на работе в районах боевых действий;

б) для обслуживания личных нужд администрации, учреждений, а также для обслуживания личных нужд других военнопленных (денщичество).

V. Уголовная и дисциплинарная ответственность военнопленных

26. Дела о преступлениях, совершаемых военнопленными, рассматриваются Военными трибуналами по законам Союза ССР и Союзных Республик. Неисполнение военнопленным приказания лиц, которым он подчинен, сопротивление этим лицам или оскорбление их действием при исполнении ими служебных обязанностей приравнивается к соответствующему воинскому преступлению.

27. За поступки, не влекущие за собой уголовной ответственности в судебном порядке, военнопленные подвергаются дисциплинарным взысканиям. Виды этих взысканий определяются правилами, издаваемыми Управлением НКВД СССР по делам военнопленных и интернированных применительно к Дисциплинарному уставу Красной Армии.

28. Военнопленные, находящиеся под следствием или приговоренные судом к какой-либо мере наказания, а также подвергнутые дисциплинарному взысканию, не могут дополнительно подвергаться за те же проступки каким-либо ограничениям сверх тех, которые связаны с их состоянием под следствием или судом, а также с отбытием наложенных на них дисциплинарных взысканий по приговору суда.

29. О каждом вынесении обвинительного приговора надлежащий суд сообщает Исполкому Союза обществ Красного Креста и Красного Полумесяца не позднее 20 дней со дня вынесения приговора. Приговор, осуждающий военнопленного к высшей мере наказания, немедлено по его вынесении сообщается Исполкому Союза обществ Красного Креста и Красного Полумесяца и может быть приведен в исполнение не ранее указанного сообщения.

VI. Об организации справок и помощи военнопленным

30. Обмен списками военнопленных и сношение по делам о военнопленных с иностранными и международными краснокрестными организациями или Справочными бюро осуществляется Исполнительным Комитетом Союза обществ Красного Креста и Красного Полумесяца. Для этой цели при Исполкоме Союза обществ Красного Креста и Красного Полумесяца учреждается Центральное бюро о военнопленных, действующее на основе особого положения, утверждаемого указанным Комитетом по соглашению с Народным комиссариатом иностранных дел.

31. Представители иностранных и международных краснокрестных организаций допускаются на территорию Союза ССР для оказания помощи военнопленным с особого разрешения Народного комиссариата иностранных дел.

Приложение № 4

Сов. Секретно

Экз.№1 "Утверждаю"Заместитель народного комиссара внутренних дел СССР

комиссар государственной безопасности 3 ранга подпись Серов13 августа 19 41г.

ИНСТРУКЦИЯо порядке содержания военнопленных в лагерях НКВД

I. Общие положения

1.Для содержания военнопленных организуются специальные лагеря. 2. Порядок содержания военнопленных в лагерях НКВД определяется настоящей инструкцией и должен обеспечить: а) содержание военнопленных в условиях изоляции от окружающего населения; б) создание режима, исключающего всякую возможность побега военнопленных из лагерей.

3. Лагерь для содержания военнопленных изолируется ограждением из колючей проволоки, деревянным или каменным забором достаточной прочности и высоты (не менее 2/2 метра) и обеспечивается необходимым количеством световых точек для освещения зоны лагеря в ночное время. 4. Ограждение лагеря строится по форме правильного прямоугольника или квадрата, что обеспечивает лучший просмотр зоны. С внутренней стороны лагеря, на расстоянии 5 метров от основной зоны, устанавливается предупредительная зона в три проволоки.

5. Для наблюдения и охраны территории лагеря устанавливаются вышки для часовых.

6. Для пропуска в зону лагеря военнопленных легкового и грузового транспорта и отдельно для прохода сотрудников лагеря и посещающих лагерь лиц устанавливается вахта. Пропуск через вахту сотрудников лагеря и инспектирующих лагерь работников НКВД производится по служебным удостоверениям, всех остальных посещающих лагерь лиц - только по пропускам установленной формы, выдаваемым по распоряжению начальника лагеря, его заместителя или помощника.

7. Помещения для военнопленных оборудуются 2-ярусными нарами вагонной системы, достаточным количеством печей, обеспечивающих нормальную температуру внутри помещения, а также необходимым бытовым инвентарем: столами, скамьями, умывальниками, ящиками для мусора, баками для питьевой воды, тумбочками или полками для хранения личных вещей.

8. Мед обслуживание военнопленных производится на основании специального положения.

9. Военнопленные обеспечиваются питанием и довольствием в соответствии с установленными нормами.

II. Прием военнопленных

10. Военнопленные принимаются в лагерь от конвоя по спискам за подписью начальника приемного пункта и начальника конвоя. В списке должны быть записаны фамилия, имя, отчество, год рождения и матрикулярный номер военнопленного.

11. Все поступившие в лагерь военнопленные регистрируются и учитываются в соответствии с инструкцией об учете военнопленных.

12. Принятые лагерем военнопленные (перед размещением по баракам) и их личные вещи подвергаются осмотру на предмет обнаружения оружия и других запрещенных к хранению в лагере предметов.

13. Обнаруженное оружие, военные документы и другие запрещенные к хранению предметы изымаются. Имеющиеся у военнопленных ценности сдаются ими на хранение администрации лагеря под официальные квитанции. 14. После регистрации военнопленные проходят полную санитарную обработку и размещаются в отдельных от ранее поступивших военнопленных помещениях (карантине). Порядок прохождения карантина определяется Положением по медико-санитарному обслуживанию военнопленны.

II. Порядок содержания военнопленных

15. Военнопленные рядового и младшего начсостава размещаются отдельно от офицерского состава и приравненных к нему лиц. 16. Помещения для содержания военнопленных не запираются круглые сутки. 17. В зоне лагеря допускается свободное передвижение военнопленных от подъема до сигнала отхода ко сну. После сигнала и до подъема всякое передвижение по лагерю прекращается, за исключением военнопленных, имеющих на это разрешение администрации лагеря. Примечание: время подъема и отхода ко сну, как и остальной распорядок дня для военнопленных, определяется правилами внутреннего распорядка.

18.Хождение военнопленных из помещения в помещение запрещается. 19. Категорически запрещается проживание военнопленных за зоной лагеря и на частных квартирах.

20.Проживание в зоне лагеря сотрудникам лагеря и охраны категорически запрещается. 21. Под руководством дежурного коменданта по лагерю ежедневно проводятся утренняя и вечерняя поверки военнопленных.

22. Администрация лагеря периодически, но не реже одного раза в месяц, производит внезапные осмотры помещений военнопленных на предмет изъятия запрещенных к хранению предметов. Результаты осмотра фиксируются актом. Виновные наказываются.

23. Для поддержания внутреннего распорядка и связи с военнопленными администрация лагеря назначает из состава военнопленных уполномоченных (старших) комнат, корпусов, бараков, через которых военнопленные сносятся с администрацией лагеря по всем вопросам. Режим и порядок дня лагеря определяется правилами внутреннего распорядка, которые объявляются приказом начальника лагеря и вывешиваются на видных местах на русском и родном для военнопленных языках.

IV. Обязанности и права военнопленных

24. Военнопленные обязаны строго соблюдать установленные в лагере правила внутреннего распорядка и беспрекословно выполнять все распоряжения администрации и охраны.

25. Военнопленные рядового и младшего начсостава обязаны работать по указанию начальника лагеря. Офицеры и приравненные к ним лица, с их согласия, могут также привлекаться к работе. Использовать военнопленных на работе по обслуживанию личных нужд сотрудников лагеря, а также для обслуживания личных нужд других военнопленных (денщичество) запрещается.

26. На военнопленных, привлекаемых к работам, распространяются постановления об охране труда и рабочем времени, применяемые в данной местности к гражданам СССР, работающим в той же отрасли труда. 27. Военнопленные обязаны содержать в чистоте помещения, в которых они находятся, бережно относиться к инвентарю, оборудованию и вещам личного пользования, выданным лагерем и не допускать их порчи. 28. Все вещи, выданные военнопленному в личное пользование (верхняя одежда, белье, обувь, постельные принадлежности), обязательно заносятся на его личный счет и в арматурную книжку, с указанием количества, состояния, срока носки и стоимости. В получении вещей личного пользования военнопленный расписывается в арматурной книжке.

29. При сдаче военнопленным вещей, выданных ему в личное пользование, производится соответствующая отметка в арматурной книжке, которая также скрепляется подписью военнопленного. При направлении военнопленного из одного лагеря в другой арматурная книжка пересылается вместе с его учетным делом.

0. При переводе военнопленных из одного помещения в другое им разрешается брать с собой лишь лично принадлежащее имущество, а также имущество, выданное лагерем и значащееся в их арматурных книжках. 31. Мелкую починку белья и одежды производят сами военнопленные. Администрация лагеря обязана следить за опрятностью военнопленных и сохранением ими вещевого довольствия.

2. За порчу инвентаря и оборудования и за причиненный материальный ущерб военнопленные несут материальную или уголовную ответственность.

33. Каждый случай причиненного материального ущерба подлежит расследованию, с обязательным допросом военнопленного и, в зависимости от результатов расследования, выносится соответствующее заключение и определяется мера взыскания. В заключении, помимо меры взыскания, должна быть определена и сумма, подлежащая удержанию на погашение причиненного материального ущерба.

4. Для взыскания причиненного материального ущерба начальнику управления лагеря разрешается снятие и удержание денег с текущего счета военнопленного.

35. При обращении к администрации лагеря военнопленные обязаны держать себя вежливо и не вступать в пререкания.

36. При посещении бараков начальствующим составом, имеющим право посещения лагеря и его проверки, военнопленные по команде «внимание» обязаны встать.

37. Военнопленным запрещается:

а) выход без разрешения за пределы лагеря;

б) картежные и другие азартные игры;

в) распитие спиртных напитков и употребление наркотиков;

г) хранение запрещенных предметов;

д) продажа вещей и имущества, принадлежащих лагерю.

38. Военнопленным предоставляется право:

а) по разрешению администрации сообщить на родину о своем нахождении в плену;

б) беспошлинно, безлицензионно и без уплаты акциза получать с родины и из нейтральных стран посылки с продовольственными продуктами, одеждой и прочими предметами первой необходимости;

в) получать с родины и из нейтральных стран денежные переводы;

г) ношение их форменной одежды, знаков различия;

д) пользование книгами, журналами, газетами, шахматами, шашками, домино и другими неазартными играми, а также починочными материалами (иголки, нитки) и принадлежностями для туалета.Примечание: все разрешенные к пользованию вещи и предметы должны храниться в специально отведенных для этой цели местах (шкафы, тумбочки, полки, вешалки);

е) беспрепятственное передвижение в зоне лагеря и посещение культурно-воспитательных и медико-санитарных учреждений в часы их работы;

ж) занятие гимнастикой и другими видами спорта;

з) приобретение за свой счет через имеющиеся в лагере ларьки продуктов, одежды, белья, обуви и других предметов личного обихода и первой необхо-димости;

и) пользование личными деньгами в размере до 50 рублей в месяц, которые они могут иметь на руках. Выдача денег сверх установленной суммы производится с разрешения начальника лагеря;

к) составлять завещания.

V. Переписка, посылки, денежные переводы, свидания

39. Военнопленным разрешается вести переписку.

40. Каждый военнопленный может отправить одно письмо в месяц и получать неограниченное число писем.

41. Почтовая корреспонденция (закрытые и открытые письма, денежные переводы и письма с объявленной ценностью), отправляемая и получаемая военнопленными, пересылается бесплатно.

42. Вся входящая и исходящая от военнопленных корреспонденция в обязательном порядке просматривается политконтролем особого отделения лагеря.

43. Письма должны просматриваться и вручаться военнопленным, а также отправляться адресатам в пятидневный срок с момента поступления их на просмотр.

44. Сдаваемые для отправки письма военнопленных должны быть в незапечатанных конвертах.

45. В письмах запрещается помещать сведения, могущие нанести ущерб или вред СССР. Такие письма подлежат конфискации, о чем составляется акт, который приобщается к учетному делу военнопленного. 46. Письма военнопленных должны отправляться адресатам только через канцелярию лагеря. Отправка писем иным путем военнопленным категорически запрещается.

47. При обнаружении нелегальной отправки писем военнопленный лишается права переписки на срок до двух месяцев, при повторных случаях помимо лишения права переписки водворяется на гауптвахту. 48. Военнопленным, лишенным права переписки в порядке административного взыскания, полученные письма не выдаются в течение установленного срока взыскания, после чего все письма, поступившие на имя военнопленного, должны быть вручены адресату.

49. В случае выбытия военнопленного в другой лагерь письма, а также денежные переводы и посылки, не позднее пяти суток с момента получения, направляются по месту отправки военнопленного. В случае смерти военнопленного письма приобщаются к его учетному делу.

50. Работники лагеря, на которых возложена отправка и доставка корреспонденции, а также посылок военнопленных, несут строжайшую ответственность за каждое недоставленное письмо или посылку и тем более за утерю или хищение, вплоть до предания суду.

51. Полученная посылка вскрывается администрацией лагеря, а затем вручается получателю.

52. Обнаруженные в посылках запрещенные предметы изымаются, о чем составляется акт, в котором указывается дальнейшее направление изъятых предметов в зависимости от их характера. Акт объявляется военнопленному.

53. Поступившие на имя умерших военнопленных продовольственные посылки после анализа передаются через уполномоченных или старших корпусов (бараков) для распределения среди военнопленных. Вещевые посылки и денежные переводы возвращаются отправителю.

54. Посылки, поступившие на имя военнопленных, отбывающих арест на гауптвахтах, выдаются им после отбытия наложенного взыскания. Деньги в иностранной валюте, пересылаемые военнопленным, обмениваются на советскую валюту по существующему курсу.

55. Принадлежащие военнопленным деньги (свыше разрешенной к пользованию суммы) находятся на их личных счетах.

56. При роспуске из лагерей военнопленным выдаются все принадлежащие им деньги и ценности. 57. Свидания с военнопленными допускаются в каждом отдельном случае только по письменному разрешению Управления НКВД СССР по делам во-еннопленных и интернированных.

VI. Меры взыскания

58. За нарушение правил внутреннего распорядка и проступки, не влекущие за собой уголовной ответственности, военнопленные подвергаются дисциплинарным взысканиям.

59. Виды этих взысканий, порядок наложения их, а также порядок отбывания дисциплинарных взысканий определяются правилами применительно к Дисциплинарному уставу Красной Армии. 60. Начальник лагеря может налагать на военнопленных взыскания в пределах § 22 Дисциплинарного устава, именно:

а) объявлять выговор перед строем на поверке;

б) объявлять выговор в приказе;

в) подвергать простому аресту с содержанием на гауптвахте до 20 суток и строгому аресту до 10 суток. Кроме того, лишать военнопленного, совершившего проступок:

а) права переписки на срок до двух месяцев;

б) права пользования деньгами на срок до двух месяцев.61. Простой и строгий аресты, с отбыванием срока наказания на гауптвахте, применяются к военнопленным, наиболее злостно нарушающим правила внутреннего распорядка и не исполняющим распоряжений администрации лагеря.

62. Неисполнение военнопленным приказания лиц, которым он подчинен, сопротивление этим лицам или оскорбление их действием при исполнении ими служебных обязанностей приравниваются к соответствующему воинскому преступлению. Дела о преступлениях, совершенных военнопленными, рассматриваются военными трибуналами по законам СССР и союзных республик. 63. При простом аресте военнопленный выводится на работу, ежедневно ему выдается горячая пища.

64. При строгом аресте военнопленный помещается на гауптвахту в отдельной камере, без вывода на работу, с выдачей горячей пищи через день. В дни неполучения горячей пищи выдается хлеб по обычной норме, кипяток и вода. Постельные принадлежности при строгом аресте военнопленному не выдаются. 65. Продолжительность прогулок для военнопленных, отбывающих простой арест, - 50 минут в дни невыхода на работу, при строгом аресте - 30 минут ежедневно.

66. Продолжительность сна на гауптвахте устанавливается 6 часов в сутки. 67. Военнопленным, отбывающим арест на гауптвахте, запрещается: переписка, пользование играми (шахматами, шашками, домино), а также курить, петь и пользоваться радио.

68. Перед приемом на гауптвахту у военнопленного отбираются все острорежущие предметы, а также ремень, подтяжки, табак, спички.

69. Военнопленные принимаются на гауптвахту только при наличии выписки из приказа начальника лагеря об аресте совершившего проступок.

70. Принятого на гауптвахту военнопленного дежурный регистрирует в специальном журнале, с указанием в нем даты, времени, на основании чего военнопленный принят на гауптвахту, и строго следит за сроком ареста. 71. Гауптвахта оборудуется в отдельном помещении и изолируется от остальных построек лагеря сплошным деревянным забором. Окна гауптвахты с внешней стороны заделываются решетками.

VII Жалобы и заявления военнопленных

72. Каждый военнопленный имеет право подавать жалобы и заявления, как в письменной, так и в устной форме. 73. Жалобы и заявления могут быть поданы непосредственно в канцелярию лагеря или опущены в специально вывешенные ящики для жалоб и заявлений. Ящики опечатываются печатью управления лагеря и должны вскрываться только начальником лагеря.

74. Жалобы и заявления военнопленными могут подаваться: а) начальнику лагеря - на неправильные действия работников лагеря; б) в Управление НКВД СССР по делам военнопленных и интернированных - на неправильные действия администрации лагеря.

75. При направлении заявлений и жалоб военнопленных на незаконное действие администрации лагеря, содержание которых известно начальнику лагеря, к ним обязательно прикладывается исчерпывающее объяснение по существу жалобы или заявления. Одновременно, не задерживая отправление такой жалобы или заявления, начальник лагеря обязан принять немедленно все зависящие от него меры к устранению указанных в жалобе или заявлении нарушений.

76. Жалобы и заявления, поданные на имя начальника лагеря, подлежат расследованию не позднее чем в пятидневный срок.

77. Принятые от военнопленных заявления и жалобы берутся на учет и регистрируются в специальной книге, в которой должно быть указано время подачи жалобы, краткое ее содержание, куда направлена жалоба или какие по ней приняты меры. Результаты жалобы объявляются военнопленному. В эту же книгу и таким же порядком заносятся жалобы, изъятые из ящиков. VIII. Порядок извещения о смерти военнопленных, их погребении и выдаче вещей умерших их родственникам

78. Смерть военнопленного и ее причины должны обязательно удостоверяться актом медицинского осмотра умершего. 79. Место погребения умерших военнопленных должно быть оформлено опознавательным знаком, с указанием матрикулярного номера и номера учет-ного дела.

80. Извещение родственников военнопленного о его смерти производится через Центральное справочное бюро при Исполкоме Союза обществ Красного Креста и Красного Полумесяца.

81. Деньги и личные документы умерших военнопленных направляются наследникам через ЦСБ при Исполкоме СОКК и КП. Начальник Управления НКВД СССР по делам военнопленных и интернированных капитан государственной безопасности

Подпись_________________________ Сопруненко

Приложение №6

Колонна немецких военнопленных на марше

Колонну немецких военнопленных проводят по улицам Киева.

Возвращение немецких военнопленных из советского плена.

Просмотров работы: 8557