ПРИЧИНЫ ЧЕТВЕРТОГО КРЕСТОВОГО ПОХОДА ГЛАЗАМИ ЗАПАДНЫХ ХРОНИСТОВ И ИСТОРИКОВ - Студенческий научный форум

VII Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум - 2015

ПРИЧИНЫ ЧЕТВЕРТОГО КРЕСТОВОГО ПОХОДА ГЛАЗАМИ ЗАПАДНЫХ ХРОНИСТОВ И ИСТОРИКОВ

Рюмин Н.В. 1, Попкова О.В. 1
1Владимирский государственный университет
 Комментарии
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF
Как известно, современники событий стремились оправдать действия крестоносцев и изобразить разгром византийской столицы как цепь случайных факторов. Именно так Жоффруа Виллардуэн, знатный шампанский сеньор, описал происходившее в своем сочинении "Взятие Константинополя". Позже его версия событий стала называться "теорией случайностей" (théorie du hasard). И для другого современника событий Робера де Клари, автора сочинения "Завоевание Константинополя", причина отклонения от первоначальной цели – игра случая, стечение различных обстоятельств: смерть Тибо Шампанского, необходимость захвата Задара с целью расплатиться с венецианским дожем за корабли, коварная политика греков, чередование успехов и неудач крестоносцев и пр. Как цепь случайных обстоятельств изображается событие и у эльзасца Гунтера Пэрисского.

Теми же самыми причинами вслед за современниками объясняли неожиданный поворот в ходе крестоносной экспедиции и многие историки в середине XIX в. Начиная с позапрошлого столетия, над "теорией случайностей" возобладала "теория венецианской измены", приписывающая вину в разгроме Константинополя венецианскому дожу Энрико Дандоло. Именно он изображался как главный асtor rerum в событиях 1204 г., и именно под этим углом зрения интерпретировались средневековые источники. Сторонники этой интерпретации ссылались на противоречия между Венецией и Византией, о которых нередко рассказывали средневековые писатели (например, Гунтер Пэрисский). Излюбленный аргумент адептов этой теории заключался в том, что торговые интересы венецианцев чаще всего оказывались сильнее их религиозных чувств. Так, немецкий историк В. Гейд полагал, что хотя инициатором девиации был Бонифаций Монферратский, но истинным вождем похода был Энрико Дандоло, руководствовавшийся единственным мотивом – защитой торговых интересов Венеции. Наиболее последовательно эта точка зрения была представлена в монографии Л. Мас-Латри, ссылавшегося на сведения, в частности, французского хрониста Эрнуля, о том, что дож вступил в тайный сговор с Египтом и обязывался задержать крестоносцев в обмен на торговые льготы в Александрии и крупные денежные суммы. Теории "венецианской измены" придерживался и Г. Аното, показавший при этом ошибочность интерпретации предшественниками хроники Эрнуля.

В наше время "теория венецианской измены" подверглась острой критике со стороны американского историка Д. Квеллера и его ученика Ф. Мэддена: они настаивают на том, что Венеция отнюдь не стремилась к тому, чтобы переориентировать крестоносцев с Египта на Константинополь и вовсе не преследовала цель взять византийскую столицу. Не менее авторитетной была и так называемая теория швабской измены, согласно которой роль главной движущей силы в изменении цели крестового похода приписывали Штауфенам. Эта теория, самым последовательным защитником которой был Поль Риан, объясняла изменение направления похода политикой германского короля Филиппа Швабского. Именно при его дворе, считали сторонники "теории швабской измены", возникла мысль воспользоваться предстоящим крестовым походом в пользу династии Ангелов. Хорошо известно, что в качестве наследников норманнского королевства в Южной Италии и Сицилии Штауфены были всегда соперниками Византии. И в то же время они стремились препятствовать сближению между греческой империей и другим своим противником – папой римским. Для осуществления этих интересов был найден ловкий агент – Бонифаций Монферратский, который служил, согласно предположению П. Риана, посредником между папой и германским королем. Разногласия между венецианцами и крестоносцами дали Бонифацию отличную возможность для отклонения от первоначальной цели похода.

Наконец, согласно, пожалуй, наиболее авторитетному мнению, ход событий следует рассматривать в контексте ухудшения отношений между католическим Западом и православным Востоком, между Византией и Западной Европой. Негативное отношение к Византии подогревалось то норманнскими рыцарями, то Штауфенами; а во время Второго крестового похода французские крестоносцы, изнуренные пустыми обещаниями византийского императора, предлагали отомстить византийцам. Таким образом, конфликт между Западом и Востоком оказался неизбежным. Подобная точка зрения представлена прежде всего в монографии В. Нордена, которая оказала влияние на многих историков. В русской историографии сходных взглядов придерживался Ф.И. Успенский. Для него события 1204 г. явились одной из вспышек векового конфликта католического Запада и православного Востока из-за обладания святыми местами. По мнению русского историка, во время крестовых походов латинский Запад попрал права православия, что позволило ему говорить о вине Запада "перед судом истории" и о необходимости для России в дальнейшем принять активное участие в разрешении так называемого восточного вопроса. Антивизантийская направленность крестового похода, с точки зрения сторонников рассмотренной версии событий, постоянно возрастала. В XX в. идею конфликта Запада и Востока как первопричины Четвертого крестового похода развивал и Ч. Брэнд в своей монографии.

Таким образом, конфликт между Западом и Востоком можно отнести к главной причине, которой историки оправдывают разграбление Византии крестоносцами.

Список литературы

  1. 1)A Century of Controversy on the 4th Crusade // Studies in Medieval and Renaissance History / Ed. W.M. Bowsky. Linkoin, 1969. Vol. VI. P. 235-277; Успенский Ф.И. Четвертый крестовый поход // Успенский Ф.И. Очерки по истории Византийской образованности. История крестовых походов. M., 2001. C. 387-416.

  2. Geoffroy de Villehardouin. La conquete de Constantinople / Ed. N. de Waily. P., 1872.

  3. Robert de Clari. La conquête de Constantinople / Ed. Ph. Lauer. P., 1924.

  4. Guntheri Parisiensis Historia Constantinopol itana seu de urbis Constantinopolitanae expugnatione // Exuviae sacrae Constantinopol itane. T. I. Genava, 1877. P. 57-126.

  5. Heyd W. Histoire du commerce du Levant au Moyen Age. Vol. 1. Leipzig, 1885. P. 265.

  6. Mas-Latrie L. de. Histoire de lîle de Chypre sous le règne des princes de la maison de Lusignan. T. 2. P., 1861. P. 161-163.

  7. Riant P. Innocent HI, Philippe de Souabe et Boniface de Montferrat // Revue des Questions Historiques. 1875. T. XVII. P. 321-375; T. XVIII. P. 5-75.

Просмотров работы: 1445