ОСОБЕННОСТИ ДЕВИАНТНЫХ ПОДРОСТКОВ - Студенческий научный форум

VII Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум - 2015

ОСОБЕННОСТИ ДЕВИАНТНЫХ ПОДРОСТКОВ

Басалыга Д.А. 1, Назмутдинов Р.А. 1
1Костанайский государственный педагогический институт
 Комментарии
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Актуальность исследования. Основой успешной самоактуализации человека в различных сферах социальной жизни, адекватного и конструктивного взаимодействия с окружающими людьми является сформированная реалистичная и дифференцированная Я-концепция. Р. Бернс рассматривает Я-концепцию как «совокупность всех представлений индивида о себе, сопряженную с их оценкой» [1]. Внутри Я-концепции выделяют «образ Я» как описательную составляющую Я-концепции и связанную с отношением к себе самооценку, или принятие себя.

Одним из наиболее ответственных периодов в процессе формирования Я-концепции является подростковый возраст. Он характеризуется появлением рефлексии и на ее основе самосознания как одного из основных новообразований [2] . Важной задачей подросткового и раннего юношеского возраста выступает «приобретение чувства идентичности», характеризующегося преемственностью в рамках временной перспективы [3].

Среди многочисленных факторов, оказывающих влияние на формирование Я-концепции ребенка, огромное значение имеет родительская семья, характер внутрисемейных взаимоотношений в целом, и в особенности отношений родителей к ребенку. Одним из условий адекватной Я-концепции выступает безусловное принятие ребенка и позитивное отношение к нему значимых близких. В то же время нужно отметить, что наибольшее значение имеет не отношение родителей к ребенку само по себе, а восприятие и переживание ребенком этого отношения. Общая логика развития Я-концепции в аспекте детско-родительских отношений заключается в движении от полной слитности и зависимости детских представлений о себе от мнений и оценок значимых окружающих, прежде всего родителей, к постепенному повышению ее автономии и формированию независимой и внутренне согласованной Я-концепции на основе системы эталонов и оценок [4].

В последнее время в связи с ростом различных поведенческих отклонений среди несовершеннолетних значительное внимание исследователей уделяется проблеме самосознания подростков. В частности, объектом изучения выступили особенности самооценки, а также характеристики отношения подростков с девиантным поведением к себе [5; 6]. По результатам этих исследований было выявлено, что для самооценки этих подростков характерны такие черты, как недостаточная устойчивость и объективность, конфликтность, а также сочетание низких и высоких показателей по отдельным параметрам. В то же время гендерная специфика при изучении особенностей Я-концепции подростков с отклоняющимся поведением учитывалась лишь в единичных исследованиях.

Таким образом, проблема формирования Я-концепции мальчиков-подростков приобретает особое значение в связи с увеличением числа правонарушений, совершаемых этой категорией несовершеннолетних. В связи с тем, что важная роль в процессе воспитания ребенка принадлежит семье, первостепенной задачей становится своевременная профилактика передачи функциональных образцов взаимодействия родителей и ребенка из поколения в поколение.

Целью исследования являлось выявление взаимосвязей между восприятием подростков с девиантным поведением, родительского отношения к ним и особенностями их самоотношения и половозрастной идентичности.

Объект исследования – мальчики-подростки с девиантным поведением.

Предмет исследования – особенности Я-концепции мальчиков-подростков с девиантным поведением.

Гипотеза исследования состоит в предположении о том, что существует взаимосвязь между воспринимаемым родительским отношением и характеристиками самоотношения у девиантных мальчиков-подростков.

Задачи исследования:

  1. Анализ основных теоретических подходов к изучению подростковой девиации.

  2. Исследование особенностей формирования Я-концепции в подростковом возрасте.

  3. Выделение особенностей восприятия девиантными подростками характеристик отношения к себе.

Методологическая основа исследования – принципы системного подхода к психике (Ананьев Б.Г., Ломов Б.Д.). В исследовании мы также опирались на разработанные положения В.Н. Мясищева, А.Н. Леонтьева о личности как системном качестве, приобретаемом индивидом в многообразных социальных отношениях, на работы Л.С. Выготского, В.В. Столина, Р. Бернса, Э. Эриксона, посвященные проблемам становления Я-концепции.

В соответствии со спецификой объекта, предмета, цели и задач исследования использовался следующий комплекс методов.

Методы исследования – организационные, экспериментальные, математико-статистические для обработки данных.

Научная новизна исследования – на эмпирическом материале выявлен ряд особенностей Я-концепции мальчиков-подростков с девиантным поведением; выделены особенности восприятия девиантными подростками отношения со стороны родителей; установлены взаимосвязи между воспринимаемым родительским отношением и характеристиками самоотношения у девиантных мальчиков-подростков.

Практическая значимость – материалы исследования могут служить в качестве теоретической базы для создания программ психокоррекции, психопрофилактики и консультативной работы в общеобразовательных учреждениях. Результаты эмпирического исследования могут быть использованы практическими психологами, социальными работниками и педагогами в практике психологической службы.

Изучение психологических механизмов девиантного поведения несовершеннолетних проводилось Г.Г. Бочкаревой [7]. Она отмечает, что в структуре мотивационной сферы таких подростков доминируют элементарные потребности, стремление удовлетворить мотивы личного, эгоистичного самоутверждения [7]. Механизм включения подростка в девиантное поведение заключается не только в собственных взглядах, стремлениях и потребностях, но зависит от характера его отношений с группой.

Автор выделяет несколько групп подростков в зависимости от соотношения устойчивости и структуры мотивационной сферы. Особенно интересная группа – «глобально неустойчивых» (по терминологии Г.Г.Бочкаревой. «Испытуемые этой группы, имея положительные моральные взгляды, высказывали под давлением группы отрицательные моральные суждения. Все неустойчивые подростки совершали преступления в группе, а не в одиночку, никто из них не был организатором или инициатором преступления. Влияние группы является для таких подростков решающим для совершения преступления» [7, С. 23].

В последнее время в силу ряда причин, в том числе и из-за нестабильности общества интенсивных социальных сдвигов, усилились негативные тенденции, предъявляющие повышенные требования к самоопределению, стабильности личности, а также провоцирующие ее девиантное поведение, аномалии развития, а нередко деградацию и саморазрушение. Наиболее интенсивно и многообразно эти явления проявляются у подростков, хотя, казалось бы, процессы саморазрушения и не должны практически проявляться в этом периоде.

И все же в настоящее время именно в подростковом возрасте наблюдается относительный пик этих расстройств, определяемый прежде всего падением субъективной ценности нравственного здоровья [8].

Нездоровый образ жизни, размывание ценностных ориентиров являются тем фоном, на котором продолжают распространяться алкоголизация и никотинизация подростков, быстрыми темпами увеличивается употребление наркотиков и токсических веществ, все более широкое распространение получают отступления от общечеловеческих норм и правил поведения, глубоко опустошающие и разрушающие духовный мир человека [9].

В этом свете саморазрушающее поведение должно быть рассмотрено не только и не столько как нанесение физического ущерба организму, сколько как нарушение развития личности, трудновосполняемые утраты духовности, нравственности, приводящие, в конечном счете, к дисфункции личности и социальной дезадаптации различной степени.

Таким образом, девиации – это то, что создается и поддерживается как реакция общества на поведение, отличающееся от общепризнанного. Следовательно, девиантность заключается не в самом поведении, а в том, что оно приходит в столкновение с установившимися нормами и правилами поведения.

Сходное определение предлагает Я.И. Гилинский, подчеркивая, что отклоняющееся поведение «является результатом противоречия между формой и практической деятельностью людей» [10]. Этот же автор предлагает выделить два типа отклоняющегося поведения:

  • поступки, действия человека, не соответствующие официально установленным или фактически сложившимся в данном обществе нормам и ожиданиям.

  • социальное явление, выражавшееся в относительно массовых и устойчивых формах человеческой деятельности, не соответствующих официально установленным или фактически сложившимся в данном обществе нормам и ожиданиям [10, С. 7].

Т. Шибутани указывает на расхождение стандартов поведения и оценки норм во всевозможных группах той или иной общности, тем самым подтверждая, что наличие отклоняющегося поведения оказывается чуть ли не «естественным» [11].

Стороны того или иного существующего социального противоречия, феноменологически поляризуясь в противоположных образах, концентрируют вокруг себя и мобилизуют реальных агентов социального действия – индивида, социальные группы, классы – для разрешения их силами обострившегося противоречия [12]. Формируется предельно фиксированный стереотип, не допускающий малейшего сомнения в его истинности, побуждающий к строго однозначному действию: «с нами или против нас».

Что дает «нормативному» обществу навешивание на определенную группу ярлыка «девиантов»? П.Н. Шихарев считает, что это дает возможность организовывать и интегрировать (на психологическом уровне) сознание людей, принадлежащей одной социальной группе, осознавать себя носителями идеи порядка, одобряемым большинством [13].

Таким образом, характеристика и определение девиации, которая опирается на идею отклонения от нормы, не выдерживает критики. Нужен подход, основанный на изучении личностных особенностей лиц с поведением явно социально-конфликтным.

Проблема личностных особенностей лиц с отклоняющимся поведением ставилась как на теоретическом, так и на эмпирическом уровнях. Имеются интересные исследования дисгармоничности развития характера, структуры акцентуаций подростков – делинквентов [14; 15; 16; 17], исследования самооценки подростков-делинквентов [18; 19], исследования личностных особенностей подростков-делинквентов в связи с их ролевыми позициями и социальным статусом в группе [20; 21].

Вместе с тем, говоря о личностных особенностях лиц с отклоняющимся поведением, совершенно необходимо рассмотреть вопрос об акцентуациях. Как известно, К. Леонгард, который ввел и описал данное понятие, подчеркивал, что акцентуированная личность – это нормальная личность; и даже указывал, что часто трудно найти границу между средними и акцентуированным личностями [22].

Как научное понятие Я-концепция вошло в обиход специальной литературы сравнительно недавно, хотя это, разумеется, не означает, что описываемая им реальность психической жизни индивида ранее не изучалась. Труды У. Джемса говорят об этом с достаточной убедительностью.

Но если взять западную психологию в целом, то интерес к это проблематике долгие годы был ослаблен из-за преобладания в ней бихевиористской традиции, для которой характерно нигилистическое отношение к исследованию собственно психических процессов и сведение всего жизненного проявления человека лишь к внешне наблюдаемому поведению.

Однако в 50-х годах внимание западной научной общественности к проблематике человеческого Я и его уникальности резко возросло. Эти проблемы заняли центральное место в так называемом гуманистическом, или феноменологическом, направлении западной психологии.

Основополагающими в нем стали работы А. Маслоу, К. Роджерса, А. Комбса, некоторых других американских психологов и педагогов. Они выступили с абстрактно-антропологических, внеисторических позиций в понимании индивида и его личностного развития, обратившись к изучению собственно человеческих проявлений (эмоций, чувств, установок и т.п.).

В их понимании человеческое Я не является фатально приговоренным к антисоциальным побуждениям, как считают фрейдисты, приписывая бессознательным и необузданным влечениям главенствующую роль в жизни человека. Психологи и педагоги этого направления отклоняют и бихевиористский подход к человеку, согласно которому его поведение можно адекватно изучать по аналогии с реакциями животных.

Что же означает термин «Я-концепция», какой реальный психологический смысл в него вкладывается? В литературе нет единой его трактовки, ближе всего по смыслу к нему находится самосознание.

Но Я-концепция – понятие менее нейтральное, включающее в себя оценочный аспект самосознания. Это динамическая система представлений человека о самом себе, в которую входит как собственно осознание своих физических, интеллектуальных и других качеств, так и самооценка, а также субъективное восприятие влияющих на данную личность внешних факторов .

Я-концепция возникает у человека в процессе социального взаимодействия как неизбежный и всегда уникальный результат психического развития, как относительно устойчивое и в то же время подверженное внутренним изменениям и колебаниям психическое приобретение. Оно накладывает неизгладимый отпечаток на все жизненные проявления человека – с самого детства до глубокой старости.

Первоначальная зависимость Я-концепции от внешний влияний бесспорна, но в дальнейшем она играет самостоятельную роль в жизни каждого человека. Окружающий мир, представления о других людях воспринимаются нами сквозь призму Я-концепции, формирующейся в процессе социализации, воспитания, но имеющей и определенные соматические, индивидуально-природные детерминанты.

С возрастом происходит развитие потребностей развивающейся личности. Именно них и через них проявляется человек и соответственно преломляется его Я-концепция. В свою очередь и она служит для них значимой обратной связью.

В отличие от ситуативных я-образов (каким индивид видит, ощущает себя в каждый данный момент) Я-концепция создает у человека ощущения своей постоянной определенности, самотождественности. Таки выглядит в общих чертах диалектика становления и проявления противоречивых, всегда незавершенных представлениях о собственном Я - Я-концепции с ее интеллектуальным, эмоциональным, поведенческим компонентами [19].

В исследовании приняли участие две группы испытуемых по 30 человек каждая, приблизительно уравненных по полу, возрасту, уровню образования. Экспериментальную группу (даже мы будем обозначать буквой D) составили мальчики-подростки, допустившие правонарушения и состоявшие на учете в инспекции по делам несовершеннолетних. Все испытуемые основной группы на момент обследования были в возрасте от 11 до 13 лет включительно и неполным средним образованием.

Контрольную группу (далее мы будем обозначать ее буквой N) составили 30 мальчиков в возрасте также от 11 до 13 лет и неполным средним образованием. Все испытуемые данной группы не состояли на учете по делам несовершеннолетних, положительно характеризовались школьными учителями.

Подбор группы D был основан на сущностном (содержательном) аспекте понятия «девиантное поведение». Таким образом, девиантное поведение. Как указывают исследователи (Г.Г. Бочкарев, Б.С. Братусь, Я.И. Гилинский и другие) является формой отклоняющегося поведения (от принятый в социуме норм и правил поведения, совершаемых в рамках психического здоровья). Исходя из данного положении была и поведена подборка испытуемых в группе D.

Все подростки, попавшие в экспериментальную группу, имели многократные факты отклоняющегося (девиантного) поведения. С целью уравнять обе выборки по уровню интеллектуального развития испытуемым был предложен опросник Р. Кэттела.

Воспринимаемое подростками отношение со стороны родителей изучалось с помощью опросника «Подростки о родителях» (ADOR) .

Опросник позволяет выделить пять типов отношения каждого из родителей к подростку: «позитивный интерес» (POZ), «директивность» (DIR), «враждебность» (HOS), «автономность» (AUT) и «непоследовательность» (NED).

Для обследования особенностей Я-концепции был использован опросник «Самоотношение».

Наше предположение об отсутствии значимых различий по уровню интеллектуального развития подтвердилось.

Средний балл по шкале d опросника составляет для экспериментальной 6,19 и 7,61 для контрольной группы. Однако экспериментальная и контрольная группы демонстрируют значимые различия по ряду других шкал.

16-факторный опросник Кэттелла, как уже было отмечено выше, применялся нами прежде всего для подтверждения хотя бы приблизительного развития «интеллектуального соответствия» исследованных нами выборок.

Эмпирические данные свидетельствуют, что целостная Я-система подростка. А особенно его самоотношение зависит от семейной ситуации, родительского воспитания.

Таким образом, полученные результаты позволяют сделать следующие выводы:

  1. Отношение к себе у девиантных подростков по наиболее важным и существенным показателям остается в значительной степени зависимым от воспринимаемого ими отношения к себе со стороны родителей. В большей степени это касается матери. Негативное воздействие на отношение к себе оказывает и враждебность со стороны отца.

  2. Проведенное исследование позволило выделить некоторые проблемы подростков-девиантов, связанные с их Я-концепцией. Во-первых, это негативное отношение к себе, являющееся проекцией отношения родителей связанное с неблагоприятными условиями воспитания. Низкое самоотношение сопровождается неприятием себя на эмоциональном уровне, неадекватным характером и слабой дифференцированностью представлений о себе, непониманием своих чувств, мотивов своего поведения, а следовательно, и отсутствием интереса к своим особенностям, своей внутренней жизни. Дополнительной проблемой является сохранение зависимости самоотношения девиантных подростков от отношения к ним родителей, и, прежде всего, матери. Негативное отношение к подростку со стороны родителей приводит к формированию у ребенка искаженной Я-концепции.

  3. Переживаемое извне внедрение или насилие побуждает подростка взаимодействовать с этим взаимодействием как враждебным и угрожающим, вырабатывать способы защиты от него или трансформировать более дружественные воздействия. Поведение ребенка планируется и формируется опосредованно, преломляясь через способ видения субъектом самого себя в данной ситуации, то есть через Я-концепцию или Я-образ. Переживаемый опыт интегрируется в Я-концепция подростка, которая, в свою очередь, экстериоризирует себя в различных видах его социальной и продуктивной деятельности.

  4. Как нам представляется, для профилактики и коррекции таких проблем целесообразно вести работу по двум направлениям: работа с подростками и их родителями. Наиболее рациональной формой такой работы является социально-психологический тренинг. При этом могут использоваться групповые дискуссии, ролевые игры, психодиагностические методы и т.д.

Негативное представление о себе отмечается у людей, далеких от самоактуализации, и особенно яркого выражения, как правило, оно достигает у людей с асоциальными, девиантными и делинквентными, особенностями поведения.

Выбор в качестве объекта исследования лиц подросткового возраста связан с тем, что на данном этапе жизненного пути происходит выработка стилей общения и формирование Я-концепции, которая находит выражение в образах самопредъявления. Большинство подростков уже способны управлять своим поведением, но имеют противоречивую Я-концепцию, обусловленную переходом от детства к взрослости.

Результаты исследования демонстрируют, что целостная Я-система подростка, а особенно его самооценка зависит от семейной ситуации, родительского воспитания.

Родительское воспитание понимается как сложная структура, состоящая из комплекса факторов: эмоционального отношения родителей к ребенку, представлений о нем и способов обращения родителей с сыном или дочерью. При этом мы полагаем, что родительское воспитание оказывает существенное влияние на самоотношение подростка.

В данной работе под самоотношением мы понимаем эмоционально-оценочную составляющую Я-концепции. Самооценка же, на наш взгляд, в большей мере связана с термином «самосознание», это и процесс (самооценивание) и его результат (самоотношение).

Мы полагаем, что самопринятие является генетически первичной структурой самоотношения. Этот элемент самоотношения в большей мере связан с общей самооценкой, которую выделяют различные авторы.

Суть самопринятия – некритичное, безусловно положительное отношение к себе. В отличие от самопринятия самоуважение, видимо, является интериоризацией условного отношения других людей к ребенку. На этом уровне появляется критичность по отношению к себе.

Критичность, по нашему мнению, является результатом сравнения себя с определенными эталонами, в качестве которых выступают представления о Я-идеальном, в свою очередь, являющееся интериоризацией общественных норм.

Хочется обратить внимание на еще один очень важный момент: несмотря на то, что самоотношение является дифференцированной структурой, связи между отдельными его компонентами довольно сильны.

Многие авторы обращают внимание на то, что есть общая установка – либо положительная, либо отрицательная – в отношении самого себя. По всей видимости, она представляет собой результат взаимодействия всех компонентов самоотношения.

В настоящее время в психологической литературе принято рассматривать отдельно материнское и отцовское воспитание, считается, что они имеют значительные различия.

Поэтому в данном исследовании мы попытались выявить специфику влияния матери и отца на формирование отношения к себе и к ним у ребенка.

Анализ зависимости стилей родительского воспитания продемонстрировал, что наиболее стрессогенными стилями родительского воспитания являются отсутствие позитивного интереса со стороны матери (LT=47), враждебность отца (LT=46,8) и крайняя его непоследовательность (LT=49).

Отсутствие позитивного интереса со стороны матери, воспринимаемое подростками как отсутствие эмоционального принятия и опеки, непредсказуемость реакций отца создают ситуацию неопределенности для подростка, поскольку они в результате не уверены в своей значимости для матери и находятся в постоянном ожидании недовольства или сурового наказания со стороны отца.

Вернувшись к тому, как оценивают вклад каждого из стилей взаимоотношений в семье в процесс социально-психологической адаптации подростка автор методики «Подростки о родителях», мы видим, что полученные результаты опроса позволяют предположить. Что картина этой адаптации и вообще картина внутреннего психологического комфорта подростков примерно такова:

  1. Испытывая по отношению к себе прежде всего равнодушное по сути отношение родителей (высокая автономность), подростки приобретают опыт безразличных и формальных взаимоотношений в семье, что, вероятно, является источником их неуверенности и беспокойства по поводу создания в будущем собственной счастливой семейной жизни. Внутренняя опасность этой ситуации состоит в том, что актуально сами подростки не осознают этих проблем, на данном моменте своей жизни они оценивают отстраненность родителей как доверие к себе, отсутствие авторитарности и отвержения и приравнивают такой стиль взаимоотношений к позитивному для себя.

  2. Отмечаемая подростками непоследовательность воспитательных воздействий со стороны родителей способствует формированию у них неуверенности в себе и отсутствие ощущения постоянства окружающего мира. Наверное, это приводит и к формированию недостаточной ответственности у детей, поскольку несмотря на предоставляемую им свободу (высокая автономность, низкая директивность), подростки не испытывают в достаточной мере наличия жестких и незыблемых правил и, соответственно, следующих за их нарушениями санкций. Все это приводит к формированию у них экстернальной жизненной позиции, то есть к привычке перекладывать ответственность за происходящее с ними на других.

  3. Баланс враждебности и позитивного интереса со стороны родителей демонстрирует, как нам кажется, наличие выраженных проблем в сфере эмоционального благополучия подростков, в области формирования их самоуважения, отношения к себе как к самоценной и достойной личности.

Эти результаты позволяют сделать вывод об актуальности психологической работы с родителями подростков, причем основными направлениями этой работы могут быть следующие:

- особенно важной представляется работа по формированию у родителей подростков отношения к ним как к самоценным личностям, имеющим сильные стороны и все необходимые возможности для достойной жизни;

- необходимо повысить в глазах родителей ценность общения со своими детьми-подростками, при этом дав им понять, что отсутствие гиперопеки и жесткого контроля не означает равнодушия, а для осуществления заинтересованного взаимодействия требуется не столько время, сколько умение испытывать и проявлять искренний интерес к нуждам ребенка и его психологическому состоянию;

- целесообразным является формирование у родителей подростков системы навыков, обеспечивающих партнерское взаимодействие с ними; овладение такими навыками и систематическое применение их могло бы снять проблему непоследовательности при общении с детьми.

Столь же актуально и психологическая работа с подростами по проблеме их взаимоотношений с родителями, поскольку, как показывают полученные результаты, достаточно большое количество детей не удовлетворено своими взаимоотношениями с родителями или по крайне мере, хотя бы одни из аспектов этих отношений.

Литература:

1 Бернс Р. Развитие Я-концепции и воспитание. – М.: Мир, 2008. – 284 с.

2 Гилинский Я.И. Девиантное поведение подростков. – СПб.: Питер, 2002. – 382 с.

3 Яковлева А.М. Преступность и социальная психология. – М.: Просвещение, 1989. – 248 с.

4 Соколова Е.Т. Самосознание и самооценка при аномалиях личности. – М.: Просвещение, 1998. – 212 с.

5 Баранов А.А. Особенности самооценки подростков с делинквентными поведением. – М.: Академия, 200. – 324 с.

6 Велицкас Г.К. Самооценка у несовершеннолетних правонарушителей // Вопросы психологии. – 1989. - № 1. – С. 45-54.

7 Бочкарева Г.Г. Психологическое изучение трудновоспитуемых школьников. – М.: Академия, 2004. – 366 с.

8 Муздыбаев К. Психология ответственности. – Л., 1983. – 243 с.

9 Леонтьев А.Н. Некоторые психологические вопросы воздействия на личность. – М.: Аспект-Пресс, 2006. – 464 с.

10 Деев В.Г. Личность в системе общественных отношений. – М.: Наука, 1989. – 190 с.

11 Шибутани Т. Социальная психология. – М.: Владос, 200. – 662 с.

12 Московичи С. Век толпы. Исторический трактат по психологии масс. – М.: Творческий Центр, 2010. – 622 с.

13 Шихарев П.Н. Социальная установка как предмет социально-психологического исследования. – М.: Просвещение, 1976. – 297 с.

14 Александров А.А. Нарушение поведения у подростков как один из критериев оценки степени психопатизации. – Л.: Наука, 1973. – 214 с.

15 Заика Е.В. Психологическая характеристика личности подростка с отклоняющимся поведением // Вопросы психологии. – 1990. - № 4. – С. 83-90.

16 Личко А.Е. Основные типы нарушения поведения у подростков // Патологические нарушения поведения у подростков. – Л., 1973. – 484 с.

17 Личко А.Е. Психопатии и акцентуации характера у подростков. – М.: Академия, 1999. – 408 с.

18 Леев В.Г. Личность в системе общественных отношений. – М.: Наука, 1989. – 264 с.

19 Мороз О.М. Анализ содержания образа «Я» у несовершеннолетних правонарушителей // Личность в системе общественных отношений. – М., 1983. – 402 с.

20 Меджидова С.М. Социально-психологические типы несовершеннолетних осужденных. – Л., 1985. – 264 с.

21 Фельдштейн Д.И. Психология современного подростка. – М.: Луч, 1997. – 342 с.

22 Леонгард К. Акцентуированные личности. – Киев, 1981. – 412 с.

Приложение А

Средние значения показателей опросника ADOR

№ пп

Название фактора

Среднее значение

1

Автономность (AUT)

Со стороны матерей (MAUT)

Со стороны отцов (OAUT)

3,12

3,24

2

Непоследовательность (NED)

Со стороны матерей (NNED)

Со стороны отцов (ONED)

3,22

3,29

3

Директивность (DIR)

Со стороны матерей (MDIR)

Со стороны отцов (ODIR)

2,84

2,53

4

Враждебность (HOS)

Со стороны матерей (MHOS)

Со стороны отцов (OHOS)

2,97

3,01

5

Позитивный интерес (POZ)

Со стороны матерей (MPOZ)

Со стороны отцов (OPOZ)

2,97

2,89

Приложение Б

Воспринимаемое сыном отношение матери

(по данным опросника ADOR)

Тип отношения

Группа D

Группа N

Достоверность различия по критерию Mann-Whitney (p)

Позитивный интерес

2,95

2,89

-

Директивность

3,17

2,18

0,000000

Враждебность

3,59

2,51

0,000000

Автономность

3,02

3,08

-

Непоследовательность

3,49

2,99

0,000057

Приложение В

Воспринимаемое сыном отношение отца

(по данным опросника ADOR)

Тип отношения

Группа D

Группа N

Достоверность различий по критерию Mann-Whitney (p)

Позитивный интерес

3,21

2,84

-

Директивность

3,32

2,58

0,000167

Враждебность

3,55

2,51

0,000000

Автономность

3,17

3,30

-

Непоследовательность

3,63

3,19

0,000610

Приложение Г

Показатели самоотношения в группах (по данным теста «Самоотношение»)

Шкалы самоотношения

Группа D

Группа N

Достоверность различий по критерию Mann-Whitney (p)

Глобальное Самоотношение

14,64

18,03

0,000000

Самоуважение

6,42

7,98

0,000000

Аутосимпатия

7,55

9,60

0,000000

Ожидаемое отношение

8,15

10,30

0,000000

Самоинтерес

5,68

6,07

0,782000

1.Самоуверенность

4,32

5,43

0,000276

2.Ожидаемое отношение

5,13

6,20

0,003973

3. Самопринятие

3,89

4,85

0,017197

5.Самообвинение

4,84

4,01

0,000000

6.Самоинтерес

5,00

5,80

0,003978

7.Самопонимание

1,74

2,95

0,000000

Приложение Д

Связь самоотношения девиантных подростков и воспринимаемого характера отношения к ним матерей (по данным опросника «Самоотношение» и «Подростки о родителях»)

Шкалы

Позитивный интерес MPOZ

Враждебность MHOS

Коэффициент корреляции Спирмена

Вероятность ошибки

Коэффициент корреляции Спирмена

Вероятность ошибки

Глобальное самоотношение

0,26

p

Просмотров работы: 4133