ПРОБЛЕМЫ ЮВЕНАЛЬНОЙ ЮСТИЦИИ - Студенческий научный форум

VI Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум - 2014

ПРОБЛЕМЫ ЮВЕНАЛЬНОЙ ЮСТИЦИИ

Кислякова К.М. 1
1ФГБОУ ВПО «Ивановский государственный университет» Шуйский филиал
 Комментарии
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Ювенальная юстиция, похоже, стала одной из центральных тем, взбудораживших российское общество в уходящем году. Разработка законопроектов о ювенальной системе и попытка внедрения некоторых элементов ювенальных технологий вызвали бурю возмущения со стороны общественности. И в этой буре, как часто бывает, смешались реальные и надуманные опасения, факты и вымысел. Так что же такое ювенальная юстиция и чем она полезна и опасна для общества, государства и семьи?

Ювенальная юстиция — система государственных органов, осуществляющих правосудие по делам опреступлениях и правонарушениях, совершённых несовершеннолетними в отношении несовершеннолетних, а также система государственных и негосударственных структур, проводящих контроль за исправлением и реабилитацией несовершеннолетних преступников и профилактику детской преступности, социальную защиту семьи и прав ребёнка.

Идея ювенальной юстиции в разных формах реализована в большом числе государств. В отдельных государствах она является частью ювенальной системы органов и общественных организаций, занимающихся вопросами семьи и правами детей в самом широком смысле. При этом в отдельных случаях приоритет интересов ребёнка приводит к их противопоставлению интересам семьи, что вызывает острую полемику в обществе и неоднозначную оценку ювенальной юстиции в целом.

Для того чтобы несколько прояснить ситуацию, мы попытались выделить положительные и отрицательные черты ювенальной системы и обозначить основные опасения общественности.

Итак, в качестве положительных элементов ювенальной юстиции, можно выделить следующие:

  1. Возможность помощи детям и подросткам, находящимся в конфликте с законом.

  2. Возможность мягкого, восстановительного правосудия в отношении несовершеннолетних.

Задача ювенальной юстиции по отношению к детям, совершившим правонарушение, в том, чтобы как можно меньше из них попало в колонию. Наказание должно быть не столько карательным, сколько реабилитационным. Для этого необходимо попытаться понять ребенка, что-то изменить в нем и вокруг него, необходимо работать с ним, чтобы он исправился и больше не возвращался к правонарушениям. В итоге малолетний правонарушитель должен, с одной стороны, постараться восполнить тот ущерб, который он кому-то нанес, и, с другой стороны, сделать нравственный вывод для себя, исправиться. Ювенальная юстиция предполагает специализированные процедуры в отношении ребенка в суде, что подразумевает наличие соответствующих специалистов: детских судей, психологов, педагогов, социальных работников. Чаще всего преступление ребенка — это протестное поведение по отношению к тому, что его не замечают, не уважают, не хотят понимать или даже насилуют. Бывает, что обычный судья не хочет и не может этого понять, потому что у него нет на это ни времени, ни информации, ни профессиональных навыков.

Возможность государственной помощи детям и родителям из неблагополучных семей, защиты прав ребенка с применением психологических и социально-педагогических технологий, а также мер государственного принуждения.

На первый взгляд всё выглядит достаточно благостно, полезно и безобидно. Однако, к сожалению, уже в самих проектах законов о ювенальной системе содержатся предпосылки для возможного использования их во зло.

Так, смягчение наказания для несовершеннолетних может привести к использованию их как орудий взрослыми преступниками – ведь подростку-то «ничего не будет» - ну, поругают, заставят извиниться и отпустят. Таким образом, «подставляя» детей, взрослые бандиты могут остаться безнаказанными.

Но это замечание касается лишь исполнения уголовного правосудия в отношении несовершеннолетних. Большая же часть опасений общества связана именно с перспективой использования ювенальных технологий в сфере гражданского и семейного права.

Каковы же отрицательные черты ювенальной системы и какие страхи вызывают они в нашем обществе?

  1. Первое и главное опасение в том, что декларируемые «благие намерения» не будут иметь ничего общего с российской действительностью. И этому есть веские основания, достаточно вспомнить нашумевшие случаи беспредела и насилия не только со стороны органов опеки, но даже правоохранительных органов по отношению к детям и семьям.

  2. Родители боятся, что не будет учтен главный принцип семейного воспитания. Чем меньше ребенок, тем больше прав у родителей обеспечивать жизнь ребенка и воспитывать его так, как они считают нужным. При этом родители не против того, что семья должна подчиняться законам своей страны, обеспечивающим безопасность ребенка.

  3. Опасаются, что традиционные методы воспитания могут быть при желании восприняты как насилие над детьми, ведь грань между оправданными воспитательными методами (постановка в угол, запрет идти гулять) и бесправным принуждением очень размыта. Этим вполне могут воспользоваться недобросовестные чиновники.

  4. Общественность настораживает и то, что в российской практике преобладает интерес государства в отношении семьи и детей, и без достойного внимания остается тяжелое положение детей и подростков в детских домах, в местах лишения свободы, отсутствие реабилитационных программ, стремительный рост сексуальных преступлений против детей, спровоцированный фактически беспрепятственным распространением порнографии. Необходимо, чтобы защита детей велась по всем направлениям, с учетом всех возможных факторов риска.

  5. Вызывает опасение, что вместо системы защиты прав детей и семей будут созданы дополнительные предпосылки, на основании которых представители ювенальной системы смогут вне каких-то ясных и зафиксированных критериев разлучать родителей и детей, не имея на то никаких нравственных оправданий, и тем самым разрушать институт семьи в России.

Есть вероятность, что на практике ювенальная юстиция может превратиться в бесконтрольную и никому не подчиняющуюся армию чиновников, включая комиссии по делам несовершеннолетних, сотрудников органов опеки и попечительства, а также систему мер, связанных с чрезмерным вмешательством во внутренние дела семьи.

Кроме того, обеспокоенность общества вызывают уже принятые или готовые к принятию нормы, разрушающие традиционное восприятие семьи, её ценности и неприкосновенность.

Например, в конце 2009 года в Государственной думе прошли слушания по проекту федерального закона «Об охране репродуктивного здоровья населения Российской Федерации». По замыслам законотворцев, поддержка репродуктивного здоровья в РФ должна вестись в том числе путем государственного финансирования искусственного оплодотворения, а также снижения числа абортов путем внедрения и пропаганды средств контрацепции. На этом акцентировал внимание специальный представитель Фонда по народонаселению и развитию ООН Лидия Бардакова. Среди основных тезисов, которые она выдвинула, особое внимание обращает на себя следующие:

  1. «снижение материнской смертности от родов и обеспечение доступа к контрацепции за счет бюджета» (показательна привязка безопасных родов к обеспечению населения контрацептивами: наверное, по принципу «нет родов — нет проблемы»);

  2. «разрушить стену молчания, чтобы универсальный доступ для молодежи к информации и к услугам стал действительно реальностью» (в данной связи, думается, нелишне будет вспомнить о внедрении в российских школах т. н. секспросвета);

  3. «финансовый приоритет должен включать доступ молодежи и женщин ск овременной контрацепции. Это —огромный потенциал снижения смертности при родах» (а также сокращения численности населения России).

Немного странная забота о репродуктивном здоровье населения России, не правда ли?

Ещё один пример. В проекте закона «Об основах охраны здоровья граждан Российской Федерации», рассматриваемом Госдумой, говорится: «Моментом рождения ребенка является момент отделения продукта зачатия от организма матери посредством родов». Отделение продукта — это напоминает что-то неприглядное, что-то, что никак не вяжется с тайной и радостью рождения ребенка. Отношение к человеческому плоду как к продукту зачатия, то есть как к биоматериалу, не просто цинично — оно порождает целую философию не считающую нерожденного ребенка личностью. Таким образом, аборт представляется не более чем обычной операцией по отделению «продукта» - это как аппендикс вырезать.

Волну родительского возмущения вызвало внедрение министерством образования в школах т.н. паспорта здоровья школьника, в котором местами прописали такие обязательные для заполнения пункты, как: «желанным ли был ребенок», «как проходили роды», «как младенец сосал грудь» и т.п. В эти паспорта фактически вносятся сведения, являющиеся персональными данными и составляющие личную тайну. А доступ к этим паспортам получает довольно широкий круг лиц, и ещё неизвестно, кем и с какой целью могут быть использованы, например, фотографии квартиры, где проживает школьник, информация об образовании родителей, семейных отношениях и конфликтах.

Родителям непонятно также, зачем введена программа правового образования дошкольников, когда пятилетние малыши учат наизусть свои права, а воспитатель советует им в случае чего жаловаться ей на родителей. Зачем? Как подобная деятельность сочетается с воспитанием уважения к старшим, послушания родителям? Или это уже не является задачей государства? Дошкольник, вызубривший свои права (однако, заметим, ещё не знакомый с обязанностями) уже в состоянии на мамину просьбу убрать игрушки заявить: «А у меня есть право на отдых!» А если мама рассердится и поставит в угол – пожаловаться воспитательнице.

Что же это за система, насаждаемая в наших, а главное в детских, умах? Провозглашается, что она позволит лучше защитить детей от насилия. Но дело в том, что социальное неблагополучие ребенка обычно заметно и без его жалоб – по поведению, общению со взрослыми и сверстниками. И может нужно просто быть внимательнее к детям, к подопечным госучреждений, развивать социальную педагогику и психологию, а не создавать новые государственные институты? Тогда возможной станет и своевременная помощь нуждающимся семьям и предотвращение подростковой преступности.

Большие вопросы вызывает и декларируемая западная идеология верховенства прав ребёнка, поскольку в силу своей психической незрелости ребёнок не в состоянии пользоваться этими правами в нужном объёме, а значит его права неизбежно будут использоваться взрослыми людьми и вполне возможно во вред как семье, так и самому маленькому человеку, что мы нередко наблюдали и за рубежом, и в нашей стране.

Достаточно вспомнить нашумевшее дело Матвеевых, когда член совета директоров компании Газпром Фарит Газизуллин решил отобрать у своей бывшей невестки Эльмиры Матвеевой 14-летнего внука Тимура Газизуллина. На старости лет богатому дедушке понадобился наследник миллионов, и он попросту выкрал мальчика из семьи, заманил его обещанием больших денег, посещением сауны с девочками и прочими «благодеяниями», затем отправил его в Объединенные Арабские Эмираты, затем в Швейцарию. Через три месяца после ухода Тимура из семьи Матвеевых, Газизуллиным Ф.Р. инициируется подача заявления о преступлении в ОВД «Можайский», в котором говорится о жестоком обращением с несовершеннолетнем Тимуром в семье Матвеевых. Было тут же сфабриковано дело, будто отчим издевался над подростком, бил его. Дмитрия Матвеева, отчима Тимура, заключили под стражу. В многочисленных беседах со свидетелями защиты Газизуллин Ф.Р. неоднократно заявлял, что в ЭТОЙ стране нет ни одного человека, который бы мог ему что-либо указывать. К счастью, такой человек нашелся. Судья, рассматривавшая дело Матвеева, несмотря на колоссальное давление, вынесла Дмитрию Матвееву оправдательный приговор, сняв с него все обвинения. Но для этого потребовалось два года жизни, два года мучений ни в чем не повинных людей. И примеров таких злоупотреблений десятки.

Подросток в силу своего возраста и происходящих с ним перемен, зачастую не в силах адекватно оценивать ситуацию, отличать зло от блага, склонен верить обещаниям сладкой жизни и лёгкой наживы, особенно в ситуации современной пропаганды секса, наркотиков, спиртного. Семья и государство с его органами и учреждениями нужны именно для того, чтобы задать ребенку, молодому человеку правильный вектор, научить его верному поведению, порой с помощью строгости. Ни одна личность не может правильно развиваться без четких границ её развития. Иначе она попадает в ситуацию хаоса, анархии и начинает разрушаться. По этой причине провозглашение верховенства прав ребенка в сочетании со вседозволенностью и безнаказанностью приводит к отклонениям в поведении и в результате – к тяжелым болезням общества, разрушению его основ.

Не являясь ни в коей мере сторонниками телесных наказаний или жестокого обращения с детьми, мы выражаем серьёзную обеспокоенность нарастающей тенденцией выпячивания прав детей в сочетании с уменьшением значения семьи, родителей, учителей. Разве не типичной сейчас является ситуация в школе, когда ученики не просто шумят на уроке, но и оскорбляют учителя, распивают спиртные напитки, просто делают, что вздумается? При этом учитель просто не может применить никакой меры воздействия – не может выгнать, не может повышать голоса, не может ставить двойки за поведение – фактически инструментов принуждения больше нет. Декларируется важность т.н. «позитивного воспитания» без наказания. Но возможно ли оно сейчас, в современной России?

Проблема воспитания нового поколения является общей для государства, общества, школы, семьи. Здесь у нас, пожалуй, одни и те же интересы –воспитать нравственно, духовно и физически здоровых, активных, умных и любящих людей, которые помогут нашей стране выйти из существующего кризиса. В этом вопросе мы едины и хотим сотрудничать. Потому, на наш взгляд, сегодня актуально не внедрение неких сомнительных зарубежных систем и технологий, а реальное позитивное и гармоничное взаимодействие государства, общества, школы, семьи.

Просмотров работы: 3375