НУЖНА ЛИ РОССИИ ЮВЕНАЛЬНАЯ ЮСТИЦИЯ? - Студенческий научный форум

VI Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум - 2014

НУЖНА ЛИ РОССИИ ЮВЕНАЛЬНАЯ ЮСТИЦИЯ?

Глазкова М.А. 1, Рукавишникова М.В. 1
1ФГБОУ ВПО «Ивановский государственный университет» Шуйский филиал Шуя, Россия
 Комментарии
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF
Вот уже некоторое время ведутся жаркие споры о введении в России системы ювенальной юстиции. Что же скрывается за этим термином и почему он вызывает такой шквал эмоций? Какие права имеют родители и дети? Кто из них нуждается в защите?

1. Ювенальная юстиция – что это? В переводе с латыни этот термин означает нечто вроде «правосудия для юных». Ювенальная юстиция (ЮЮ) занимается правовыми вопросами, касающимися детей и подростков. Упрощенно можно сказать, что задачами ее, с одной стороны, является «правосудие в отношении преступников или потерпевших, контроль за их реабилитацией и профилактика детской преступности». Однако помимо таких «узкоспециальных вопросов», ЮЮ занимается также и более глобальными – защитой прав ребенка, причем в самом широком смысле. Именно этот последний аспект и вызывает больше всего споров и волнений, поскольку может коснуться не только юных правонарушителей и неблагополучных семей, но и практически каждого родителя.

2. Зарубежные страшилки. Большинству россиян ювенальная юстиция знакома в основном по душераздирающим историям о детях, отобранных у родителей за то, что те не дали чадам десерта перед обедом, наказали за плохое поведение или просто «слишком сильно любили». Так, у актрисы Натальи Захаровой во Франции трехлетняя дочка была отнята по причине «удушающей любви матери к ребенку». Такую резолюцию вынес психолог, даже не говоривший ни с ребенком, ни с матерью. С тех пор девочка вот уже около десяти лет кочует из одной приемной семьи в другую, а ее мать тщетно борется за то, чтобы ей вернули родное дитя.

Произвол зарубежных «ювенальщиков» обусловлен их фактически неограниченными полномочиями, весьма широкой трактовкой прав ребенка при практически полном отсутствии у него обязанностей и полнейшим игнорированием прав родителей.

При таком подходе родители оказываются «под колпаком»: от вторжения «ювенальщиков», безжалостно исполняющих закон, не застрахована ни одна семья. И закон при этом оказывается гораздо важнее настоящих интересов детей, которых вопреки их воле отбирают у родных родителей и отдают приемным. За благополучными цифрами ювенальных отчетов скрывается множество семейных трагедий.

3. Даешь гласность! Сторонники и противники введения ювенальной юстиции в нашей стране зачастую делают акцент на разных сторонах проблемы. Защитники ЮЮ рассказывают больше о специализированных судах первый из которых появился в 2004 году в Таганроге, и предпочитают не упоминать о расширении полномочий ювенальных служб в случае принятия законопроектов, которые находятся на рассмотрении в Госдуме. Противники же подчеркивают именно угрозу повсеместного вмешательства государства в жизнь семьи, правда, некоторые под горячую руку выступают и против специализированных судов, ратуя за усиление наказаний для подростков.

4. Ювенальная юстиция в России – первые шаги и новые проекты. Рассмотрим некоторые шаги в направлении формирования ювенальной системы в России.

Судьбу российской ювенальной юстиции можно назвать драматичной. Россия была одной из первых стран, создавших «детские» суды в начале ХХ века. Назовем ее основные этапы:

  1. Первый суд для несовершеннолетних был открыт в Санкт – Петербурге 22 января 1910 года.

  2. Ювенальная юстиция возникла в 1910 году,

  3. Была ликвидирована в 1918 году.

  4. Частично восстановлена в 1920 году.

  5. Окончательно похоронена в 1935 году.

Сейчас, в самом начале 21-го века, все, участвующие в создании ювенальной юстиции в России, должны осознать, что в значительной мере борются за её воссоздание. Но при этом должно возникнуть понимание того, что собственный российский опыт может служить достойным основанием при вынесении законопроекта.

Ювенальные суды. Законопроект по созданию ювенальных судов в России был принят в первом чтении в начале 2002 года. Во втором чтении, которое началось в 2004 году, закон не был принят и продолжал находиться на рассмотрении. Тем не менее, ювенальные суды, по сообщениям СМИ, действуют более чем в 30 пилотных регионах России. 15 апреля 2010 г. представитель Верховного Суда Российской Федерации В.В.Дорошков сообщил о том, что на государственном уровне принято решение, что в России больше не будет создаваться ювенальных судов, так как наша страна в настоящее время не готова к введению ювенальной юстиции. Он также пояснил, что программа, на основании которой ювенальные суды создавались, снята с правительственного контроля. Тем не менее, 20 апреля 2010 г. был открыт новый ювенальный суд в г. Азове.

Ювенальные технологии. Ювенальная юстиция по мнению ее противников априори исходит из того, что ребенок имеет равные или даже приоритетные права со взрослым, и лишает родителей «презумпции невиновности». Размытые формулировки законов позволяют трактовать их по-разному и обвинить практически любого родителя в несоблюдении прав ребенка. Вкупе с расширением полномочий социальных работников, органов опеки и т.д. это может стать весьма действенным инструментом шантажа.

Первой ласточкой ювенальных технологий их противники называют Семейный кодекс, принятый в 1995 г. Наряду с защитой интересов детей некоторые его статьи при желании могут быть обращены против родителей. Так, в статье 56 п.2 говорится, что «при нарушении прав и законных интересов ребенка, в том числе при невыполнении или при ненадлежащем выполнении родителями (одним из них) обязанностей по воспитанию, образованию ребенка либо при злоупотреблении родительскими правами, ребенок вправе самостоятельно обращаться за их защитой в орган опеки и попечительства, а по достижении возраста четырнадцати лет – в суд».

Пункт 3 этой же статьи при желании можно расценить и как призыв к доносительству: «Должностные лица организаций и иные граждане, которым станет известно об угрозе жизни или здоровью ребенка, о нарушении его прав и законных интересов, обязаны сообщить об этом в орган опеки и попечительства по месту фактического нахождения ребенка. При получении таких сведений орган опеки и попечительства обязан принять необходимые меры по защите прав и законных интересов ребенка».

Приоритет и обязанности родителей закреплены в статье 63: «Родители несут ответственность за воспитание и развитие своих детей. Они обязаны заботиться о здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии своих детей. Родители имеют преимущественное право на воспитание своих детей перед всеми другими лицами».

В статье 65 об «Осуществлении родительских прав» говорится: «Родители, осуществляющие родительские права в ущерб правам и интересам детей, несут ответственность в установленном законом порядке».

Родители, уклоняющиеся от выполнения обязанностей родителей, могут быть лишены родительских прав (ст. 69) или ограничены в родительских правах (ст. 73). «Лишение родительских прав производится в судебном порядке… с участием прокурора и органа опеки и попечительства» (ст. 70). Статья 77 предусматривает также возможность немедленного отобрания ребенка органом опеки и попечительства на основании соответствующего акта органа местного самоуправления при непосредственной угрозе жизни ребенка и его здоровью с последующим обращением в суд с иском о лишении родительских прав или об ограничении в родительских правах.

Круг детей, попадающих в сферу действия органов опеки и попечительства (ст. 121), довольно широк. Органы опеки осуществляют защиту, в том числе и в случаях «болезни родителей, длительного отсутствия родителей, уклонения родителей от воспитания детей или от защиты их прав и интересов… при создании действиями или бездействием родителей условий, представляющих угрозу жизни или здоровью детей либо препятствующих их нормальному воспитанию и развитию».

3 июля 1998 года Госдумой был принят Федеральный закон «Об основных гарантиях прав ребенка в РФ» ФЗ-124. В первой же его статье определяется понятие «дети, находящиеся в трудной жизненной ситуации». Кроме малолетних нарушителей, беспризорников, жертв насилия и т.п. в эту категорию зачисляются также «дети, проживающие в малоимущих семьях, дети, чьи родители уклоняются от воспитания или защиты их прав и интересов, дети с психическими или физическими недостатками, дети с отклонениями в поведении». Учитывая уровень доходов большинства российского населения и увеличивающееся количество детей, страдающих серьезными заболеваниями, очевидно, что в узаконенную «категорию риска» попадают дети не только родителей-алкоголиков, например, но и родителей-безработных и родителей-инженеров, получающих совершенно официальную зарплату в 5 тысяч рублей. Согласно Статье 15 о «Защите прав детей, находящихся в трудной жизненной ситуации», действия родителей, «ущемляющие или нарушающие права детей, находящихся в трудной жизненной ситуации», могут быть в судебном порядке оспорены общественными объединениями и некоммерческими организациями по защите прав детей, в том числе и международными объединениями (организациями) в лице своих отделений в Российской Федерации.

В мае 2009 г. в Госдуму РФ был внесен на рассмотрение проект Федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «Об основных гарантиях прав ребенка в РФ» и отдельные законодательные акты РФ в целях обеспечения гарантий прав детей на надлежащее воспитание». Ряд его положений, также вызывает если не тревогу, то, во всяком случае, недоумение.

Так, в статье 1 предлагается дополнить Федеральный закон статьёй 8.1, содержащей законодательные гарантии права ребенка на надлежащее воспитание и заботу. Помимо прочих весьма разумных и нужных прав она предусматривает также права «на доступное и качественное образование, включая дошкольное образование, дополнительное образование, организацию отдыха, досуга и оздоровления»; «на участие в соответствующих его возрасту и уровню развития играх и развлекательных мероприятиях». В этой же статье отмечается: «Право ребенка на заботу включает обеспечение ребенку уровня жизни, необходимого для его физического, психического, социального, духовного и нравственного развития, его материальное содержание, в том числе обеспечение питанием, одеждой, обувью, жильем, а также уход за малолетним ребенком». Все эти формулировки можно трактовать весьма широко – так что при желании обвинить в «ненадлежащем уходе» можно любого родителя – например, того, кто не пустил свое чадо на дискотеку или не может отправить ребенка в летний лагерь.

В статье 6 этого законопроекта предлагается внести изменения в п.2 статьи 56 Семейного кодекса РФ. Согласно им, родители несут административную или уголовную ответственность не только в случае невыполнения своих родительских обязанностей, но и в случае их ненадлежащего выполнения. При этом и сами обязанности, и критерии их выполнения определяются в законе лишь в самых общих чертах.

В статье 9 предлагается ввести уголовную ответственность не только за неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего, как это предусмотрено действующим законодательством (статья 156 Уголовного кодекса Российской Федерации (УК РФ), но и за не обеспечение права на образование и защиту прав и законных интересов несовершеннолетнего, либо уходу за ребенком, совершенное родителем, иным законным представителем, если это деяние соединено с жестоким обращением с несовершеннолетним. Как поясняется в примечании, «под жестоким обращением понимается грубое, пренебрежительное, унижающее человеческое достоинство обращение с несовершеннолетним, включая физическое или психическое насилие над ним». При этом в данной статье речь идёт не о побоях, истязаниях детей, причинении вреда здоровью и других преступлениях против личности, которые образуют самостоятельные составы преступлений и ответственность за которые предусмотрена в соответствующих статьях УК РФ (статьи 111-113, 115-118 УК РФ). Об этом прямо сказано в пояснительной записке к законопроекту. Таким образом, под действие этой статьи попадают различные воспитательные меры, которые не причиняют вреда здоровью ребенка. За указанные преступления законопроектом предусматривается уголовная ответственность в виде: обязательных работ до 240 часов, исправительных работ на срок до одного года, а также вводится наказание в виде лишения свободы на срок до 3 лет. Принятие этих мер не исключает, а напротив, подразумевает одновременное применение положений СК РФ об отобрании ребенка, лишении или ограничении родительских прав.

Кроме того, «законопроектом предлагается установить административную ответственность в виде штрафа за нарушение порядка сообщения сведений о факте нарушения прав и законных интересов несовершеннолетнего, совершенное должностным лицом, гражданином или юридическим лицом, которым стало известно о таком факте в связи с их служебной или профессиональной деятельностью (ст. 8 п.2), что на деле является принуждением к доносительству. Вместе с тем, в законопроекте не предусмотрено никакой ответственности должностных лиц государственных органов и организаций в случае необоснованного привлечения родителей и иных лиц к ответственности, предусмотренной законопроектом. Такое положение делает указанные органы безнаказанными и, учитывая неопределенность применяемых правовых критериев, создаёт условия для коррупции».

Мероприятия, так или иначе поддерживающие ювенальные технологии, начали внедряться в школьные и детсадовские программы с 2005 года. «Права ребенка» изучают на уроках ОБЖ, Граждановедения и др. Изданы красочные пособия о правах детей и для детского сада. Воспитателям было рекомендовано разбирать с дошколятами примеры нарушений детских прав в… сказках .

С 2012 года в школах планируется ввести так называемый «Паспорт здоровья». В этом 43-страничном документе множество разделов. Какие-то из них заполняет сам школьник, а какие-то – педагоги и медработники. Помимо раздела о здоровье, где отмечаются все перенесенные или хронические заболевания (в том числе, например, и энурез), здесь есть раздел, где оцениваются психические и психологические характеристики школьника: память, мышление, внимание, воображение, коммуникабельность, агрессивность, смелость, беспомощность, обидчивость, благоразумие, самоконтроль, правдивость, настойчивость, трудолюбие, шизоидность, истероидность. Кроме того, на протяжении всех лет учебы в школе в дневник заносятся сведения о том, сколько и каких продуктов (дан список из 34 пунктов!) ученик съедает в день, в неделю или месяц. Такие данные весьма ценятся компаниями-производителями пищевых продуктов, однако на Западе за сбор подобной информации в недобровольном порядке грозит судебное преследование. Введение такого «паспорта здоровья» «выглядит просто ужасающе со всех точек зрения, - считает директор Института демографической безопасности, психолог Ирина Медведева. - Когда ребёнка просят фиксировать каждый день разные аспекты своего здоровья, то он фиксируется на отклонении своего здоровья. К чему это приводит? Это приводит к психосоматическим неврозам…».

Помимо этого, школьник должен занести в паспорт множество сведений личного характера: перечислить друзей, привести список интересов и почасовой график дня – сколько времени тратится на те или иные занятия, сообщить о вредных привычках – не только своих, но и родительских, рассказать о жилищных условиях, включая наличие/отсутствие своей комнаты, отдельного письменного стола и компьютера, сообщить обо всех родственниках, которые с ним проживают, в том числе их место работы, должность, мобильные телефоны, образование и состояние здоровья, оценить, насколько благополучна обстановка в семье, есть ли тяжелобольные родственники. Сведения такого рода указываются в анкетах при поступлении на работу в спецслужбы.. Доступ же к «паспорту» будет практически неограничен. Совершенно неизвестно, кто и для каких целей будет использовать эти данные. Поэтому такая инициатива Минобразования прямо противоречит сразу двум статьям конституции: ст. 23 п.1 – о праве на «неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну» – и ст. 24 п.1. – «О недопустимости сбора, хранения, использования и распространения информации о частной жизни лица без его согласия». «Паспортный проект предполагает не только сбор и хранение, но использование и распространение. Поскольку все эти данные будут передаваться в министерство для проведения мониторинга. Эти две статьи настолько неприкосновенны, что даже при введении в стране чрезвычайного положения, как говорится в статье 56 Конституции, их действие не может быть ограничено».

27 апреля 2010 г. в Общественной палате в ходе слушаний на тему «Государственная система сопровождения семьи в России» было предложено придать комиссиям по делам несовершеннолетних (КДН) статус параллельной, никому не подчиняющейся власти («миниправительства») в отношении детства. «Эта комиссия будет решать, какие дети нуждаются в помощи государства (а к таким, в силу широты определения, может быть отнесен ребенок из любой семьи) и утверждать индивидуальный план по «защите прав». Невыполнение родителями их предписаний или отказ от такой «помощи» государства грозит лишением родительских прав.

1 сентября 2009 г. указом Президента РФ была утверждена должность уполномоченного по правам ребенка при президенте России. Было рекомендовано и региональным органам власти учредить должности уполномоченных по правам ребенка – омбудсменов (в т.ч. и школьных, но не подотчетных органам образования). На сегодняшний день в регионах России работают 46 уполномоченных по правам ребенка. Однако далеко не все представители региональной власти одобряют это нововведение.

Создана также система обязательного информирования медиками и педагогами органов УВД и опеки обо всех семейных трудностях, неурядицах и случаях детского травматизма.

5. Нет права на ошибку. Введение ювенальной юстиции в России – очень серьезный шаг, и этот вопрос не должен решаться за спиной ее граждан. Перед принятием соответствующих законов нужен всенародный референдум, так чтобы все желающие могли ознакомиться с их текстом и предложить свои уточнения. Отсутствие четких критериев и формулировок приведет к произволу социальных служб и трагедиям детей и родителей. Защита ребенка не должна превратиться во вмешательство в жизнь семьи.

Одним из последовательных противников слепого следования западному опыту защиты интересов детей выступает Церковь. «Межрелигиозный совет России считает, что Россия нуждается в развитии законодательства о семье, в том числе защищающего интересы ребенка и законные права его отца и матери. В то же время меры государственного или общественного контроля над жизнью ребенка в семье, а также соответствующие рекомендации по правоприменительной практике должны вырабатываться исключительно в процессе открытой дискуссии с участием законодательной, исполнительной и судебной власти, медицинских и правоохранительных учреждений, родительских комитетов, педагогической общественности», - отмечается в Заявлении президиума Межрелигиозного совета России по вопросам защиты прав семьи и ребенка.

«Счастье ребенка немыслимо без взаимной любви с родителями, без теснейшей связи и постоянного общения с ними. Прерывать это общение допустимо лишь в ясно перечисленных случаях, когда жизни или здоровью ребенка угрожает опасность и когда использованы или уже не могут быть применены все другие средства воздействия на ситуацию. Создание дополнительных предпосылок, на основании которых чиновники смогут разлучать родителей и детей, не имеет никаких нравственных оправданий и является шагом к разрушению семьи», - говорится в резолюции XIV Всемирного русского народного собора, состоявшемся в Москве под руководством Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла.

Право родителей определять, каким должно быть воспитание их детей, гарантировано Конституцией РФ и российскими законами. Отход от этих правовых норм, дающий чиновникам возможность грубо вмешиваться в воспитательный процесс, значительно снизит меру юридической защищенности российских граждан, поставит их в зависимость от бюрократического произвола…

В условиях, когда перед российским государством и обществом остро стоит проблема коррупции, вмешательство бюрократической машины в жизнь семьи неизбежно приведет к появлению «заказных» дел, направленных на лишение ответственных людей родительских прав с целью вымогательства, шантажа и так далее. Особого внимания заслуживает вопрос о возможности изъятия детей из семьи по причине «материальных трудностей» и «низкого уровня развития». В подобной ситуации ребенка могут разлучить с родителями по причине бедности последних, что однозначно должно квалифицироваться как проявление дискриминации по социальному признаку», - отмечается в документе. Так что же необходимо учитывать при принятии данного закона, что должно послужить отправными точками?

Специфические принципы ювенальной юстиции

1. Преимущественно охранительный характер ювенальной юстиции. Устанавливая наказуемость уголовных деяний, правосудие по делам несовершеннолетних, призвано одновременно, защищать права несовершеннолетних. Исторически суд по делам несовершеннолетних создавался, как суд, призванный решать двойную задачу защиты прав детей и подростков и уголовного преследования несовершеннолетних преступников. С развитием ювенальной юстиции, ее охранительная функция все более укреплялась.

Специальный охранительный правовой режим для несовершеннолетних может быть выражен в разных формах:

  1. прямой протекционизм (например, уменьшение, только по факту несовершеннолетия, на определенную часть размера наказания, указанного в статье УК),

  2. дополнительная правовая защита несовершеннолетних (привлечение к защите прав несовершеннолетних в судебном процессе защитника, законного представителя несовершеннолетних, участие при допросе несовершеннолетних педагога).

  3. Во многих странах закон предписывает проводить закрытые заседания суда по делам несовершеннолетних, связанные как с разбирательством по преступлениям несовершеннолетних, так и с разбирательством дел о посягательстве на права и законные интересы несовершеннолетних.

В нашей стране провозглашение преимущественно охранительного характера ювенальной юстиции нашло свое отражение в применении по отношению к подросткам, совершившим преступления мер принудительного воспитательного воздействия. (В настоящее время из-за отсутствия вспомогательных органов социальной защиты несовершеннолетних применяются не везде).

2. Социальная насыщенность ювенальной юстиции. Суть этого принципа в широком использовании в судебном процессе по делам несовершеннолетних

  1. неюридических специальных познаний,

  2. в акценте на исследование жилищных и других социальных условий жизни несовершеннолетних, представших перед судом,

  3. социально – психологических особенностей развития личности несовершеннолетнего преступника.

Данные исследования проводятся специальными органами социальной защиты несовершеннолетних с целью выявления факторов отрицательно влияющих на правильное развитие несовершеннолетних, их воспитание, при этом в обязательном порядке изучается все окружение несовершеннолетнего попавшего в поле зрения суда по делам несовершеннолетних, не только подсудимого, но и несовершеннолетних потерпевших, свидетелей.

Привлечение неюридических специальных познаний имеет место не только в уголовном, но и в гражданском процессе по делам несовершеннолетних. Прежде всего, это заключения экспертов, участие специалистов, предусмотренные УПК России. В рамках ювенальной юстиции происходит социальное насыщение всего юридического процесса данными, полученными неюридическими социальными органами при исследовании социального окружения несовершеннолетних. Выше упомянутые исследования проводятся социальными, медико – психологическими органами, социально - психологическими органами, консультационными центрами. Привлечение данных неюридических органов главная особенность ювенального судебного процесса.

Согласно законам своих стран суд по делам несовершеннолетних, имеет право при помощи социальных органов поместить при необходимости несовершеннолетнего на обследование в стационар. Вопросы (и ответы на них ) могут задаваться судом по делам несовершеннолетних в отношении исследования особенностей личности несовершеннолетнего, его реакции на негативные жизненные ситуации. Перед социальными органами суд может поставить вопрос о выборе оптимальной для данной личности мер оптимального воздействия, и особенно о наиболее результативном режиме их исполнения.

3. Максимальная индивидуализация судебного процесса в рамках ювенальной юстиции. Судопроизводство по любому делу, а не только делу несовершеннолетних, имеет сугубо индивидуальные цели, поскольку каждое преступление – акт индивидуальный, как индивидуальна и мера ответственности за него.

Индивидуализация судебного процесса в рамках ювенальной юстиции является ее принципом потому, что в центре судебного процесса находится личность несовершеннолетнего, и именно ей подчинена вся судебная процедура, включающая правила, которых нет в общем правосудии.

Так, концепция ювенальной юстиции предусматривает, что судопроизводство по делам несовершеннолетних имеет неформальный характер, что не предусмотрено традиционными представлениями о строго регламентированной в законе судебной процедуре. Законодательство и судебная практика тех стран, где есть ювенальная юстиция, и уже функционируют суды для несовершеннолетних, считают такую организацию судебного процесса для несовершеннолетних наиболее приемлемой и эффективной.

Велико значение принципа индивидуализации и для осуществления других принципов ювенальной юстиции. В литературе он рассматривается как синтезирующий все остальные принципы ювенальной юстиции. И с этим нельзя не согласиться. Трудно представить, как без максимальной индивидуализации будет реализовываться в ходе процесса возрастная специфика, преимущественно охранительный режим, использование упомянутых рекомендаций неюридических служб и принятие судом решений об их использовании. По мнению Э. Б. Мельниковой неформальный характер судебной процедуры ювенального суда должен быть согласован и с общими процессуальными правилами, но не должен быть ими «задавлен», иначе судебная процедура войдет в конфликт с динамичным участником процесса несовершеннолетним, что снизит эффективность правосудия.

Суд по делам несовершеннолетних – центральное звено действующей Ювенальной юстиции.

Рассмотрим основные постулаты ювенальной юстиции с юридической и социально – психологической точек зрения.

Социально психологический постулат Noli nocere! (не навреди) должен являться определяющим по отношению к несовершеннолетним правонарушителям. Мировая практика вынесения приговоров несовершеннолетнему правонарушителю, основана, пожалуй, прежде всего, на этом постулате. Современная концепция ювенального правосудия (ювенальной юстиции) настаивает на том, что бы каждый подросток, попавший в поле зрения ювенального суда (КДН и ЗП, детских социальных учреждений был, прежде всего, обследован на предмет нарушения его прав и законных интересов). Для этой цели и создана система органов ювенальной юстиции в ведущих странах мира.

К этой же цели должно стремиться современное ювенальное правосудие в России, и пусть в нашей стране пока нет так называемой «чистой» ювенальной юстиции, а имеется лишь черновой ее вариант, опробованный на территории некоторых муниципальных образований, к судьбе детей и подростков, попавших в поле зрения органов по профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, следует относиться более внимательно. Рассмотрим деятельность суда по делам несовершеннолетних с момента поступления материалов до вынесения судебного решения.

Судья по делам несовершеннолетних внимательно изучает материалы дела, знакомится с несовершеннолетним правонарушителем, свидетелями, потерпевшим. При ознакомлении с материалами дела он, прежде всего, выясняет, имеются ли в деле сведения о других несовершеннолетних, кроме самого правонарушителя, являющиеся участниками данного процесса. (Свидетели, потерпевший и т.д.).

Изучив материалы дела, судья направляет по адресам всех несовершеннолетних своего помощника (в идеале ювенального юриста), который обследует жилищные условия несовершеннолетнего, его социальные и психологические связи. Делается это, прежде всего для того, что бы определить имею-ся ли в данных условиях, где проживает несовершеннолетний участник дела какие либо нарушения прав ребенка (наиболее часто встречаются нарушения прав ребенка в жилищной сфере, нарушения права ребенка на гуманное с ним обращение, воспитание в нормальной социально – психологической обстановке, условиях соответствующих его возрасту и развитию, нарушения права на воспитание ребенка в семье). Уже на этом этапе возможна коррекция нарушений прав несовершеннолетних в жилищной и других сферах. Изучая ближайшее окружение ребенка, юрист – ювеналист, выясняет сведения о лицах являющихся безусловным авторитетом для ребенка, способных оказать на него положительное влияние. Если нарушения прав несовершеннолетних невозможно скорректировать на данном этапе, в дальнейшем потребуется определение суда для преодоления возникших противоречий. И второе если в окружении ребенка не имеется лиц, способных оказать на ребенка положительное влияние, то эту функцию берут на себя органы социальной защиты, в лице работников социальной службы. И, наконец, третье, если условия проживания ребенка в семье становятся невозможными социальный работник при помощи юриста – ювеналиста определяет ребенка в приют для временного проживания несовершеннолетних, в дальнейшем подыскивая для него приемную патронатную семью.

При вынесении судебного решения суд по делам несовершеннолетних, как было указано выше, руководствуется принципами гуманизма и воспитуемости несовершеннолетнего правонарушителя. И определяет ему меру воспитательного воздействия, способствующую исправлению подростка вступившего в осознанный конфликт с законом. Вынося судебные определения в отношении несовершеннолетних являющихся другими участниками процесса, судья определяет по существу все те же превентивные меры, способствующие предупреждению нарушений прав несовершеннолетних, предупреждению противоправного поведения несовершеннолетних, когда еще не наступили негативные последствия нарушения прав несовершеннолетнего, неизбежным ответом на которые являются правонарушения несовершеннолетних.

Просмотров работы: 3689