ЧУВСТВО ЮМОРА В ЖИЗНИ МУЗЫКАНТА - Студенческий научный форум

VI Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум - 2014

ЧУВСТВО ЮМОРА В ЖИЗНИ МУЗЫКАНТА

 Комментарии
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Классическая музыка на сегодняшний день представлена в максимальном своем стилевом и жанровом разнообразии, однако, ни для кого не секрет, что до появления, становления высокого классического искусства, наряду с духовной, обрядовой, народной музыкой, всегда бытовала театрально-исполнительская, которая носила в большинстве случаев развлекательный, увеселительный характер. Именно она, со временем, породила такое понятие, как «артист».

Все королевские дворы нанимали различного рода шутов, в умения которых входило музицирование, жонглирование, актёрство и загадывание загадок. На Руси эту функцию с одиннадцатого века выполняли скоморохи, мастера шутки, сопровождавшие свои стихи игрой на всевозможных музыкальных инструментах. Именно они изобрели такой песенный жанр, как «глум» - социальная музыкальная сатира. Скоморохи высмеивали короля и церковь, за что и были тотально уничтожены к середине четырнадцатого века.

В средневековой Европе шуты нередко выполняли важную социальную роль для привилегированного класса. В связи с отсутствием свободы слова, вельможи не могли открыто критиковать короля, а король не всегда мог себе позволить критиковать особо влиятельных вельмож. За них это делали шуты, часто в завуалированной форме. Если шут переходил границы дозволенного, то наказывали его, а не вельмож. Через кривляния и болтовню шутов представители привилегированной элиты раннего Средневековья доводили до сведения друг друга, а также короля, свои претензии, жалобы, критику или особо рискованные предложения и идеи.

Даже такие простые примеры показывают нам, что шутка не всегда вызвана желанием повеселить окружающих. Мы ясно видим коммуникативную функцию юмора, когда человек осознано применяет свое чувство юмора для того, чтобы расположить к себе других, а нередко, еще и управлять их мнением.

По отношению к какому-либо объекту юмора, личность, демонстрируя видение отрицательных свойств этого объекта и даже преподнося их в гротескной форме, откровенно их утрируя, сохраняет если не дружелюбие, то, во всяком случае, не выражает разрушающую, ранящую другую личность агрессию. Помимо этого, носитель подлинного чувства юмора не может не иметь некоего нравственного стержня, не может не опираться на нравственные идеалы, так как в противном случае шутки и остроты перерождаются в циничные оскорбления, пошлые высказывания, унизительные издевки.

Самая тонкая сфера такого рода юмора - это музыка. Сложно обидеть человека замечанием, высказанным музыкально. Композиторы явственно пародировали, изобличали нравы, пороки, характеры, интонации голоса определенных людей, конкретные ситуации, происходящие с ними, а чаще и народное настроение, страхи, мучения через музыкальный образ. Последний принято считать весьма относительным понятием, однако те, о ком говорилось в музыке, отлично понимали, о чем именно идет речь.

Еще в четырнадцатом веке сложились такие музыкальные жанры, как «юмореска» «каприччио» и т.д. Все мы хорошо знаем «шутку» И.С.Баха. Юмор сквозит почти в каждой сонате Скарлатти, Гайдна, Бетховена. Моцарт не только искрометно шутил в своей музыке, но и брал для своих опер уморительные, двусмысленные сюжеты. Говорить о музыкальных примерах можно бесконечно, однако остановимся на главном.

Юмор в музыке может быть чистым и добрым, однако часто он носит иронический подтекст. Как правило, это скорее насмешка, нежели шутка. Первый, кто озвучил это словом – был С.С.Прокофьев, назвавший один из написанных им циклов пьес «Сарказмы». Не менее изобразительна его пятая симфония, в которой отчетливо видна вся картина жизни сталинского периода, во всех ее проявлениях, написанная очень точно, страшно и так явственно, живо, что ее смело можно назвать проводником того времени.

Почему музыканты шутят?

Часто остроумие музыканта обусловлено защитной реакцией на окружающую его действительность. Любой творческий человек более раним, более чувствителен, более эмоционален, чем простые люди. Он скорее попадает в состояние фрустрации, из которого ему не просто выбраться. Длительное, тяжелое давление над личностью, невозможность осуществить свои желания, потребности, разряжается, в том числе, и с помощью юмора и смеха, снижающих избыточное психическое напряжение, повышенную тревогу, «зашкаливающую» обиду. Таким образом, превращая неизбежное в комическое, человек искажает свое восприятие действительности, уходит от нее.

Юмор и музыка могут служить не только защитой и утешением, но и инструментом борьбы против довлеющей силы. «У человечества есть только одно действительно эффективное оружие, и это оружие – смех» – писал Марк Твен. Трудно поспорить с утверждением, что когда человек смеется, он прежде всего показывает зубы!

Именно чувство юмора, с давних времен – главная сила интеллигенции. Меткая мысль, тонкое сравнение, политический анекдот приносили не мало неприятностей тому, против кого они были направлены. В данном случае шутка служит средством продемонстрировать свой острый ум, наблюдательность, лидерскую позицию.

Вообще, в теориях лидерства, у Д. Гоулмана (1) и многих других, особое внимание уделялось чувству юмора. Умение безупречно шутить соответственно интересам конкретной группы людей - практически стопроцентный гарант главенствующего места в этой группе. Не случайно в наше время лучшие команды КВН – как правило выпускники университетов, ориентированных на управление и организацию.

Почему же мы смеемся?

Классификацией комичного занимались еще Квинтилиан и Цицерон. Последний в своем трактате «Оратор» подробно описал все формы остроумия такие, как абсурд, двусмысленность, уклончивость, неожиданность и т.д. Эту идею продолжали и А.Лук, З.Фрейд, М. Войналовский и многие другие, однако они не ответили на вышепоставленный вопрос.

Хотелось бы думать, что человек смеется из простого желания радоваться окружающему миру, но это, к сожалению, не всегда так. Скорее смех - это выражение удовольствия, а от чего возникает такое удовольствие - нам и предстоит разобраться! Наиболее точно, на мой взгляд, ответил на этот вопрос Игорь Криштафович в своей работе «Теория юмора» (2). Он пишет, что одно и то же остроумное замечание, направленное против нашего близкого родственника или против злейшего врага, будет восприниматься нами по-разному...».

Каждая шутка содержит интеллектуальную «загадку», которую необходимо разрешить. Смех свидетельствует об испытываемом нами удовольствии от успешно проделанной умственной работы – разрешения «загадки». Например, простая перестановка слов или их неправильное употребление, часто становится смешным, так как нам предлагается умственная задача: восстановить логичный порядок слов и понять их правильный смысл. «Если загадки не существует, или ответ нам заранее известен, нам нечего разгадывать» – пишет он в своей работе (2, 50). Это положение во многом объясняет, почему повторное прослушивание анекдота не вызывает у нас эмоционального отклика. Но разве хохочет человек над решенной им математической задачей? Криштафович выдвигает три главных условия смешного.

Первое – «для достижения смешного необходимо, чтобы слушатель ощутил свою причастность к субъектам шутки».

Второе – «Величина эффекта юмора будет максимальной не тогда, когда шутка умело и изящно составлена, не тогда, когда анекдот рассказан мастерски, но только в том случае, если рассказчик и слушатель получат в результате преимущество над другими, продвинутся вверх по социальной лестнице общества, коллектива, семьи или удержат свое положение».

Третье – «Хорошая шутка должна содержать «загадку» максимальной сложности, которую слушатель способен решить в короткий срок». Поясняя третий тезис, хочется заметить, что автор подразумевает подсознательное накопление энергии слушателя в процессе рассказа анекдота (накопление интереса, эмоциональной взволнованности, поиск вариантов концовки анекдота), сигнал к разрядке (тишина, конец анекдота, слушатель ищет подвох-ответ) и высвобождение накопленной энергии (2, 69) .

На первый взгляд эта теория кажется сухой и прозаичной, но на практике она полностью оправдывает себя.

А что же музыка?

«Музыка – есть радость души, которая вычисляет, сама того не сознавая» – Лейбниц.

Аналогично теории смешного, человек, который приходит на концерт, ждет максимально сложной информации, преподнесенной ему в максимально простом, понятном, доступном и приятном виде. Слушатель не желает испытывать какого - либо рода напряжения,как правило он хочет просто наслаждаться звуками и своими ассоциациями, возникающими при прослушивании.Необходимо также, чтобы содержание, направленность этой музыки была ему понятна и интересна, лучше - чтобы она сопровождалась текстом, близким ему по духу.

Максимальный успех имеют именно короткие произведения, с нагнетающим ритмом, динамикой. Слушающему передается возбуждение музыки, он накапливает энергию, чтобы выплеснуть ее в аплодисментах. Напротив, произведения более 40 минут, в самом интересном, совершенном исполнении, утомляют большинство слушающих, они теряют свою сопричастность к происходящему и, как следствие, им становится скучно.

Так же известен тот факт, что в Ростове-на-Дону большинство зрителей концертов классической музыки приходят в Ростовский Музыкальный театр, например, для повышения самооценки, причисляя себя к элите культурного общества, 50% из них еще более для того, чтобы рассказать о своем присутствии на этом концерте окружающим. В случае исполнения слишком сложной для восприятия программы, слушатель остается недоволен и музыкой, и исполнителем. Вывод очевиден и не нуждается в озвучивании.

Что же в этой ситуации делать? Играть «для своих»? Или навязывать классическую музыку людям, не имеющим соответствующей к ней подготовки? Ответ на этот вопрос ищут многие, в то время как основная музыкальная ветвь впала в крайность следования интересам и слабостям публики, во многом способствуя немедленной ее деградации.

Музыка нас связала!

«Юмор выполняет функцию контроля над членами группы для поддержания групповой солидарности... Данная функция юмора заключается в установлении и поддержании границ группы: разграничении одной группы от другой и связывании членов одной группы друг с другом... Все шутки о «других» подкрепляют чувство собственной идентичности внутри группы. Юмор контролирует поведение тех, кто не похож на нас, порождая и поддерживая стереотипы, достигая одновременно интеграции группы и ее отделения от других» (3).

В наше время музыкальные предпочтения считаются одним из главных показателей свойств человеческой личности. Так называемой «лакмусовой бумажкой» внутренней жизни, интересов человека. Не случайно, у молодежи, при знакомстве, после вопроса «как тебя зовут?» следует «а что ты слушаешь?» Многие современные молодежные течения идентифицируют себя с той или иной музыкой. Эстрадные музыканты, в свою очередь, различаются по тем социальным группам и подгруппам, интересы которых они обслуживают, озвучивают в своем творчестве. Для многих подобное творчество заменило религию.

Однако же, во все времена профессиональные музыканты испытывали всевозможные жизненные трудности, но не смотря ни на что они занимались своим любимым делом, бережно пронесли классические традиции до наших дней. Поэтому сегодня человек должен понимать абсурд происходящего вокруг и не отчаиваться! Смехом он может и защитить себя, и изменить мнение окружающих по тому или иному вопросу. А пример такого здорового смеха можно взять у композиторов, через выдающиеся творения которых мы и сегодня имеем возможность оценить их чувство юмора.

Список литературы:

1. Гоулман Д., Бояцис Р., Макки Э. Эмоциональное лидерство. Искусство управления людьми на основе эмоционального интеллекта. – М.: Альпина Бизнес Букс, 2005.

2.Криштафович И. Теория юмора. – М, 2004

3.Копылкова Е. А. «Еврейский анекдот как материал для анализа семейных отношений» // Тирош – труды по иудаике. – М, 2005

5

Просмотров работы: 1234