СОСТОЯНИЕ И РАБОТА КУЛЬТУРНО–ПРОСВЕТИТЕЛЬНЫХ УЧРЕЖДЕНИЙ МОРДОВИИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ1940-Х – НАЧАЛЕ 1950 ГГ. - Студенческий научный форум

VI Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум - 2014

СОСТОЯНИЕ И РАБОТА КУЛЬТУРНО–ПРОСВЕТИТЕЛЬНЫХ УЧРЕЖДЕНИЙ МОРДОВИИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ1940-Х – НАЧАЛЕ 1950 ГГ.

 Комментарии
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Заметное место в культурной и политической жизни Мордовии второй половины1950-х – начала 1950-х гг. занимали политико-просветительные учреждения. Надо заметить что за годы войны их сеть в районах республики значительно сократилась.Так, в 1940 г. имелась 761 изба-читальная, а на 1 февраля 1945 г. их осталось всего 4881. Аналогичная ситуация складывалась и во многих других регионах страны. Нужно было срочно исправлять положение. Советское государство не могло позволить, что бы даже малая часть населения осталась вне постоянного влияния пропаганды. А именно такая задача в данный период ставилась перед культурно-просветительским сектором.

30 ноября 1944 г. Совнарком РСФСР своим постановлением обязал местные советские органы улучшить работу изб-читателей, сельских клубов, районых Домов культры, восстановить к 1 февраля 1945 г. закрытые в военное аремя избы-читательни, организовать в каждом сельском Совете клубное учреждение, укомплектовать избы-читательни и клубы кадрами,создать в них библиотеки, обеспечить бесперебойное финансирование2.

Практическое воплощение указаний Сонаркома РСФСР привело к достаточно неожиданным результатам. Руководство публикации столкнулось с рядом серьёзных проблем, выявить которые помогла проверка Совнаркомом МАССР культурно-просветительских учреждений 9 районов. Она убедительно показала «заброшенность» этой работы. В 135 из 157 обследованных изб-читателен не имелось журналов и книг. В Зубово-Полянском районе их не было ни в одной из 18 читателен. Подобное можно было сказать о Рыбкинском, Мельцанском, Инсарском районах. В Атяшевском районе в 15 из 35 изб-читателен не было избачей. В таких крупных селах, как Кулясово, Тетюши, Ботушево и Атяшево, избы-читательни не действовали3.

Что собой представляли эти крупные объекты культуры, можно судить по следуюшим примерам. Изба-читательня в селе Елизаветинское Большеберезниковского района, где насчитывалось 157 дворов, размещалась на частной квартире. Оборудование было убогим: 1 стол, 2 стула, 5 портретов вождей. Плакаты, книги и журналы отсутствовали, вечера самодеятельности не проводились. На протяжении 1945 г. состоялись 1 спектакль и 2 доклада. В крупном мордовском селе Старые Найманы помещение избы-читательны было ветхим, окна оказались выбитыми, из оборудования был в наличии 1 стол. Не было ни книг, плакатов. Заведующий читательней не имел эелементарной подготовки. В селе Н. Верхи Инсарского района читальня находилась в тесной комнате при сельском Совете. Многие такие учреждения были лишены минимального необходимого оборудования4.

Результатов стала плохая работа читателен: в 19445 г. прошли лекции и доклады только в 143 из 488; в 345 не демонтировались киносеансы, в 140 не проводились спектакли и вечера художественной самодеятельности и лишь в 76 была организована работа с детьми. Кружки были открыты при 200 читальнях. 423 читальни не имели библиотечек. В 75 сельских колхозных клубах отсутствовали библиотеки5.

Серьезным препятствием в постановке политпросвещения в республике был острый дефицит квалифицированных кадров. Многие работники на селе не обладали даже элементарной подготовкой. Усугубляли обстановку и ошибки, допущенные Наркоматом просвещения и урпавлением политпросветучреждений МАССР, которые не смогли организовать 6- месяные курсы для заведующих избами-читательнями. Выход из положения попытались найти, привлеая сельских учителей к работе по совместительству. Но это не изменило дело к лучшему, и данная проблема существовала еще долгое время.

В 1952 г. в Ковылкинском районе насчитывалось 27 культпросветучреждений: 9 клубов, 11 изб-читален, раонный Дом культуры, районная библиотека и 5 сельских библиотек. Среди 31 работника со средним образованием было – 14, с семилетним – 9, с начальным – 8 , из них в партии состояли 16, в ВЛКСМ – 9 . По возрасту они делились так: до 25 лет – 7, до 35 – 16, от 35 до 40 – 4, свыше 40 лет – 4 человека ; по ниациональному составу – 20 русских, 10 мордвинов, 1 украинец; по стажу работы: 10 лет и выше – 1 человек, 5 лет – 4, 3 года – 6, 2 года – 8, 1 год – 12 человек. Почти аналогиная картина наблюдалась и в других районах. Например, в Рузаевском из 27 культпросветработников 15 имели среднее образование, 10 семилетнее и 2 начальное.

Все сотрудники изб-читателен должны были учиься в сети партийно-комсомльского посвещения, изучать историю партии, работать в кружках по изучеию биографии И. В. Сталина и диалектического материализма6.

В 1945 г. вопрос о состоянии рассматриваемой деятельности неоднократно обсуждался на бюро обкома ВКП(б) и в СНК МАССР. Принимались совместные решения по выходу из кризисного положения. Во всех районах проволились совещания работников изб-читателен и сельских клубов совместно с представителями сельских Советов. Предпологалось обязать исполкомы райсоветов и сельсоветов утвердить по каждой действующей, восстанавливаемой и вновь организуемой избе-читтательне и сельскому клубу план ремонта, изготовления и ремонта мебели, закупка топлива, обеспечить их местными и центальными газетами, провести общие колхозные собрания7.

Финансирование культурно-просветительных учреждений также являлось острой проблемой. Во многих районах на протяжении многих месяцев люди не получали заработную плат. Проводилсь даже специальные заседания Совнаркомата МАССР по исправлению ситуации. Особенно плохо финансировались сельские клубы и избы-читательни. Довольно часто они вообще оставались без обеспечения из-за несогласованности мер сельсоветов и направлений колхозов. Так, в селе Куриловское Ромодановского района здание клуба оказалось заброшенным и разваненым. Внутреннее оформление в нем было представлено только лозунгом «Миру – мир». Кроме сеансов кинофильмов. которое приходилось смотреть стоя, других мероприятий не проводилось. Это происходило потому, что сельсовет и колхоз никак не могли поделить здание клуба: оно находилось на балансе колхоза, но он не ремонтаровал его, а сельсовет, имея средства, но не делал это, поскольку не считал здание своим8.

Средства на ремонт и постройку сельских культурно- просветительных учреждений прудполагалось взыскать с крестьян. Исполкомы райсоветов обязывали исполкомы сельских Советов провести сомообложение на селения согласно постановлению ЦИК и Совнаркома СССР от 11 сентября 1937 г. На общих собраниях граждан устанавливалсь сроки взносов и смета расходов на самообложение, которые затем утверждались исполкомом райсовета9. Все, что касалось бюджета и статей его распределения, строго контролирвалось СНК СССР. Даже чтобы премировать побудителей социалистического соревнования среди работников культурно-просветительских учреждений за лучшую постановку работы, приходилось обращаться за средствами в центр10.

К 50-м гг. положение мало изменилось. По-прежнему многие сельсоветы в своих планах работы предусматривали только развитиие сельского хозяйства и не затрагивали деятельность культурно просветительских учреждений. Внимание к последним усиливало лишь в период подготовки и проведения всевозможных выборов. Районные Дома культуры , клубы, избы-читательни и библиотеки должны были быть особо красочно оформлены портретами вождей, плакатам, лозунгами, витринами – «Великие постройки коммунизма», «Сталинская конституция» и др11.

Одной из широко представленных форм в сфере политпросвещения было массовое чтение лекций для колхозников и механизаторов о достижении науки и передового опыта а сельском хозяйстве, в том числе по вопросам агротехники, зоотехники, полезащитного лесонасаждения, механизации и электрификации, экономики и организации колхозного производства. К ним привлекались учителя из школ, специалисты районного управления сельским хозяйством, МТС. Тексты лекций предварительно рецензировались и заслушивались на заседаниях исполкомом райсовета12.

В 1952 г. положение рассматриваемых учреждений оставалось на уровне первых послевоееных лет. Проверки, проводимые республиканским руководством, открывали нелицеприятную картину. Например, в селе Чуфарово Ромодановского района изба-читальня находилась в деревянном ветхом домике, где в помещении 5х7 размещалось сразу 4 организации: сельсовет, почта, сберкасса и изба-читальня. В последней имелись неисправная гармоника, шашки, домино, несколько журналов и всего 30 книг, тогда как из 600 рублей, ассигнованных на приобретение литературы, не было потрачено ни копейки. В Рузаевском районе в селе Огаревский сцену клуба оформляли декоративным материалов и занавесом. На окнах висели белые шторы. Было в наличии необходимое количество стульев. В клубе функционировал драматический кружок. С 1945 г. он показал 35 постановок, а в 1952 – 12 спектактей13. Содержание лекций и постановок строго контролировалось партйными и советскими органами. Они были признаны разъяснять населению решения ЖКХ съезда КПСС и гениального труда товарища Сталина «Эконоические проблемы соцализма в СССР». Тематика выступений художественной самодеятельности тоже находилась под пристальным вниманием. Существенным недостатком считатлось то, что хоровые и драмматические кружки больше пропагандируют старые, дореволюционные русские и национальные народные песни, пляски, танцы, а также пьесы с низкой идейностью. Так, некоторыу клубы и избы-читальни Ельниковского района кратиковались райсоветом за то, что на районном смотре сельской художественной самодеятельности исполнялись песни со слабым идейным содержанием:

1. «В лес пошли».

2. «Ох, пошла бы я лесок».

3. «Красивая Маруся».

4. «Отец посылает на пчельник».

5. «…В решето козла доила, кочергой избу мела».

6. «Подневольная жена».

7. «Когда я был молодым»14.

Районный совет постановил: показывать современные «героические» дела и быт колхозов, строек, заводов. Тематика лекций и докладов была довольно обычной для того времени: «О дне Станлинской конституции», «Марксизм и денинизм о религии», «Экономические проблемы социализма в СССР».

Итак, как видим, конец 1950-х – начало 1950-х гг. – это период постепенного и трудного восстановления на территории Мордовии сети культурнопросветительских учреждений, серьезно пострадавшей в годы Великой Отечественной войны. Многие из них были закрыты, Обнищавшие колхозы не могли взять на себя бремя содержания клубов, изб-читален и библиотек, как требовали указания центральных и местных властей. Большевистская система не хотела лишиться уже оправдавшего себя в 1920 – 1930-е гг. рычага пропагандистского влияния на общество. Политическая агитация и пропаганда были неотъемлемой, едва ли не главной задачей культурно-просветительских учреждений Мордовии в первое послевоенное десятилетие.

Примечания

1  Центральный государственный архив Республики Мордовия, ф. 228, оп. 1, д. 71.

2  Там же, л. 74.

3  Там же, л 72.

4  Там же, л. 72 – 75.

5  Там же, л. 72

6  Там же, ф. 243, оп. 8, д. 7, л. 241.

7  Там же, ф. 228, оп. 1, д. 1031, л. 75.

8  Там же, ф. 234, оп. 8, д. 7, л. 136.

9  Там же, ф. 1797, оп. 1, д. 35, л. 56.

10 Там же, ф. 243, оп. 8, д. 7, л. 68 .

11 Там же, ф. 647, оп. 2, д. 141, л. 58.

12 Там же, ф. 1797, оп. 1, д. 42, л. 23.

13 Там же, ф. 234, оп. 8, д. 7, л. 141

14 Там же, ф. 1809, оп. 1, д. 110, л. 62 – 63.

Просмотров работы: 1267