КСО И ЭФФЕКТИВНОСТЬ КОМПАНИЙ ЭНЕРГЕТИЧЕСКОГО СЕКТОРА РФ - Студенческий научный форум

VI Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум - 2014

КСО И ЭФФЕКТИВНОСТЬ КОМПАНИЙ ЭНЕРГЕТИЧЕСКОГО СЕКТОРА РФ

 Комментарии
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

В 50-е гг. во всем мире начала расти инвестиционная активность, особенно сильно это коснулось портфельных инвестиций. Данная тенденция выявила потребность в совершенствовании системы корпоративного управления (КУ), от которой стали зависеть не только текущие доходы владельцев, но и будущее их бизнеса в самом широком смысле. Практика КУ компаний, в которые портфельные инвесторы вкладывают свои средства, вызывает у них непосредственный интерес.

Обеспокоенность инвесторов и рост интереса со стороны компаний в различных странах к привлечению инвестиций создали объективную основу для выработки и внедрения неких общих правил в сфере КУ. Эти правила должны были позволить потенциальным инвесторам получить полную и ясную картину об основных управленческих принципах той или иной компании, о ее владельцах и степени эффективности работы.

КУ в теории и на практике занимается анализом агентской проблемы как проблемы разделения властей в фирме. Агентская проблема в КУ представляет собой противоречие интересов менеджеров и поставщиков капитала, которое возникает по причине отсутствия стремления менеджеров к максимизации доходов на инвестированные средства. Согласно теоретическим предпосылкам, менеджеры, обладая ограниченной рациональностью, стремятся к увеличению собственного благосостояния за счет инвесторов [3, c.125].

Вопросы же корпоративных отношений в части агентской проблемы в экономической науке исследуются в рамках агентской теории.

Центральным ядром агентской теории является модель взаимоотношений «принципал-агент», согласно которой принципал поручает за определенное вознаграждение агенту действовать от его имени и в интересах максимизации благосостояния принципала. Агентская теория строится на предположении, что агенты, нанятые принципалами, действуют с целью увеличения полезности для себя, а не для принципала. Это происходит в ситуации, когда последствия экономических действий агентов ложатся на их плечи не полностью; существенная часть этих последствий приходится на долю принципала, т.е. агент делит риск своей деятельности с принципалом [3, c. 126].

Конфликт интересов агентов и принципалов возникает в условиях информационной ассиметрии и неполных контрактов. Теория неполных контрактов исходит из того, что принципалу сложно достоверно оценить действия агента и их последствия. Поэтому невозможно составить такой контракт, по которому вознаграждение агента напрямую зависело бы от его усилий.

В ситуации, когда полные контракты между принципалом и агентом не могут быть составлены, а их исполнение нельзя проконтролировать без издержек, возникают агентская проблема и связанные с ней агентские издержки.

В последнее время все большее распространение получает стейкхолдерский подход корпоративного управления, который учитывает, что деятельность компании также оказывает влияние на окружающую среду, население, сотрудников компании, потребителей и общество в целом. С точки зрения данной теории компания рассматривается как партнерство, и её целью должна быть защита интересов всех стейкхолдеров [4, c.123].

Основным предметом исследования теории оказывается взаимодействие различных групп и индивидов, преследующих свои интересы, которые связаны с деятельностью некой фирмы. Учитывая, что в основе появления теории заинтересованных сторон лежит бизнес-этика, выдвигается положение о законности интересов всех стейкхолдеров. Таким образом, теория потенциально не отказывает во внимании ни одной стороне, и, более того, многие ее сторонники видят смысл и причину существования фирмы в удовлетворении всех законных интересов стейкхолдеров.

Для построения гармоничных отношений со стейкхолдерами необходимо решать следующие задачи [5, c.64]:

1. Определить действительных стейкхолдеров компании и оценить их потенциальное воздействие на успех деятельности компании.

2. Определить цели, которые необходимо достигнуть в отношениях с каждым из стейкхолдеров, факторы, влияющие на достижение целей, и возможные риски.

3. Определить возможности для взаимовыгодного сотрудничества, изучить пути оказания влияния (стратегии поведения), имеющие целью максимальное удовлетворение интересов стейкхолдеров.

4. Отслеживать отношения между стейкхолдерами, стремиться к их гармонизации.

Однако достичь полной гармонизации интересов стейкхолдеров на практике достаточно затруднительно. Современные компании пока не могут построить систему корпоративного управления таким образом, чтобы согласовать интересы всех заинтересованных сторон. Основной упор компаний делается на защиту интересов основных стейкхолдеров, а для компенсации рисков миноритарных стейкхолдеров используется такой инструмент КУ, как корпоративная социальная ответственность (КСО). Таким образом, КСО не только повышает репутацию компании, но и позволяет устанавливать эффективные и сбалансированные отношения со всеми стейкхолдерами компании и эффективно управлять непроизводственными рисками, возникающими в процессе взаимодействия со стейкхолдерами.

Концепция корпоративной социальной ответственности носит дискуссионный характер, в ходе ее исследования были выделены два основных подхода – нормативный и инструментальный. И нормативный, и инструментальный подходы имеют одинаково важное значение в формировании концепции КСО, к тому же они находятся в диалектическом единстве, однако в последнее десятилетие отмечается все более явная тенденция: инструментальный подход, увязывающий социально-ответственное поведение бизнеса с эффективностью управления и конкурентоспособностью, стал оттеснять на второй план нормативный подход. Все больший интерес вызывает измерение бизнес-эффекта от внедрения КСО и то, на какие финансовые показатели влияет КСО.

Так, нами было проведено исследование влияния корпоративной социальной ответственности на финансовую эффективность компании. Исследование проводилось на материалах крупных российских компаний энергетического сектора, активно внедряющих корпоративную социальную политику. Необходимо отметить, что на предварительном этапе исследования возникли сложности при формировании выборки. Скорее всего, это связано с тем, что политика КСО начала развиваться в России относительно недавно, и пока мало компаний можно назвать поистине социально ответственными. Как показывают отечественные рейтинги, лидерами в сфере КСО являются компании топливно-энергетического сектора, что и определило выборку компаний данного исследования.

В процессе анализа нами были использованы следующие показатели.

Зависимая переменная - Q Тобина - аналитический коэффициент, характеризующий инвестиционную привлекательность фирмы. Для успешно функционирующей фирмы числитель дроби должен превосходить ее знаменатель. Чем больше значение коэффициента Тобина превосходит единицу, тем более перспективной рассматривается рынком фирма.

В качестве независимой переменной была взята CSR/EBITDA – операционализированный показатель уровня социальной ответственности, который представляет собой долю затрат компании на социальные программы взаимодействия с основными группами стейкхолдеров в прибыли до уплаты налогов, процентов и вычета амортизации (EBITDA) [7, c.186]. При изучении отчетностей множества российских компаний возникают некоторые трудности при расчете данного показателя, так как очень мало компаний отражают в балансе и прочих прилагаемых документах расходы в рамках КСО. Это дает основания полагать, что большинство компаний пока не воспринимают КСО как эффективный инструмент корпоративного управления.

Для сглаживания проблемы эндогенности была введена переменная, позволяющая устранить влияние специфических характеристик компании. Параметр ln MCap представляет собой натуральный логарифм рыночной капитализации компании и вводится в модель для устранения влияния масштаба компании на результаты регрессии [1, c. 47].

Также в модель был включен показатель Div, который отражает дивидендную доходность капитала (dividend yield) и характеризует дивидендную политику компании [1, c. 47], существенно влияющую на долгосрочный инвестиционный потенциал компании.

Выбор корреляционно-регрессионного анализа как метода изучения связи между политикой социальной ответственности и финансовой эффективностью был определен тем, что данный вид анализа позволяет найти зависимость между малоизученными экономическими явлениями.

Проведение корреляционного анализа позволило выявить тесную положительную взаимосвязь между политикой социальной ответственности и финансовой эффективностью компании. Коэффициент корреляции между показателем CSR/EBITDA и Q Тобина равен 0,7316, он больше 0,7, что свидетельствует о тесной положительной связи. Положительное значение данного коэффициента говорит о том, что вложения в социальные программы приветствуется рынком, следовательно, финансовая эффективность компании от этого только увеличивается.

На втором этапе исследования был проведен регрессионный анализ. Регрессионный анализ показал, что t набл. показателя уровня социальной ответственности, равный 5,4047, статистически значим на всех уровнях значимости, то есть он линейно связан с коэффициентом Q Тобина. Показатели t-статистики переменных Div (-0,5679) и ln MCap (-0,8611) меньше табличного значения t, это означает, что они линейно не связаны с Q Тобина, и их наличие лишь искажает реальную картину взаимосвязи Q Тобина и CSR/EBITDA.

Зачастую строгую проверку статистической значимости объясняющих переменных можно не проводить, а достаточно ограничиться простым сравнительным анализом: |t| = 5,4047 > 3, следовательно, коэффициент считается сильно значимым, и вероятность ошибки в данном случае при достаточном количестве наблюдений не превосходит 0,01.

Для оценки влияния всех независимых переменных в целом на зависимую переменную был проведен дисперсионный анализ. Центральное место в дисперсионном анализе занимает разложение общей суммы квадратов отклонений на 2 части – «объясненную» и «необъясненную». Следует учитывать, что помимо выбранных объясняющих факторов всегда существует прочие факторы, влияющие на объясняемый фактор. Очевидно, что если сумма квадратов отклонений, обусловленная регрессией, больше остаточной суммы квадратов, то уравнение статистически значимо выбранные независимые факторы оказывают существенное воздействие на результат. В данном случае SSx, равная 62,72732, больше SSe, равной 51,05814, из чего следует, что уравнение статистически значимо, т.е. независимые переменные подобраны верно, и они существенно влияют на показатель финансовой эффективности компании – Q Тобина. Также необходимо определить критерий Фишера, который позволяет оценивать значимость факторов и их взаимодействия. Из результатов анализа следует, что F набл. (10,6474) меньше F крит. (2,9752), следовательно, уравнение регрессии в целом является значимым. На этом же основании можно сделать вывод о существенности зависимости корпоративной социальной ответственности и финансовой эффективности компании.

Таким образом, исследование показало, что в целом, по многим показателям представленная модель зависимости уровня КСО и финансовой эффективности компании является значимой, поставленная гипотеза подтвердилась. Результаты эмпирического исследования указывают на то, что между показателем корпоративной социальной ответственности и финансовой эффективностью компании существует тесная положительная зависимость, по которой можно сделать вывод, что корпоративная социальная политика влияет на финансовую эффективность российских компаний нефтегазового сектора.

Несмотря на наличие ряда проблем, носящих преимущественно «национальный характер», в целом развитие КСО идет в соответствии с общемировыми тенденциями. В российском бизнесе наступает осознание важности политики социальной ответственности, как части корпоративной стратегии, так и в качестве инструмента регулирования отношений со стейкхолдерами

Cписок использованных источников

  1. Гизатуллин А.В. Корпоративное управление, социальная ответственность и финансовая эффективность компании.// Российский журнал менеджмента Том 5. – 2007. – № 1.

  2. Корпоративная социальная ответственность: управленческий аспект : моно-графия / под общ. ред. И. Ю. Беляевой, М. А. Эскиндарова. - М.: КНОРУС, 2008. - 504 с.

  3. Либман, А. В. Теоретические аспекты агентской проблемы в корпорации / А. В. Либман // Вестн. С.-Петерб. ун-та. Сер. Экономика. - 2005. Вып. 1 (№8). - С. 123-140.

  4. Нагорнов А. В., Солнцева М. С. Исследования социальной ответственности компаний.// Корпоративные финансы.-2007. - № 2, с. 112-132.

  5. Петров М.А. Теория заинтересованных сторон: пути практического применения.// Вестник СПбГУ. Сер. 8. — 2004. — №2 (16). — С. 51-68.

  6. Хайруллина А.Д., Шагабутдинова З.В Корпоративная система управления рисками: особенности разработки и внедрения. – Казань: РЦМИПП, 2013. – 176 с., библиогр.: 75 наим.

  7. Яровинская М.С. Политика корпоративной социальной ответственности как фактор устойчивого развития.// Вестник Торгово-Технологического Института. – 2011. - № 1 (4).

Просмотров работы: 2168