ОСОБЕННОСТИ ПЕРЕВОДА ИМЕН СОБСТВЕННЫХ В СОСТАВЕ ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИХ ЕДИНИЦ. - Студенческий научный форум

V Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум - 2013

ОСОБЕННОСТИ ПЕРЕВОДА ИМЕН СОБСТВЕННЫХ В СОСТАВЕ ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИХ ЕДИНИЦ.

 Комментарии
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF
О фразеологии – ее предмете и проблемах написано довольно много, однако остается еще немало нерешенных проблем и неисследованных областей, ибо, как самостоятельная наука, фразеология существует чуть более полувека [1].

Особый интерес представляют фразеологические единицы (ФЕ), в состав которых входят имена собственные (ИС). ФЕ с именами собственными не отличаются от других типов устойчивых словосочетаний: они построены по одним и тем же структурным моделям. Тем не менее, тот факт, что ряд ФЕ содержат имена собственные, дает нам возможность выделить их в особую группу, которая требует специального изучения.

В лингвистике в настоящий момент не существует единого определения фразеологизма. Это обусловлено тем обстоятельством, что разные лингвисты выделяют различные конститутивные признаки фразеологических единиц [1].

Согласно определению, представленному в Лингвистическом энциклопедическом словаре, фразеологические единицы – это «устойчивые словосочетания, характеризующиеся постоянством лексического состава и осложненной семантикой» [2, с. 543]. Значение фразеологической единицы, как указывается далее в той же статье, не делится на элементы, соответствующие элементам его внешней формы, и обычно не вытекает из сложения значений отдельных элементов фразеологической единицы. Однозначное понимание таких фразеологических единиц и интерпретация их смысла невозможны без анализа широкого контекста, определяющей ситуации, и, прежде всего, знания семантических особенностей и признаков этих единиц, которые по-разному в них сочетаются [2, с. 543].

Имена собственные, в свою очередь, служат для особого, индивидуального обозначения предмета безотносительно к описываемой ситуации и без обязательных уточняющих определений. ИС выполняют функцию индивидуализирующей номинации.У ИС следует разграничивать прямую (первичную) и переносную (вторичную)номинативные функции. В прямой номинативной функции ИС служит для указания на тот предмет, которому оно присвоено в индивидуальном порядке. Переносная номинативная функция ИС характеризуется переносом наименования на другой предмет, в связи с чем оно получает способность приписывать какие-то свойства ряду объектов. Через номинативный перенос возможен переход ИС в нарицательные слова.

Что касается перевода ФЕ, то здесь необходимо всю фразеологию языка классифицировать по какому-то обоснованному критерию на группы, в границах которых наблюдался как бы преобладающий тот или иной прием, тот или иной подход к передаче ФЕ. Многие авторы, в качестве исходной точки, берут лингвистические классификации, построенные в основном на критерии неразложимости фразеологизма, слитности его компонентов. В зависимости от этого и от ряда дополнительных признаков (мотивировки значения, метафоричности и т.п.) определяется место ФЕ в одном из следующих трех (четырех) разделов: фразеологические сращения (идиомы), фразеологические единства (метафорические единицы), фразеологические сочетания и фразеологические выражения (Ш. Балли, В.В. Виноградов, Б.А. Ларин, Н.М. Шанский).

Фразеологический перевод предполагает использование в тексте перевода устойчивых единиц различной степени близости между единицей исходного языка (ИЯ) и соответствующей единицей переводного языка (ПЯ) — от полного и абсолютного эквивалента до приблизительного фразеологического соответствия [3, c. 184]. Например: «die Ferse des Achilles» - Ахиллесова пята (слабое, легко уязвимое место) [4, c.191], «die Büchse der Pandora» - ящик Пандоры.

Фразеологический эквивалент — это фразеологизм на ПЯ, по всем показателям равноценный переводимой единице. Как правило, вне зависимости от контекста, он должен обладать теми же денотативным и коннотативным значениями, т. е. между соотносительными ФЕ не должно быть различий в отношении смыслового содержания, стилистической отнесенности, метафоричности и эмоционально-экспрессивной окраски. Они должны иметь приблизительно одинаковый компонентный состав, обладать рядом одинаковых лексико-грамматических показателей: сочетаемостью (например, в отношении требования одушевленности/неодушевленности), принадлежностью к одной грамматической категории, употребительностью, связью с контекстными словами-спутниками и т.д.; и еще одним — отсутствием национального колорита. Речь идет по существу о полной и абсолютной эквивалентности, указывающей на чрезвычайно высокие требования, которые предъявляются к фразеологическим эквивалентам. Все это — уже существующие, в общем, сравнительно немногочисленные единицы, работа с которыми сводится к их обнаружению в ПЯ; решающая роль в этой работе большей частью принадлежит отличному владению ПЯ и словарям [3, c. 184]. Например: «bei Adam und Eva anfangen» - начать издалека, «Hinz und Kunz» – всякий встречный поперечный, «nach Adam Riese» - «если точно подсчитать» (Adam Riese – составитель учебников по арифметике в Германии в 16 в.).

Неполным (частичным) фразеологическим эквивалентом называют такую единицу ПЯ, которая является эквивалентом, полным и абсолютным, соотносительной многозначной единицы в ИЯ, но не во всех ее значениях.

Частичных эквивалентов сравнительно немного, так как вообще явление многозначности менее характерно для фразеологии. Гораздо чаще случаи относительной фразеологической эквивалентности [3, c. 184-185].

Относительный фразеологический эквивалент уступает абсолютному лишь в том, что отличается от исходной ФЕ по какому-либо из показателей: другие, часто синонимические компоненты, небольшие изменения формы, изменение синтаксического построения, иные морфологическая отнесенность, сочетаемость и т.п. В остальном он является полноценным соответствием переводимой ФЕ, «относительность» которого скрадывается контекстом.

Различие может быть, например, в сочетаемости. Если сравнить немецкое «Da lachen (ja) die Huhner!» с его русским аналогом «курам на смех», то нетрудно заметить, что при переводе придется русский эквивалент либо «подгонять» под соответствующую немецкую единицу и превратить ее в самостоятельную экспрессивную фразу: «да это же курам на смех!», либо, если этого сделать нельзя, искать другие соответствия.

Частым отличием можно считать неодинаковое лексико-семантическое содержание отдельных компонентов.

В других случаях эквивалент может отличаться от исходной ФЕ по компонентному составу - один и тот же образ может быть выражен экономнее или пространнее.

Образы могут быть очень близкими, соприкасающимися, например: «молния» — «гром» (ср. нем. «Blitz aus heiterem Himmel» и рус. «гром среди ясного неба»). Они могут быть весьма далекими, но логически сопоставимыми. Например, «похожесть» русский, болгарин и француз видят в «двух каплях воды», а у немца и чеха это «два яйца».

Но образы двух аналогов (на ИЯ и ПЯ) могут не иметь между собой ничего общего как образы, что не мешает эквивалентам исполнять исправно свою функцию в переводе.

Чрезвычайно часты различия, возникающие в случаях использования таких приемов перевода, как различного рода трансформации типа антонимического перевода, конкретизации и генерализации, которым, подобно лексическим, поддаются и фразеологические единицы [3, c. 185 – 187].

К фразеологическим можно условно отнести и «индивидуальные» эквиваленты. Не находя в ПЯ полного соответствия, переводчик иногда вынужден прибегать к словотворчеству, оформляя в духе переводимой единицы новый, свой фразеологизм, максимально напоминающий «естественный». Если такую "подделку" читатель примет, значит, удалось передать содержание и стиль переводимой единицы в достаточно «фразеологической» форме. Индивидуальные фразеологизмы, если они мастерски «сделаны», обладают показателями обычной ФЕ, отличаясь от нее лишь по одному, самому важному показателю — они не воспроизводимы. Переводчик создает их в ходе своей работы, и очень маловероятно, чтобы такой перевод закрепился за данной единицей настолько, чтобы вошел в язык. Поэтому здесь скорее идет речь о контекстуальном переводе.

При создании своего фразеологизма-аналога переводчик может воспользоваться уже существующими в ПЯ фразеологическими средствами и моделями. Близким к этому является приспособление к контексту уже существующего фразеологизма путем изменения структуры, добавления новых компонентов, придания при помощи фонетических средств вида пословицы, комбинирования из двух единиц одной и т. д. — пути, которые можно было бы назвать лексико-фразеологическим переводом [3, c. 187-188].

Нефразеологический перевод, как показывает само название, передает данную ФЕ при помощи лексических, а не фразеологических средств ПЯ. К нему прибегают обычно, лишь убедившись, что ни одним из фразеологических эквивалентов или аналогов воспользоваться нельзя. Такой перевод, учитывая даже компенсационные возможности контекста, трудно назвать полноценным: всегда есть некоторые потери (образность, экспрессивность, коннотации, афористичность, оттенки значений), что и заставляет переводчиков обращаться к нему только в случае крайней необходимости [3, с. 193]. Например: «Tante Meyer» - туалет, «seinen Friedrich Wilhelm unter etwas setzen» - «подписать документ» (Friedrich Wilhelm – имя прусского кайзера).

Калькирование, или дословный перевод, предпочитают обычно в тех случаях, когда другими приемами, в частности фразеологическими, нельзя передать ФЕ в целости ее семантико-стилистического и экспрессивно-эмоционального значения, а по тем или иным причинам желательно «довести до зрения» читателя образную основу.

Предпосылкой для калькирования является достаточная мотивированность значения ФЕ значениями ее компонентов. То есть калькирование возможно только тогда, когда дословный перевод может довести до читателя истинное содержание всего фразеологизма (а не значения составляющих его частей) [3, с. 194]. Например: «es ist Hans wie Heini» - что Ганс, что Генри, «Deutches Florenz» - «Немецкая Флоренция».

Описательный перевод ФЕ сводится, по сути дела, к переводу не самого фразеологизма, а его толкования, как это часто бывает вообще с единицами, не имеющими эквивалентов в ПЯ. Это могут быть объяснения, сравнения, описания, толкования — все средства, передающие в максимально ясной и краткой форме содержание ФЕ, все с тем же неизменным стремлением к фразеологизации или хотя бы намеку и на коннотативные значения.

В контексте этот путь перевода самостоятельного значения не имеет, так как в любом случае переводчик постарается вплести содержание ФЕ в общую ткань таким образом, чтобы правильно были переданы все элементы текста в целом, т. е. прибегнет к контекстуальному переводу [3, с. 196]. Например: «den schwarzen Peter haben» – быть виноватым («Черный Петер» - детская карточная игра. У кого «Черный Петер» остается на руках - тот проиграл, и его мажут черным); «den feinen Otto markieren (machen)» - строить из себя аристократа, важничать.

При переводе фразеологических единиц с компонентом именем собственным было отмечено, что выбор варианта передачи ИС напрямую зависит от тех переводческих трансформаций, которые используются для перевода всего фразеологизма. Так, при использовании описательного перевода или аналога для передачи фразеологической единицы, имена собственные, входящие в ее состав вообще не передаются на русский язык. Это обусловлено тем, что хорошо знакомые немецкому читателю имена собственные ничего не говорят русскому читателю.

При сопоставлении различных способов перевода национально окрашенных фразеологизмов необходимо учитывать, что дословный перевод хорошо передает национальный колорит подлинника, хотя порой при этом может понадобиться примечание в связи с тем, что скалькированный образ может оказаться недостаточно понятным. Хорошо зная достоинства и недостатки каждого из возможных способов перевода, переводчик, в каждом конкретном случае, выбирает тот из них, который лучше всего отвечает условиям контекста.

Литература:

1. Солодилова, И.А., Щербина, В.Е. Лингвокогнитивные и дискурсивные аспекты современной фразеологии/ И.А. Солодилова, В.Е. Щербина. – Оренбург: Руссервис, 2011. – Монография

2. Ярцева, В.Н. Лингвистический энциклопедический словарь/ В.Н. Ярцева. – М.: Советская Энциклопедия, 1990. – 685 с.

3. Влахов, С., Флорин, С. Непереводимое в переводе/ С. Влахов, С. Флорин. – М.: «Международные отношения», 1980. – 343 с.

4. Бинович, Л.Э. Немецко-русский фразеологический словарь/ Л.Э. Бинович. – М.: Аквариум, 1995. – 768 с.

5. Ларин, Б.А. Очерки по фразеологии //Б.А. Ларин, – В кн.: Ларин Б.А. История русского языка и общее языкознание (Избранные работы) /Б.А. Ларин. – М., 1997. – 148 с.

6. Шанский, Н. М. Фразеология современного русского языка /Н.М. Шанский. – М.: Высшая школа, 1985. – 192 с.

7. Виноградов, В.С. Перевод: Общие и лексические вопросы/ В.С. Виноградов. - М.: КДУ, 2004. – 240 с.

Просмотров работы: 4287