БИОТЕХНОЛОГИЯ В КОНТЕКСТЕ КОНСТРУКТИВИСТСКОГО ДИСКУРСА КАК ПУТЬ К ДОСТИЖЕНИЮ ПРАКТИЧЕСКОГО БЕССМЕРТИЯ - Студенческий научный форум

V Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум - 2013

БИОТЕХНОЛОГИЯ В КОНТЕКСТЕ КОНСТРУКТИВИСТСКОГО ДИСКУРСА КАК ПУТЬ К ДОСТИЖЕНИЮ ПРАКТИЧЕСКОГО БЕССМЕРТИЯ

 Комментарии
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF
Что же такое бессмертие? Как достигнуть его реальным путем и нужно ли это вообще? Эти и многие другие вопросы рассматривали в своих работах известные философы. К сожалению, этой тематике в настоящее время в теории уделяется очень мало внимания и не очень много современных авторов – за пределом круга сторонников постчеловечества – разрабатывают данную проблематику. Однако каждый человек когда-либо задумывался над подобными вопросами. Проблема бессмертия человека и сопряженные с ней проблемы в их различных сочетаниях и единстве являются, безусловно, мировоззренческими, и прежде всего, именно философскими. Но философскую мысль необходимо подкреплять научными знаниями и практическими навыками.

В материалистической философии, далекой от религии и мистики, на позитивное, действительно, практическое решение проблемы личного бессмертия долго накладывалось, необоснованное, вето. Эта тема считалась заведомо недостойной научного исследования. В лучшем случае об этом можно было говорить лишь в аллегорическом, метафорическом смысле, т.е. речь могла идти лишь о бессмертии человека в результатах его дел, продолжении рода и памяти потомков. Но, тем не менее, необходимость исследования данного вопроса является очевидной.

Так известно, что старение – это естественный процесс постепенного нарушения и потери важных функций организма или его частей. Однако достижения научно-технического прогресса позволяют предсказать, что в ближайшие десятилетия появятся технологии способные привести к реальному омоложению организма, либо, по крайней мере, к увеличению продолжительности жизни в несколько раз. Анализ и знание теорий старения помогут в достижении этой цели.

Актуальность данной темы обусловлена рядом причин. Во-первых, отметим, что вне генезиса представлений о человеческом бессмертии невозможно разобраться в этой сложной проблеме; во-вторых, в наше время практически безальтернативно реанимируется интерес к религиозным вероучениям о жизни человека, его личном бессмертии. Но, прежде всего, актуальность данной темы, объясняется нерешенностью проблемы человеческого бессмертия в настоящее время. Реально она еще не решена, но она уже находится в процессе решения. Однако с состоянием дел в данной области исследований знакомы лишь немногие. Между тем, сегодня открываются поистине многообещающие горизонты в плане продвижения по направлению к ее разрешению. Более близкое ознакомление с результатами этих исследований может стать действенным импульсом приобщения к ним, что послужит инициацией становления научно-оптимистического мировоззрения.

Попробуем разобраться, насколько необходима человеку вечная жизнь? С одной стороны, возможность вечной жизни открывает широкие перспективы: это и постоянное развитие науки и техники, бесконечный процесс познания, постоянное улучшение жизни на основе жизненного опыта и другие блага. Самое важное, что на пути к решению данной проблемы были созданы такие технологии, которые если и не приведут к вечной жизни в ближайшее время, то значительно увеличат срок жизни и обеспечат достойное существование многим людям. К таким технологиям относятся: а) использование стволовых клеток; б) ксенотрансплантация; в) биомехатроника; г) использование нанороботов и т. д. Как известно, в настоящее время широкое распространение получили биотехнологии. Можно сказать, что как роду техники, биотехнологиям присуща определенного типа власть над жизнью людей, т.е. био-власть.

Понятие «био-власть», введенное в оборот Мишелем Фуко, служит указанием на особого рода пространство, пространство проблематизации человеческой жизни. Оно сформировано многообразием дискурсивных и внедискурсивных практик биомедицины, занятых производством человека в качестве «субъекта» и «объекта» [1]. Иначе говоря, био-власть детерминирует индивидуальное самочувствие и самосознание людей, пронизывает их микро- и макросоциальные связи, обещая здоровье и предлагая защиту от патогенных влияний. Она присутствует в форме аморфного гетерогенного «матрикса» практик, дающего научно обоснованные технические средства истолкования человеческих проблем и их разрешения.

Говоря о биотехнологиях, имеются в виду, прежде всего биомедицинские технологии, включающие классические методы врачевания (в том числе и психоанализ), его новейшие формы – генодиагностики и генотерапии, клонирования, трансплантологии, экстракорпорального оплодотворения, суррогатного материнства, в психофармакологии, а также основанные на медицинском фольклоре массового сознания практики контроля телесных и психических функций. Одной из важнейших особенностей современного подхода, лежащего в основе этих практик, является его отчетливо выраженный конструктивизм. Не только каждая общая или специфическая черта каждого биологического организма, не только биологический организм как целое, но и каждое человеческое существо воспринимается как в некотором смысле созданное, порожденное, как сконструированное. Более того, именно эта сконструированность открывает возможности и для преднамеренного реконструирования человеческого существа. Важнейшим элементом, определяющим специфическую конфигурацию силового поля современных биотехнологий, является дискурс «биоэтики» [1].

Новые аспекты проблемы в этой же связи обозначает и раскрывает кандидат биологических наук М.В. Соловьев в статье «Нанотехнология – ключ к бессмертию и свободе». Имея в виду именно нанотехнологии, он справедливо отмечает: «Основным социальным последствием применения нанотехнологии будет значительное увеличение свободы человека, его независимости, как от природных ограничений, так и от ограничений, которые ему пытаются навязать другие люди, чтобы получить больше свободы, благополучия и выгоды для себя» [2]. А затем следует главное и самое важное замечание под углом зрения рассматриваемой темы: «Человек получит свободу во времени (то есть практическое бессмертие), его не будут ограничивать проблемы здоровья или физического несовершенства» [2]. Проблема эта, действительно, должна быть решена комплексно.

Можно сказать, что гарантированность материального обеспечения постчеловеческой жизни, бессмертного существования является одним из базисных условий возможности постчеловеческого общества. Адекватное понимание серьезности этого требования позволяет высказать предположение, что одной из прямых причин возникновения современного трансгуманизма является книга Э.Дрекслера «Машины созидания: Грядущая эра нанотехнологий». Это связано с тем, что Э.Дрекслер, провозгласив начало нанотехнологической революции, всячески подчеркивал, что нанотехнологии в самом ближайшем будущем обеспечат, практически, все материальные потребности людей. Нанотехнологии, с одной стороны, обобщали, дополняли, максимизировали, в трактовке Э.Дрекслера, все постчеловеческие устремления высоких технологий, с другой стороны, начали активно разрабатываться, как реальное направление нового масштабного технологического прорыва ведущими державами мира [3].

Становлению нового стиля мышления в этой области содействует и осмысление тех аспектов диалектики необходимости и случайности, которые свидетельствуют об их способности к взаимопревращению. Тому же служит и осознание того, что неправомерно без всяких оговорок отождествлять необходимость с неизбежностью, как это чаще всего делается. Такое их отождествление оказывается возможным лишь при весьма ограниченных обстоятельствах, практически не имеющих отношения к позитивному решению проблемы устранения фатальности старения и смерти человека.

В том же конструктивном ключе может быть интерпретирован и ряд других положений диалектико-материалистической философии (положение К. Маркса о том, что человек живет природой и потому она оказывается его телом, с которой он должен оставаться в постоянном общении, «чтобы не умереть») [4].

Однако, существует и другое мнение, а именно, что никакое биологическое существо, в том числе и человек, не может быть бессмертным в физическом (биологическом) смысле в силу закона природы, формулируемого вторым началом термодинамики. Надежды на применение методов генетической инженерии для «переделки генетической программы жизнедеятельности организма…» совершенно не обоснованы, т.к. последствия такой переделки совершенно непредсказуемы. Человечество имеет уже печальный опыт «переделки» природы, что привело в ряде случаев к невозвратимым экологическим потерям.

Кроме возможности, необходимо подумать также и о необходимости вечной жизни. Можно сказать, что усталость от жизни – есть постоянная форма угрозы принятия пессимистической точки зрения на жизнь. Сам факт активной жизни может привести к усталости от постоянной «активизации» жизни. Применительно к бессмертной жизни, усталость от жизни выглядит еще более значимым феноменом, заставляя ставить вопрос, о принципиальной возможности бессмертной жизни (долгой жизни) по этому основанию. Однако если взглянуть на эту проблему под другим углом, можно утверждать, что бессмертная жизнь увеличивает и вероятность забвения или преодоления негативных событий, неожиданно изменивших жизнь к худшему. В связи с чем, для полноты анализа личностной необходимости стремления к индивидуальному бессмертию необходимо проанализировать ряд вопросов.

Важнейший вопрос состоит в том, как отразится на человеке перспектива выхода жизни за ее видовые параметры. Как это коснется человека в социальном, психологическом, нравственном измерении. Этот вопрос вполне правомерен, ибо сам факт данности выхода за видовые параметры жизни предполагает существенное изменение человеческого организма с помощью «гомотехнологии», что может угрожать утратой человеческой индивидуальности, идентичности личности, в частности. Многие современные философы считают, что даже если мечты об индивидуальном бессмертии воплотятся, то бессмертный человек уже будет «сущностно другим существом» – без души, без надежд, страхов, радостей и смыслов, у него будет иное отношение к своему «я». Оно и мыслить будет совершенно по-другому или субъектного сознания не будет вообще. Это полная потеря идентичности существующего человека [5].

Разумеется, бессмертный человек – не то же самое, что смертный. Сознание собственной смертности, конечности, безусловно, оказывает серьезное воздействие на становление психики человека, но, в тоже время, как нам кажется, – не решающее, потому что сознание формируется под влиянием целого ряда факторов – от генетических до социальных. Исходя из этого, можно утверждать, что бессмертный человек не будет «сущностно другим существом», а надежды, страхи, радости и смыслы по своей форме останутся практически теми же самыми, хотя их содержание не может не претерпеть соответствующих изменений. Бессмертный человек отнюдь не станет бесчувственным «я», но отношение его к самому себе, естественно, претерпит определенные перемены. Однако это будет, по сути своей, все-то же живое человеческое существо – мыслящее и чувствующее, но в мыслях и чувствах своих не отягощенное фатальностью смерти, а способное жить неограниченно долго [6].

Следующим, возникающим при серьезном анализе данной проблемы, является вопрос о необходимости достижения индивидуального бессмертия для состоявшейся/несостоявшейся, в целом, жизни. Сейчас, как и на протяжении всей истории человечества, жизнь каждого человека ограничена количеством: лет, дел и впечатлений, которые объективно, в силу конечности жизни не позволяют человеку реализовывать многие серьезные жизненные проекты. Индивидуальное бессмертие есть форма снятия этих ограничений. В то же время, определенное количество лет человеческой жизни не является простой внешней характеристикой, изменение которой в сторону увеличения, автоматически, является благом для человека. Противники индивидуального бессмертия считают, что жизнь, вообще, может лишиться смысла, если исчезнут все возможные временные границы ее продолжительности. Всегда окруженный огромным количеством возможностей, бессмертный человек лишится основного мерила для выбора: все станет одинаково возможным, важным и, в принципе, одинаково безразличным. В этом случае человек может всё и всегда оставлять на потом. Также можно предположить, что новизна действий и впечатлений, объективно, ограничена. Вскоре, явно или неявно, начинаются фиксироваться повторы. Это ведет к постепенной потере интереса к жизни, в итоге, к скуке. Однако можно с уверенностью утверждать, что процесс познания бесконечен, ни мир, ни сам человек никогда не могут быть познаны до конца в силу их неисчерпаемости, а это означает неистребимость для человека интереса к новому, еще непознанному. И нет никаких оснований отрицать у человека право на этот интерес и на стремление неограниченно удовлетворять его. Нам кажется, что человек не будет оставлять на потом то, что его действительно волнует, что ему интересно. Наоборот приобретет возможность найти свое призвание, реализуя все новые и новые жизненные проекты. К тому же, человек будет взаимодействовать с другими людьми и участвовать в общественных делах, что тоже лишает его возможности всё откалывать на потом.

Противники достижения индивидуального бессмертия, часто указывают на то, что в желании, в уходе в множественность – человек может лишиться своей индивидуальности. Человек, выбирая множественность, должен окончательно избавиться от себя сегодняшнего. Состоявшиеся люди, просто, не могут таким образом оставить/предать себя. Кроме того, нет никаких гарантий, чтобы в подавляющем большинстве числе случаев состоявшийся в определенное время и в определенной сфере деятельности человек был бы также успешен в другое время и в другой сфере деятельности. Можно даже сказать, что состоявшимся людям не очень выгодна перемена деятельности. Но многие ли люди считают, что их жизнь является самой лучшей из возможных сценариев жизни? Можно ли ответить на этот вопрос утвердительно, реализовав только один из существующих вариантов, притом, что выбор зачастую приходится делать, имея лишь поверхностное представление о будущей деятельности? Однако нынешняя кратковременность жизни, как правило, обрекает людей на однажды избранный вид деятельности. Это обстоятельство проявляется особенно драматично, когда в случае ошибки с избранием в молодости жизненного пути, чаще всего, оказывается, что уже не хватает времени на ее исправление. И это обрекает человека на безрадостный труд и неудавшуюся судьбу, несостоявшуюся жизнь. Между тем бессмертие, напротив, предоставит возможность сменять поприща сколько угодно раз, исправлять такого рода ошибки и пороки, решить многие другие проблемы. Мы считаем, что человек в принципе не обречен на единственное призвание. Его способности и возможности, как правило, многогранны, и он может их реализовать в разных сферах деятельности, при желании меняя их.

Ещё одной важной проблемой, требующей философского осмысления, является возможность консервации культурных достижений и узурпация властных полномочий в постчеловеческие времена. Смена поколений в природе и социуме, которую обеспечивает смерть, гарантирует уход старого и приход молодого и нового. Отсутствие такого механизма ведет к искусственной консервации достигнутого и ужасающая перспектива его экстраполяции на сотни лет. В то же время, индивидуальное бессмертие позволит удерживать жизнедеятельность на уровне ее оптимальных параметров, как раз на пике молодости, когда человек открыт к новым идеям. Следовательно, в этих условиях просто не будет старого, которому необходимо уходить по средствам естественной смерти.

Вывод, касающийся всех видов профессиональной деятельности, нужно более четко определить по отношению к власти, так как политическая, государственная власть, объективно, учитывая ее ресурсы и реальную силу, очень серьезно влияет на все происходящее в обществе. Анализ данного вопроса заставляет сделать вывод, что тенденция к узурпации власти в случае бесконечной жизни будет весьма сильной. Высокого уровня управленцы будут пользоваться самыми лучшими технологиями, чтобы быть здоровыми и способными к управленческой деятельности. В их распоряжении будут самые совершенные технологии, чтобы обеспечивать победу в демократической борьбе за власть. Общей основой этой тенденции является факт наличия объективных основ узурпации власти. Однако не стоит забывать о том, что наличие потенциальных основ узурпации власти не является утверждением необходимости подобных сценариев. По крайней мере, демократические силы с переменных успехом борются с подобными перспективами. Но стоит предполагать, что при становлении возможного постчеловеческого общества, тенденция и возможность узурпации власти получит еще более сильный импульс. Но если люди достигнут практического бессмертия, кардинальным образом изменится по сравнению с нынешней цена за предосудительную деятельность, вызывающей угрозу наказания смертью или «пожизненным» заключением. В этом случае цена становится несоразмерной, ее нельзя будет проигнорировать, человек по необходимости должен будет стремиться к положению вещей, в принципе исключающему подобную угрозу. Иными словами, асоциальному субъекту придется сделать выбор – либо продолжать свою деятельность и раньше или позже быть убитым или навеки, изолированным от общества, либо отказаться от нее и реализовать свою возможность неограниченно долгой и достойной жизни. Тем самым достижение практического бессмертия, напротив, может стать мощным фактором исключения диктаторов и диктаторства, преступников и преступности из жизни общества [6].

В заключении можно сказать, что в любом обществе, каким бы совершенным оно не было, люди не могут быть подлинно счастливыми, если они остаются несвободными перед лицом старости и летального исхода жизни. Иными словами, с гуманистической точки зрения, должно предполагаться позитивное решение проблемы практического бессмертия человека, т.е. как раз достижение его свободы перед лицом фатальности старения и естественной смерти. Счастливый человек не может не быть здоровым, молодым и практически бессмертным. Эта точка зрения, прежде всего, и интересна в настоящее время, для тех, от кого во многом зависели тогда успехи и сроки открытий, непосредственно способствующие ее решению и свидетелями которых мы стали только теперь – на рубеже веков и тысячелетий.

Если вдуматься в суть дела, можно понять, что речь идет не об абсолютном бессмертии, а именно о практическом бессмертии. Однако давать однозначный ответ на поставленный вопрос мы не будем, поскольку слишком много негативных последствий может возникнуть при поддержке этой идеи. Но и игнорировать попытки к созданию вечной жизни не стоит, так как следствием этой попытки является как минимум грандиозный прорыв в медицине. У каждого, несомненно, свое видение этой проблемы и, не желая ущемлять ничьи интересы, было бы правильным предоставить выбор каждому, лишь была бы такая возможность.

Использованная литература:

1. Тищенко, П.Д. Биовласть в эпоху биотехнологий / П. Д. Тищенко. – М.: ИФРАН, 2001. 177 с.

2. М.Соловьев. Нанотехнология – ключ к бессмертию и свободе. Компьютерра, 1997, N 41, с.48-50.

3. Дрекслер, Э. Машина созидания: Грядущая эра нанотехнологий / Э. Дрекслер // www.trunshumanism-rassia.ru/ books/Engines_of_Creation.

4. Маркс, К. Сочинения. Т. 42 / К. Маркс, Ф. Энгельс. – М.: Политиздат, 1955. С. 119.

5. Кутырев, В. А. Бытие или ничто / В. А. Кутырев. – СПб: Алетейя, 2009 – 496с.

6. Вишев, И.В. На пути к практическому бессмертию / И.В. Вишев. – М.: МЗ-Пресс: Отарашвили, 2002. С. 199.

Просмотров работы: 1808