ПРОБЛЕМА ПОЯВЛЕНИЯ ЧЕЛОВЕКА И РАЗУМА - Студенческий научный форум

V Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум - 2013

ПРОБЛЕМА ПОЯВЛЕНИЯ ЧЕЛОВЕКА И РАЗУМА

 Комментарии
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF
Большое количество данных говорит о том, что средой возникновения жизни могли быть прибрежные районы морей и океанов. Здесь, на стыке моря, суши и воздуха создавались благоприятные условия для образования сложных органических соединений. Например, растворы некоторых органических веществ (сахаров, спиртов) обладают большой устойчивостью и могут существовать неограниченно долгое время. В концентрированных растворах белков, нуклеиновых кислот могут образовываться сгустки подобно водным растворам желатина. Такие сгустки называют коацерватными каплями или коацерватами. Коацерваты способны адсорбировать различные вещества. Из раствора в них поступают химические соединения, которые преобразуются в результате реакций, происходящих в коацерватных каплях, и выделяются в окружающую среду.

Коацерваты – это еще не живые существа. Они проявляют лишь внешнее сходство с такими признаками живых организмов, как рост и обмен веществ с окружающей средой. Поэтому возникновение коацерватов рассматривают как стадию развития преджизни.

Коацерваты претерпели очень длительный отбор на устойчивость структуры. Устойчивость была достигнута вследствие создания клеток и ферментов, контролирующих синтез тех или иных соединений. Наиболее важным этапом в происхождении жизни было возникновение механизма воспроизведения себе подобных и наследования свойств предыдущих поколений. Это стало возможным благодаря образованию сложных комплексов нуклеиновых кислот и белков. Нуклеиновые кислоты, способные к самовоспроизведению, стали контролировать синтез белков, определяя в них порядок аминокислот. А белки-ферменты осуществляли процесс создания новых копий нуклеиновых кислот. Так возникло главное свойство, характерное для жизни – способность к воспроизведению подобных себе молекул (рис.1).

Очевидно, истинная жизнь начинается с появления клетки. Биологические мембраны помогают объединению отдельных органелл (мембранные органеллы и органеллы-частицы) в единое целое. Образуется истинная основа жизни, знаменующая собой скачок в эволюции. Очевидно, первые клетки примитивны, они не имеют ядра (прокариоты).

 

Рис. 1. Первичная клетка – капелька жидкости, окруженная двуслойной мембраной. Она самопроизвольно

образовалась из плавающих на поверхности воды гидрофобных липидов, пептидов и пигментов, и

послужила, по-видимому, колыбелью, в которой возникла жизнь. (Д.Н. Островский, 1984). [1]

 

В настоящее время таковы бактерии и некоторые другие микроорганизмы. Они появились около 3,2-3,5 млрд. лет назад. Затем началось развитие клетки с ядром (эукариоты), содержащим хромосомы – органеллы, которые хранят с помощью ДНК и передают наследственные черты клетки. [1,2]

Первые клетки были прообразом всех живых организмов: растений, животных, бактерий. Позже, в процессе эволюции, под воздействием дарвиновских законов естественного, как считают большинство ученых, отбора клетки совершенствуются, вслед за прокариотами и эукариотами отделяется третья категория – специализированные клетки высших многоклеточных, растений и животных (метафита и метазоа).

Живые существа представляют собой, так называемые, открытые системы, т.е. системы, в которые энергия поступает извне. Без поступления энергии жизнь существовать не может. По способам потребления энергии организмы делятся на две большие группы: автотрофные и гетеротрофные. Автотрофные организмы прямо используют солнечную энергию в процессе фотосинтеза (зеленые растения), гетеротрофные используют энергию, которая выделяется при распаде органических веществ.

Очевидно, первые организмы были гетеротрофами, получающими энергию путем бескислородного расщепления органических соединений. На заре жизни в атмосфере Земли не было свободного кислорода. Возникновение атмосферы современного химического состава теснейшим образом связано с развитием жизни. Появление организмов, способных к фотосинтезу, привело к выделению в атмосферу и воду кислорода. В его присутствии стало возможным кислородное расщепление органических веществ, при котором получается во много раз больше энергии, чем при бескислородном.

С момента возникновения жизни геологическая и геохимическая история Земли неотделима от биологических процессов. Их изучением занимается специальная наука – биогеохимия, созданная, в основном, трудами нашего выдающегося соотечественника академика В.И. Вернадского.

Сложные процессы химической эволюции, которая переходит в биохимическую и биологическую эволюцию, могут быть выражены в виде простой схемы: атомы → простые молекулы → сложные макромолекулы и ультрамолекулярные системы (пробионты) → одноклеточные организмы → многоклеточные организмы.

Обнаружена и живая модель происхождения многоклеточных – трихоплакс. Больше всего эти существа напоминали крупных амеб, но состояли из множества клеток и снаружи были покрыты жгутиками (В.В. Малахов, Л.П. Незлин, 1983).

Ш

Рис. 2. Происхождение многоклеточных.

По Э. Геккелю (концепция гастреи). Предком многоклеточных

была шарообразная колония жгутиковых простейших -

бластея, из которой затем сформировалась двуслойная

гастрея, являющаяся моделью современных кишечнополостных –

медуз, пресноводных гидр и коралловых полипов (вверху).

По И.И. Мечникову (теория фагоцителлы). Многоклеточные

произошли от колонии и жгутиковых простейших; временное

разделение клеток колонии на внешние и внутренние в ходе

эволюции стало постоянным, и образовалась двуслойная колония,

по своему строению близкая к личинкам современных кишечно-

полостных и губок (в середине).

По О. Бючли (концепция плакулы). Предком многоклеточных

была колония в форме двуслойной пластинки, которая изогнулась,

и возникла форма, напоминающая гастрею Геккеля (внизу).

В.В. Малахов, Л.П. Незлин, 1983.

ульце Ф. в 1882 г. дал этим организмам название Trichoplax, adhaaerehs (от греч. τρίχοξ – волос и πλάξ – платина). Среди клеток, составляющих тело трихопласта, не оказалось ни нервных, ни мышечных, ни чувствующих органов, не было у него ни рта, ни кишечника. Этот организм занимал промежуточное положение между царством простейших и царством многоклеточных животных. На рис. 2 изображена схема образования многоклеточных по схемам отдельных исследователей.

 

Трихоплакс ближе к губкам чем к настоящим многоклеточным животным. Трихоплакс – боковая веточка на родословном древе многоклеточных животных. Трихоплакс – реликтовое животное, остаток некогда богатой фауны примитивных многоклеточных, населявших биосферу Земли 1,5-2 млрд. лет назад. На рис. 3 представлен наиболее вероятный путь прохождения многоклеточных.

 

Рис. 3. Наиболее вероятный путь происхождения многоклеточных

(В.В. Малахов, Л.П. Незлин, 1983).

 

Как пишет Пьер Тейяр де Шарден, «Едва зародившись, жизнь уже кипит. Мы можем предположить, что первые клетки, появившись в одном месте или нескольких немногих местах, затем почти сразу умножились, подобно тому, как распространяется кристаллизация в перенасыщенном растворе. Не была ли молодая Земля в состоянии биологического перенапряжения?

Сделана попытка оценить роль клеточных мембран в эволюции живой материи. В возникновении живого решающую роль сыграло становление генетического аппарата. Этот этап стал возможным только после формирования первичной мембраной замкнутого пространства – клетки, которая и послужила колыбелью жизни (Д.Н. Островский, 1984).[1]

Островский Д.Н. отвергает возможность существования доклеточной формы жизни и полагает, что клетка как пространство, окруженное мембраной, способной к трансформации энергии и катализу многих превращений органических веществ, возникла даже раньше живого. Мембрана послужила колыбелью, в которой появилась жизнь (рис. 4).

 

Рис. 4. Возможные пути возникновения эвкариотических организмов. Эвкариоты могли появиться

благодаря впячиванию внутрь клетки и обособлению части мембраны (I); путем слияния группы

прокариотических клеток (II) или за счет проникновения одной прокариотической клетки в другую (III).

Здесь и на следующем рисунке: я – ядро, м – митохондрия. (Д.Н. Островский, 1984).[1]

 

 

Рис. 5. Гипотетическая схема возникновения многоклеточных организмов и внутриклеточных органелл.

Начальная стадия этих процессов, по-видимому, заключалась в фазовом обособлении ряда белков и

липидов и переноса их внутрь клетки (I). При взаимодействии образовавшейся, таким образом, первичной

ядерной клетки (II) с другими прокариотами могли возникнуть внутриклеточные органеллы (III) и

многоклеточные организмы (IV). Пунктирными стрелками обозначены процессы, проходящие в

несколько последовательных стадий. (Д.Н. Островский, 1984).[1]

 

Н

Рис. 6. Биоэнергетическая система животных клеток. Клетка отделена от окружающей среды

цитоплазматической, или клеточной мембраной. В свою очередь, клеточные органеллы – ядро, митохондрии, лизосомы, эндоплазматический ретикулум – отделены от цитоплазмы внутриклеточными мембранами.

В митохондрии внутренняя мембрана осуществляет две функции: перенос Са2+ из цитоплазмы внутрь

митохондрий и синтез аденозинтрифосфорной кислоты (АТФ) из аденозиндифосфорной кислоты (АДФ) и

неорганического фосфата. АТФ синтезируется за счет энергии, выделяющейся при переносе электронов по

дыхательной цепи митохондрий от субстратов к кислороду. Перенос пары электронов по дыхательной цепи

сопровождается переносом протонов через мембрану, в результате чего на мембране создается разность

потенциалов со знаком «минус» внутри митохондрий и знаком «плюс» в цитоплазме. Под действием этой

разности потенциалов протоны могут быть втянуты обратно, т.е. внутрь митохондрии с помощью

специального фермента Н+-АТФазы. За счет трансмембранной разности потенциалов может осуществляться перенос ионов Са2+ внутрь митохондрий. (Из работы Ю.А. Владимирова, 1987).

есмотря на то, что прокариоты господствовали на Земле более миллиарда лет и вместе с эвкариотами существуют уже более двух миллиардов, а клетки самих прокариот постоянно контактируют между собой в почвенных колониях, ни сейчас, ни прежде прокариоты не образовывали настоящих многоклеточных организмов. По-видимому, мембрана современных прокариот устроена сложнее чем у эвкариот, и вряд ли она была простой у древних безъядерных организмов (рис. 5).

 

Следовательно, мембрана древних прокариот должна была бы претерпеть упрощение в процессе эволюции, чтобы появились многоклеточные организмы (рис. 6). Есть основание полагать, что роль мембраны и ключевые моменты истории живого – появление жизни, появление эвкариот и многоклеточных организмов – была исключительно важной.[3]

Разница потенциалов между средой и плазмой клетки со временем стала одним из важнейших факторов, регулирующих состояние компонентов мембраны. Активный перенос веществ через неё стал механизмом замещения и способом трансформации одной формы энергии в другую.

Рассматривая основные этапы эволюции, нельзя не отметить такие важные вехи, как появление многоклеточности организмов и полового размножения. Многочисленные попытки понять, как возникли половой процесс и многоклеточность, до сих пор не увенчались успехом (А.О. Рувинский, 1990).[2] Наиболее распространена версия возможного объединения одноклеточных организмов в колонии в результате нерасхождения клеток после каждого деления. Вероятность такого события не исключена даже у прокариот, например, у миксобактерий. Образуют колонии и простейшие эвкариоты, например, хламидоманады.

Следующий эволюционный шаг – это постепенная специализация тканей, появление половых клеток, а затем и полового размножения. Половой процесс появился, вероятно, раньше, чем многоклеточность (А.О. Рувинский, 1990).[2]

Для большинства организмов окружающий мир слишком нестабилен и требует постоянного приспособления к нему. Органом быстрого и целостного реагирования на изменяющиеся внешние условия стала нервная система (Савельев С.В. Происхождение мозга. М.: ВЕДИ, 2005) [4]. Она требуется не всем живым существам. Эта система не нужна тем, кто был и будет неподвижен, то есть растениям. Для выживания им не требуется ни быстрой реакции, ни мгновенной перестройки организма. Наиболее древнее свойство нервной системы простейших живых существ - способность распространять информацию о контакте с внешним миром с одной клетки на весь многоклеточный организм. Самое первое преимущество, которая дала такая примитивная нервная система многоклеточным, - это способность реагировать на внешние воздействия так же быстро, как простейшие одноклеточные.

Для упреждающей адаптации необходимы органы чувств. Организм успевает подготовиться к изменению окружающей среды заранее, до непосредственного контакта с раздражителем. Природа создала органы чувств, в основе работы которых лежат три механизма: химическая, физическая и электромагнитная чувствительность мембраны нервной клетки. Три типа чувствительности в процессе эволюции выделялись в систематизированные органы, что неизбежно привело к повышению направленной чувствительности организма. Рецепторы сенсорных органов приобрели возможность воспринимать различные воздействия на расстоянии. Например, химическая чувствительность может быть представлена обонянием и контактным органом вкуса, осморецептором и рецептором парциального давления кислорода. Механочувствительность реализуется в виде слуха, органов боковой линии, гравии- и терморецепторов. Чувствительность к электромагнитным волнам обусловлена наличием рецепторов внешних или собственных полей, светочувствительностью либо способностью воспринимать магнитные поля планеты и Солнца.

Как пишет С.В. Савельев (2006), универсальным кодом, позволяющим сравнивать сигналы из разных органов чувств, стал электрохимический импульс, генерирующийся в нейронах в ответ на информацию, полученную от органов чувств. Он передается с одной нервной клетки на другую за счет изменения концентрации заряженных ионов по обе стороны клеточной мембраны. Такой электрический импульс характеризуется частотой, амплитудой, модуляцией, интенсивностью, повторяемостью и некоторыми другими параметрами.

Сигналы из разных органов чувств должны прийти в одно и то же место, где их можно сравнить и выбрать самый важный, который станет побуждением к действию. Необходимо скопление нервных клеток (ганглии или узлы). Они отвечают за восприятие информации различной природы и появляются у беспозвоночных. Для сравнения и управления у хордовых возникает головной и спинной мозг. В постоянно меняющихся условиях окружающей среды простых адаптивных реакций становится недостаточно. Поэтому в процессе эволюции организм вынужден был приобрести ещё одно важное преимущество - возможность сравнивать информацию во времени, как бы оценивая опыт предыдущей жизни. Это свойство нервной системы называется памятью.

Н

Рис. 7. Отряд Redlichiida (ранний-средний кембрий)

а – Fallotaspistypical, реконструкция, 1, ранний кембрий, Марокко; б – Olenellusthomsoni, 0.6,

ранний кембрий, Северная Америка; в – Lermontoviadzevanowskii, 1, ранний кембрий, Сибирь;

г – Paradoxissimus, 0.5, среднийдевон, Швеция (Treatise…Part 0, 1959).

(Из книги К.Л. Фентон, А.Ф. Милдред, 1997).[5]

а грани протерозоя и палеозоя, около 600 млн. лет назад, происходил очередной период интенсивного горообразования. Вновь перераспределяются площади суши и моря на Земле, вновь вымирают многие виды животных и растений. Накопленные в течение протерозоя мощные слои осадков в результате сжатий, поднятий дна моря превратились в горные породы. В них остатки ранних бесскелетных организмов сохранились плохо.[6]

 

К началу палеозоя у некоторых животных образовался внешний органический и минеральный скелет. Его остатки сохранились в осадочных породах. Поэтому, начиная с первого периода палеозоя – кембрия – палеонтологическая летопись достаточно и относительно непрерывна.

К

Фото 1. Краевой тектонический уступ подводного хребта Рейкьянес, глубина 1650 м.

Видны разнообразные горгоновые кораллы (Paramuriceasp., Candidellaimbricate, Acanthogorgiaarmata, одиночные мадрепоровые кораллы Caryophylliasp. и др.). М.Л. Заферман, 1983.

лимат кембрия был умеренным, материки – неизменными. В кембрии животные и растения населяли, в основном, моря. На суше по-прежнему жили бактерии и сине-зеленые водоросли. Позднее возникли высшие растения, у которых тело расчленено на корень и стебель. Выход высших растений на сушу обусловил возникновение проводящей ткани, передающей питательные вещества и влагу от корней к надземным частям растений. Так появились первые сосудистые растения – хвощи и плауны.

 

В кембрии существовали представители большинства типов животных. Весьма разнообразны были губки. Наряду с сидячими придонными животными развиваются разнообразные подвижные организмы: двустворчатые, брюхоногие, головоногие моллюски, кольчатые черви, от которых в кембрии уже произошли членистоногие. Древнейшие членистоногие – трилобиты – по форме тела напоминали современных ракообразных – мокриц (рис. 7).

В ордовике значительно увеличивается площадь морей. В морях ордовика весьма разнообразны зеленые, бурые и красные водоросли. Идет интенсивный процесс образования рифов кораллами (фото 1).

В силуре на смену теплым мелководным морям ордовика в результате интенсивных горообразовательных движений приходят значительные площади суши; отмечено большое иссушение климата. В силурийских морях появляются, так называемые, панцирные «рыбы». Внутренний скелет у них был хрящевым, а снаружи тело было заключено в костный панцирь, состоящий из щитков. Панцирные «рыбы» лишь по форме тела напоминали настоящих рыб. Они принадлежали к особой ветви позвоночных – бесчелюстным.[7] В конце силура – начале девона начинается интенсивное развитие наземных растений. Первые наземные растения были лишены настоящих листьев, их строение напоминает строение многоклеточных зеленых водорослей, от которых они произошли. Появление на суше высших растений было подготовлено более ранним выходом из воды бактерий и сине-зеленых водорослей, образованием почвы.

Выходят на сушу и животные. Одними из первых перешли из водной среды представители типа членистоногих – пауки. Наступивший в конце силура горообразовательный период вновь изменил климат и условия существования организмов

Климат в девоне в результате поднятия суши и сокращения морей климат девона был более континентальным нежели в силуре. В девоне появились пустынные и полупустынные области. В морях обитали настоящие рыбы, вытеснившие панцирных «рыб». Среди них были хрящевые рыбы (современные представители – акулы), появились и рыбы с костным скелетом. В мелководных водоемах жили двоякодышащие рыбы, у которых наряду с жаберным дыханием возникло и легочное (легкое развилось из плавательного пузыря).[8]

 

Рис.8. Полифилетическое происхождение поролепиформных (Porolepiformes) и остеолепиформных

(Osteolepiformes) групп наземных позвоночных: хвостатых амфибий (Urodela), ихтиостег (Ichthyostega),

бесхвостых амфибий (Anura), рептилий (Reptilia), птиц (Aves) и млекопитающих (Mammalia)

от разных групп кистеперых рыб. (В.Е. Соколов, Э.И. Воробьев; 1984).[8]

 

В

Фото 2. Строение тканей ископаемых растений-углеобразователей. 1-4 – продольные срезы древесины:

с веретенообразными окончаниями трахеидных клеток (1-3), серцевинными однорядными лучами (1),

дырочными (3) и окаймленными (4) порами; 5,6 – поперечные срезы древесины, на которых хорошо заметна

слоистость оболочек трахеидных клеток; 7,8 – элементы строения коры; видны участки склеренхимы, клетки которой имеют толстые оболочки, пронизанные многочисленными каналами ветвистых пор (9),

а также фрагменты паренхимы с характерными для нее межклетниками – полостями, заполненными

воздухом (10). Л.Я. Кизильштейн, А.Л. Шпицглуз, 1984.[9]

девоне на суше появляются первые леса из гигантских папоротников, хвощей и плаунов. Новые группы животных начинают завоевывать сушу.[8]

9

Представители членистоногих, вышедшие на сушу, дают начало многоножкам и первым насекомым. В конце девона потомки рыб выходят на сушу, образуя первый класс наземных позвоночных – земноводных (амфибий). Их отрыв от водной среды, как папоротникообразные, не был еще окончательным, так как они откладывали икру в воде, поэтому земноводные в такой же степени зависели от водной среды, и для их размножения также требовалась вода. Поэтому первые наземные высшие растения и животные еще не могли завоевать внутриконтинентальные массивы суши, расположенные вдали от водоемов (рис.8).

 

В каменноугольном периоде, или карбоне (С), происходит заметное потепление и увлажнение климата. В жарких, тропического типа болотистых лесах произрастают громадные (высотой до 40 м) папоротники, хвощи и плауны. Помимо этих растений, размножающихся спорами, в карбоне начинают распространяться голосеменные растения, возникшие еще в конце девона. Расцвет древесной растительности в карбоне привел к образованию из отмерших растений мощных пластов каменного угля в Донбассе и Подмосковном угольном бассейне (фото 2).[9]

Во влажных и теплых болотистых лесах исключительного расцвета и разнообразия достигли древнейшие земноводные стегоцефалы. Появляются отряды крылатых насекомых – тараканы, длина тела которых достигает 10 см, и стрекозы, некоторые виды которых имели размах крыльев до 75 см.

К концу карбона начинается небольшое поднятие суши, некоторая сухость климата и похолодание. К этому периоду относится появление первых пресмыкающихся – полностью наземных представителей позвоночных. Жизнь в морях карбона существенно не отличалась от девона.

В перми дальнейшее поднятие суши привело к развитию засушливого климата и похолоданию. Влажные и пышные леса смещаются к экватору, постепенно вымирают папоротникообразные. Им на смену приходят голосеменные растения.

Сухость климата способствовала исчезновению земноводных – стегоцефалов. Зато значительного разнообразия достигают древнейшие пресмыкающиеся, возникшие еще в конце карбона. Пресмыкающиеся, как известно, откладывают яйца, которые имеют специальную прослойку из жидкости, защищающую зародыши от высыхания. Эта жидкая прослойка, заключенная внутри яйца, как бы заменяет пресмыкающимся и другим высшим позвоночным ту водную среду, в которой развиваются икринки рыб и земноводных (рис. 9). Кроме того, усложнение легких создало предпосылки для защиты покровов тела пресмыкающихся чешуей, которая предохраняет тело от высыхания и не допускает кожного дыхания. Благодаря этим приспособлениям пресмыкающиеся смогли широко расселиться по суше. Они были самой высокоорганизованной группой животных в перми.

Итак, наиболее существенный этап развития жизни в палеозое – завоевание суши многоклеточными растениями и животными. Выход многоклеточных растений на сушу был подготовлен бактериями, сине-зелеными водорослями, а, возможно, и лишайниками, которые в течение протерозоя образовали верхний слой земной коры, богатый органическими веществами и минеральными солями – почву.[10] Выход на сушу сопровождался у растений, членистоногих и позвоночных рядом сходных изменений в строении тела, размножении, дыхании. Эти изменения были связаны с приобретением принципиально новых черт организации у растений и животных, с эволюцией по пути морфофизиологического процесса (прогресса).

На основе таких принципиальных изменений – ароморфозом – обеспечивался биологический прогресс наземных растений и животных.[11,12,13]

После выхода позвоночных на сушу роль нервной системы стала особенно значительной (С.В. Савельев, 2006). Новые требования к нервной системе были продиктованы низким сопротивлением среды, увеличением массы тела, хорошим распространением в воздухе запахов, звуков и электромагнитных волн. Гравитационное поле предъявило жесткие требования к системе соматических рецепторов и вестибулярному аппарату. Появились специфические органы движения - конечности, что потребовало координации работы мускулатуры тела. Все это потребовало к развитию сенсомоторных отделов спинного, заднего и продолговатого мозга. Дыхание в воздушной среде, изменение водно-солевого баланса и механизмов пищеварения обусловили развитие специфических систем контроля этих функций со стороны мозга и периферической нервной системы.

Общая масса периферической нервной системы возросла за счет видоизменения конечностей, формирования кожной чувствительности и черепно-мозговых нервов, контроля над органами дыхания. Произошло увеличение размеров спинного мозга. Сформировались специальные спинномозговые утолщения и специализированные центры управления движениями конечностей в заднем и продолговатом мозге. У крупных динозавров эти отделы превысили размеры головного мозга. Сам головной мозг стал крупнее. Для синхронизации управления рецепторами, сложной мускулатурой и внутренними органами в процессе эволюции на базе различных отделов мозга возникли ассоциативные центры. В конце палеозоя происходит горообразование, вызвавшее поднятие суши и возникновение Урала, Алтая. Все это приводит к дальнейшему усилению засушливости климата, начавшемуся в перми. Площадь суши была значительно большей, чем сейчас.

Мезозой справедливо называют эрой пресмыкающихся. Их расцвет, широчайшая дивергенция и вымирание происходят именно в эту эру. Существует несколько гипотез о возможной катастрофе, повлекшей гибель большинства гигантских животных. Например, космическая гипотеза, в которой сообщается, что неподалеку от солнечной системы произошла вспышка сверхновой звезды, и на Землю обрушился мощный поток радиации. Другая гипотеза связывает исчезновение динозавров с повышенной перестройкой биологических сообществ, биоценозов, вызванной сменой богатой растительности на скудную. Ставился вопрос об измельчении животного мира в связи с возможным увеличением силы тяжести на поверхности Земли (И.В. Кирилов, 1958; В.Б. Нейман, 1962). Поэтому появление животных-гигантов в триасе, юре и мелу является следствием меньшего, чем в настоящее время, ускорения силы тяжести на земной поверхности. Если ускорение силы тяжести на земле было больше, например, втрое, то на ней никогда не смогли бы развиваться динозавры, ни слоны, ни жирафы. Механическое напряжение на кости прямо пропорционально линейным размерам (например, росту) животного. По оценкам ученых предельная высота животного hпред.=5hчел., то есть 9-10 метров. Если какое либо животное имело более внушительные размеры, оно уже не в состоянии было бы нормально передвигаться и даже могло бы быть раздавлено собственным весом.

М.А. Пухляков (1970) выдвинул гипотезу присоединения к Земле второго спутника Перуна, который упал в районе Тихого океана, ушел глубоко в Землю, образовав Тихоокеанскую впадину. За счет дегидратации горных пород Перуна повысился уровень океана, сократив площадь суши и изменив скорость вращения Земли. Все эти факторы также послужили причиной расцвета и вымирания крупных животных в конце мезозоя.[14]

А.А. Воробьев (1977) обращает внимание на два широкоизвестных факта:

– нередки массовые захоронения динозавров на небольших участках;

– значительное число окаменевших динозавров было найдено в застывших конвульсивных позах, характерных для внезапной смерти.[15]

Делается вывод – возможная причина одновременной гибели целого стада гигантских животных – поражение электрическим током. Такие явления могли стать правилом при повышении тектонической активности планеты и механоэлектрических преобразований в земной коре.

Мезозойская эра расчленяется на три периода: триасовый, юрский, меловой. Длительность эры 185 (248±5 - 65±3) млн. лет. Эра занимает среднее положение в зоне Фанерозой. Основными событиями тектонической жизни являются тектонические движения киммерийского (мезозойского) цикла тектогенеза, интенсивно проявившегося в Тихоокеанском геосинклинальном поясе (М.Д. Парфенова, 1999).[6] Для начала мезозоя характерно высокое стояние континентов. В юре и мелу земная кора на огромных площадях подвергается прогибанию, с чем связаны неоднократные обширные трансгрессии в геосинклиналях и на платформах.

Произошла смена органического мира. Динозавры были не единственной группой, вымершей в конце мезозойской эры. В воздухе исчезли птерозавры. Плезиозавры и мозазавры исчезли в морях. Среди беспозвоночных вымирают аммониты, иноцерамиды, много родов и видов брахиопод, иглокожих, кокколитов и пелагических фораминифер. Таким образом, вымирание динозавров было не изолированным событием, а только частью обширного феномена.

Используя очень чувствительные химические методы, удалось обнаружить, что в осадочных горных породах, переходных от позднего мела к раннему палеогену, наблюдается необычно высокая концентрация иридия. Редкий на Земле, иридий, один из металлов группы платины, встречается в повышенных концентрациях в метеоритах. Поэтому предположили, что большой метеорит, диаметром 10 км, в самом начале мела упал на Землю, что согласуется с идеей Л.А. Пухлякова о присоединении Землей спутника Перуна. Поднявшееся пылевое облако могло затенить Солнце и процесс фотосинтеза мог прекратиться до нескольких лет, убивая взрослые растения, которыми и питались огромные животные. Сохранились бы только небольшие формы, которые тратили бы на поиски пищи меньше энергии, чем получали от нее.

Другим эффектом от падения метеорита могло быть мгновенное повышение температуры в атмосфере, невыносимое для организмов, неспособных найти временное укрытие. При столкновении с Землей кометы, которая состоит, в основном, из «грязевых комьев снега» эти вещества, в том числе яды типа аммиака, оказались бы выброшенными в атмосферу. Мгновенный выпуск большого количества ядовитых газов также мог бы вызвать вымирания.

В

Рис. 10. Древнейшие динозавры.

Слева – Plateosaurus, примитивный завропод из триаса Европы и Аргентины, длина 4.9-6.1 м.

Справа – Anchisaurus из восточных районов Северной Америки, был длиной 2ю4 м.

(Заимствовано из работы К.Л. Фентон, М.А. Фентон, 1997).

триасе сильно сокращаются площади внутриконтинентальных водоемов, развиваются пустынные ландшафты. В условиях засушливого климата вымирает множество сухопутных организмов, у которых отдельные этапы жизни связывают с водой. Вымирает большинство земноводных, почти полностью исчезают древовидные папоротники, хвощи и плауны. Вместо них начинают преобладать наземные формы, в жизненном цикле которых нет стадий, связанных с водой. Среди растений в триасе сильного развития достигают голосеменные, среди животных – пресмыкающиеся (рис. 10).

 

Из триасовых пресмыкающихся дожили до нашей эры черепахи, крокодилы и гаттерии. Гаттерия, сохранившаяся ныне лишь на нескольких островах близ Новой Зеландии – настоящее «живое ископаемое». Она очень мало изменилась за последние 200 млн. лет и сохранила, как и те триасовые предки, третий глаз, расположенный в крыше черепа. В триасе появляются растительноядные и хищные динозавры. Их размеры были относительно невелики: длина тела крупных триасовых динозавров достигла 5-6 м, мелкие были размером с курицу.

Наряду с несомненными прогрессивными чертами в организации пресмыкающихся имеется одна весьма существенная несовершенная черта – непостоянная температура тела. При понижении температуры среды пресмыкающиеся становятся вялыми, оцепеневают. В течение всего, сравнительно теплого, мезозоя непостоянная температура тела пресмыкающихся не была слишком большим отрицательным свойством. Уже в триасе, по-видимому, возникают первые представители теплокровных – мелкие примитивные млекопитающие. Млекопитающие триаса были яйцекладущими, подобно современным ехидне и утконосу.

В юре происходит некоторое расширение площадей тепловодных морей. В морях весьма многочисленны головоногие моллюски – аммониты и белемниты. Спиралевидная раковина аммонитов нередко попадается в отложениях мезозойских морей. Белемниты несколько напоминали современных кальмаров. Остаток их скелета («чертов палец») обычен в отложениях мезозойских морей (рис. 11). Весьма разнообразны морские пресмыкающиеся. Помимо ихтиозавров, в морях юры появляются плезиозавры – животные с широким туловищем, длинными ластами и змеевидной шеей. Морские пресмыкающиеся как бы поделили между собой пищевые ресурсы: плезиозавры охотились на мелководьях прибрежной зоны, а ихтиозавры – в открытом море.

В юре пресмыкающиеся начали осваивать и воздушную среду. Разнообразие летающих насекомых создавало условия для развития насекомоядных летающих ящеров. Мелкими летающими ящерами стали питаться крупные ящеры. Летающие ящеры просуществовали до конца мела.

Меловой период (система) выделен в 1822 году бельгийским геологом Омалиусом де Аллуа на территории Англо-Парижского бассейна. Название меловая система получила от своеобразной и характерной только для этой системы фации белого писчего мела, широко распространенной в Западной Европе (Англия, Северная Германия). Длительность мелового периода 80 (144±65) млн. лет.

Тектонические движения в мелу были очень активными. В раннемеловую эпоху завершается мощный киммерический цикл тектогенеза. В конце позднемеловой эпохи начинается активный альпийский тектогенез. На всех континентах, кроме Австралии, проявилась сильнейшая позднемеловая трансгрессия, покрывшая морями свыше половины площадей современных континентов. В морских бассейнах наиболее широкое распространение получили аммоноидеи, белемниты, двухстворки, брюхоногие, морские ежи, шестилучевые кораллы, брахиоподы, фораминиферы, мшанки, губки. Появляются аммониты с необычайной формой раковин: полуразвернутые, спирально-конические, клубкообразные. В это время, возможно, появились предки гоминидов, отдельные виды которых ушли в воды побережья морей и океанов, там и сформировался - человек разумный.

На суше еще господствуют динозавры. Для раннего мела характерны игуанодонты, для позднего – утконосые динозавры (гидрозавры) – самые крупные двуногие животные. По строению тазового пояса динозавры делятся на две большие группы: ящеротазовые и птицетазовые. Птицетазовые ящеры в юре были немногочисленны и достигли расцвета в меловой период (рис.12).

 

Рис. 11. Некоторые мономорфные аммониты.

а – Prodromitesgorbyi, 0.5, ранний карбон, центральная часть США; б – Arcestes, 2, видна цератитовая

лопастная линия, широко распространен в среднем-позднем триасе; в – Zemistephanus, юра, Британская

Колумбия; г – Normannites, средняя юра, Европа; д, е – Dufrenoya, 1, ранний мел, Европа, Северная и

Южная Америка, Африка; ж – Lytoceras, 1, юра-мел, Европа; з – Schloenbachia, 1, мел, Европа, Гренландия; и – Mortoniceras, 1, ранний мел, Африка, Евразия, Северная и Южная Америка;

к – Dipoloceras, 1, мел; л, м – Engonoceras, 1, мел, Европа, Северная Африка, Северная и

Южная Америка (К.Л. Фентон, М.А. Фентон, 1997).

 

 

Рис. 12. Ископаемые рептилии позднего палеозоя и мезозоя.

1 – парейазавр; 2 – циногнатус; 3 – иностранцевия; 4 – сеймурия; 5 – белодон; 6 – птеранодон;

7 – рамфоринх; 8 – стегозавр; 9 – орнитозух; 10 – диплодок; 11 – бронтозавр; 12 – цератозавр;

13 – игуанодон; 14 – ареосцелис; 15 – трицератопс; 16 – ихтиозавр; 17 – мозазавр; 18 – плезиозавр.

(Е.В. Владимировская и др., 1985).[16]

 

Некоторые из них передвигались на задних ногах и напоминали страусов; по-прежнему встречались гигантские формы. Защита от хищных пресмыкающихся пошла у одних растительноядных динозавров в сторону гигантизма, у других – в сторону развития защитных орудий – рогов и костных щитов. Некоторые из растительноядных динозавров отдаленно напоминали носорогов. Весьма разнообразны были летающие ящеры.[16] Птицы еще сохраняли зубы, но в остальном существенно не отличались от современных птиц. Во второй половине мела возникли сумчатые и плацентарные млекопитающие. Длительное вынашивание детенышей в теле матери, питание эмбрионов через плаценту, связывающую кровотоки матери и плода – важнейшие приспособления млекопитающих к непостоянным условиям существования. Непостоянная температура тела и откладка яиц ставили пресмыкающихся в большую зависимость от колебаний температуры среды, ограничивали возможность их проникновения в приполярные районы. Приобретя живорождение, заботу о потомстве и теплокровность, млекопитающие стали менее зависимыми от изменений температуры, нежели пресмыкающиеся. Эти обстоятельства и привели в кайнозое к смене господства пресмыкающихся господством млекопитающих. Приобретение живорождения, теплокровности были теми ароморфозами, которые обеспечили прогресс млекопитающих.

Широкое распространение насекомых и появление первых покрытосеменных растений привело со временем к связи между ними. У покрытосеменных возник цветок – орган размножения, привлекающий насекомых окраской, запахом и запасами нектара. Насекомые питаются нектаром, стали переносчиками пыльцы. Перенос пыльцы насекомыми, по сравнению с ветроопылением, приводит к меньшей растрате гамет. Тот же процесс экономного расходования гамет при наружном оплодотворении наблюдается и в ряду позвоночных. Гибель гамет при наружном оплодотворении (у рыб, земноводных) наблюдается гораздо чаще, чем при внутреннем оплодотворении (у пресмыкающихся, птиц, млекопитающих).

В конце мела климат изменяется в сторону резкой континентальности и общего похолодания. В морях вымирают аммониты и белемниты, а вслед за ними и питавшиеся ими морские ящеры – плезиозавры и ихтиозавры. Вероятно, что в это время и появился предок человека. На суше стала сокращаться влаголюбивая растительность, служившая пищей растительноядным динозаврам, что привело к их исчезновению; вымерли и хищные динозавры. Из пресмыкающихся лишь в экваториальных областях сохранились крупные формы – крокодилы, черепахи и гаттерии. Большинство выживших пресмыкающихся (ящерицы, змеи) были небольших размеров. В условиях резкоконтинентального климата и общего похолодания исключительные преимущества получили теплокровные – птицы и млекопитающие, чей расцвет относится к следующей эре – кайнозою.

С появлением теплокровности активная жизнь должна регулироваться еще более активным мозгом. Любое повышение скорости метаболизма приводит к увеличению потребления пищи, совершенствование приемов ее добывания и к постоянной экономии энергии. Мозгу необходимо работать с заметным опережением складывающейся ситуации, от этого зависят выживание и успех конкретного вида. Но память обременительна, пишет С.В. Савельев, ее надо поддерживать, "бесполезно" тратя энергию организма. Воспоминание о явлении может пригодиться, а может и никогда не понадобиться. Возможность запоминать - удел энергетически состоятельных животных. Она нужна существам, активно адаптирующимся к внешней среде, использующим разные органы чувств, хранящим и сравнивающим свой индивидуальный опыт.[4]

Для теплокровных животных с относительно большим мозгом становится критичным, размер тела. Мелкие насекомоядные съедают ежедневно огромное количество пищи. Обильно питание мелких летучих мышей и птиц. У более крупных млекопитающих отношение массы нервной системы к массе тела увеличивается в пользу тела. Вместе с уменьшением относительных размеров нервной системы снижается и доля потребляемой её энергии. Крупное животное с большим мозгом находится в более благоприятном положении, чем небольшое. Поэтому энергетические затраты на содержание мозга становятся ограничителем интеллектуальной активности для мелких животных. Как выражается С.В. Савельев (2006) мелким насекомоядным и грызунам не суждено стать шахматистами.[4] Так мозгу крота, например, потребуется столько энергии, что возникнут неразрешимые проблемы со скоростью получения кислорода и доставки компонентов обмена веществ из желудочно-кишечного тракта. Появятся трудности с выведением продуктов метаболизма нервной системы и её охлаждения.

Что было бы, если бы динозавры пережили конец мела? Некоторые динозавры были очень умны. Завроподы, например, имели мозг в пять раз меньше, чем полагается рептилиям их размера. С другой стороны, мозг небольшого теропода Stenonychosaurus был в шесть раз больше, чем должно быть у такой рептилии, и такой же большой, как у млекопитающего или птицы большого размера. В «Каменной книге» (1997) авторы К.Л. Фентон и М.А. Фентон представлены фотографии разумного двуногого существа, если бы он сформировался из небольшого хищного динозавра (фото 3,4). «Рекордсменом» по величине относительного размера мозга считается колибри. Масса его мозга составляет 1/12 массы тела. Для птиц и млекопитающих это рекордное соотношение. Оно выше только у новорожденного ребенка - 1/7. Относительные массы головных ганглиль пчелы и муравья сопоставимы с относительными размерами головного мозга оленя, а одиночной осы - с мозгом льва. Следовательно, несмотря на общепринятые представления, относительную массу мозга нельзя рассматривать в качестве параметра для оценки интеллекта (рис. 13). Серая крыса (Rattus rattus) обладает массой нервной системы примерно 1/60 массы тела. Метаболизм должен заметно снизиться, но активность для крыс несопоставима с таковой у кротов и землероек. Поэтому у многих небольших животных с относительно большим мозгом возник механизм защиты организма от перерасхода энергии (торпидность) - впадание на несколько часов в спячку. Мелкие теплокровные могут находиться в двух основных состояниях: гиперактивности и спячки.

Крупные теплокровные также, различными способами, защищают себя от повышенных энергозатрат - зимняя псевдоспячка медведей, полудрёма кошачьих (львы, гепарды, тигры и пантеры, домашние кошки). Подсчитано, что кошачьи около 80% времени неактивны. У них даже спячка не означает почти полной остановки жизненных процессов, как у небольших млекопитающих, амфибий и рептилий. В то же время для сохранения минимального уровня снабжения мозга кислородом у землеройки сердце должно сокращаться в несколько раз чаще, чем у приматов: у человека эта величина составляет 60-90, а у землеройки - 130-450 ударов в минуту. Кроме того, масса сердца человека составляет 4%, а землеройки - 14% массы всего тела.

Р

Рис.13 Головной мозг основных представителей позвоночных. Красный цвет и крестообразная штриховка показывают расположение ассоциативных зон мозга (рисунок С.В.Савельева, 2006).

асходы на содержание мозга млекопитающих сопоставимы с расходами на содержание мозга человека. Это в неактивном состоянии приходится примерно 8-10 % энергетических затрат всего организма.

 

Мозг человека составляет 1/50 массы тела, а потребляет 1/10 всей энергии - в 5 раз больше, чем любой орган. Сюда нужно прибавить расходы на содержание спинного мозга и периферической системы. Итак, около 15% энергии всего организма в состоянии покоя расходуется на поддержание активности нервной системы. В активном состоянии энергетические затраты мозга возрастают в 2 раза. Поэтому около 25-30% всех расходов организма человека приходится на содержание нервной системы. Отсюда, нервная система млекопитающих в процессе эволюции стала крайне «дорогим» органом. Мог ли разум вселиться в динозавра? Такими параметрами сердца и мозга динозавр не обладал, нужны были теплокровные млекопитающие, чтобы обеспечить энергоемкость такой суперсовременной нервной системы. Пройдет еще 60 миллионов лет кайнозойской эры, прежде чем разум «вселится» в человека.

Кайнозойская эра самая короткая в истории развития Земли. Началась она 65 млн. лет тому назад и продолжается поныне.

 

Фото 3. Интригующая гипотеза, основывающаяся на представлениях Дэйла Рассела, как мог бы выглядеть небольшой разумный двуногий динозавр, если бы эти рептилии не вымерли в конце мезозойской эры.

На переднем плане динозавроид, позади него Stenonychosaurusinegualis, близкий по размеру к человеку

Тероподный динозавр (собственность Д. Рассела). (Из работы К.Л. Фентон и М.А. Фентон, 1997).

 

 

Фото 4. Голова динозавроида вблизи (собственность Д. Рассела)

Из работы К.Л. Фентон и М.А. Фентон, 1997.

 

В кайнозое произошли крупные геологические процессы, которые изменили и усложнили структуры земной коры, создали современную физико-географическую обстановку на Земле (М.Д. Парфенова, 1999). В кайнозое проявляется альпийский цикл тектогенеза и четвертичные оледенения.[6]

 

Рис. 14. Ископаемые микроорганизмы из палеогеновых отложений Евразии

(материалы Э.М. Бугровой, И.П. Табачниковой, З.И. Глезер).

а – силикофлагеллаты (простейшие хризофиты с кремневым скелетом); б – планктонные и бентосные фораминиферы; в, г – нанофоссилии (известковые микроископаемые): в – кокколитофориды,

г – дискоастеры (пластины планктонных микроорганизмов); д – диатомовые водоросли.

Увеличение: а, в-д – 1000; б – 20. (Е.В. Владимирская и др., 1985).

 

В 1959 году по решению Межведомственного стратиграфического комитета СССР кайнозойская эра разделена на три периода: палеогеновый,неогеновый и четвертичный (антропогеновый).

Отложения, накопленные за время кайнозойской эры, называются кайнозойской эритемой, а до 1977 г. они назывались группой. Она делится на три системы: палеогеновая, неогеновая и четвертичная (антропогеновая).

Кайнозойская эра – это расцвет цветковых растений, насекомых, птиц и млекопитающих. Мы живем в кайнозое.

Кайнозой делился раньше на два неравных периода: третичный (палеогеновый) и четвертичный. Палеогеновый период начался 66 млн. лет назад и закончился 25 млн. лет назад. Его продолжительность 41 млн. лет. В течение третичного периода обособился отряд приматов. К середине этого периода широкое распространение получают и общие предковые формы человекообразных обезьян. В первой половине третичного периода успели возникнуть все современные отряды млекопитающих. К концу третичного периода встречаются представители всех современных семейств животных и растений и подавляющее большинство родов. В водах океанов были распространены одноклеточные водоросли, обладающие скелетом (рис. 14).

Процесс остепнения суши привел к вымиранию одних древесных и лесных форм и к выходу других на открытое пространство. В результате сокращения лесных площадей одни из форм (антропоидных, человекообразных) обезьян отступали в глубь лесов, другие спустились с деревьев на землю и стали завоевывать открытые пространства. В палеогене климат на планете был мягче современного. В раннем и среднем эоцене среднегодовая температура составляла +27ºС, но к концу эоцена она понизилась до +(7÷10)ºС (как в настоящее время).

Неогеновый период начался 25 млн. лет назад и закончился около 0,7 млн. лет назад. Продолжительность периода 24 млн. лет. Геологическая история Земли в неогене определялась тем, что в это время достигла своего максимума альпийская складчатость и широко проявился эпиплатформенный орогенез (επί – эпи – на, при, возле). Альпийская складчатость, начавшаяся еще в самом конце позднего мела, продолжалась в течение кайнозоя. На протяжении неогена общий состав фауны и флоры постепенно приближается к современному животному миру. Большинство представителей органического мира неогена существуют и в настоящее время.

С

Рис. 15. Мамонт (Mammuthusprimigenius). Этот вид был распространен в Европе, Азии и Северной

Америке, достигал 2.7 м в плече (К.Л. Фентон, М.А. Фентон, 1997).

реди наземных млекопитающих господствующее место занимают семейство и ряды хищных, хоботных, кожистых. В раннем миоцене появляются древние медведи, антилопы, быки, жирафы, слоны, овцы, козы (рис. 15).

 

В конце миоцена и в раннем плиоцене – распространение получают человекообразные обезьяны, гиппопотамы, олени, первые настоящие лошади. В начале позднего плиоцена широко распространяются слоны, мастодонты, саблезубые тигры. Предположительно в позднем плиоцене появился представитель рода Homo – человек. В миоцене, после образования сухопутного моста между Евразией и Северной Америкой, произошла миграция фауны с одного континента на другой. В позднем плиоцене появляются темнохвойная тайга и тундра. Наступает похолодание в полярных областях и разрастается покровный ледник Антарктиды. В конце плиоцена (около 3 млн. лет назад) средняя годовая температура в районе Ростова была на 5º ниже современной.

Необходимо отметить, что среди полезных ископаемых, связанных с отложениями неогена, имеют значение нефть и газ. Около трети подсчитанных запасов углеводородов в гигантских, крупнейших и крупных месторождениях мира имеют неогеновый возраст. Создается впечатление, что нефть начала формироваться с началом появления человека. Поэтому вопрос о появлении человека и генезис нефти пока остаются неразгаданными и требуют отдельного рассмотрения. В этом плане интересна работа М.Ю.Доломатова (2005).[17]

От более древних четвертичный (антропогеновый) период отличается по отдельным характерным особенностям (Е.В. Владимирская, 1985).[16]

  1. Малая длительность периода (3,3-0,7 млн. лет).

  2. Появление и развитие человека и его материальной культуры.

  3. Резкие и многократные колебания климата (оледенения и потепления).

  4. Н

    Рис. 16. Карта четвертичного оледенения

    еоднократные крупные планетарные изменения уровня мирового океана, которые вызывали трансгрессии и регрессии в пределах шельфа и береговых зон материков.

     

Большая часть времени антропогенового (четвертичного) периода пришлась на ледниковый период, в течение которого территории Евразии и Северной Америки четырежды подвергались гигантским оледенениям. Языки ледника, сползавшего со Скандинавии, доходили до Киева, Харькова, Воронежа. Ледники Антарктиды, Гренландии, Северной Земли, Земли Франца-Иосифа и Памира – остатки четвертичных оледенений (рис. 16).

Наземная растительность современного типа начинает формироваться уже в эоплейстоцене. Постепенно вымирают или резко сокращаются теплолюбивые формы растений. Сокращаются леса, расширяются площади, занятые травянистой растительностью, возникают тундровые и арктические ассоциации.

В морях широко распространяются моллюски, фораминифоры, остраподы и диатомовые водоросли.

В животном мире сокращаются ареалы теплолюбивых животных – ряд видов слонов, оленей, верблюдов, саблезубого тигра, носорога, медведей. Вся эта фауна жила в условиях преимущественно степного и лесостепного ландшафта. Широко распространился ареал лошади и ряда видов оленей (рис. 17).

В южных зонах обитают многочисленные слоны, ослы, носороги, бизоны (рис. 18).

Для верхнепалеолитического комплекса, кроме мамонта, наиболее характерны шерстистый носорог, северный олень, лось, овцебык, песец, тушканчик и др. (рис. 19). При отсутствии мамонта, шерстистого носорога, резко расширился ареал других животных, существующих и ныне. К этому времени относится приручение животных человеком.

П

Рис. 17. Smilodon – последний саблезубый тигр. Приблизительно 102 см высотой в плече

а – череп с максимально открытой нижней челюстью; б – реконструкция (К.Л. Фентон, М.А. Фентон, 1997).

Рис. 28. Бизоны

а – бизон Фриггинса был истреблен древними людьми; б – Bisonlatifrons, крупный вид,

с очень высоким горбом и размахом рогов более 1.8 м (К.Л. Фентон, М.А. Фентон, 1997).

оявление человека – наиболее важная особенность четвертичного периода.

 

Появление человека и разума.

Гоминиды – семейство, к которому относятся люди. Оно отделилось от высших узконосых обезьян где-то между 14 и 4 млн. лет назад. Более точно сказать нельзя, так как никаких остатков человекообразных в течение этих 10 млн. лет (от 14 до 4 млн. лет) не найдено.

Это первая загадка происхождения человека. Возможно это была антропогеновая эпидемия, как это случается с вирусами гриппа и другими и

Рис. 19. Растительноядные «шерстистые» животные плейстоцена

а – Preptoceras, около 1.1-1.2 м высотой, жил в Калифорнии; б – шерстистый носорог (Coelodonta),

жил в Европе и на севере Азии (К.Л. Фентон, М.А. Фентон, 1997).

Рис. 20. Схематическое изображение спиральных рукавов

Галактики и современного положения движущейся по

Галактической орбите Солнечной системы. Rк – коротационный

радиус. Область (радиусом 0.25 килопарсек) между галактической

орбитой и волной плотности – зона коротации

(Л.С. Марочник, Л.М. Мухин, 1983).

нфекционными заболеваниями. Если это так, то человек мог появиться в кратчайшие сроки 1-2 тысячи лет в интервале 3,5 млн. – 1,5 млн. лет назад. Ведь до 6 миллиардов население планеты увеличилось за 2 века. Пища была повсюду: в воде, в воздухе и на суше. Имея мозги не надо было много работать, а только размножаться. Другой вопрос,как появился разум и сознание, а для этого нужно было увеличиться мозгу приматов в 2-3 раза.

 

Маловероятно, что это было сделано за счет трудовой деятельности. Человек, вероятно, начал работать от того, что его мозг уже требовал интеллектуального труда. Да и времени на эволюцию мозга в труде не было. Да и куда делись 10 млн. лет этой эволюции, если никаких переходных форм за это время не возникло.

«Без глобальной биологической катастрофы невозможно появление человека» (С. Лем, 1987).[18] «Но должен ли также и разум порождаться разрушительным катаклизмом?» Когда Земля пересекала рукава спиральной галактики, она подвергалась минимум два раза процессам сжатия и воздействию вновь создаваемых звезд. Солнце в самый ранний период своей жизни провело в зоне сильной радиации и резких ударов, стимулирующих планетогенез. Затем оно с отвердевающими и застывающими уже планетами, вышло в сильно разряженное пространство, огражденное от звездных катастроф (Л.С. Марочкин, Л.М. Мухин, 1983).[19] Поэтому жизнь могла развиваться без убийственных для неё помех (рис. 20,21).

М

Рис. 21. Эволюция газово-пылевого протосолнечного облака в

спиральной структуре Галактики, обусловленной волнами плотности.

Орбита облака (цветная линия) пересекает спиральный рукав только

один раз. При вхождении в волну сжатия (показана пунктиром) облако

может подвергнуться воздействию вспыхнувшей рядом сверхновой.

В процессе движения внутри рукава, в течение приблизительно 300 млн

лет, облако эволюционирует. Выйдя из рукава, оно движется в

галактическом пространстве между спиральными рукавами 4,6 млрд

лет; при этом спиральная структура не оказывает влияния на эволюцию

облака, приводящую к возникновению Солнечной системы (см.: Природа,

1982, № 6, с. 30). (Из работы С. Лем, 1987).

ир – это совокупность случайных катастроф, каждая из которых подчиняется точным законам – пишет С. Лем (1987). Мир, каким его увидит наука будущего столетия (этого столетия) окажется множеством случайных катастроф, созидательных и разрушительных одновременно. В этой новой картине мира центральное место занимает творение посредством разрушения и вызванной им перестройки системы. Земля возникла потому, что Прасолнце вошло в зону уничтожения (см. рис. 21).

 

Жизнь возникла потому, что Земля покинула эту зону, а человек возник потому, что миллиард лет спустя стихия уничтожения обрушилась на Землю снова.

Например, ветвь эволюционного дерева, на которой появились млекопитающие, не разрослась бы и не обеспечила им главенства среди животных, если бы на рубеже мелового и третичного периодов, примерно 65 млн. лет назад, Земля не пережила катастрофу, вызванную падением огромного, весом 3,4-4 триллиона тонн метеорита или спутника «Перуна». [14]

До этого времени в мире животных первенствовали пресмыкающиеся. Динозавры господствовали на суше, в воде и в воздухе на протяжении 200 млн. лет и внезапно вымерли в конце мезозоя. Если бы это не случилось, то носителем разума, вероятнее всего, стал бы динозавр.

Можно предполагать, что природа не один раз пыталась создать разум на Земле, выбирая биообъекты – пресмыкающиеся, насекомые, млекопитающие …? Некоторые ученые считают, что общественные насекомые, такие как муравьи, пчелы, термиты и др. обладают коллективным разумом (Ф. Херберт, 1993; Ф.Б. Бакшт, 2005).[20,21]

О

Рис. 22. Ареалы распространения человекообразных обезьян и местонахождения австралопитеков

и ранних гоминид. (А.А. Величко, 1985).

стается открытым вопрос, смог бы разум появиться на Земле без катастрофы, которая произошла 65 млн. лет назад и появиться в иной форме, чем наша, не гоминоидной форме.

 

В учебной литературе и в большинстве научных публикаций придерживаются эволюционной гипотезы происхождения человека и разума (А.А. Малиновский, 1983; И.Т. Фролов, 1985).[22,23]

Возникает вопрос: «Происходили ли в природе какие-либо процессы, стимулирующие выделение линии гоминид от общего ствола высших приматов?» (А.А. Величко, 1985).[24]

К числу очагов, где шёл процесс перехода от древних высших приматов к человеку, относили несколько районов:

1. Юго-Восточную Азию, где были обнаружены остатки архантропов – питекантропов.

2. Южную Африку, откуда поступали сообщения об открытиях остатков ранних гоминид.

3. Центральную и Южную Азию, где были известны местонахождения не только архантропов-синантропов, но и гигантопитеков.

С

Рис. 23. Развитие высших приматов и ранних гоминид в позднем кайнозое

(А.А. Величко, 1985).

читалось, что наиболее близкие предковые формы, давшие начало ранним представителям гоминид, происходят из группы рампитеков, рода дриопитеков. Остатки рампитеков были найдены в Африке (Кения), Южной Азии (Индия, Пакистан), на Ближнем Востоке (Турция), в Европе (Греция) в отложениях миоцена. Они распространились около 14 млн. лет назад и вымерли около 8 млн. лет назад (рис. 22).

 

А.А. Величко считает, что существовал один центр антропогенеза – африканский. Африка является областью обитания двух видов человекообразных обезьян – шимпанзе и горилл. Предполагали, что предковые формы гоминид связаны с теми древними высшими приматами, из которых впоследствии выделились эти человекообразные обезьяны.

Р

Рис. 24. Австралопитек африканский.

Реконструкция З. Буриана.

Человек прямоходящий (H. erectus).

Реконструкция З. Буриана.

(Из работы А.А. Величко, 1985).

езультаты сравнения ДНК белков, а также иммунологические исследования говорят в пользу этой идеи. Ближе всего к людям именно шимпанзе и гориллы. Отделение ветви гоминид от ствола древних высших приматов произошло не 8-14 млн. лет назад, а всего лишь около 5 млн. лет назад (рис. 23).

 

В бассейне р. Омо, в прибрежных районах оз. Туркана, в ущелье Олдувей (Восточная Африка) были обнаружены многочисленные остатки австралопитеков – существ, которые обладали способностью к прямохождению, но по объёму мозга были близки к обезьянам. По мнению некоторых ученых, именно австралопитек африканский является непосредственным предком древнейших людей, а австралопитеки бойсов и массивных представляют тупиковую ветвь. Возраст грацильного австралопитека – 5-5,5 млн. лет. Самому молодому австралопитеку, найденному в Африке, было 1 млн. лет. Они дожили до плейстоцена. Поздние австралопитеки существовали приблизительно в течение 1,5 млн. лет параллельно с древнейшими гоминидами – Homo habilis (человеком умелым).

В период времени от 2,5-2 млн. лет назад от австралопитековых отпочковывается и начинает развиваться семейство собственно гоминид. Его древнейшие представители Homo habilis доминировали на протяжении 1,5 млн. лет. Около 1,1 млн. лет назад появляется более прогрессивная группа – Homo erectus (человек прямоходящий), в которую входят архантропы (питекантропы).

Самые ранние орудия, изготовленные древним человеком, обнаружены приблизительно в слоях того же возраста, что и остатки древнейших Homo habilis. По мнению французских археологов, изучавших эти находки, изготовителями этих орудий являлись, скорее всего, не австралопитеки, а уже несколько отличавшиеся от них Homo habilis. Эти существа занимались не только собирательством, но и охотой, а значит, употребляли в пищу мясо (рис. 24).

Как пишет Ф. Энгельс в своей работе «Происхождение семьи, частной собственности и государства» (М.: Изд. политическ. лит., 1982. – 240 С.), обильному мясному и молочному питанию арийцев и семитов и особенно благоприятному влиянию его на развитие детей следует, быть может, приписать более успешное развитие обеих этих рас.[25]

«

Рис. 25. Схема соотношения природных событий с ранними этапами антропогенеза.

(А.А. Величко, 1985).

Действительно, у индейцев пуэбло Новой Мексики, вынужденных кормиться почти исключительно растительной пищей, мозг меньше, чем у индейцев, стоящих на низшей ступени варварства и больше питающихся мясом и рыбой».

 

Исследования показали, что около 5-6 млн. лет назад происходила глобальная перестройка природной оболочки Земли. Процесс похолодания и, как следствие его, аридизация (засушливость) охватил не только умеренные широты, но и тропическое пространство, включая районы, где были обнаружены остатки австралопитеков. Оказалось, что фаза «отрыва» от ствола древних высших приматов линии, ведущей к гоминоидам, совпадает с этапом глобальной трансформации (катастрофы) в состоянии природной оболочки Земли (А.А. Величко, 1985).

Этап существования австралопитеков был не только самым длительным в истории антропогенеза (около 3 млн. лет), но и характеризовался чрезвычайной замедленностью их эволюции. Рубеж появления новых, более развитых по сравнению с австралопитеками, существ – Homo habilis совпадает с весьма существенными изменениями в состоянии природной оболочки. Новый сдвиг в состоянии природных компонентов произошел около 2 миллионов лет назад (в позднем плиоцене). Сдвиг имел тенденцию в сторону дальнейшего похолодания и аридизации (рис. 25). Своего пика позднеплиоценовый сдвиг к похолоданию достиг 2,5-2,2 млн. лет назад. Северный полярный бассейн покрылся морскими льдами, а айсберги распространялись до Северной Атлантики. В центральных районах Европы в эпоху позднеплиоценового термического минимума температуры января были на 15-20º, а температуры июля на 3-5º ниже современного. Сохраняются леса, распространяется саванновая и степная растительность, занимая до 61,1% площади в ландшафтах. Поэтому, как считает А.А. Величко (1985), и появляется «Существо» открытых пространств. Линия самих гоминид – это история последовательного вытеснения менее совершенных групп более совершенными. Австралопитеков сменил человек умелый, уступивший, в свою очередь, место архантропам (питекантропам), которых сменили палеоантропы (неандертальцы), вытесненные затем человеком разумным (Homo sapiens).

Но это все в идеале. На самом деле эта цепь непоследовательная, так как до конца не выяснено обстоятельство по различию в возрасте человека более совершенного, но более древнего, чем менее совершенного, но молодого (М.И. Урысон, 1974) [26]. Найденный череп в одном из горизонтов в Олдовайском ущелье (Танзания) оказался очень большим – свыше 2,8 млн. лет, т.е. на 1 млн. лет древнее «человека умелого», найденного там же экспедицией Р. Лики. Объем мозга этого ископаемого человека, жившего почти 3 млн. лет назад оказался более 800 см3, что значительно превышает объем мозга Homo habilis (человека умелого – 650-680 см3), жившего почти 1 млн. лет позже. Черепу присвоен номер 1470. Мозг современного человека равен 1330 см3. В районе местонахождения «черепа 1470» обнаружено большое скопление орудий олдовайской культуры, абсолютный возраст которых равен 2,6 млн. лет. Орудия лишь на 0,2 млн. лет моложе «черепа 1470». Человек, живший в столь глубокой древности, судя по его черепу и костям конечностей, был в морфологическом отношении прогрессивнее не только Homo habilis и всех австралопитеков, но также питекантропов и близких к ним ископаемых гоминид, существовавших почти на 2,5 млн. лет позже него. Они-то и рассматривались до сих пор как предшественники современного человека. По мнению Р. Лики, гоминоид с восточного берега оз. Рудольф (Северная Кения) является прямым предком Homo sapiens, которым его соединяют Homo habilis, Олдовайский питекантроп (из слоя II Олдовайского ущелья) и позднепалеолитический человек из долины р. Омо.

Но при таком построении все австралопитековые, а также другие ископаемые гоминиды, включая архантропов (питекантропов и синантропов) и палеоантропов (неандертальцев), практически исключаются из эволюционной истории человека и представляют собой не более чем тупики эволюции (М.И. Урысон, 1974). В более поздней публикации М.И. Урысон (1976) сообщает, что в шестидесятых годах, вблизи г. Ниццы, на средиземноморском побережье Франции археолог Анри де Люмлея обнаружил остатки древнейшего искусственного жилища, сооруженного человеком 300 тысяч лет назад в гроте Терра Амета. Однако костных остатков человека в этом гроте не нашли [26]. 22 июля 1971 года, в гроте, в 30 км от г. Перпиньян, в пещере Кон де Л´Арго нашли череп молодого мужчины в возрасте 20 лет. Человек из Кон де Л´Арго, судя по геологическим стратиграфическим данным, жил в начале рисского оледенения, а его абсолютный возраст составляет 200 тыс. лет. Он древнее самых ранних неандертальцев Западной Европы. По своим морфологическим признакам он четко отличался от азиатских и африканских питекантропов. Предлагается именовать этого человека из Кон де Л´Арго преднеандертальцем. Археолог Анри де Люмлея считает, что в эту эпоху существовали две группы гоминид, эволюционировавших независимо друг от друга:

- питекантропы, широко распространенные на африканском и азиатском континентах;

- преднеандертальцы, жившие на территории Западной Европы.

По поводу этого открытия М.И. Урысон заявляет, что получено еще одно веское доказательство концепции стадиальности в эволюционной истории человека.

Обратимся к генетикам.

Важнейшие особенности, отделяющие Homo sapiens от остальных гоминоидов (Дж Харрисон и др., 1979):

- высокая физиологическая пластичность;

- особенности строения верхних конечностей;

- способность к концептуальному мышлению.[27]

Предполагали (Davis K., 1974), что существа, неотличимые от современного человека, появились в Африке 100 тысяч лет назад, 30-40 тыс. лет назад они достигли Европы, Азии и Австралии и более 20 тыс. лет назад – Северной Америки. Это, конечно, не три миллиона, как мы уже приводили примеры из раскопок экспедиции Ричарда Лики.[28]

Ископаемые находки, анализ поведения приматов и демографические исследования свидетельствуют о том, что традиционная точка зрения на раннюю эволюцию человека как на непосредственный результат увеличения размеров мозга и развития материальной культуры некорректна (А.И. Ибрагимов, Г.У. Курманова, 1993).[29]

Позднее, в последнем издании «атласа мозга человека» С.В.Савельев (2006) приводит данные о размере мозга талантливых и гениальных людей. В этом списке очень мало людей с массой мозга как у среднего человека -порядка 1300 г. В основном, она составляет 1700-1800 г., то есть намного больше. Он констатирует, что размер мозга имеет большое значение. "Ведь, если у вас нейронов на несколько десятков миллиардов больше, чем у другого человека, это, примерно, то же, что вооружиться ноутбуком вместо обычного калькулятора."

Сравнение хромосом человека и шимпанзе показало, что суммарное количество хромосомного материала у них практически одинаково. Кроме того, тонкая структура и генетическая организация хромосом этих видов очень схожи. Эксперименты по гибридизации ДНК доказывают, что, по крайней мере, 98% неповторяющейся (смысловой) ДНК у человека и шимпанзе идентичны. Такая степень подобия затрудняет точное объяснение крупных биологических различий, наблюдаемых между этими двумя близкородственными видами.

Д

Рис. 26. Содержание Q-гетерохроматина в зависимости от условий жизни в популяции человека.

По нашим данным, чем более суровые условия жизни, тем меньше Q-гетерохроматина в геноме популяции

(справа – значения средних чисел Q-гетерохроматина). А.И. Ибрагимов, Г.У. Курманова, 1993.

о настоящего времени не удалось назвать хотя бы один ген, который мог бы считаться «виновником» нашего возникновения. Согласно сравнительным генетическим исследованиям, между обезьянами и человеком различий меньше, чем сходства.

 

Цитогенетические (клеточная генетика) исследования человека и его ближайших родственников выявили одну уникальную особенность: наши хромосомы несут структурный гетерохроматин особого класса – Q – гетерохроматин. Эти специфические участки хромосом выявляются с помощью особых флюоресцирующих красителей (акрихина и его аналогов). Будучи окрашены, они ярко светятся при ультрафиолетовом облучении, что легко наблюдать под люминесцентным микроскопом (А.И. Ибрагимов, Г.У. Курманова, 1993).[29]

Исследования показали, что популяции современного человека значительно отличаются одна от другой по количеству Q-гетерохромина. Среднее число Q-гетерохромина тем меньше, чем более суровые условия существования популяции. При этом наиболее приспособленными оказываются индивиды с низким числом Q-гетерофомина. Мы имеем дело с отбором индивидов, обладающих определенным числом Q-гетерохромина в кариотипе под воздействием климатических условий среды (рис. 26).

В

Рис. 27. Гистограммы индивидуального распределения

средних чисел Q-гетерохроматина в кариотипе человека

(вверху) и шимпанзе. Цветом указано реальное распределение

Q-гетерохроматина. У человека, в отличие от теоретического

значения (0-25), оно колеблется лишь от 0 до 10, у шимпанзе –

еще в менее узких пределах (от 5 до 7), зато его суммарное

количество значительно больше. По оси абсцисс – число

Q-гетерохроматина в кариотипе, по оси ординат – средние

числа Q-гетерохроматина в %. (Из работы А.И. Ибрагимова,

Г.У. Курманова, 1993).

происхождении человека разумного роль могло сыграть не появление новых генов и генных комплексов, а особенности системы Q- гетерохроматина, присущие нашим ближайшим предкам и унаследованные нами.

 

П.Пирсон, пионер работ по эволюции Q-гетерохроматина, пришел к выводу, что отсутствие Q-гетерохроматина у орангутанга (Pongo pygmaeus), у других приматов и млекопитающих, кроме человека, шимпанзе и гориллы, указывает на то, что они должны иметь относительно недавнее происхождение. Человек, шимпанзе и горилла образуют естественную группу и имеют в недавней истории общего предка …?, у которого возник интенсивно флуоресцирующий хроматин в какой-то момент истории после обособления орангутанга (рис. 27).

У человека не найдено ни одного белка или фермента, который бы полностью отсутствовал у других позвоночных. Неизвестны гены, обеспечивающие эволюционное преимущество человека. Возникновение современного человека было исключительно случайным событием, причем маловероятным. Настолько же маловероятны эпизоды, характерные для всей истории жизни на нашей планете.

А.Г. Маленков и Е.И. Ковалев (1986) задались вопросом: «Когда древний человек сбросил шерсть (облез), как мог развиваться этот процесс и какое значение он имел для становления человека.[30]

К трем признакам отличий человека от животных относятся: прямохождение, пригодная для тонких движений рука, чрезвычайно развитый мозг (появление второй сигнальной системы), они советуют приставить четвертый – голая кожа. Почему потерю шерсти можно рассматривать, как важный эволюционный признак, окончательно отделивший человека от его волосатого предка. Голая кожа без шерсти и перьев, способная противостоять высыханию (в отличие от лягушек и тритонов), это, безусловно, чрезвычайно важное для биологии и особенно для развития человека отличие. Открытая, незащищенная ничем кожа человека – принципиально важное явление в «волосатом» царстве высших животных. Действительно, динозавры, в своем развитии на суше, наращивали массу и броню, а человек сбросил «шубу», а может быть облез.

Кожа обеспечивает целостность организма и служит средством связи с окружающей средой (как диафрагма медузы с водой). Такая связь осуществляется многочисленными рецепторами, пронизывающими кожу и передающими информацию о состоянии внешней и внутренней среды в мозг. По числу сложности кожных рецепторов рука человека стоит на первом месте. Развитие рефлекторной системы в коже рук сопровождалось соответствующим развитием анализирующей системы мозга и повышением творческих возможностей первобытного человека. Медико-биологические данные не оставляют сомнений, что потеря шерстяного покрова происходила параллельно с развитием мозга предков человека и имела огромное значение для становления Homo sapiens (А.Г. Маленков, И.Е. Ковалев, 1986). Формирование кожи как фотохимического и метаболического органа можно отнести ко времени усложнения трудовой деятельности человека, т.е. ко времени перехода от палеоантропов к неоантропам. Чтобы передвигаться на север нужно было думать, как закрыть от холода голое тело – научиться шить одежду. По-видимому, на север, за отступающими ледниками человек пошел уже голый из Африки.

Так когда же наши предки лишились шерсти?

Оказалось, что по теоретическим расчетам, основанных на хорошо известных для млекопитающих соотношениях между размерами тела матери, плода и сроками беременности, продолжительность беременности у человека должна была бы составить 11 месяцев. Возможно, у наших далеких предков так и оно и было. По мнению известного немецкого палеоанатома Л. Болька, человек – это полузрелый зародыш обезьяны. Плод шимпанзе и гориллы – голый в 8-9 месяцев, но с густой шапкой волос на голове. Можно предположить, что потеря волосяного покрова произошла у человека в результате фиксации, имеющейся у гоминид онтогенетической программы, соответствующей по времени 8-9 месяцам эмбрионального развития (фото 5).

Процесс утраты шерсти должен был сопровождаться существенными сдвигами в различных системах организма. Эти события должны были предшествовать качественному скачку в истории становления человека – возникновению второй сигнальной системы, отличающей человека от всех животных. Появление неотропов относят к эпохе Вюрмского оледенения, скорее всего 40-50 тыс. лет назад.

Ч

Фото 5. Чем я хуже вас голых?

(В.А. Остапенко, В.И. Животченко, 1990).

ем же отличались области наиболее быстрого становления современного человека в то время? Они находились вблизи периодически наступающих и отступающих ледников. Нужно было спасаться от холода, а значит строить жилища, иметь запасы пищи – разводить скот; добывать полезные ископаемые; охранять жилища – совершенствовать орудия труда и оружие; объединяться – строить общественные отношения (семья, род, племя, государство (фото 6,7)). Некоторые ученые считают, что человек сбросил шерсть тогда, когда стал одеваться, продвигаясь на север или уходя от оледенения на юг (рис. 28). Шерсть мешала и при трудовой деятельности и актах размножения. Хотя аборигены Центральной Австралии спокойно спят без одежды при 0ºС, но это не минус 20-40ºС. Отрицательное свойство открытой кожи – ослабление теплоизоляции. В процессе эволюции появление шерсти и перьев стало необходимым условием развития теплокровности. А теперь теплокровное существо (человек) теряет шерсть, а это регресс. Хотя, по способности сохранять постоянную температуру тела человек занимает первое место.

 

Х

Фото 6. Проходка шурфа на золото.

Вовлечение Homosapiens минеральных ресурсов

в жизненный цикл. Восточный Саян.

Фото Мартынова Т.Е.

арактеристики акупунктурных точек и особенности дерматоглифики кожи позволяют весьма точно диагностировать здоровье человека (Г.Д. Бердышев, А.М. Загария, 1990).[31] Кожа и мозг связаны очень прочной связью, закладываемой еще в эмбриональном развитии. Кожный рельеф ладони и стопы формируется на 9-12 неделе эмбриогенеза из экзодермы – того же зародышевого листа, из которого развивается и центральная нервная система. В эти же сроки образуется кора больших полушарий головного мозга и обособляется гиппоками – один из отделов лимбической системы (К. Вилли, 1968).[32] В процессе эволюции кожа перестает быть только барьерно-защитным органом и становится, наряду с этим органом чувств, чувствительной мембраной (фото 8).

 

 

Фото 8. Рефлекторные зоны на теле человека. Ноги являются также зеркалом физических и умственных

процессов (Marianne Uhe Chakra Energie Massage / 128 Seiteu, DM 14,80 JSBN 3-89385-031-7).

 

 

Рис. 28. Реконструкция внешнего вида и вещей Эцти (из: Stern. 1992, № 29. Эцти – по названию Эцтальской горной долины, где он был найден. Жил 4800-4600 лет назад (неолитическая эпоха).

 

Водный период формирования homo-sapiens

Эволюция – это процесс, происходящий уже на самом низшем уровне организации материи. Химические элементы, составляющие периодическую таблицу, как и минералы, также претерпели особое и автономное эволюционное развитие (Лима-де-Фариа, 1991).[33]

П

Фото 9. В центре новообразование (чёрный агат) – «крей» по А.А. Боковикову.

Справа – новообразование в картофеле (картофельный «крей»). Слева – новые плоды картофеля на старой.

Классический рост новообразований (молодой картофель). Коллекция и фото В.Н. Сальникова.

ротон, нейтрино, бозон на заре формирования Вселенной обладали качествами, которые сделали последующую эволюцию растений и животных неизбежной. А. Лима-де-Фариа собрал воедино данные по эволюции минералов и живых организмов и рассмотрел их с единой точки зрения. Биологическая эволюция, по мнению Лима-де-Фариа, есть канализированное продолжение эволюции физического мира, суть которой состоит в комбинировании и наложении друг на друга (суперпозиции) ограниченного числа исходных форм и функций.

 

Появление новых форм объясняется внутренней нестабильностью, повышающей частоту перебора возможных вариантов, которые возникают по законам внутренней симметрии и под давлением окружающей среды. Эволюция же направлена на стабилизацию получающихся вариантов. Термин «отбор» предлагается отбросить, поскольку он ничего не говорит о точных зависимостях, которые следует описать в чисто химических и физических терминах.

П

Фото 10. Слева – картофельный «крей».

Справа – чесночный «крей» на мраморной подставке на фоне

«Кизякового метасоматита». Коллекция и фото В.Н. Сальникова.[34]

оэтому элементы роста новообразований в косной материи (кремниевый «крей», картофельный «крей» и чесночный «крей» по А.А. Боковикову [34] и В.Н. Сальникову [35]) и живой материи (яйца птиц, рептилий, икра рыб, детёныш млекопитающих в утробе матери) могут иметь общий, объединяющий их процесс мембранного метасоматоза – процесс привноса и выноса вещества без разрушения косной и живой материи (фото 9,10).

 

Метасоматоз – понятие, введенное Нуманном в середине 18-го столетия в качестве разновидности псевдоморфизма, протекающего в условиях химического взаимодействия раствора с вмещающим минералом. Метасоматоз, по определению Г.Л. Поспелова, это превращение одного твердого тела в другие в результате процессов, протекающих в граничной фазе при воздействии рабочих флюидов (Г.Л. Поспелов, 1973).[36]

Термин «метасоматоз» применяется как к эндогенным так и к гипогенным (глубинным) процессам. Основополагающее значение приобрели работы С. Эммонса и В. Линдгрена, посвященные вопросам метасоматоза, в которых центр тяжести был перенесен с тел на породы и минералы. Накопился обширный материал по особенностям геологических проявлений метасоматоза, характеризующий это явление не только как необычайно разнообразное по результатам, но и содержащее, в целом, ряд естественных противоречий и парадоксов, которые выдвинул Г.Л. Поспелов.

Замещение органического вещества – это еще один из парадоксов метасоматоза. Метасоматоз как один из геологических процессов в растительном и животном мире рассматривался в связи с задачами биоминералогии (А.С. Ведерникова, 2004).[37,38] Минералы в настоящее время выявляются в самых различных органах и тканях человека, животных и растений. Установлено 62 минерала в различных организмах. Большое значение придается изучению органоминеральных образований, приводящих к заболеваниям в результате откладывания почечных или желчных камней.[39]

Человек при жизни, по-видимому, зарастает косной материей (минералами) как одна из гидротермально-метасоматических систем природы. Органическое вещество почек и других органов замещается иногда минералами (подобно петрофицированной древесине). Минералогия почечных камней напоминает строение агатов. В гидротермальном росте кристаллов и метасоматическом замещении тканей в организме человека и животных участвуют три группы мочевых камней (уралитов): уратные, состоящие, главным образом, из мочевой кислоты и её солей (уратов); оксалатные, сложенные солями щавелевой кислоты; фосфатные, в строении которых принимают участие преимущественно соли ортофосфорной кислоты. Оксалатные камни (цэвеллит, CaC2O4·H2O и уделит CaC2O4·2H2O) могут достигать размера куриного яйца, но преобладают мелкие (до 5 мм). В изломе у них часто наблюдается радиальное строение как у большинства секреций халцедона.[40]

Сферолиты мочевых камней могут формироваться при непосредственном участии нанобактерий, вырабатывающих на своей поверхности карбонат-апатитовую оболочку. В процессе размножения они, слипаясь с соседними нанобактериями, формируют уролит (В.Т. Волков и др., 2004). [41] На стадии диагенеза фосфатных камней при активном участии бактерий идет перераспределение органических и неорганических веществ с образованием кристаллов. Мы считаем, что этот процесс можно сравнить со стадией диагенеза осадка в водоёмах, где также, кроме обломочных частиц, находятся биологически и химически осажденные компоненты и, кроме того, растворы гидроокислов кремния, железа, марганца, живые бактерии и органическое вещество. Но и на этой стадии формирования новообразований без понятия метасоматоза трудно обойтись.

Процесс замещения здоровых клеток на раковые также можно рассматривать как один из типов метасоматоза в живых системах. Здесь мы имеем дело с простейшими, которые, если непосредственно и не участвуют в процессах деструкции и замене нормальных клеток на раковые клетки. Как считает Свищева Т.Я., они служат катализаторами таких процессов [42].

Д

Фото 11. Мужской агат по А.А. Боковикову.

Низ – Калиновая (Урал) яшма, вверху – агат из Рэмвэем (Чукотка).

Побережье Ледовитого океана.

Коллекция А.А. Боковикова, фото – В.Н. Сальникова

о сих пор актуальными являются вопросы взаимодействия косной материи с растительным и животным миром. А.А. Боковиков на огромном фактическом материале, собранном на геологических объектах Кузбасса доказывает, что агаты (полосчатая разновидность халцедона) не мёртвые камни, а живые организмы с многими признаками, свойственными белковой форме жизни.[34] Он считает, что на планете Земля одновременно с белковой формой живет и процветает кремниевая форма жизни, которую он предложил назвать «крей» (А.А. Боковиков, 2000). На фотографиях 3,4 представлены мужские полосчатые агаты и женские – концентрические полосы в агате (фото 11,12).

 

В

Фото 12.

Агат женский по А.А. Боковикову («Агатиха»).

Коллекция А.А. Боковикова.

ыявлению черт сходства и различия для форм кристаллов, растений и живых существ посвящена монография И.И. Шафроновского (1968).[43] На многочисленных примерах им показано, что наряду с существующими различиями находится и много сходных черт у разнообразных представителей природных тел – «мертвых» кристаллов, «прозябающих» растений и живых существ.

 

Использование простейшими одноклеточными (радиоляриями) животными скелетных кристаллов кварца на макроуровне и тетраэдра – на микроуровне (как вместилище своих жизненных функций и органов жизнедеятельности) можно рассматривать как псевдоморфизм живой материи и косной, если учитывать работы С.В. Точилиной (1989-1997). [44]

Можно полагать, что живой природе не нужно было изобретать механизм питания для строительства внутреннего скелета, он был взят в готовом виде как процесс метасоматического замещения в геологических телах и гидротермального роста минералов. По-видимому, она (мембранная форма метасоматоза) является первичным источником жизни на Земле. Минералы несут генетическую информацию об условиях зарождения и умирания в геологической среде. Генетическая информация об условиях формирования минерала может быть считана электрическими и электромагнитными сигналами при возбуждении минералов температурными и радиационными полями [45]. Как мы уже отмечали, в конце докембрия одноклеточные и многоклеточные стали строить скелет и образовывать раковины, используя пространства скелетных кристаллов кварца, кальцита, арагонита, углерода (фуллерены), и пространства, в основном, с пятерной, семерной и выше симметрией. Заполнение кристаллов живым веществом (псевдоморфизм) шло с учетом двадцати семи плоских реберных простых форм (рис.29).

По этому пути и пошел человек, когда стал голый, лишившись шерсти. Он стал строить скелетные кристаллы в виде жилищ: сначала конус (юрту), затем куб (избу) и покрывать четырехгранной пирамидой, диэдром или пинакоидом. Он получил дополнительную защиту, выйдя из пещеры, от холода, хищников, соседей и радиации (фото 13). Наверное, он уже это делал сознательно, копируя некоторых общественных насекомых, но как до этого додумались животные в воде частично отвечает учение Дарвина об эволюции живого вещества и Лима-де-Фария (1991) [33].

В районах Земли, где температура круглый год была положительной, растительность зеленела круглый год, не надо было «напрягать голову» для изобретения орудий труда. В этих районах тропиков, если бы не пришли европейцы, никогда бы Homo sapiens не создал бы развитую цивилизацию, она просто была бы ему не нужна.

Цивилизация требовала новых энергоносителей. Человек направил свои усилия на использование запасенной энергии Солнца в каменном угле, нефти, растительности (древесина). Цивилизации стали развиваться за счет другой жизни, ушедшей в прошлое за миллионы и миллиарды лет, обязанной фотосинтезу.

Индейцы майя создали города, культуру, построили дворцы, не зная колеса, не добывая угля и нефти, а используя только растительную древесину. Но там был теплый климат (Гуляев В.И., 1987).[46]

Майя без устали строили изящные храмы, гигантские дороги – дамбы, дворцы и пирамиды. В течение долгого времени росли и расширялись старые селения и города, возникали новые, пока в IX в. на цветущие земли майя не обрушилась внезапно какая-то таинственная катастрофа.

Археолог П.Т. Колберт полагал, что крах майя – это типичный случай отклонения культуры от нормы, когда она развивается слишком быстро и использует свои ресурсы слишком беззаботно по отношению к окружающей природной среде. Окончательного ответа на причину упадка майяских городов в конце 1-го тысячелетия нет. Вероятно, гибель цивилизации майя была вызвана целым комплексом причин, которые можно найти в монографии Л.Н. Гумилева (1979).[47]

 

Рис. 29. Двадцать семь плоских реберных простых форм. (И.И. Шафрановский, Д.Г. Григорьев, 1974).

 

Судьба всех этносов – постоянный переход к этно-ландшафтному равновесию. Уничтожив природный ландшафт, исчерпав продовольственные ресурсы и, не имея новых энергоносителей, цивилизация майя пала.

Э

Фото 13. Вид на город Таллинн. Эстония. В архитектуре города можно найти все элементы кристаллографии.

В комбинации кристаллов различной симметрии и живет Homosapiens, как псевдоморфоза по кристаллам различных сингоний. Фото В.Н. Сальникова

тносы, которые нашли дополнительные энергоресурсы (уголь, нефть, ядерное топливо) стали развиваться, утрачивая иногда вообще связь с природной средой. Но утрачивает ли человек в техногенезе наиболее типичные человеческие черты, продолжается ли естественный отбор у человека, становится ли человек хуже адаптированным к своей среде (ноосфере). На эти вопросы ответ можно найти в специальной литературе, например, Э. Майр (1974); Г.Г. Кочемасов (2000); А.О. Рувинский (1990); А.М. Малолетко (1998); Н.С. Новгородов (2004), Ю.А. Лобанов (2005, 2006).[48,49,2,50,51,52,53]

 

Мы проследили весь путь жизни на Земле и появление второй геологической силы (антропогеновый процесс), которая интенсивно преобразует литосферу, атмосферу, гидросферу и космос.

На чем все это построено? На каустобиолитах? Не было бы углеводородной жизни и растений, не было бы угля, нефти, человека и цивилизации. Кремниевая форма жизни, как более инертная и устойчивая, оставалась бы преобладающей.

Заключение.

Как и в вопросе происхождения Вселенной и жизни, существует представление о божественном творении человека. «И сказал Бог; сотворим человека по образу своему» (Бытие.1. 26, 27). В индийской мифологии мир происходит из первого прачеловека – Пуруши. Во многих первобытных племенах были распространены представления о том, что их предки произошли от животных и даже растений (на этом основано представление о тотемах), а такие верования встречаем у так называемых отсталых народов до сих пор. В античности высказывались мысли о естественном происхождении людей из ила (Анаксимандр). Тогда же заговорили о сходстве человека и обезьяны (Ганнон из Карфагена). Гипотезу африканской прародины современного человека в своем варианте поддержали генетики. Американский исследователь А. Уилсон, совместно с коллегами из Калифорнийского университета, предложил гипотезу так называемой «Африканской Евы»: все современное человечество, по мнению этого автора, произошло от одной женщины, жившей в Африке, южнее Сахары, примерно 100-200 тыс. лет назад. Вывод базируется на анализе мирового распределения типов митохондриальной ДНК.

Предполагается, что Homo sapiens из африканского центра расселился по всей ойкумене, вытесняя все другие группы гоминид (без метисации). Гипотеза основана на серьезных статистических расчетах и, хотя в настоящее время достаточно резко критикуется, является несомненным вкладом в обоснование моноцентристской теории генезиса современных рас. Постулируемое А. Уилсоном «вытеснение без метисации», вряд ли можно представить себе без существования каких-то непроницаемых внешних барьеров, которые могли бы предотвратить смещение при контактах в периоды активных миграций.

Кроме того, палеоантропологические материалы свидетельствуют скорее в пользу метисации на самых различных уровнях эволюции гоминид. Вариабельность признаков двух эволюционных стадий (Homo erectus и Homo sapiens) наводит на мысль об отсутствии таксономической, а следовательно, биологической обособленности разных групп гоминид. Так что идея объединения всех представителей рода Homo в один вид представляется вполне разумной. Таким образом, судя по всему, имели место «сетевидная эволюция» как нечто присущее роду Homo, как следствие особенностей его бытия и развития. Поэтому гипотеза «Африканской Евы» представляется слишком односторонней: она не учитывает связей и взаимоотношений внутри многообразного, быстро развивающегося конгломерата групп, каким во все времена было человечество [54].

В настоящее время обсуждаются гипотезы о происхождении человека от внеземных существ, посещавших Землю, или даже от скрещивания космических пришельцев с обезьянами. Господствует в науке с 19 века, вытекающая из теории эволюции Дарвина, концепция происхождения человека от высокоразвитых предков современных обезьян. Она получила в 20 веке генетическое подтверждение, поскольку из всех животных по генетическому аппарату ближе всего к человеку оказались шимпанзе. Дарвин утверждал, что движущая сила биологической эволюции – борьба за существование и естественный отбор в ней наиболее приспособленных и сильнейших. В основе его предположения лежит идея, что кажущаяся целесообразность, гармоничность, даже красота живой природы порождены игрою случая, а правила этой игры ограничены лишь безличными и слепыми Законами Природы.

 

Рис.30 Тупиковая ветвь homosapiens (снежный человек) по картине художника Потапова.

 

Поскольку человек, очевидно, имеет много общего с другими живыми существами, то вполне логичным было и следующее соображение Дарвина: причина появления «венца творения» - человека – тоже лишь совпадение ряда случайностей. Эти идеи господствуют в биологии и антропологии и по сей день (рис. 30).

Человек принадлежит к семейству Гоминиды, отряда Приматы, класса Млекопитающие. Семейство гоминиды отселилось от высших узконосых обезьян где-то между 14 и 4 млн. лет назад. Более точно определить нельзя, так как никаких остатков человекообразных в течение этих 10 млн. лет (от 14 до 4 млн. лет) не найдено [55]. Это первая загадка появления человека. Предполагают, что это была антропогеновая эпидемия, как это случается с вирусами гриппа и другими инфекционными заболеваниями. Если это так, то человек мог появиться в кратчайшие сроки 1-2 тысячи лет в интервале 3,5 млн. – 1,5 млн. лет назад. Ведь до 6 миллиардов население планово увеличилось за 2 века.

Другой вопрос, как появился разум и сознание, а для этого нужно было увеличиться мозгу приматов в 2-3 раза. Маловероятно, что это было сделано за счет трудовой деятельности. Человек, вероятно, начал работать от того, что его мозг уже требовал интеллектуального труда. Времени на эволюцию мозга в труде не было. Да и куда делись 10 млн. лет этой эволюции, если никаких переходных форм человека за это время не возникло. Без глобальной биологической катастрофы невозможно появление человека считает С. Лем. Но должен ли также и разум порождаться разрушительным катаклизмом? Ветвь эволюционного древа, на которой появились млекопитающие, не разрослась бы и не обеспечила им главенства среди животных, если бы на рубеже мелового и третичного периодов, примерно 65 млн. лет назад, Земля не пережила бы катастрофу, вызванную падением метеорита или спутника Перуна весом 3,4 – 4 триллиона тонн. Динозавры господствовали на суше, в воде и в воздухе на протяжении 200 млн. лет и внезапно вымерли в конце мезозоя. Если бы этого не случилось, то носителем разума, вероятнее всего, стал бы динозавр.

Можно предполагать, что природа ни один раз пыталась «создать» разум на Земле, выбирая биообъекты – пресмыкающиеся, насекомые, млекопитающие …? Остается открытым вопрос, смог бы разум появиться на Земле без катастрофы, которая произошла 65 млн. лет назад и появиться в иной форме, чем наша, не гоминоидной форме. В учебной литературе и в большинстве научных публикаций поддерживаются эволюционной гипотезы происхождения человека и разума. [56]

У человека не найдено ни одного белка и фермента, который бы полностью отсутствовал у других позвоночных. Неизвестные гены, обеспечивающие эволюционное преимущество человека. Возникает еще один вопрос: когда древний человек сбросил шерсть (облез) как мог развиваться этот процесс и какое значение он имел для становления человека. К трем признакам отличия человека от животных относятся: прямохождение, пригодная для тонких движений рука, чрезвычайно развитый мозг (появление второй сигнальной системы), А.Г. Маленков и Е.И. Ковалев предлагают приставить четвертый – голая кожа. Потерю шерсти можно рассматривать как важный эволюционный признак, окончательно отделивший человека от его волосатого предка. Кожа обеспечивает целостность организма и служит средством связи с окружающей средой. Медико-биологические данные не оставляют сомнений, что потеря шерстяного покрова произошла параллельно с развитием мозга предков человека и имела огромное значение для становления Homo sapiens (рис. 31,32,33).

По теоретическим расчетам, основанным на хорошо известных для млекопитающих соотношениях между размерами тела матери, плода и сроками беременности, продолжительность беременности у человека должна была составлять 11 месяцев. Возможно, у наших далеких предков так оно и было. По мнению известного немецкого палеоонтолога Л. Болька, человек – это полузрелый зародыш обезьяны. Плод шимпанзе и гориллы – голый в 8-9 месяцев, но с густой шапкой волос на голове. По-видимому, потеря волосяного покрова произошла у человека в результате фиксации, имеющейся у гоминид онтогенетической программы, соответствующей по времени 8-9 месяцам эмбрионального развития. Кожный рельеф ладони и стопы формируется на 9-12 неделе эмбриогенеза из экзодермы того же зародышевого листа, из которого развивается и центральная нервная система. В процессе эволюции кожа перестает быть только барьерно-защитным органом и становится наряду с этим органом чувств, чувствительной мембраной.

Все перечисленные процессы антропогенеза в данной статье можно удовлетворительно объяснить посредством гипотезы водного периода формирования Homo sapiens. Впервые такая точка зрения была озвучена студентом института природных ресурсов Томского политехнического университета А.С.Смирновой на XV Международном симпозиуме имени академика М.А. Усова в 2011 году и подтверждается в последнее время исследованиями ученых.

 

Рис.31 Вид гоминид в начальной стадии водного периода эволюции. Он ещё покрыт шерстью (рисунок В.И. Федощенко)

 

Первые теплокровные мелкие примитивные млекопитающие появились уже в триасе (248 – 213 млн. лет). Млекопитающие триаса были яйцекладущими, как ехидна и утконос. Считают, что в течение третичного периода (палеогенового), который начался 66 млн. лет назад и закончился 25 млн. лет назад, обособился отряд приматов. В первой половине третичного периода были широко распространены леса тропического и субтропического типа и успели возникнуть все современные отряды млекопитающих.

 

Рис.32 Данный вид гоминид теряет шерстяной покров, у него формируется ступня, освобождаются руки, деформируется черепная коробка, увеличивается вес мозга (рисунок В.И. Федощенко)

 

Предположительно в начале кайнозоя в палеоцене (55 млн. лет) после космической катастрофы часть антропогенных (человекообразных) обезьян спустились в море, которое было теплым и насыщено разнообразными животными, которых можно было употреблять в пищу. Киты (млекопитающие) с суши тоже ушли в море и стали морскими животными. Предок человека, уйдя в водные бассейны, уменьшил вес тела, сбросил шерсть, выпрямился, видоизменил позвоночник (на S – образный), приобрел стопу, увеличил размер мозга, освободил руки для добывания пищи.

 

Рис. 33 Человек разумный сформировался в водной среде и стал интенсивнее осваивать сушу (рисунок В.И. Федощенко)

 

В воде уменьшился период беременности с 11 до 9 месяцев, что привело к рождению детей с кожей непокрытой волосами. Это произошло на больших пространствах побережий Африки, Средиземноморья, Индийского, Тихого океанов. Климат в палеогене на планете был мягче современного. Так в раннем и среднем эоцене среднегодовая температура составляла + 27оС, но к концу эоцена (38 млн. лет) она понизилась со +(7-10оС) как в настоящее время. Человеку, сформированному в воде, приходилось все чаще выходить из водных бассейнов и добывать пищу на суше. На суше в этой время в результате сокращения лесных площадей одни из форм человекообразных обезьян отступили вглубь лесов, другие спустились с деревьев на землю и стали осваивать открытые пространства параллельно с Homo sapiens.

Список литературы

  1. Островский Д.Н. Мембраны в эволюции живого//Природа,1984.-№8.–С.14-21.

  2. Рувинский А.О. Эволюция пола и происхождение многоклеточности// Природа, 1990. - № 7. – С. 64-70.

  3. Владимиров Ю.А. Биологические мембраны и патология клетки// Природа, 1987. – 1987. - № 3. – С. 36-48.

  4. Савельев С.В. Энергетический подход к эволюции мозга// Наука и жизнь, 2006.-№11.-С.65-68.

  5. Фентон К.Л., Фентон М.А. Каменная книга. М.: Наука, 1997. – 622 С.

  6. Парфенова М.Д. Историческая геология с основами палеонтологии. Томск: ЗАО Изд-во научн.-техн. лит., 1999. – 524 С.

  7. Подобина В.М., Родыгин С.А. Историческая геология: Учебное пособие. Томск: ТГУ, 2002. – 196 С.

  8. Соколов В.Е., Воробьев Э.И. У истоков эволюционной морфологии// Природа, 1984. - № 12. – С. 61-68.

  9. Кизильштейн Л.Я., Шпицглуз А.Л. Под микроскопом – клеточные структуры палеозойских растений// Природа, 1984. - № 6. – С. 77-84.

  10. Гумерова Н.В., Удодов В.П. Экологические кризисы и катастрофы в геологическом прошлом Земли:Учебное пособие.Томск:ИПФ ТПУ,2000.– 23 С.

  11. Левитас Я.М. Общая геология с основами исторической геологии и геологии СССР. М.: Недра, 1986. – 336 С.

  12. Якушова А.Ф.,Хаин В.Е.,Славин В.И. Общая геология. М.:Изд.МГУ, 1988.– 444 С.

  13. Заварзин Г.А. Протобактерии: экологический принцип в систематике прокариот// Природа, 1990. - № 5. – С. 8-18.

  14. Пухляков Л.А. Обзор геотектонических гипотез. Томск: ТГУ, 1970. – 265 С.

  15. Воробьев А.А. Динозавры и электричество// Вокруг света, 1977. - № 9. – С. 53.

  16. Владимировская Е.В., Кагарманов А.Х., Спасский Н.Я. и др. Историческая геология с основами палеонтологии. Л.: Недра, 1985. – 423 С.

  17. Доломатов М.Ю. Фрагменты теории реального мира. М.:Химия,-2005.-208С.

  18. Лем С. Принцип разрушения как творческий принцип// Природа, 1987. - № 9. – С. 68-77.

  19. Марочник Л.С., Мухин Л.М. Галактический «пояс жизни»// Природа, 1983. - № 11. – С. 52-57.

  20. Херберт Ф. Муравейник Хелстрома. Москва, 1993. – 432 С.

  21. Бакшт Ф.Б. Куча чудес: Муравейник глазами геолога. Томск: Печатная мануфактура, 2005. – 144 С.

  22. Малиновский А.А. Системная логика дарвинизма// Природа, 1983. - № 10. – С. 46-55.

  23. Фролов Е.П. Кожа как орган чувств/ Сб.: Кожа (строение, функция, общая патология и терапия). Москва, 1982. – С. 168-191.

  24. Величко А.А. Природа у колыбели человечества//Природа,1985.-№ 3.–С.35-45.

  25. Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства. М.: Изд-во полит. лит., 1982. - 240 С.

  26. Урысон М.И. Неужели человеку 3 миллиона лет?// Природа, 1974. - № 6. – С.11-14.

  27. Харрисон Дж. И др. Биология человека. Москва, 1979. – 330 С.

  28. Davis K.// Sci. American, 1974. – V. 231. - № 3. – P. 93-105.

  29. Ибрагимов А.И., Курманова Г.У. Происхождение современного человека с точки зрения цитогенетика// Природа, 1993. - № 4. – С. 80-84.

  30. Маленков А.Г., Ковалев И.Е. Кожа и происхождение человека//Природа,1986. - № 6. – С. 76-83.

  31. Бердышев Г.Д., Загария А.М. Дерматолифика и долголетие// Природа, 1990. - № 12. – С. 66-73.

  32. Вили К. Биология. М.: Мир, 1968. – 808 С.

  33. Лима-де-Фария А. Эволюция без отбора. М.: Мир, 1991. –

  34. Боковиков А.А. Открытие кремниевой формы жизни на Земле// Минералогия и жизнь: Минеральные гомологии. Сыктывкар: Ин-т геол. Коми НЦ УРО РАН, 2000. С. 134-136.

  35. Сальников В.Н. Биоэнергетическое воздействие низкотемпературной электромагнитной эмиссии минералов/ Минералогия и жизнь: биоминеральные взаимодействия. Сыктывкар, 1996. – С. 119-121.

  36. Поспелов Г.Л. Парадоксы, геолого-физическая сущность и механизмы метасоматоза. Новосибирск: Наука, 1973. – 355 С.

  37. Ведерникова А.С. Мембранная форма метасоматоза в кремниевых минералах – первичный источник жизни на Земле// Проблемы геологии и освоения недр. Томск: ТПУ, 2004. – С. 751-754.

  38. Сальников В.Н., Ведерникова А.С. Электрические и электромагнитные явления в метасоматических процессах косной и живой материи/ Материалы III-го Межд. симпоз.: Эволюция жизни на Земле. Томск: ТГУ, 2005. – С. 68-70.

  39. Полиенко А.К., Шубин Г.В., Ермолаев В.А. Онтогения уролитов. Томск: Изд-во РИО «Пресс-Интеграл» ЦПК ГИК, 1997. – 128 С.

  40. Сальников В.Н., Потылицына Е.С. Геология и самоорганизация жизни на Земле. Томск: SТТ, 2008. - 480 С.

  41. Волков В.Т., Волкова Н.Н., Смирнов Г.В. и др. Биоминерализация в организме человека и животных. Томск: Тандем-Арт, 2004. – 495 С.

  42. Свищева Т.Я. Таинственный убийца. М.: Радио и связь, 1997. – 399 С.

  43. Шафроновский И.И. Симметрия в природе. Л: Наука, 1968. – 184 С.

  44. Точилина С.В. Проблема систематики Nassellaria. Биохимические особенности. Эволюция. Владивосток, 1997. – 60 С.

  45. Сальников В.Н. Радиационное стимулирование генетической «памяти» в кварце и электрофизические методы её регистрации/ Матер. к Межд. минерал. Семинару: Структура и эволюция минерального мира. Сыктывкар, 1997. – С. 132-134.

  46. Гуляев В.И. Майя: закат великой цивилизации//Природа,1987.- № 6. – С.54-64.

  47. Гумилев Л.Н. Этнос и биосфера Земли// Природа и человек, 1989. - № 4. – С. 54-59.

  48. Майр Э. Человек как биологический вид// Природа, 1974. - № 2. – С. 36-43.

  49. Кочемасов Г.Г. Две земные дихотомии: Литосферная и антропосферная/ Сборник:Минералогия и жизнь: биоминеральные гомологии. Сыктывкар, 2000. – С. 176-177.

  50. Малолетко А.М. Монголоидность как антропологический феномен самоорганизации/ Матер. сем.: Проблемы самоорганизации в природе и обществе. Томск: ТГУ, 1998. – С. 61-76.

  51. Новгородов Н.С. Сибирская прародина. Томск: ООО «Аграф-Пресс», 2004. – 402 С.

  52. Лобанов Ю.А. Волновая природа Космоса от солнечной системы до метагалактики. Томск: Star, 2005. – 236 С.

  53. Лобанов Ю.А. Место жизни и разума во Вселенной. Томск: Star, 2006. – 262 С.

  54. Зубов А.А. Дискуссионные вопросы антропогенеза // Человек. – 1997. - № 1. – С.5-18.

  55. Кэррол Л.Ф., Милдред А.Ф. Каменная книга. Летопись доисторической жизни. М.: Наука, 1997. - 624С.

  56. Фролов И.Т. На пути к единой науке о человеке//Природа,1985.- № 8. С. 65-75.

Просмотров работы: 5504