РОЛЬ СКАНДАЛА В КУЛЬТУРЕ - Студенческий научный форум

V Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум - 2013

РОЛЬ СКАНДАЛА В КУЛЬТУРЕ

 Комментарии
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF
До последнего времени скандал как социокультурный феномен рассматривался или с точки зрения различных отраслей психологии, или просто какбытовое явление, не нуждающееся в систематическом осмыслении. Сегодня скандал de-facto* занимает такое важное место в коммуникации, особенно всфере культуры, что пройти мимо него, оставить без попытки анализа невозможно. Собрав определения «скандала» разных авторов, у меня получилось следующее: «Скандал-это противоречащий норме поступок, непристойное действие, намеренносовершаемое кем-либо на публике и нарушающее привычный порядок вещей; случай, ссора, часто сопровождаемая столкновением, позорящая его участников и поройполучающая широкую огласку» [2:720; 1:186]. Хотя можно встретить и такие определения: «Скандал представляет собой коллективный концентрированный творческий взлет интеллектуальных, эмоциональных и физических способностей человека» [5].

Обратимся к источникам, которые помогут нам классифицировать наиболее распространенные реакции на скандальное происшествие.

По телевидению транслируют программу, где несколько участников эмоционально, даже агрессивно, порочат, оскорбляют друг друга, то есть скандалят. Зрители смотрят происходящее. Как они воспримут это? В результате изученной литературы было выделено несколько типов реакций.

Тип № 1 – «комментатор» - сядет возле экрана и начнет громко возмущаться. «Да как не стыдно! Да кто ж это сделал! Да как же этого человека воспитали! Да кто ж его воспитал! Да я б его воспитал!» и так далее.

Тип № 2 – «имитатор» – увидев шоу, задумается. «Если им можно орать в камеру на всю страну, почему мне нельзя?» Сделает своё «шоу», например, в семье или на работе.

Тип № 3 – «эксперт» – увидев шоу, не поверит глазам своим. Произнесет пламенную речь, в которой откроет глаза массам и докажет всем окружающим, что то, что они видят, действительно скандал.

Тип № 4 – «сноб» – сделает вид, что он никогда в жизни не общался с людьми, которым интересны такие низменные вещи. При этом будет стоять в трех шагах от телевизора и с наслаждением слушать перебранку комментаторов, имитаторов и экспертов. Будет знать о скандале и хронике конфликта все. Будет делать вид, что таким не интересуется и до конца дней своих презирать всех тех, за чьими репликами с таким интересом следит.

Тип № 5 – «информатор» – увидев шоу, поставит себе цель известить об этом всех.

Тип № 6 – «оправдатель» – он, вообще-то, теоретически против того, чтобы кто-то скандалил в средствах массовой информации. Но постарается найти оправдание этому человеку. Обычно из сочувствия: «Надо дать второй шанс… а может быть, у человека депрессия… это же еще не повод…»

Тип № 7 – «инквизитор» – однажды ознакомившись с материалом шоу, поставит себе целью искоренение подобных передач на всём телевидении. Будет смотреть весь телеэфир и находить скандалы даже там, где их нет. По сути, помесь "эксперта" и "информатора", способная увидеть скандал во всем.

Тип № 8 – «модератор» – должен принадлежать к коллегии «цензуры» и подчищать реплики за господами, скандалящими (не обязательно официально и на телевидении, получая зарплату, чаще на кухне или в местах общественного скопления, получая удовольствие от своей роли). Существование «модератора» зависит от добропорядочности режиссёров шоу. От количества и качества модераторов напрямую зависит объем скандалов, ежедневно вываливаемых на каналы телевидения.

Тип № 9 – «колеблющийся» – ничего не поймет в конфликте. Часто «колеблющийся» – новичок среди зрителей. Обычно быстро эволюционирует в другой тип. Иногда остается навсегда колеблющимся. Пытается строить из себя беспристрастного судью. Любит многоточия.

Тип № 10 – «советчик» - будет давать советы всем вышеперечисленным типам. Потому что он-то точно знает, как именно надо жить; как именно воспитывать детей так, чтобы они не скандалили с учителями и между собой; как именно проводить анализ ситуации; как именно бороться против загрязнения телеэфира и т.д. Сами скандалы его не интересуют. Просто он получает наслаждение от процесса советования.

Тип № 11 – «вымирающий» - просто пройдет мимо... [7]

Итак, выделив наиболее типовые реакции на скандал, попытаемся выявить сущность, механизм, семантику скандала.

Какую ситуацию можно назвать конфликтной? На этот вопрос отвечает теорема Томаса: «Если человек определяет ситуацию как реальную, то станет реальной по своим последствиям». Например, если вкладчики боятся, что их банк прогорит и поэтому забирают свои деньги, то банк действительно прогорит [6:30-40].То есть конфликт становится реальностью тогда, когда он переживается как конфликт хотя бы одной из сторон.

Скандал как социокультурный феномен многолик(политический, бытовой, литературный и т.д. скандалы), но за этой многоликостью скрываются единые типологические черты, объединяющие разные формы этого феномена. Выявить общие для всех типов скандала характеристики – значит научиться выявлять скандальность в самых разных, подчас и неожиданных, сферах. Определение механизмов скандала позволит увидеть скандальность там, где на первый взгляд он неочевиден, но где тем мощнее он проявляется [1: 186].

Антитеза – это стена без двери. Антитеза внутреннего и внешнего, тепла и холода, жизни и смерти, старости и молодости разделены прочнейшим из барьеров– барьером смысла. Поэтому все, что способно сблизить эти противоположные стороны, носит откровенно скандальный характер [3: 79-80]. С точки зрения Ролана Барта (фр. Roland Barthes), скандал есть преодоление некой антитезы, границы по определению непреодолимые (антитетические). Преодолеть их значит– спровоцировать взрыв фундаментальных установок и уничтожить смысл–сущее основание культуры[4: 7]. При этом, Барт в основание скандала полагает непросто форсированное совмещение полюсов одной парадигмы, но совмещение полюсов разных парадигм. Противопоставление в рамках единой парадигмы не производит скандала. Так, прилагательные белый и черный, будучи полюсами парадигмы цветообозначение, оба несут в себе один класс объектов, а потому их совмещение не производит «парадигмального взрыва» (черно-белое кино – вполне не скандальное словосочетание, в отличие, допустим, от гипотетического черно-горького кино, где в конфликт вступают не совмещаемые в обыденном сознании классы цветообозначения и вкуса). Не антитетичные по отношению друг к другу смысловые поля, не могут породить скандала, даже в том случае, если сближению подвергаются полярные точки сталкиваемых парадигм.

Таким образом, скандал есть переход границы взаимоисключающих семантических полей. Это событие без событийности, семантика без смысло-образования. При этом интенсивность скандала прямо пропорциональна тем позициям, которые занимают предметы скандала на ценностной шкале взаимодействующих смысловых полей: чем дальше разнесены они друг от друга, тем интенсивнее скандал; чем ближе они на ценностной шкале– тем более скрытые формы скандал приобретает. Однако, скандал – феномен контекстуальный, отдельный инцидент не во всех контекстах звучал бы как провокация скандала. Аксиологические полюса, которые стягиваются в процессе разрушения Антитезы? Приведу следующие: лорд и пират, сенатор и взяточник… Список не закрыт и может быть продолжен.

Рассмотрим феномен скандала с позиции психологии. Любой скандал, по сути, является конфликтом (хотя и отличается по размаху и эмоциональности от такой разновидности конфликта, как, например, ссора) поэтому считаю оправданным говорить о некоторых (не всех) аспектах, описанных в литературе о конфликтах в адрес скандалов.

Большинство людей рассматривают скандал преимущественно как отрицательное явление, чаще всего он ассоциируется с агрессией, спорами, угрозами, враждебностью. Это представление имеет две причины: во-первых, скандал — это фиксация чего-то неправильного, плохого, ненормального; во-вторых, скандал создает большие деструктивные последствия. Однако ряд социологов и конфликтологов находят позитивные стороны конфликта.

В теории социального конфликта Л. Козера конфликт - это борьба по поводу ценностей и притязаний из-за дефицита статуса, власти и средств. Автор делает упор на позитивной функции конфликта -поддержание динамического равновесия социальной системы. Если конфликт, по мнению Козера, связан с целями, ценностями или интересами, не затрагивающими основ существования групп, то он является позитивным. Если же конфликт связан с важнейшими ценностями группы, то он нежелателен, так как подрывает основы группы и несет в себе тенденцию к ее разрушению[9: 157].

«Это ни в коем случае не признак настоящих и глубоких отношений – никогда не подавать повода для конфликта... Напротив, такое поведение часто характеризует отношения, в которых отсутствует подлинная и безусловная привязанность... Ощущение непрочности отношений часто заставляет нас в стремлении сохранить их любой ценой, действовать с преувеличенной самоотверженностью, почти механически сохраняя отношения путем принципиального избегания любого возможного конфликта. Если же, напротив, мы уверены в искренности и неизменности наших чувств, подобный мир любой ценой не нужен. Мы знаем, что никакой кризис не затронет основ этих отношений» [8: 15].

Приведу некоторые положительные воздействия конфликта, выявленные основоположником самостоятельного направления в изучении конфликтов в американской социологии и социальной психологии – конфликтологии У. Ф. Линкольном:

- конфликт ускоряет процесс самосознания;

- под его влиянием утверждается и подтверждается определенный набор ценностей;

- конфликт способствует осознанию общности, так как может оказаться, что у других сходные интересы и что они стремятся к тем же целям и результатам и поддерживают применение тех же средств – до такой степени, что возникают официальные и неофициальные союзы;

- конфликт способствует расстановке приоритетов;

- он играет роль предохранительного клапана для безопасного и даже конструктивного выхода эмоций;

- благодаря ему обращается внимание на недовольство или предложения, нуждающиеся в обсуждении, понимании, признании, поддержке и разрешении;

- благодаря ему стимулируется разработка систем справедливого предотвращения, разрешения конфликтов и управления ими.

Не только исследователи, но современные психологи устами местных газет говорят о скандале как о положительном разнообразии эмоциональной атмосферы: «Скандал для отношений необходим, как приправа. Совсем не обязательно устраивать итальянские страсти каждый вечер, но иногда от скуки можно. Для полноты образа нужно надеть красное платье, приготовить мясо с перцем и купить бутылку вина - для не менее страстного примирения. Спокойная, мягкая, теплая женщина рядом, что может быть лучше? Только сушеная вобла! Повопить и побегать по потолку, закатить истерику, разбить пару тарелок и вновь стать покоренной, милой, влюбленной. От бросания то в жар, то в холод треснет любое сердце. Главное не перестарайтесь - инфаркт миокарда не ваша цель» [10].

В этой «игре» участники сами быстро выбирают себе роли. Их можно узнать в исследованиях романов Достоевского, которого называют «скандальным талантом». В романах Достоевского, действительно, очень много скандальных сцен, и каждая из них является ключевой. В.В. Дудкин даже определяет скандал как особое «квазижанровое образование» и, в частности, называет «Бесы» романом-скандалом [11: 57]. В каждой скандальной ситуации, для серьезно воспринимающего и переживающегособытие участника, есть такой пиковый момент, после которого происходящее становится уже необратимым, а всеобщее раздражение и напряжение не могут сдерживаться и переходят все пределы. «Серьезность» в данном случае – симптом тотальной вовлеченности человека в событие и всецелого переживания возникшей проблемы, которое делает любое возможное разрешение ситуации сравнимым с катастрофой.

Иначе обстоит дело с «несерьезностью» в скандале. В первую очередь следует сказать о тех, кто надевает маски шутов. Шутовство – это «разрешенное» непотребство, «утвержденное» с согласия его участников и наблюдателей. Развивая тему «скандальных» масок, нельзя не упомянуть тех, чье поведение подчинено желанию управлять другими и сталкивать их между собой. Это роли-провокаторы, использующие скандалы как средство достижения своих целей. Их манера поведения сочетает шутовские выверты и рассудочную расчетливость.

Скандалящий человек на глазах у других и против их воли совершает свое собственное, индивидуальное карнавальное действо, непредсказуемое и не подчиняемое никаким правилам. В отличие от карнавала, скандал имеет дело с истинной не-нормой. Если это и карнавал, то повторно перевернутый с ног на голову, сошедший с ума, удививший всех, даже его зачинщиков и провокаторов.

Но кто же он – герой скандала, скандалист как социокультурный «персонаж»?

«Скандал» - это и есть название для ситуации, когда кто-то попал в неловкое положение, сел в лужу, когда кто-то особенно «великий» вдруг внезапно стал ниже. Оттого-то люди и любят скандалы. «Всякая популярность начинается со скандала», «Публика любит того, кто вначале скандализировал ее» – говорят специалисты по «раскрутке». К отличительной особенности скандала относится его неожиданность, спонтанность. Скандал всегда нарушает чьи-то планы, переламывает наметившиеся тенденции. Это входит в само понятие скандала. Именно этим он и удобен тем, кто его режиссирует или заказывает. Не надо согласовывать скандал с предшествующей ситуацией, не надо выводить его из нее. Можно работать с чистого листа, с ровного места. Это очень важно, так как, во-первых, позволяет прервать последовательность событий, привести все к общему знаменателю и начать писать с чистого листа. Во-вторых, поскольку другие не готовились к скандалу, позволяет выявить то, что обычно бывает скрыто. Когда человека застаешь врасплох - узнаешь о нем много нового. Кризис - это момент истины, в нем проявляется то, что никогда не проявилось бы в нормальной ситуации. Существует такая специальность как «кризис-менеджмент». Это словосочетание в России совершенно неправильно переводят как антикризисное управление. Такой перевод предполагает, что кризис случается сам по себе, подобно пожару, а антикризисный управляющий приходит, подобно пожарнику, и оказывает помощь. На самом деле кризис-менеджер занимается прямо противоположным делом - он устраивает кризисы, разжигает пожары, но делает это так, чтобы кризис способствовал улучшению работы предприятия и выходу его на новый уровень. Кризис-менеджер может провоцировать внутрикорпоративные конфликты, в результате которых между сотрудниками возникает или обостряется конкуренция, перемещения руководителей и работников среднего звена, отсеивается балласт. Кризис-менеджер может провоцировать кризисы и во внешней среде, в результате чего фирма сплачивается, мобилизуется, открывает свой творческий потенциал и совершает рывок (как отмечалось выше в положительных аспектах конфликтов). Так, например, популярность The Beatles в США во многом была вызвана беспрецедентной критикой церкви в их адрес, которая была умело спровоцирована менеджером группы Б. Эпштейном.

Продуманный, умышленный скандал в шоу- бизнесе называют эпатажем. Эпатаж – выходка или вызывающее, шокирующее поведение , противоречащие принятым в обществе правовым , нравственным , социальным и другим нормам , производимые с целью привлечения к себе внимания. Относится «к внеэстетическим и тем более к внехудожественным реакциям» [12: 309]. «Скандал, как частое следствие новаторских устремлений, трансформируется в эпатаж – самопровозглашённую причину художественных поисков. Если поиск нового нередко влечёт за собой скандал, то поиск самого скандала, соответственно, ведёт к новым открытиям» [13].

Некоторые авторы утверждают, что эпатаж стал составной частью современного искусства. Так эпатаж ярче всего проявился в эпоху модернизма , который ставил своей целью радикальное отрицание прежних традиций и канонов. В частности, «Первый Манифест футуризма» (1909) гласил: «Пора избавить Италию от всей этой заразы – историков, археологов, антикваров. Слишком долго Италия была свалкой всякого старья. Надо расчистить ее от бесчисленного музейного хлама – он превращает страну в одно огромное кладбище… Для хилых, калек – это еще куда ни шло, будущее-то все равно заказано? А нам все это ни к чему! Мы молоды, сильны, живем в полную силу, мы футуристы!».

Эпатирующим поведением и высказываниями отличался художник-сюрреалист Сальвадор Дали. В частности, он сам публично рассуждал о своей гениальности, а также заявлял, что «сюрреализм – это Сальвадор Дали». Его «Дневник одного гения» с шокирующей откровенностью повествовал об особенностях жизнедеятельности его собственного организма. В этой же книге автор представил изобретенную им классификацию «разновидностей пуков».

Многие молодёжные субкультуры в своей основе содержат вызов, протест против социальных или нравственных норм. Например, субкультура панков уделяет внимание внешнему виду, радикально нарушающему общепринятые нормы и традиции в прическах и одежде. Субкультура хиппи, также провозглашала протест против общепринятой морали, пропагандируя свободную любовь и пацифизм, открыто употребляли наркотики.

Рассмотрим скандал и его героев во времени- от античности до наших дней.

Одним из первых, получивший славу именно благодаря скандалу- житель города Эфес Герострат. Слава его берёт отсчёт с летней ночи 356 г. до н.э. Это человек, решивший увековечить своё имя, совершив преступление, равное которому ни прежде, ни после него (хотя сегодня истории, к сожалению известно огромной количество арт-преступлений) не совершал никто. Как известно, он поджёг чудесный (не просто чудесный, а чудо света!) храм Артемиды, причём сделал это как раз в день рождения Александра Македонского. Прекрасные картины, статуи, манускрипты, одежда, огромные запасы зерна и продуктов, слитки серебра и золота- всё это жертвы жажды славы, бессмертия имени Герострат. Но горожане, поняв замысел безумца, решили придумать самое ужасное для него наказание- вопреки его замыслу предать имя его забвению- выбросить его из истории, не упоминать ни в каких летописях. Но, увы, в IVв. до н. э. о нём упомянул древнегреческий историк Феолен, и вошёл Герострат в историю как символ вандализма, глупости и тщеславного невежества [14: 43-44].

Преступления, в которых фигурируют всемирно известные произведения искусства, сразу же становятся сенсациями. Но личности злоумышленников интересуют любопытствующую публику не меньше похищенных шедевров. Каких только романтических мотивов не приписывают музейным ворам. И действительно, помимо холодного расчёта на вознаграждение за раритеты, есть и такие нелепые и трагикомические истории, как дело официанта Стефана Брейтвайзера, который, по мнению газетчиков, «из бескорыстной любви к искусству» умудрился украсть почти 300 картин и скульптур из частных галерей и небольших музеев Европы. Когда же вора поймали, его престарелая матушка поспешила ликвидировать домашнюю коллекцию «трофеев». Как выяснилось, мотивом ограблений стала семейная драма. Отец Стефана, коллекционер картин, бросил семью, забрав с собой все ценные вещи, когда мальчику было всего семь лет. Надеясь в последствии поразить воображение отца, Стефан начал собирать единственным удобным ему способом собственную коллекцию [15: 5-6].

Бердслей и Мане – вот еще два имени и два самых крупных скандала в искусстве XIXв. «Олимпия», вызывающая в публике тошнотворный ужас, олицетворение срамоты и отвратных секретов общества, и большая часть бердслеевых листов, в которых приоткрылось мрачное и сырое ущелье владений Вельзевула и либидо, изнанка человеческой души, пропасть, где глубоко внизу мерещилось как бы абсолютное дно: это было действо воспевающее, по мнению одного из рецензентов, «нечто среднее между публичным и сумасшедшим домом», умопомрачение, чистой совершенной линией очерчивающее нечистое. Мане сегодня оправдан и переживает абсолютный триумф, Бердслей до сих пор почти под запретом [16: 7].

Итак, мы попытались выявить те черты скандала, которые позволяют говорить о том, что это не просто явление бытового характера, а социокультурный феномен. Следует подчеркнуть, что в пространстве современной культуры, как это ни парадоксально, роль скандала резко возрастает. Особенно это проявляется в сферах творческой деятельности человека, например, в шоу-бизнесе, но также и в политике. Представляется, что коммуникативная сущность скандала до сих пор не исследована и разнообразные культурные смыслы скандала еще предстоит исследовать.

Список литературы

  1. Миловидов В. А., Соловьева А. С. Семиотика скандала. Тверь, 2006

  2. Ожегов. С. И. Толковый словарь русского языка. М., 2003

  3. Барт Р. S/Z. М., 1994.

  4. Голенков С. И. Сознание как феномен культуры. Автореф. дисс. … доктора философ. наук. Самара, 1996.

  5. Бородин А. Трактат [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.lebed.com/2004/art3745.htm

  6. Бовина И. Б. Представления об элементах процесса группового решения и выбор стратегии. Мир психологии. Научно - методический журнал. 1999, N 3

  7. К психологии скандала [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://archive.diary.ru/~zyma/p7914376.htm

  8. Козер, Льюис. Функции социального конфликта. Перевод О. А. Назарова., Л. Г Ионин. - М., 2000.

  9. Почебут Л. Г., Чикер В. А. Организационная социальная психология. Речь. СПб., 2002

  10. Ортега Т. Газета «Регион 46» № 34 (487) от 23.08.2011 . Еженедельное информационно-аналитическое издание Курской области.

  11. Дудкин В.В. Нечто о скандале у Достоевского (Роман «Бесы»). Достоевский и современность. Великий Новгород, 2003.

  12. Власов В. Г. Авангардизм. Модернизм. Пост-модернизм: Терминологический словарь. СПб., 2005

  13. Вовчаренко И.К. Эпатаж как эстетическая характеристика авангарда. Вестник ВГУ. Серия: Филология. Журналистика. 2010, № 2.

  14. Трибис Е.Е. Расскажи мне… о чудесах света. М., 2002

  15. Стратегов А. Преступления в искусстве М., 2008

  16. Басманов А., Бердслей О. Рисунки. Проза. Стихи. Афоризмы. Письма. Воспоминания и статьи о Бердслее. М., 1992

Сомов Олег Анатольевич

Ростовская государственная консерватория (академия) им. С. В. Рахманинова

Факультет менеджмент

344002, г. Ростов-на-Дону, пр. Буденновский, 23

E-mail: [email protected]

Роль скандала в культуре

Культурология

200 руб., 2464558229, 11.02.2013

10

Просмотров работы: 3197